УСЛОВИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И УЧЕТА ЗАВЕЩАНИЙ.

СОЗДАНИЕ ЕДИНОГО РЕЕСТРА ЗАВЕЩАНИЙ

Закон придает форме завещания особое значение — от ее соблюдения зависит действительность завещания.

Для законодательства большинства стран континентальной Европы характерны три основные формы завещания. «Собственноручное завещание — завещание, полностью написанное завещателем, датированное им и содержащее его подпись»1. Это удобная и простая форма составления завещания. Однако, хотя такое завещание и гарантирует соблюдение полной тайны как акта его составления, оно содержит в себе и недостатки, так как не исключает ни возможности гибели завещания, ни опасности составления его под воздействием третьих лиц.

Завещание в виде публичного акта. Эта форма более близка к нашей форме завещания. Во Франции подобное завещание составляется при участии двух нотариусов, в присутствии двух свидетелей. В Швейцарии — при участии одного нотариуса и двух свидетелей (ст. 499 Гражданский Кодекс Швейцарии). Подобная форма предусматривается законодательством Венгрии — публичным является завещание, совершенное перед нотариусом или судом.

Тайное завещание — завещание, составленное наследодателем и переданное в запечатанном виде на хранение нотариусу, в присутствии свидетелей. Такое завещание предусмотрено во Франции, ФРГ, некоторых кантонах Швейцарии. Аналогом тайного завещания является секретное завещание, предусмотренное Гражданским Кодексом Италии.

По российскому законодательству завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, предусмотренных п. 7 ст. 1125 ГК РФ, ст. 1127 и п. 2 ст. 1128 КГ РФ.

В целом современное российское законодательство о наследовании предусматривает три формы завещания: нотариально заверенное, простое письменное и закрытое. Богданова А.А. в качестве самостоятельной формы завещания выделяет завещательное распоряжение относительно денежных средств, если оно сделано не в общем порядке, а непосредственно в том филиале банка, в котором открыт денежный счет[1].

Несоблюдение установленных в ст. 1124—1128 ГК РФ требований к письменной форме завещания влечет его недействительность. Споры по поводу последней воли завещателя и его права распорядиться своим имуществом возникают довольно часто.

Пункт 1 ст. 1125 ГК РФ устанавливает следующее правило: «Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства (электронно-вычислительная машина, пишущая машинка и другие»), в отличие от ст. 540 ГК РСФСР, которая аналогичных правил не содержала.

Следует отметить, что данная норма содержится в статье, касающейся только нотариально удостоверенных завещаний, поэтому не ясно, применима ли она к завещаниям, не являющимся нотариально удостоверенным, к завещаниям, написанным в чрезвычайных обстоятельствах. Если бы эта норма была расположена среди общих положений о форме завещания, такой вопрос не возникал бы. Гуев А.Н.2 отвечает утвердительно на вопрос, может ли завещатель при написании закрытого завещания воспользоваться компьютером, правила п. 2 ст. 1126 ГК РФ этому не препятствуют.

Однако Ч. Сулейманова3 высказалась против написания завещания с помощью технических средств. В качестве аргумента она представляет такую ситуацию. Завещатель пришел к нотариусу с уже напечатанным завещанием. Других доказательств о собственноручном написании завещателем текста завещания, кроме устного подтверждения самого завещателя, у нотариуса нет, как и возможностей удостовериться в этом. Нотариус удостоверяет завещание, и после смерти завещателя оно, по общему правилу, вступает в силу. В этот момент появляются лица, заинтересованные в оспаривании завещания, которые, к примеру, посредством свидетельских показаний доказывают, что текст завещания был написан не самим завещателем, а по его просьбе другим лицом.

Возникает вопрос: действительно ли такое завещание? Исходя из буквального толкования закона, оно недействительно. Но с точки зрения здравого смысла совершенно очевидно, что в ситуации, когда завещатель в присутствии нотариуса прямо заявил, что данный текст выражает его посмертную волю, вопрос о том, кто именно перепечатывал завещание, то есть выполнил чисто техническую функцию, юридического значения уже не имеет.

Много споров на сегодняшний день вызывает проблема учета завещаний. Госдума приняла в первом чтении законопроект о создании в России Единого реестра завещаний1, Совет Федерации Федерального собрания РФ утвердил проект закона «О внесении изменений в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате и отдельные законодательные акты Российской Федерации (по вопросу о создании Единой информационной системы нотариата)».

Соответствующие изменения вносятся в Гражданский кодекс РФ. В законе речь идет о создании правового поля для уже созданной Единой информационной системы нотариата.

В целом и эксперты, и представители нотариального сообщества эту законодательную инициативу оценивают положительно, поскольку она фактически легитимизирует работу с Единой информационной системой нотариата, которая ведется уже давно и создает нормативную основу для дальнейшего развития электронного документооборота. Преградой для полноценного, с правовой точки зрения, функционирования этой системы была ст. 1123 Гражданского кодекса РФ, подразумевавшая, что не только содержание, но и сам факт составления завещания — нотариальная тайна. Закон снимает этот законодательный барьер.

Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, в настоящее время в большинстве профессиональных сообществ нотариусов, входящих в Союз Латинского нотариата, в основном стран Европы и Скандинавии, создан единый банк сведений о совершенных завещаниях, который дает наследникам наибольшие правовые гарантии при оформлении наследственных прав. Нотариальное сообщество

России также входит в этот союз, однако действующий закон не позволяет создать в РФ подобный банк сведений.

В соответствии с законопроектом ведение Единого реестра завещаний возлагается на Федеральную нотариальную палату (ФНП). Нотариусы, занимающиеся частной практикой, вносят в Единый реестр завещаний сведения о завещателе, дате удостоверения завещания, распоряжения об отмене завещания или принятия на хранение закрытого завещания и номере реестра регистрации нотариальных действий нотариуса. Для этого они направляют указанные сведения в ФНП. До момента открытия наследства на эту информацию распространяется режим тайны завещания, который обязаны соблюдать в том числе работники ФНП.

При этом Сазонова М.И.1 подчеркнула, что тайне завещания ничто не угрожает, так как сведения об удостоверенном нотариусом завещании поступают в единый реестр в закодированном виде. Сведения о наличии удостоверенного завещания выдаются только после смерти завещателя, что должно быть подтверждено предъявлением свидетельства о его смерти, а в сведениях о завещаниях, переданных в реестр, нет содержания завещания, не поименованы наследники, не указан состав наследственной массы.

Создание Единого реестра завещаний позволило бы решить некоторые важные проблемы:

  • • проблема розыска наследников. Действующее законодательство позволяет гражданину обратиться за удостоверением завещания к любому нотариусу на территории России. Значит, при отсутствии Единого реестра завещаний наследники лишены фактической возможности розыска завещания, так как для этого им нужно обратиться к каждому нотариусу на территории Российской Федерации;
  • • проблема поддельных завещаний. По мнению разработчиков законопроекта, создание Единого реестра завещаний сделает невозможным оформление наследственных прав по несуществующим завещаниям и по завещаниям, составленным «задним числом» после смерти наследодателя;
  • • проблема сохранения завещаний. Передача завещаний по электронным каналам связи в единый реестр учета завещаний позволит сохранить даже в критической ситуации последнюю волю человека в части определения судьбы его имущества;
  • • проблема получения информации о завещании за границей. Интересен официальный отзыв на данный законопроект Правительства РФ, подписанный Виктором Зубковым, в нем отмечается, что целесообразно создание не отдельного реестра завещаний, а Единой

информационной системы нотариата, которая будет содержать информацию не только о завещаниях, но также и о других нотариальных действиях[2].

Юристы-практики справедливо отмечают, что законопроект не лишен и недостатков. В данном законопроекте не определен порядок предоставления информации в Единый реестр завещаний государственными нотариусами, а также лицами, не являющимися нотариусами, но совершающими в некоторых случаях нотариальные действия, ст. 1 и ст. 2 законопроекта находятся в явном противоречии друг с другом. Так, ст. 1 вводит обязанность внесения сведений в единый реестр завещаний, как для нотариусов, так и для всех без исключения должностных лиц, наделенных правом удостоверения завещаний, тогда как ст. 2 предусматривает такую обязанность только в отношении нотариусов, занимающихся частной практикой. При таком положении единый реестр завещаний единым можно назвать лишь условно2. Не решены вопросы, связанные с функционированием системы.

Черемных Г.Г. отмечает, что введение части третьей ст. 1123 Гражданского кодекса РФ, обязывающей нотариуса, другое лицо, удостоверяющее завещание или распоряжение об отмене завещания, направлять сведения в единый реестр завещаний при неизменной части первой данной статьи, которой им запрещено сообщать кому-либо даже о самом факте удостоверения или отмены завещания, делает статью первую законопроекта бессмысленной, поскольку запрет остается в силе.

Статья вторая проекта возлагает ведение единого реестра завещаний на Федеральную нотариальную палату, при этом работники Федеральной нотариальной палаты обязываются сохранять тайну завещания. Между тем единая база завещаний уже ведется, однако ведет ее не Федеральная нотариальная палата, а Центр инноваций и информационных технологий, который хотя и создан с участием Федеральной нотариальной палаты, но является самостоятельной некоммерческой организацией, юридическим лицом, имеющим свою печать, свой счет в банке, собственный баланс и полную хозяйственную самостоятельность. Иными словами, сведения по завещаниям минуют Федеральную нотариальную палату, ее работников и напрямую попадают к иным специалистам, для которых нет сейчас, и не предусматривается законопроектом обязанности хранить тайну завещания.

  • 2 3
  • 2002.С. 15.
  • 2

Законопроект не устанавливает ограничений в отношении лиц, которым могут быть предоставлены сведения о завещании после смерти завещателя. Между тем ст. 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате установлен закрытый перечень лиц и организаций, имеющих право доступа к сведениям о совершенных нотариальных действиях, и в случае принятия данного законопроекта неизбежно возникнет существенная коллизия этих норм права.

Из текста Законопроекта неясно, будет ли на нотариусов возложена обязанность направлять в единый реестр сведения обо всех завещаниях, удостоверенных до момента его создания, или же в нем будет содержаться информация только о завещаниях, удостоверенных после его создания.

Эксперты отмечают так же, что распоряжение правами наследодателя возникает не только при оформлении завещания, но и при совершении других нотариальных действий. Предоставление информации о совершении таких действий не решается в рамках Единого реестра завещаний. Не исключает он и имеющиеся, хоть и редкие, факты поддельных завещаний, напротив, внесение такого завещания в единый реестр может придать ему в ряде случаев определенную юридическую силу и усложнить рассмотрение такого гражданско-правового спора в судебных инстанциях. Единственное, что может решить законопроект, это придать легитимность сегодня незаконным требованиям Федеральной нотариальной палаты, обязывающим нотариусов предоставлять сведения о завещаниях в центр инноваций и информационных технологий.

Согласно п. 3 ст. 1131 ГК РФ описки и другие незначительные нарушения порядка составления, подписания или удостоверения завещания не могут служить основанием недействительности завещания, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Ростовцева Н.В. указывает, что данное уточнение вполне заслуживает одобрения[3].

По мнению Ч. Сулеймановой2, это правило установлено в интересах охраны, не воссоздаваемой заново записи посмертной воли завещателя. Данное пояснение отвечает потребностям судебной практики, когда возникают затруднения при решении вопроса о нарушениях требований совершения завещаний.

В юридической литературе также обращается внимание на тот факт, что действительность завещания зависит от характера допущенных нарушений.

Заслуживает внимание мнение Ануфриевой Л.П.1, которая предлагает дифференцировать существенные и несущественные нарушения в зависимости от того, создают ли они препятствия пониманию волеизъявления завещателя. При этом она отмечает, что к несущественным относятся «технические» нарушения, которые не влияют на понимание волеизъявления завещателя, например, описки при указании номера завещанного дома, или наличие записи о номере регистрации нотариального действия лишь на одном из двух экземпляров.

Существенными же следует считать те нарушения, которые не позволяют воспринимать завещание как фактическое волеизъявление завещателя.

Примером признания завещания недействительным в связи с указанным нарушением может послужить решение Раменского районного суда МО по делу № 2-38 за 2008 г., основанием, для вынесения которого послужило удостоверение завещания лечащим врачом районной больницы (такое право предоставлено ст. 1127 ГК РФ главным врачам, их заместителям по медицинской части или дежурным врачам)[4] [5].

Ярошенко К.Н., Мананников О. В. справедливо отмечают, что ГК РФ не предусматривает специальные последствия недействительности завещания, лишь уточняет некоторые из них[6]. В некоторых случаях отдельные виды завещаний могут рассматриваться как абсолютно недействительные (ничтожные сделки). В этих случаях судебного признания недействительности завещания не требуется. В других случаях завещание может быть признано оспоримым[7]. Важно отметить, что завещание может быть признано недействительным как полностью, так и в части.

На завещании должна быть указана дата его удостоверения. Например, «9 ноября 2010 г.» В частности, Гуев А.Н.[8] разъясняет вопрос, возникающий в практике: может ли быть признано недействительным завещание, в котором не указана дата его составления? Безусловно, суд может такое завещание признать недействительным. Дело в том, что отсутствие даты составления завещания нельзя отнести к незначительным нарушениям порядка его составления. Так как отсутствие даты не позволяет установить, был ли завещатель в момент составления завещания полностью дееспособен, и было ли данное завещание составлено раньше или позднее, чем другое завещание того же лица по поводу того же наследства.

Богданова А.А.[9] предлагает указывать не только место и дату, но и время удостоверения завещания, аргументируя это тем, что гражданин может написать 2—3 различных по содержанию завещания, датировать их одним числом и удостоверить их у разных нотариусов. После смерти нужно будет признать действительным завещание, составленное позднее других, а без указания времени сделать это будет невозможно. Между тем требования указывать время удостоверения завещания ГК РФ не содержит.

Сущности наследственных отношений, в частности, отраженных в гарантиях свободы завещания, соответствует наличие возможности удостоверения завещаний российских граждан, находящихся временно или постоянно за границей должностными лицами консульских учреждений РФ. Данный вопрос недостаточно урегулирован действующим законодательством. Частичное решение этого вопроса предусматривается в п. 7 ст. 1125 ГК РФ: «в случае, когда право совершения нотариальных действий предоставлено законом должностным лицам органов местного самоуправления и должностным лицам консульских учреждений РФ, завещание может быть удостоверено вместо нотариуса соответствующим должностным лицом с соблюдением правил настоящего Кодекса о форме завещания, порядке нотариального удостоверения и тайне завещания».

Как справедливо отмечают правоведы Карпов А.В.2, Ярошенко К.Б.3, большую практическую значимость представляют проблемы совершения завещаний за границей. Для достаточной регламентации п. 1 ст. 1127 ГК РФ: «приравниваются к нотариально удостоверенным завещаниям»: необходимо дополнить подпунктом 6) «завещания граждан Российской Федерации, находящихся заграницей, удостоверенные должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации».

Положения о свободе завещания характеризуют возможные, но не обязательные компоненты завещания. К ним относятся условия о предмете завещательных распоряжений, круге будущих правопреемников завещателя, содержании завещательных распоряжений, способах распределения наследства и др. Важно подчеркнуть, что указанные в ст. 1119 ГК РФ отдельные виды завещательных распоряжений не исчерпывают свободы завещания и по существу не составляют перечня. Право завещать имущество по своему усмотрению является ядром свободы завещания и дает ей столь широкий объем, что позволяет воплощаться в любых завещательных распоряжениях1.

ПРОБЛЕМА ПОСМЕРТНОГО ДОНОРСТВА В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

Нормы ГК РФ, посвященные содержанию завещания (ст. 1120 ГК РФ), не включают в себя упоминания о возможности включения в завещание распоряжений неимущественного характера. Однако возможность таких распоряжений предусматривается правилами о завещательном возложении (ст. 1139 ГК РФ). Но завещательное возложение должно преследовать общеполезную цель, которая отсутствует в случае составления завещателем распоряжения об обнародовании произведения.

В наследственном праве России не урегулирован вопрос о возможности включения в текст завещания распоряжений неимущественного характера, что ограничивает завещателя в его правах. Однако, в соответствии со ст. 5 Федерального «О погребении и похоронном деле» любой гражданин вправе оставить волеизъявления, которые касаются порядка погребения и увековечения его памяти[10] [11].

В тексте названного Закона не говорится, что данные распоряжения включаются в текст завещания. Богданова А.А.[12] считает, что волеизъявление неимущественного характера может содержаться в тексте завещания, это не противоречит закону, и предлагает нормы ст. 1119 ГК РФ дополнить положением о возможности включения в завещание распоряжений неимущественного характера, предусмотренных в ст. 5 Федерального закона «О погребении и похоронном деле».

Конечно, если узаконить распоряжения неимущественного характера, можно не ограничиваться только распоряжениями, которые отражены в указанном Законе. Наследодатель мог бы выразить свою волю об обнародовании своего произведения после смерти, об организации выставки своих картин, назначая наследника, завещатель мог бы признать отцовство, которого не признавал в силу обстоятельств и т.д., и это было бы вполне в «духе» принципа свободы завещания.

Лицо вправе в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме оставить следующие распоряжения: о согласии или несогласии на изъятие органов и/или тканей из его тела; быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными умершими; быть подвергнутым кремации; о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу Список распоряжений изложен исчерпывающим образом. Таким образом, действующим законодательством Российской Федерации предусмотрено, что в текст завещания могут быть включены распоряжения неимущественного характера, но это не отражено в нормах ГК РФ, не коснулся этого вопроса и Пленум Верховного Суда РФ, состоявшийся 29 мая 2012 года1.

В связи с этим следует рассмотреть важную проблему, о которой правоведы и российские врачи говорят давно, речь о непростой ситуации в сфере трансплантологии и нехватке доноров. Минздрав готовит проект нового закона «О донорстве органов и их трансплантации», который предусмотрит право гражданина самому распоряжаться частями своего тела. По письменному волеизъявлению человека его тело, органы и ткани после смерти можно будет использовать в медицинских, научных и учебных целях[13] [14]. Сейчас действует закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека», который данных положений не содержит[15].

Кроме прижизненного самовыражения своего отношения к посмертному изъятию органов, в проекте прописано создание единой государственной базы данных доноров. Об этом сообщил главный траснплан-толог Минздравсоцразвития Сергей Готье на III всероссийской конференции с международным участием «Донорство органов — ключевая проблема трансплантологии». Число посмертных доноров в России примерно в семь раз меньше, чем в США. В 2010 году было 487 случаев — это 3,4 случая на 1 миллион населения. Вообще в 2010 году было произведено 1363 операций по трансплантации органов. В среднем это 9,5 случаев трансплантации на 1 миллион населения в год, что в 10 раз меньше, чем в США[16].

Важно отметить, многие медики и ведущие юристы-практики считают, что такую норму нужно было ввести еще двадцать лет назад.

Директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский уверен — принятие нормативного правового акта — это путь в правильном направлении. Правовая база, регулирующая эту сферу, еще недавно была белым пятном в отечественном законодательстве[17].

Крестинский предполагает, что теперь поводов говорить о черном рынке продажи органов будет меньше, а здоровых людей станет больше. «В данном случае речь идет о приоритете человека умершего и его мнения над мнением его родственников. То есть, если человек считает, что в случае его гибели его органы могут быть использованы для помощи другим живым людям, то родственники, наследники не могут медицинскому учреждению запретить эти органы изъять. Это серьезно может продвинуть вперед развитие нашей трансплантологической службы и помочь тысячам и тысячам больных, нуждающихся в пересадке»2.

Не согласен с данной точкой зрения Президент Межрегионального союза медицинских страховщиков Дмитрий Кузнецов, который уверен, что на пути введения четких и прозрачных правил были препятствия — это и моральные, и религиозные нормы. Кроме того, есть опасения, как бы благое дело — донорство органа не стало криминальным, то есть его продажей. Да и с принятием закона, считает Кузнецов, не стоит верить, что ситуация мгновенно улучшится. «Я думаю, что пока еще все хорошо не может быть хотя бы потому, что непосредственно к проблеме донорства у нас очень напряженное отношение в обществе. И, в принципе, все новации, которые есть, они воспринимаются очень тяжело, как отдельными специалистами в научных кругах, так и в ряде случаев со стороны руководства страны», — отмечает Кузнецов3.

Во всем мире трансплантология существует благодаря добровольному пожертвованию органов. В некоторых случаях это делают сами потенциальные доноры, желающие таким образом помочь кому-то даже после своей смерти. В других случаях ответственность берут на себя родственники внезапно скончавшихся людей дееспособного возраста.

Показателен пример Великобритании. С 29 марта 2010 года в Великобритании вступили в силу новые правила предоставления донорских органов, согласно которым каждый житель государства может завещать их любому человеку по желанию. До этого было узаконено лишь прижизненное донорство, теперь британцы, решившие стать донорами после смерти, могут завещать свои органы конкретным лицам, в том числе родственникам или друзьям, нуждающимся в лечении. Кроме того, согласно изменениям законодательства, после смерти донора члены его семьи получат право самостоятельно выбрать реципиента. Однако такое право будет предоставлено им лишь в том случае, если донорский орган не потребуется кому-либо для экстренной трансплантации1.

В Испании и Австрии автоматически признается, что любой человек — это донор органов[18] [19]. По данным соцопросов в Испании, почти 90% граждан выражают согласие на забор органов умерших родственников. Трансплантология этой страны по уровню развития находится на первом месте в Европе.

В Нидерландах проблема прав на изъятие органов у умерших решается по принципу презумпции донорства, то есть независимо от прижизненной воли покойного (или воли его родственников). Если есть показания к донорству, оно должно состояться[20].

В Бельгии действует закон о презумпции донорства, согласно которому, если человек умирает и если, по мнению врачей, он может быть донором, то органы будут забирать без его разрешения и без разрешения родственников. Количество пересадок после принятия этого закона возросло на 30%[21].

Согласно закону США о трансплантации органов (1984 года), запрещается продажа органов и тканей человека для пересадки. Органы человеческого тела могут только жертвоваться[22].

По прогнозам специалистов, посмертное донорство органов пока рассматривается как единственная возможность обеспечить нуждающихся пациентов трансплантационной помощью. Проект Закона о трансплантологии регламентирует презумпцию согласия на забор органов. Органы могут изыматься, если потенциальный донор не заявил о своем несогласии. В то же время Федеральным законом «О погребении и похоронном деле» провозглашается презумпция несогласия. Согласно положениям этого закона забор органов и тканей может осуществляться только с согласия донора. Таким образом, возникает противоречие, которое может осложнить судебную практику.

Россия находится на одном из последних мест, среди развитых стран мира по числу операций по трансплантации. Сотни больных, нуждающихся в пересадке органов, или вынуждены ехать за этим в другие страны, или умирают, не дождавшись своей очереди. Проблема тут не в отсутствии специалистов и даже не в недостаточном финансировании, а в законодательных пробелах.

Кроме того необходимо решить вопросы практического характера, какова должна быть форма документов, какие должны быть использованы формулировки при изложении последней воли наследодателя. Закон предусматривает, что тело, органы и ткани умершего человека могут использоваться в медицинских, научных и учебных целях при наличии нотариального завещания от потенциального донора. Изъятие органов возможно только в случае зафиксированной смерти головного мозга, однако понятие смерти мозга в действующем законодательстве отсутствует.

Возникает так же вопрос, можно ли тело назвать имуществом — в юридическом смысле, иначе пришлось бы ждать полгода после смерти, чтобы вступить в наследство, искать наследников первой-второй очереди и прочее. Нет, тело — это не имущество, это должно быть отражено в законе и над формой официальной бумаги в этом случае, видимо, тоже предстоит поработать. Если же тело никем не востребовано после смерти человека, его также можно будет отдать на службу науке. Порядок и условия передачи невостребованного тела, органов и тканей умершего человека для использования в медицинских, научных и учебных целях, согласно закону, будут устанавливаться правительством страны.

  • [1] Богданова А.А. Завещание как сделка в наследственном праве России: Ав-тореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 6. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2010. С. 52. Сулейманова Ч. Порочное завещание //Домашний адвокат. 2009. № 9. С. 12. Проект Федерального закона № 632210—5 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» (внесен депутатом Государственной Думы ФС РФ М.В. Емельяновым; принят в первом чтении — Постановление ГД ФС РФ от 16.05.2012 № 355-6 ГД). иДЬ: http://www.consultant.ru/law/review/1436914. Мш! (дата обращения: 24.12.2012). Российская газета. Федеральный выпуск № 5882 (209).
  • [2] Проблема поддельных завещаний будет решена? Законопроект о создании реестра нотариальных действий. URL: http: //zakon.ru/ Discussions/problema_ poddelnyx_zaveshhanij (дата обращения 12.12.2012). О проекте Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате»: к вопросу о создании Единого реестра завещаний. Черемных Г.Г. URL:: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=575 (дата обращения 09.11.2012).
  • [3] Ростовцева Н.В. Новое в наследственном праве Российской Федерации // Бюллетень нотариальной практики. 2010. № 3. С. 10. Сулейманова Ч. Порочное завещание //Домашний адвокат. 2009. № 9. С. 10. 56
  • [4] Ануфриева Л.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный). М., 2010. С. 68.
  • [5] Обобщение нотариальной практики удостоверения завещаний за семь месяцев 2008 года нотариусами Московской области // Нотариус. 2009. № 3. С. 13.
  • [6] Ярошенко К. Б. Новое законодательство о наследовании // Хозяйство и право. 2010. №3. С. 34.
  • [7] Мананников О. В. Наследственное право России. М., 2002. С. 57.
  • [8] Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2010. С. 35.
  • [9] Богданова А.А. Завещание как сделка в наследственном праве России: Ав-тореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12. Карпов А.В. Опыт правового регулирования наследования по завещанию в России и зарубежных странах // Бухгалтер и закон. 2009. № 11 (35). С. 24. Ярошенко К.Б. Новое законодательство о наследовании // Хозяйство и право. 2010. №3. С. 38-39.
  • [10] Студенецкий А. Комментарий части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. 2004. URL: // http: //www.forum.advokat. (дата обращения: 27.03.2012).
  • [11] СЗРФ. 1996. №3. Ст. 146.
  • [12] Богданова А.А. Завещание как сделка в наследственном праве России: Ав-тореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 16.
  • [13] Российская газета. 06.06.2012. № 5800. Федеральный выпуск.
  • [14] Россияне смогут завещать свои органы на нужаы трансплантологии и КС: http://www.km.ru/zdorove/2013/02/28/ministerstvo-zdravookhraneniya-rf/ 70511З-гозз^апе-зтовШ-гауезйсйаЬзуоГо^апу
  • [15] ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62.
  • [16] Сергей Готье обвинил «Комсомольскую Правду» в распространении «страшилок» о трансплантологии 2 июня 2010 года. URL://http://www.medportal. ги (дата обращения: 27.02.2013).
  • [17] Диков С. Россияне смогут завещать свои органы. Интервью Крестинского Ю.: «Вести РМ». иіІЬ: http://www.radiovesti.ru/articles/2011-ll-08/fm/18196 (дата обращения: 23.02.2013). Российская газета. 08.11.2011.Статья является комментарием к Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». иЛЬ: //http://www.rg.ru (дата обращения: 22.12.2012). Российская газета. 08.11.2011. Статья является комментарием к Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». 1ЖЬ: //http://www.rg.ru (дата обращения: 22.12.2012).
  • [18] Transplant «Will» The Daily Mirror. 29.03.2010.
  • [19] Мюнхенское соглашение. Медицинская газета. 2003. № 8.
  • [20] Roberts М. Kidney transplants 50 years on. BBC News. 23 декабря 2004 года
  • [21] Латов Ю. Охрана здоровья: проблемы организации, управления и уровни ответственности. URL: http://ecsocman.hse.ru/text/16206634/ (дата обращения: 08.07.2012) . Интернет-журнал Коммерческая биотехнология. По материалам Вашингтон про-файл. 04.10.2007. URL http://cbio.ru/page/46/id/3521/ (дата обращения:
  • [22] 09.04.2012) .
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >