Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы современного наследственного законодательства Российской Федерации

РЕФОРМА НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА РОССИИ КОНЦА XX — НАЧАЛА XXI ВЕКОВ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НАСЛЕДОВАНИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Определенные трудности в подготовке третьей части Гражданского кодекса РФ были вызваны проблемой взаимосвязанности наследственного права со смежными отраслями права. В первую очередь Конституция РФ подчеркивает связь наследования с институтом частной собственности.

В свое время Суханов Е.А. отмечал взаимосвязь семейного и наследственного права — глубокая внутренняя связь наследственных и семейных правоотношений обусловлена и экономическими предпосылками, и исторически сложившимся развитием сначала родового, а затем семейного характера права частной собственности1.

Амиров М.С. в своей работе «Особенности наследования отдельных видов имущества и имущественных прав» отмечает тесную взаимосвязь между наследственным правом и правом жилищным и земельным, так как теперь в состав наследственной массы на праве частной собственности входят земельные участки, жилые дома, квартиры и многое другое. В следующих главах настоящего исследования будет приведено немало конкретных аргументов справедливости данных утверждений[1] [2].

До сих пор остается спорным вопрос, что понимать под наследственным правом — подотрасль или один из институтов гражданского права. В теории права под «подотраслью права» понимается «обособленная часть отрасли права, объединяющая нормы и институты, выделяемые потому, что ими регулируются специальные виды однородных по содержанию общественных отношений в той области, которая составляет предмет регулирования основной отрасли права»[3].

Товмасян Р.Э. отмечает, что подотрасль объединяет нормы нескольких институтов, регулирующих отдельные относительно обособленные общественные отношения, возникающие в процессе осуществления гражданских прав, и не образует самостоятельной отрасли права[4].

Для того чтобы определенная совокупность правовых норм могла образовать подотрасль, ей необходимо обладать рядом качеств. Она должна регулировать особую область однородных отношений. В силу этого составляющие ее нормы должны иметь специфику, выделяющую их из общей массы норм данной отрасли права и одновременно придающую им определенное внутреннее единство. Пискотин М.И. полагает, что такая совокупность норм составляет цельную и обособленную систему, которая является главным подразделением соответствующей отрасли права. Она не выделяется в самостоятельную отрасль, так как имеет больше общего, чем специфического, по сравнению с другими нормами включающей ее отрасли права, и у государства пока нет политической заинтересованности в ее самостоятельном и обособленном развитии1.

Наследственное право традиционно занимает в системе гражданского права особое место. Место наследственного права в системе гражданского права определяется следующими обстоятельствами. По наследству переходят все права и обязанности наследодателя, кроме тех, переход которых по наследству либо не допускается законом, либо невозможен в силу самого существа этих прав и обязанностей. Состав наследства не ограничивается принадлежавшими наследодателю вещными правами, в него входят обязательственные права наследодателя, его долги, а также некоторые из личных неимущественных прав. Отношения по наследованию охватывают самые различные по своей природе отношения, которые не сводятся лишь к имущественным, а тем более к вещным правоотношениям.

Нельзя поэтому согласиться с коллективом кафедры гражданского права МГУ, который в двух последних изданиях учебника по гражданскому праву отвел наследственному праву место в первом томе учебника в разделе «Право собственности и иные вещные права» вслед за правом собственности граждан в первом издании учебника и правом частной собственности — во втором. Разве по наследству переходит только собственность граждан, какое бы широкое содержание в это понятие ни вкладывать, задается вопросом Сергеев А.П.[5] [6]

По мнению Толстого Ю.К., представляется оптимальным, чтобы раздел «Наследственное право» в системе гражданского права был завершающим. Вслед за ним может быть помещен лишь раздел, относящийся к международному частному праву. Именно по такому пути идет гражданское законодательство[7].

