СОЦИАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

СОЦИАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ И ЕГО НАУЧНЫЕ ПРИЗНАКИ

Социальное исследование — это особый вид познавательной деятельности, результатом которой является принципиально новое знание, полученное при соблюдении принципов научности, легитимных для определенного академического сообщества. Социальное исследование как особый вид познавательной деятельности представляет собой когнитивное моделирование социальной реальности. В этом плане целью исследования является производство научных знаний в виде различные ее моделей, выраженных в символической форме с помощью языка науки. Эти модели как формализованные и структурированные представления содержат определенные ошибки в отношении воспроизводимой ими социальной реальности. Это связано с тем, что никакая модель не может воспроизвести эту реальность в исчерпывающем виде, и поэтому та или иная модель как формальная система всегда что-то выпускает из рассмотрения, за счет чего какие-то стороны моделируемой социальной реальности описываются и объясняются неправильно.

Поскольку любая формальная система либо неполна, либо противоречива, то научное знание как модель социальной реальности всегда содержит ошибку, связанную или с ее неполным (простая модель), или с противоречивым (сложная модель) описанием. Заключенная в модели ошибка обнаруживаются по мере того, как она начинает мешать решению других задач, связанных с моделируемым объектом. Возникающие научные проблемы из-за таких модельных ошибок побуждают ученых к построению новых, более совершенных моделей. Однако новые модели снова содержат в себе ошибки, но уже относительно других сторон изучаемой социальной действительности. Научные знания в виде различных теоретических конструктов и аксиологических концептов как неполные или противоречивые модели социальной действительности в процессе коммуникации отчуждаются от их производителей и усваиваются индивидуальным сознанием потребителей этих знаний, что является в определенной мере основой виртуализации социальной реальности.

В связи с распространением в научном познании конструктивистских представлений о том, что социальный мир становится социальной реальностью в соответствии с познавательным контекстом, особую актуальность приобрел вопрос о критериях научности социальных исследований. В теории социального познания в настоящее время можно выделить два основных подхода к рассмотрению этого вопроса: эпистемологический редукционизм, реализуемый в классическом идеале научности, и эпистемологический плюрализм, являющийся основой альтернативного идеала научности1.

Представители классического идеала считают, что на базе наиболее развитой области научного познания можно создать универсальный эталон научности, который должен служить ориентиром для других научно-исследовательских практик (эпистемологический редукционизм). В рамках классического идеала научность рассматривается как совокупность эпистемологических принципов, обеспечивающих движение научного познания к содержательно-истинным результатам. В связи с этим основными критериями научности в исследовании выступают такие универсальные принципы, как интер-нализм, объективизм и фундаментализм. Интернализм означает, что исследование и его методологические стандарты должны быть независимыми от социокультурных условий познавательной деятельности и соответствовать универсальному эталону научности. Объективизм исходит из необходимости реконструкции социальной реальности такой, какой она есть на самом деле, независимо от культуры исследователя и его методологического сознания. С позиций объективизма научное знание, являясь результатом взаимодействия субъекта и объекта в познании, способно адекватно отражать социальную реальность саму по себе, т.е. быть истинным, и поэтому в научном знании не должно быть ничего того, что не относится к предмету познавательной деятельности. Фундаментализм предполагает, что научное знание должно быть достоверным и надежным, т.е. обосновано фундаментальным образом.

Основу альтернативного идеала научности составляет эпистемологический плюрализм, сторонники которого считают, что в научном познании в целом не может быть универсального эталона научности и каждая научная дисциплина должна вырабатывать свои критерии научности исходя из специфики своего объекта и познавательной деятельности. Альтернативный идеал научности базируется на принципах экстернализма, плюрализма и антифундаментализма. Экстер-нализм проявляется в признании того, что социокультурный кон-

Кезин А. В. Идеалы научности и паранаука // Цифровая библиотека по философии [Электронный ресурс]. 1ЖЬ: http://filosof.historic.ru/books/item/ ЮОДОО/гОООООбб/

текст оказывает существенное влияние на особенности научного мышления, цели и результаты научного исследования. Плюрализм, обосновывая множественность и эффективность частных эталонов научности, предполагает многовариантность научного познания и возможность создания различных картин социальной реальности. При этом признается нормальным, что у отдельного академического сообщества, придерживающегося определенной познавательной парадигмы, могут существовать свои критерии научности. Антифундаментализм означает, что в условиях признания социокультурной обусловленности научного исследования большое значение имеет не фундаментальная обоснованность социального знания, а эффективность в решении познавательных проблем.

Рассматривая проблему научности социального исследования как особого рода когнитивной деятельности, надо исходить из того, что она обладает внутренней логикой и в силу этого поддается рациональной реконструкции. Построение адекватной модели такого исследования в процессе его рациональной реконструкции позволяет выделить не критерии научности социального исследования, а атрибутивные признаки его научности. Эти признаки, придающие социальному исследованию особую методичность, обеспечивают, с одной стороны, преемственность в научно-исследовательской деятельности, а с другой — получение нового научного знания1.

Социальное исследование начинается с когнитивного интереса, который, с одной стороны, является промежуточным звеном между научно-исследовательской деятельностью и ее культурно-эпистемологическим контекстом, а с другой — выступает мотивом и интенцией этой деятельности, стремлением получить новое научное знание об определенном фрагменте социальной реальности. Причем речь идет о знании актуальном, т.е. значимом, во-первых, для понимания этой реальности, во-вторых, для развития определенной отрасли научного знания. Поэтому актуальность темы социального исследования является одним из атрибутивных его признаков.

Другим атрибутивным признаком выступает контекстуальность, которая означает, что социальное исследование обусловлено внешней средой как условием научно-исследовательской деятельности. Эта среда включают различные контексты, оказывающие существенное влияние на цели и результаты научного исследования. Наиболее значимыми из них являются социокультурный контекст,

Лубский А.В. Конструктивизм и научность социологического исследования // Методология, теория и история социологии: сборник научных статей: в 3 т. Т. 1. Ростов н/Д., 2012. С. 154—163.

определяющий социокультурную специфику социального исследования и связанные с ней типы рациональности и стили научного мышления, а также эпистемологический контекст, формирующий методологическое сознание субъекта научно-исследовательской деятельности. Контекстуальность научного исследования означает также, что всякое явление необходимо изучать в рамках той социокультурной реальности, которая породила это явление. Поэтому прежний поиск универсальных категорий и моделей, пригодных при изучении любого объекта, независимо от его социокультурного своеобразия, сегодня признается методологически неадекватным.

Для того чтобы быть научным, социальное исследование должно быть рациональным. В настоящее время существуют разные подходы к пониманию рациональности в научном познании. В рамках одного из них рациональность — это разумность, в рамках другого — целесообразность. Рациональность как разумность представляет собой конструкт, выполняющий роль эпистемологического обоснования научности познания, но не имеющий универсального объективного референта. Поэтому в теории познания выделяют классический, неклассический и неоклассический типы рациональности, на которых базируются соответственно классическая, неклассическая и неоклассическая модели научного исследования. Рациональность как целесообразность также представляет собой конструкт, выполняющий роль обоснования научности социального знания, объективным референтом которого выступает научное знание инновационного характера. Поэтому инновационность знания, полученного с помощью научных методов исследования, является одним из основных атрибутивных признаков научности социального исследования.

Результатом научно-исследовательской деятельности является принципиально новое знание. Однако является ли оно научным — это предмет не только внутренней рефлексии исследователя, но и профессиональной экспертизы со стороны научного сообщества. Хотя при этом следует подчеркнуть, что вердикт экспертов всегда будет относительным, поскольку любая внешняя интерпретация познавательной деятельности субъекта научного исследования носит гипотетический характер. Тем более, когда речь идет о таком субъекте, который осуществляет научно-исследовательскую деятельность в ином культурно-эпистемологическом контексте и придерживается других методологических ориентиров. Его методологическое сознание и индивидуальные смысловые контексты будут не совпадать с методологическим сознанием внешних экспертов-интер-претаторов. Научные значения и смыслы, приписываемые субъектом социального исследования своим когнитивным действиям, могут существенно отличаться от того, что приписали бы этим действиям внешние интерпретаторы. Может случиться так, что эксперты вообще не увидят в деятельности субъекта социального исследования какого бы то ни было научного смысла.

Некоторые эпистемологи, рассматривая рациональность как целесообразность, считают, что рациональной является та научно-исследовательская деятельность, которая связана не только с получением нового знания, но и со стремлением исследователя к научной истине. Поэтому стремление к истине оценивается ими в качестве одного из атрибутивных признаков научности социального исследования. Однако при этом надо отметить, что сама истинность знания не может рассматриваться в качестве критерия научности социального исследования: истинность — это тот предел научной познавательной деятельности, который позволяет преодолевать на пути к нему когнитивные заблуждения и ошибки. При этом, естественно, надо учитывать и те дискуссии, которые развернулись в настоящее время между сторонниками различных теорий научной истины по поводу того, что такое истина вообще. В частности, с позиций корреспондентской теории истины таким пределом выступает тождество научного знания и социальной действительности; с позиций когерентной теории истины — соответствие научного знания эталону научности, принятому в академическом сообществе; с позиций конвенциональной теории истины — соглашение между субъектами научного дискурса.

Научное исследование — это когнитивная деятельность с рефлексией. В социальном исследовании рефлексия связана с определением его субъектом когнитивной стратегии, нормативных регуляторов научной деятельности, а также с постоянным осмыслением научно-исследовательских действий. Таким образом, рефлексия в научном исследовании выполняет проектную, нормативную и контрольную функции, а рефлексивность является одним из атрибутивных признаков его научности.

Социальное исследование должно носить проблемный характер, придающий ему определенную целесообразность. Научная проблема — это вопрос, возникающий в методологическом сознании субъекта научно-исследовательской деятельности, отвечая на который он собирается получить новое научное знание. Научная проблема возникает в результате критического анализа существующей системы научного знания по теме научного исследования, сопровождаемого внешней рефлексией по поводу аутентичности этой системы знаний, т.е. полноты и достоверности презентации в ней изучаемой социальной реальности. Выявление неполноты научных знаний (когнитивных лакун), установление противоречий внутри существующей системы знания, а также противоречий между этой системой и представлениями субъекта социального исследования, появление когнитивных сомнений — все это создает ситуацию интеллектуального напряжения, порождающего проблемное поле научно-исследовательской деятельности. Поэтому критичность и проблемность также являются атрибутивными признаками научности социального исследования: если нет критики предшествующего знания, то не может быть научной проблемы; если нет научной проблемы, то не может быть и самого научного исследования. Постановка научной проблемы позволяет определить цель и задачи научного исследования, задающие содержание его предметной области. Поэтому предметность как конкретизация когнитивного интереса субъекта социального исследования также является атрибутивным признаком его научности.

Социальное исследование как научно-исследовательская деятельность, направленная на получение нового научного знания, должно опираться на определенные познавательные средства. Одним из таких средств является методология, которая дает ответ на вопрос, каким образом можно получить новое научное знание. Методология научного исследования — это способ достижения его цели и решения познавательных задач. Для каждого класса научно-исследовательских задач существует свой, наиболее эффективный способ их решения, называемый парадигмой. Методологию научного исследования как способ решения познавательных задач ученый выбирает в зависимости от специфики этих задач и собственных методологических предпочтений, поэтому методологизм является атрибутивным признаком научности социального исследования.

С методологизмом тесно связан и такой атрибутивный признак научности социального исследования, как субъектностъ, которая формируется в качестве рефлексивного ответа на вызовы иной методологической экспансии. Именно в процессе нахождения такого ответа обретается респонзивная (отвечающая) рациональность и складывается научная субъектность. В рамках такой рациональности формируется субъектная идентичность ученого, понимаемая как осознание им неповторимости и уникальности своего научно-исследовательского потенциала. Субъектность исследователя проявляется прежде всего в свободе научного творчества: ученый, преодолевая методологический прессинг стандартов научно-исследовательской деятельности, присваивает себе право самостоятельно определять методологические основания своего научного исследования. Научно-исследовательская деятельность такого ученого носит проектный и конструктивный характер, а изучаемая социальная действительность становится такой, какой ее определяет ученый. Субъектный ученый — это представитель особого креативного слоя в науке, который способен решать стандартные задачи нестандартными способами, ставить новые задачи и находить оригинальные способы их решения, который, иными словами, способен создавать не столько новые научные знания, сколько новые способы их производства.

Научное знание должно быть обосновано фундаментальным образом, т.е. социальное исследование как когнитивная деятельность, направленная на производство научного знания, должно опираться на репрезентативные источники эмпирической информации. Без аутентичной эмпирической информации не может быть социального исследования, поэтому фундаментализм является признаком его научности. Репрезентативная эмпирическая информация является основой получения эмпирически верифицируемых научных фактов и научных описаний, фиксирующих внешние проявления социальной реальности. Их понимание и объяснение возможно только на теоретическом уровне, выходящем за пределы эмпирической систематизации. Поэтому к атрибутивным признакам научности социального исследования относятся эмпиризм и теоретизм.

Социальное исследование предполагает его концептуальную завершенность, т.е. презентацию результатов научного исследования в виде его научной концепции, представляющей собой систему эмпирических и теоретических умозаключений, логически непротиворечивых и фундаментально обоснованных.

Атрибутивным признаком научности социального исследования является фальсификационизм, выполняющий функцию контроля адекватности различного рода научных теорий социальной реальности. Этот признак приобретает особое значение в условиях, когда на основе одного набора эмпирических данных разрабатывается несколько самостоятельных логически непротиворечивых научных теорий, каждая из которых обладает своим собственным понятийным аппаратом, определенным эвристическим потенциалом и претендует на охват большей предметной области. Фальсификационизм связан с производством теоретического знания, адекватного как социальной реальности, так и способам когнитивной деятельности, принятым в академическом сообществе. Поэтому следует различать эмпирический фальсификационизм и методологический фальсификационизм.

В рамках эмпирического фальсификационизма научность социального исследования состоит не в верификации существующих научных теорий эмпирическими фактами, а в критике этих теорий путем их фальсификации новыми эмпирическими данными. В соответствии с этим задача исследователя состоит не в подтверждении господствующих научных теорий новым эмпирическим материалом, а в обнаружении таких эмпирических фактов, которые не поддаются объяснению в рамках этих теорий. Такого рода эмпирические факты обнаруживают гипотетический характер существующих научных теорий и тем самым подвергают их фальсификации. В результате разрабатываются новые научные теории, которые или заменяют старые, или начинают сосуществовать наравне со старыми теориями, устанавливая, однако, пределы применимости последних.

В научных исследованиях сегодня бывает очень трудно фальсифицировать альтернативные теории эмпирическим путем. В связи с этим следует прибегать к внеэмпирической фальсификации этих теорий на основе принципа методологического фальсификационизма, связанного с осуществлением методологического контроля за производством нового теоретического знания. В целом методологический контроль — это контроль за средствами и действиями в научном исследовании. Это контроль за адекватностью парадигмальных оснований задачам научного исследования; за аутентичностью источников эмпирической информации и когнитивными действиями, направленными на получение эмпирической информации и построение на ее основе системы эмпирических фактов; за действиями, направленными на получение теоретического знания и связанными с адекватностью объяснительных теорий (дедуктивный вариант), а также соответствием объяснительных теорий логике обобщения и классификации (индуктивный вариант). Установление аномалий в научно-исследовательской деятельности, ее несоответствия признакам научности исследования приводит к фальсификации научной теории как его результата. Эмпирический и методологический фальсификапионизм позволяют установить ненаучный характер тех или иных теорий или ограничить пределы, в рамках которых работают эти теории (рис. 3.1).