Наследственное право имеет свой особый предмет и метод правового регулирования. Предмет наследственного права — это регулируемый и охраняемый его нормами круг правовых отношений, которые опосредуют переход имущества умершего лица к его наследникам. Участниками регулируемых наследственным законодательством отношений являются граждане и юридические лица. Сложная внутренняя структурированность наследственного права обусловлена особенностями его предмета регулирования и объемной постоянно расширяющейся системой источников наследственного права.

В наследственном праве как подотрасли гражданского права используется метод универсального правопреемства на базе общеотраслевого метода юридического равенства сторон. Комплексность наследственного права как подотрасли права характеризуется тем, что нормы наследственного права носят комплексный характер, т.е. содержат и нормы других отраслей права, это сформировавшаяся подотрасль права, представляющая собой совокупность правовых норм, которыми устанавливается система и регулируются наследственные отношения. Таким образом, следует согласиться с мнением большинства ученых правоведов и отнести наследственное право к подотрасли гражданского права, которая представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения по переходу имущества умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства[8].

Особенности отдельных видов общественных отношений, входящих в предмет наследственного права, в свою очередь, предопределяют их внутреннюю структурную дифференциацию и обусловливают существование в рамках подотрасли соответствующих правовых институтов. Так, наследственное право как подотрасль гражданского права состоит из институтов: наследование по завещанию, наследование по закону и др., такое мнение, в частности высказал Яковлев В.Ф., что в свою очередь служит веским доказательством в пользу определения наследственного права как подотрасли гражданского права2.

Объективная природа системы права, как справедливо отмечает Н.И. Матузов3, не означает, что законодатель не может на нее повлиять. Он может вносить в систему права известные коррективы, изменения (например, выделить, осознав потребность в этом, ту или иную отрасль права, или, наоборот, объединив их, установить тот или иной институт, принять те или иные нормы, акты и т.д.). В качестве средств, с помощью которых можно решить проблему совершенствования законодательства, должна быть использована систематизация законодательства, которая позволит минимизировать юридические коллизии в данной области. Эффективность системы права достигается тогда, когда она отражает потребности общественного развития и четко выполняет функции и задачи в обеспечении правового регулирования.

Наследственному праву как подотрасли гражданского права должны быть присущи только ему свойственные принципы. Собственное значение подотраслевых принципов состоит в том, что они в дополнение к отраслевым гражданско-правовым принципам выражают особенности той или иной подотрасли. Будучи выявленными и изученными, принципы наследственного права способствуют устранению проблем и архаизмов в нормах законодательства о наследовании, определению направления развития и совершенствования наследственного права[9]. Более того, наличие таких принципов служит своего рода лакмусовой бумажкой, позволяющей утверждать, есть ли достаточные основания для вычленения данной совокупности правовых норм в качестве относительно самостоятельного подразделения отрасли гражданского права или их нет2.

Если такие принципы есть, то налицо самостоятельное подразделение отрасли права. Если их нет, то совокупность норм наследования не может претендовать на обособленное место, нормы наследственного права могут быть раскассированы по иным структурным подразделениям соответствующей отрасли права и законодательства.

Под принципами права в теории права понимаются основополагающие идеи, закрепленные в законе. «Значение принципов в процессе правового регулирования общественных отношений невозможно переоценить. Качество законов и эффективность правового регулирования во многом зависят от того, как в них сформулированы и раскрыты принципы»3. Кроме того, они имеют также выраженное регулятивное значение, которое проявляется в том, что в случае пробелов в праве, несогласованности правовых норм или затруднений в применении правоприменительный орган должен руководствоваться правовыми принципами.

Будучи сформулированными юридической наукой, они находят свое воплощение в соответствующих нормативно-правовых актах и правоприменительной деятельности, а в случае пробелов — подлежат непосредственному применению в качестве аналогии права либо доктринальных положений, каковые в ряде случаев также признаются источниками права.

На сегодняшний день существует достаточно много подходов к определению принципов наследственного права. Например, П.С. Никитюк1 наряду с общими принципами — демократизм, материальная заинтересованность, выделяет следующие положения: непосредственная связь и зависимость наследования от допускаемых видов индивидуальной собственности граждан; семейно-родственный характер наследования; материально-обеспеченное назначение наследования. Немков А.М.[10] [11] предложил свой взгляд к определению принципов наследственного права:

  • 1) использование наследственного имущества для обеспечения нетрудоспособных родственников и супруга умершего;
  • 2) признания права наследования по закону за наиболее близкими наследодателю лицами;
  • 3) признание права наследования по закону на предметы домашней обстановки и обихода за наследниками, имевшими хозяйственно-трудовую деятельность с этим имуществом;
  • 4) принцип свободы завещания;
  • 5) принцип полного равенства супругов;
  • 6) принцип равенства наследственных долей при наследовании по закону.

Никитюк П.С. был категорически не согласен с данным подходом, свои возражения он основывал на том, что первые два принципа являются интерпретацией норм советского наследственного права, правило

0 равенстве супругов представляет собой «... одну из норм социалистического права, а не правовой принцип как правовую идею, непосредственно определяющую характер и организацию правового регулирования по наследованию. По мнению П.С. Никитюка, не следует и свободу завещания называть принципом, поскольку нормы наследственного права ограничивают возможности произвольного распоряжения имуществом»[10].

Гришаев П.С.[13] считает, что наследственное право базируется на сочетании двух основополагающих принципах свободы наследования и охраны семьи обязательных наследников. Первый принцип складывается из возможности собственника по своему выбору распорядиться принадлежащим ему имуществом. В качестве дополнительных принципов Гришаев С.П. называет универсальность наследственного правопреемства и охрану наследства от противоправных посягательств.

Таким образом, в доктрине гражданского права можно встретить различные мнения к определению принципов наследственного права. Однако более всего отвечают требованиям закона принципы наследственного права, выделенные Ю.К. Толстым, воспринятые и одобренные учеными правоведами, юристами практиками и комментаторами законодательства, это принципы универсальности наследственного правопреемства, свободы завещания, обеспечения прав и интересов необходимых наследников, учета воли наследодателя, свободы выбора наследников, охраны основ правопорядка и нравственности1.

В новом законодательстве представлена иная, чем прежде, трактовка понятия универсальности в наследственном правопреемстве и соответственно иная сфера действия этого требования. В.А. Елизаров и О.Н. Садиков считают, что новый ГК РФ базируется на принципе универсального правопреемства и отмечают, что случаи сингулярного преемства могут наблюдаться как исключение при реорганизации[14] [15]. Ранее требование универсальности распространялось на все наследство, независимо от оснований наследования отдельных его частей, сейчас из этого общего правила ГК РФ устанавливает ряд изъятий.

Однако далеко не все юристы признают действие принципа универсального правопреемства в наследственном праве РФ. П.С. Никитюк считает, что наследственное право РФ вовсе не следует идее универсального преемства. Он указывает на наличие в российском наследственном праве сингулярного и опосредованного преемства отказополучателя (легатария), признавая, что наследственное право регулирует порядок и пределы перехода прав и обязанностей умершего к его наследникам и другие связанные с этим отношения, он указывает на разобщенность отдельных частей наследства[16].

По мнению Рубанова А.А., о расщепленности наследства на отдельные части свидетельствует и возможность подчинения разных частей наследства законодательствам различных государств, при наследовании с иностранным элементом[17], на случаи частного «неуниверсального» преемства, указывал также В.А. Рясенцев[18]. Из сказанного следует, что действительно, в некоторых случаях наследование осуществляется по принципу сингулярного правоприемства. Тем не менее, принцип универсального правопреемства закреплен в ст. 1110 ГК РФ.

Важно отметить, что впервые законодатель ввел в ГК РФ ст. 1119 «Свобода завещания», ранее в законодательстве не существовало легального определения принципа свободы завещания.

Анализ правил ст. 1119 ГК РФ позволяет сделать вывод о наличии в наследственном праве такой правовой категории, как свобода завещания. Учитывая вышеизложенное, под свободой завещания следует понимать юридически закрепленную за собственником возможность распорядиться своим имуществом на случай смерти по своему усмотрению и в своем интересе, при условии, что это не противоречит закону, иным правовым актам и не нарушает права и охраняемые интересы других лиц.

Однако правовая свобода имеет границы. Для свободы завещания они обозначены, прежде всего, общими положениями ст. 1 ГК РФ об основаниях ограничения гражданских прав и ст. 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав. Наследование в числе прочих своих функций выполняет и социально-обеспечительную функцию. Действие указанной функции выражается в том, что согласно ст. 1119 ГК РФ свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доли в наследстве (ст. 1149 ГК РФ). При наличии таких наследников принцип свободы завещания терпит известные ограничения благодаря тому, что начинает действовать другой принцип наследственного права — принцип обеспечения прав и интересов необходимых наследников1.

Представление об обязательной доле, которой завещатель не может распорядиться, сложилось у западных народов частью под влиянием римского права, в котором установилась в позднейшую эпоху его развития (legitima pars bonorum), частью же под влиянием древнегерманских начал. Германское право восприняло ограничение свободы завещателя в отношении объема распоряжения2.

По французскому праву обязательная доля (la reserve) устанавливается в пользу нисходящих и восходящих родственников. Отличие германского права от французского выражается в том, что во Франции обязательная доля определяется в отношении всего имущества завещателя (часть имущества), тогда как в Германии — в отношении законной доли наследника (часть наследственной доли).

Англия представляет собою страну, в которой завещательная свобода доведена до высшей степени. Каждый вправе завещать свое движимое и недвижимое имущество кому угодно, и в каком угодно размере. Никакой законной доли английское право не знает.

По ГК РСФСР 1964 г. обязательная доля составляла две трети, а ее уменьшение по нормам ст. 1149 ГК РФ направлено на то, чтобы реализация обязательного права в наименьшей степени противоречила принципу свободы завещания, справедливо считает А.Н. Гуев1, рассуждения А.Н. Гуева вполне логичны, однако некоторые ученые-правоведы придерживаются противоположной точки зрения, например Т.Д. Чепига: «уменьшение размера обязательной доли в условиях обнищания широких слоев населения и массовой безработицы едва ли правильно»[19] [20].

В целях максимального соблюдения воли завещателя установлен специальный порядок удовлетворения права на обязательную долю. В первую очередь обязательная доля выделяется за счет незавещанной части имущества, т.е. из той части имущества, которая переходит к наследникам по закону.

Правоведы характеризуют требования об обязательной доле как единственное, предусмотренное законом, ограничение свободы наследодателя. Однако если в целом рассуждать о положениях, ограничивающих свободу завещания, которые прописаны или упомянуты в законе, можно назвать положение о недостойных наследниках, которое, устраняя последних от наследования по завещанию, нарушает волю наследодателя, выраженную в завещании[21].

Требования о составлении завещания в строго определенной законом форме в той или иной мере являются ограничением свободы завещания — наследодатель может выразить свою последнюю волю в наиболее приемлемой для себя, но в допускаемой законом форме.

Наследодатель вправе разделить свое имущество по долям между наследниками. Богданова А.А., рассуждая о положениях, ограничивающих свободу волеизъявления завещателя, среди прочих, прописанных законом, называет возможность стоимостного выражения доли наследников в составе неделимой вещи[22].

К положениям, ограничивающим свободу завещания, можно отнести запрет на распоряжение государственными наградами, на которые распространяется законодательство о государственных наградах РФ. Передача указанных наград после смерти наследодателя другим лицам осуществляется в порядке, установленном законодательством о государственных наградах Российской Федерации.

Среди положений, ограничивающих свободу волеизъявления завещателя, можно назвать запрет передавать по завещанию своим наследникам личные нематериальные права и другие нематериальные блага.

Запрет свободного отчуждения имущества, ограниченно оборотоспособного либо полностью изъятого из гражданского оборота, в том числе, например, полный запрет передавать по наследству боевое ручное стрелковое наградное оружие (ст. 20 Закона «Об оружии»)1.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать определение ограничения свободы завещания следующим образом: ограничение свободы завещания — это законодательно закрепленный в социально-обеспечительных целях предел осуществления гражданских прав по распоряжению имуществом на случай смерти.

«Принцип учета воли наследодателя (действительной и предполагаемой) выражается в определении круга наследников по закону в случаях, когда завещание не было оставлено или завещание является недействительным»2.

«Учет предполагаемой воли наследодателя проявляется также в правиле о приращении наследственных долей. Правило действует, когда наследодатель не указал в завещании наследника на случай, если основной наследник отпадет. Наследственная доля отпавшего наследника распределяется так, как если бы ею распорядился сам наследодатель»3.

Охранительные принципы наследственного права включают в себя два принципа. Первый предполагает охрану: основ правопорядка и нравственности; интересов наследодателя и наследников; интересов других физических и юридических лиц.

Второй принцип заключается в охране наследства от посягательств. В соответствии с этим принципом нормы закона обеспечивают: раздел наследственного имущества согласно завещанию или нормам закона; охрану и управление наследством; возмещение расходов по охране и управлению имуществом.

В условиях происходящего обновления отечественного наследственного права, когда вновь принятое законодательство еще не имеет устоявшейся практики применения, внутриотраслевые принципы должны быть вычленены из конкретной правовой материи, четко сформулированы и изложены отдельной главой в третьей части ГК РФ. Таким образом, принципы выступят в качестве своеобразных ориентиров и окажут помощь судебным и нотариальным органам в правильном толковании и применении законов.

  • [1] Суханов Е.А. Гражданское право. Общая часть. М., 2010. С.123.
  • [2] Амиров М.С. Особенности наследования отдельных видов имущества и имущественных прав: Автореф.... дис. канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2002. С. 7.
  • [3] Теория государства и права / Под ред. Васильева А.М. М., 1983. С. 284.
  • [4] Товмасян Р.Э. К вопросу о праве денежного обращения как подотрасли финансового права // Финансовое право. 2009. № 2.
  • [5] Пискотин М.И. Советское бюджетное право. М., 1971. С. 50—56.
  • [6] Гражданское право. Ч. 3 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2000. С.521.
  • [7] Толстой Ю.К. Наследственное право. М., 1999. С. 121.
  • [8] Резникова Е.В. Наследственное право РФ // Вестник МГУ. 2002. № 4. С. 5. Яковлев В.Ф. Общая часть гражданского права в современном законодательстве и юридической практике. Свердловск, 1979. С. 8. Матузов Н.И., Малько А. В. Тория государства и права. Саратов, 2004. С. 145.
  • [9] Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права. Красноярск, 1985. С.169. Гражданское право. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1999. С.550. Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973. С. 20.
  • [10] Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973. С. 12.
  • [11] Немков А.М. Ученые записки Пермского университета. 1965. № 129. С. 109.
  • [12] Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973. С. 12.
  • [13] Гришаев С.П. Наследственное право и социальная справедливость. Махачкала, 2010. С. 9-10.
  • [14] Толстой Ю.К. Наследственное право. М., 1999. С. 35.
  • [15] Комментарий к гражданскому кодексу РФ. Часть 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2005. С. 96,381.
  • [16] Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973.С. 34.
  • [17] РубановЛ.Л. Наследование в международном частном праве. М., 1966. С. 25.
  • [18] Рясенцев В.А. Наследование по закону и по завещанию в СССР. М., 1972. С. 5. Гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Ответ, ред. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 222. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2005. С. 211.
  • [19] Гуев А. Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса
  • [20] РФ. М., 2010. С. 98.
  • [21] Чепига Т.Д. К вопросу о праве завещать // Вестник МГУ. 1965. № 2. С. 49. Богданова А.А. Завещание как сделка в наследственном праве России: Ав-тореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 14.
  • [22] Там же. СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681; 2012. № 29. Ст. 3993. Широкова И.Г. Наследственное право. М., 2001. С. 26. Тимонина Ю.В. Комментарий к части третьей гражданского кодекса РФ. М.,
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы