Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы современного наследственного законодательства Российской Федерации

З. ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ПРЕДЕЛЫ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ РЕПРОДУКТИВНЫХ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ РОССИИ

Суть наследования по закону весьма удачно выразил Братусь С.Н.: «Наследование по закону основано на предположении, что закон, устанавливающий круг наследников, очередность их призвания к наследству, размеры наследственных долей, соответствует воле наследодателя, не пожелавшего или не смогшего выразить свою волю иначе — путем завещательного распоряжения»1.

Круг наследников по закону значительно расширился, учет интересов всего семейно-родового союза выразился в установлении ГК РФ восьми очередей наследования (ст. 1142—1148 ГК РФ).

«При определении очередности наследования по закону Кодекс РФ основывается на степени родства наследников по отношению к наследодателю и исходит из того, что более близкие родственники устраняют от наследования более дальних» (п. 1 ст. 1141 ГК РФ).

«Наличие хотя бы одного из наследников предшествующей очереди исключают призвание к наследованию наследников последующей очереди»2. Данный принцип является традиционным для российского законодательства, которое всегда признавало, что наличие наследников ближайшей степени родства исключает призвание к наследованию родственников дальнейших степеней.

В развитие тенденции к существенному расширению круга наследников по закону и стремления законодателя способствовать переходу наследственного имущества, прежде всего к родственникам наследодателя и сокращению оснований для появления выморочного имущества в Кодексе РФ предоставлено право наследования по закону родственникам наследодателя вплоть до шестой степени родства.

В первую очередь к наследованию призываются наиболее близкие наследодателю люди — супруг, дети и родители наследодателя. То есть в первую очередь, кроме супруга, учитываются родственники наследодателя по прямой восходящей и нисходящей линии.

Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 69-70.

Власов Ю.Н. Наследственное право РФ. М., 1989. С. 111.

Право наследования по закону основывается, главным образом, на родстве, под которым понимается кровная связь лиц, происходящих от общего предка. Майер Д.И. подчеркивал, что « влияние родственного союза обнаруживалось тогда, когда само родство в результате смерти одного из родственников уже прекратилось. Именно родство представляет право, которое не может принадлежать посторонним лицам и состоит в праве законного наследования»1.

Многие теоретики (Морган Л.Г.[1] [2], Вебере Я.Р.[3] и другие) считают родство первичным отношением между людьми и одним из наименее подверженных изменению. Родство нельзя отменить, родство в гражданском праве это кровная связь, с наличием которой связано возникновение прав и обязанностей. Согласно утверждению антрополога Мейера Фортеса[4], отношения родства особенно связывают, создают неизбежные требования и обязательства.

В середине 60-х годов двадцатого века ученые (Леви-Стросс[5], Рулан Н.[6] и другие) вновь обратились к совершенствованию теории родства. Позднее данная тема не потеряла своей актуальности, в конце XX — начале XXI вв. за рубежом появилось несколько монографий и крупных коллективных работ (Testard 1996[7]; Parkin 1997[8]; Dziebel 2007[9]), в России с 1995 г. издается альманах «Алгебра родства»[10] [11].

Условно в рамках значимости для наследственного права можно выделить три основные теории родства: биологическую, социальную и биоло-гически-волевую. Биологическая теория родства выражает взгляд на родство лишь как на кровную связь между людьми11, в рамках данной теории усыновление рассматривалось лишь как правоотношение, приравненное к родительским отношениям, но не основывающееся на родстве[12].

Несмотря на господство биологической теории, отдельные ученые продолжали придерживаться социальной (формальной) концепции родства, признавая, что последнее (по крайней мере, в юридическом смысле) представляет собой общественную связь между лицами[13]. Признание за тесными социальными связями юридического характера родства отражалось, прежде всего, на трактовке института усыновления.

Во-первых, именно как родство должно рассматриваться такое усыновление, при котором усыновители записываются в качестве родителей ребенка (для права именно таковыми они тем самым и становятся).

Во-вторых, в отличие от других форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, последствия усыновления имеют значение не только для семейного права, но и для других отраслей (например, наследование), а само усыновление, по общему правилу, бессрочно и не прекращается даже после достижения ребенком совершеннолетия.

В-третьих, путем усыновления создаются не только правовые, но и фактические близкие отношения, зачастую даже до юридического оформления усыновления, когда ребенок считает усыновителей своими родителями.

В-четвертых, усыновленные и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам приравниваются к родственникам по происхождению2.

В 1970-х годах Паластина С.Я. предложила биологически-волевую теорию родства. При установлении материнства и отцовства конституирующим фактором является биологическое, кровное происхождение ребенка. Однако для установления отцовства ребенка незамужней женщины необходимы два основания: естественно-биологическое и волевое3.

Исследователи систем родства имеют дело с тремя основными сферами: способами происхождения и наследования; формами брака; регулированием отношений посредством табу на кровосмешение. При этом учитываются следующие положения:

  • 1. Родством или родственной связью признается кровная связь лиц, происходящих одно от другого либо от общего предка. Основанием возникновения кровного родства является биологическое происхождение, т.е. рождение, подтвержденное в установленном законом порядке. Кровное родство, в качестве юридического факта, не обязательно выступает только при условии его регистрации.
  • 2. Для родства характерна структура, определяемая его степенью. При этом родством или родственной связью признается кровная связь лиц, родственная связь более сильна по отношению к родственникам ближайшей степени и является более слабой по отношению к родственникам дальней степени. Поэтому родственникам ближайших степеней родства закон предоставляет особые права, возлагает определенные обязанности и устанавливает отдельные запреты, опосредственные именно родственной связью.

Так, родственниками по прямой линии являются родители и дети, дедушки, бабушки и внуки. «Прямая линия родства может быть восходящей — от потомков к предкам (внуки, дети, родители) либо нисходящей, то есть идущей от предков к потомкам (родители, дети, внуки)»[14].

«Боковая линия родства основана на происхождении разных лиц от общего предка. Например, для родных братьев и сестер общие предки — это отец и мать либо один из них»2.

При определении седьмой очереди наследников законодатель отступает от принципа призвания к наследованию родственников наследодателя и допускает наследование между свойственниками. Вероятно, именно в силу этого седьмая очередь отделена от других очередей наследников.

Введение возможности наследования падчериц, пасынков, мачехи и отчима наследодателя является новшеством не только по сравнению с ГК РСФСР 1964 года, но и с досоветским законодательством, не допускавшим наследования лицами, находящимися в отношениях свойства с наследодателем.

Введение данной нормы обусловлено тем, что отношения, возникающие между мачехой (отчимом) и падчерицей (пасынком), часто оказываются близки к отношениям между родителями и детьми. Вместе с тем, признавая определенные права, вытекающие из отношений свойства, законодательство не приравниваетдщнные отношения к отношениям усыновления.

«Если усыновители и усыновленные юридически по правам и обязанностям уравнены с родителями и детьми, то мачехи (отчимы) и пасынки (падчерицы) могут быть призваны к наследованию только при отсутствии наследников, находящихся в пятой степени родства с наследодателем»3. Таким образом, факт родства, вплоть до пятой степени, имеет приоритет перед рассматриваемыми отношениями.

Между людьми, состоящими в свойстве, нет кровной связи. Это отношения родственников одного супруга к другому супругу или отношения между родственниками обоих супругов (тесть, теща, свекровь, шурин и т.д.). В законодательстве и современной цивилистической литературе родство рассматривается в широком смысле, как биосоциальная категория.

Мельникова М.П. считает, что в теории наследственного права наряду с понятием кровное родство должно использоваться понятие родство социальное1. Соглашаясь с данным мнением, следует отметить, что данное понятие требует более детальной разработки, переосмысления и точной формулировки с учетом современных реалий.

Как справедливо отмечают Зубрилова О.А., Танимов О.В.[15] [16], широкое применение современных медицинских технологий не позволяет более связывать происхождение ребенка, которому придается юридическое значение, только с биологическим происхождением — кровным родством. При этом они отмечают, что современное право, представляющее собой совокупность традиционных норм, не в состоянии иногда регулировать отношения, существующие за пределами «правовых рамок».

В недалеком будущем большинство отношений нужно будет контролировать и регулировать другими способами, предполагающими введение элементов условности, возможности применения в сегодняшнем праве теории юридических фикций. В этом смысле искусственные методы репродукции человека: суррогатное материнство; оплодотворение in vitro — это и есть фикция. Искусственные методы репродукции человека как юридическая фикция существуют после закрепления в Основах законодательства об охране здоровья граждан[17] [18] [19] [20], где предусматривается право каждой совершеннолетней женщины детородного возраста на оплодотворение in vitro и имплантацию эмбриона, а также правила этих процедур. В определенной мере восполнен пробел в законодательстве, регулирующем правоотношения в сфере «репродукции человека» в целом.

В современной неблагоприятной демографической ситуации стало важным использование всех ресурсов повышения рождаемости, в связи с этим появилась инновационная, эффективная, пользующаяся спросом отрасль — репродуктивная медицина. С помощью современных вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) по неполным данным к началу XXI века в мире родилось уже более 2 миллионов человек1.

В условиях переходной российской экономики начала 1990-х гг. новаторские репродуктивные технологии стали «имитационными» инновациями с отработанным алгоритмом развития. В 1996 г. официально заявили о себе в отечественном регистре ВРТ 12 репродуктивных центров, расположенных в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Кисловодске, на Урале и в Сибири, а в 2005 г. их было уже 51, и располагались они почти по всей территории страны, включая Дальний Восток[21] [22].

По мнению некоторых исследователей, родство, возникающее в результате рождения детей с помощью методов ВРТ, является однозначно родством социальным, Кириченко К.А.[23], анализируя нормы СК РФ, замечает, что законодатель не предусмотрел особенностей осуществления, изменения или прекращения родительских прав и обязанностей для родителей, прибегнувших к ВРТ по сравнению с родителями ребенка, рожденного традиционным способом, и делает вывод, что законодатель признает родство биологическое и родство социальное. Мельникова М.П.[24], исследуя основания наследственных прав детей после смерти родителей, доказывает, что под социальным родством следует понимать родство, возникающее в результате рождения детей с помощью имплантации эмбриона и искусственного оплодотворения. К сожалению, на сегодняшний день существует немного исследований рассматривающих ВРТ в рамках наследственного права, но чтобы подтвердить или опровергнуть выводы о социальном родстве, которое возникает в результате рождения ребенка с помощью репродуктивных технологий, необходимо проанализировать и раскассировать методы ВРТ.

Данные методы можно разделить на методы с использованием собственных материалов, с использованием собственных и донорских материалов и с использованием донорских материалов. Таким образом, ребенок, рожденный с использованием собственных материалов, будет кровным, при рождении ребенка с использованием донорских яйцеклеток речь идет о социальном материнстве, а при использовании донорских сперматозоидов о социальном отцовстве. Социальное родство возникнет в случае рождения ребенка с использованием донорских яйцеклеток и сперматозоидов. В обычной ситуации родство по отцовской линии базируется на родстве генетическом, а родство по материнской линии — на генетическом и гестационном родстве.

Социальное материнство (отцовство) — небиологическая связь между родителями и детьми, возникающая вследствие удочерения (усыновления), а также в случае использования вспомогательных репродуктивных технологий с использованием донорских материалов, санкционированная обществом. Основой родительства становится выраженное согласие лиц, желающих стать родителями, отражающее их волю, сформировавшуюся вследствие их репродуктивного интереса.

Генетическая связь ребенка с донором практически не имеет значения для права, не создает в общественном смысле отношений родства, но может рассматриваться как правопрепятствующий юридический факт при заключении брака (и даже в этом смысле такое родство крайне ограничено, поскольку, по аналогии с абз. 3 ст. 14 СК РФ, оно должно распространяться лишь на родственников первой степени родства, а также родственников второй степени родства по прямой линии)[25].

Таким образом, как справедливо отмечает Кириченко К.А., сегодня к вопросу о понятии, основаниях возникновения и природе родства заставляет вернуться развитие вспомогательных репродуктивных технологий, позволяющих разъединять процессы зачатия, вынашивания, рождения и воспитания ребенка2.

Учитывая возникновение инновационной отрасли — репродуктивной медицины, когда масштабное применение методов ВРТ не позволяет более связывать происхождение ребенка только с биологическим происхождением, возникает необходимость четко определить понятие кровного и социального родства в соответствии с современными реалиями.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что основанием наследования наряду с кровным родством является и родство социальное. В теории наследственного права институт социального родства, в связи с развитием репродуктивной медицины и масштабного внедрения вспомогательных репродуктивных технологий, смоделирован неполно, требует модернизации и более конкретных определений.

Базовое определение «социальное родство» следует определить как санкционированный и обусловленный особенностями организации общества вид межличностных и социально-групповых, бытовых, духовных отношений, основанный на браке, порождении, усыновлении, удочерении, возникающее в результате рождения детей с помощью вспомогательных репродуктивных технологий с использованием донорских материалов. При этом кровным родством следует признать родство в результате рождения детей с помощью вспомогательных репродуктивных технологий без донорских материалов.

Кодекс РФ предоставил право наследования нетрудоспособным иждивенцам, проживающим совместно с наследодателем и не входящим в число наследников по закону в качестве самостоятельной — восьмой очереди наследников по закону. Оно регулируется правилами ст. 1148 ГК РФ, которая заметно усложняет настоящие положения по сравнению с ГК РСФСР.

Прежде всего, новым является выделение двух групп нетрудоспособных иждивенцев наследодателя. Первая группа — нетрудоспособные иждивенцы, относящиеся к очередям, предусмотренным ст. 1142—1145 ГК РФ, то есть со второй по седьмую включительно. Это лица, являющиеся родственниками, либо лица, отношения которых приравниваются к родственным (родственники усыновителя, потомки усыновленного), а в предусмотренном пунктом третьим ст. 1145 ГК РФ случае — лица, находящиеся в отношении семейства. Так как супруг, родители и дети наследодателя являются наследниками первой очереди и имеют приоритет перед всеми другими наследниками, на них не распространяются положения о нетрудоспособных иждивенцах.

Вторая группа — нетрудоспособные иждивенцы, не относящиеся к числу наследников по закону, установленных вышеназванными статьями очередей. Это могут быть либо родственники степеней родства, не имеющих значения при наследовании, либо граждане, находящиеся в отношениях свойства с наследодателем, также не имеющих правового значения (например, брат жены), либо вообще лица, не связанные с наследодателем родственными узами. Для наследования нетрудоспособные иждивенцы первой группы, помимо доказательств, подтверждающих их право наследования в одной из очередей, установленных ст. 1142—1145 ГК РФ, должны представить доказательства нахождения на иждивении наследодателя (срок иждивения должен быть не менее одного года), а также подтвердить свою нетрудоспособность.

Нахождение на иждивении означает, что лицо получало средства к существованию полностью за счет наследодателя либо получало от наследодателя такую помощь, которая была бы для него основным и постоянным источником существования. При этом не исключается, что иждивенец получает пенсию или пособия, однако в этом случае необходимо доказать, что пенсия и пособия обеспечивают его нужды лишь в незначительной степени, к примеру, в связи с необходимостью постоянного приобретения дорогостоящих лекарств.

Нетрудоспособными считаются лица, достигшие пенсионного возраста. По общему правилу пенсионный возраст для женщин 55 лет, а для мужчин 60 лет, однако для представителей некоторых профессий, а также в зависимости от условий труда или состояния здоровья этот возраст может быть снижен.

Так, согласно ст. 12 Закона РФ от 20.11.1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации»1, пенсия в связи с особыми условиями труда устанавливается мужчинам — по достижении 50 лет и женщинам — по достижении 45 лет, если они соответственно трудились не менее 10 лет, а на подземных работах или на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах — семь лет и шесть месяцев и их общий трудовой стаж составляет не менее 20 лет для мужчин и не менее 15 лет для женщин.

Нетрудоспособными считаются также несовершеннолетние до достижения возраста трудовой дееспособности, то есть до 15 лет. Нетрудоспособность подтверждается соответствующими документами. В частности, паспортом, свидетельством о рождении гражданина. Кроме того, пенсионный возраст лица может подтверждаться наличием пенсионного удостоверения. Для подтверждения факта и группы инвалидности представляется заключение медико-социальной экспертизы.

Иждивение имеет правовое значение в том случае, если продолжалось не менее одного года до смерти наследодателя. Таким образом, не дает оснований для призвания к наследованию иждивение, длившееся менее года либо хотя и длившееся более года, но прекратившееся задолго до смерти наследодателя.

Следует отметить, что в ст. 1148 ГК РФ законодатель применил словосочетание «не менее года до смерти наследодателя» вместо традиционного словосочетания «не менее года до открытия наследства». Дело в том, что в ряде случаев днем открытия наследства считается день вступления в силу решения суда об объявлении лица умершим. Законодатель исходил из того, что основания, вследствие которых лицо объявляется умершим судом, по общему правилу исключают саму ситуацию, когда нетрудоспособное лицо находилось на иждивении наследодателя, отсутствующего в месте жительства в течение 5 лет. Тем не менее, по существу, допущена серьезная неточность, так как лицо, отсутствующее в месте постоянного жительства в течение 5 лет, могло, например, в течение последних двух лет жизни содержать нетрудоспособного двоюродного внука: полностью исключить такую ситуацию нельзя. Из буквального толкования п. 1 ст. 1147 ГК РФ вытекает, что такой иждивенец не наследует в порядке, предусмотренном в п. 1 ст. 1149 ГК РФ. Видимо, законодателю следует уточнить свою волю,

ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 14. Ст. 486.

а Верховному Суду РФ — разъяснить порядок применения п. 1 ст. 1148 ГК РФ в такой ситуации.

На первый взгляд новые правила о наследовании нетрудоспособными иждивенцами наследодателя ясны и просты. Однако при более глубоком их анализе можно сделать вывод, что в них закреплена усложненная правовая модель, которая в практике ее применения вызовет трудности, и простой гражданин едва ли сможет ее усвоить. Это, прежде всего, следует отнести к разделению нетрудоспособных иждивенцев на две группы. Нетрудоспособные иждивенцы первой группы, в свою очередь, делятся на тех, которых наследодатель был обязан содержать по закону и тех, которых он по закону не был обязан содержать. К числу нетрудоспособных иждивенцев, которых наследодатель обязан был содержать, но которые не входят ни в одну из очередей наследников по закону, могут быть отнесены бывший супруг (ст. 90 СК РФ), его фактические воспитатели (ст. 96 СК РФ), отчим и мачеха (ст. 97 СК РФ).

Следует обратить внимание и на положения ст. 1148 ГК РФ, устанавливающие, что при отсутствии наследников нетрудоспособные иждивенцы наследуют самостоятельно и в равных долях. Указанные положения, вне всякого сомнения, распространяются на всех нетрудоспособных иждивенцев независимо от того, в какой разряд они включены.

Оправдано ли расширение законодателем круга наследников по закону, должна показать практика. Однако несомненно, что трудности в применении норм неизбежны. Лица, находящиеся в дальнем родстве, могут и забыть друг о друге и вспомнить о дальнем родственнике лишь в связи с открывшимся после его смерти наследством. Следует также иметь в виду, что установить столь дальнее родство зачастую крайне трудно, а то и невозможно. Все это может привести к бесконечным судебным спорам.

Суханов Е.А.1, однако, считает, что не нужно пугаться того, что будет слишком много кандидатов в наследники. Некоторые родственники чаще всего не доживают до момента наследования, скажем, прабабушки и прадедушки наследодателя. К тому же наследниками по закону объявлены некоторые лица, которые наследуют и по праву представления.

В Гражданском кодексе РСФСР наследниками по праву представления были названы только внуки и внучки наследодателя. Они могли претендовать на имущество дедушек и бабушек в тех случаях, когда к моменту открытия наследства не оказывалось в живых их родителей или того из их родителей, кто призывался бы к наследованию по закону. Теперь по праву представления будут наследовать не только внуки, но и племянники и племянницы, а также некоторые другие род-

Суханов Е.А. О третьей части Гражданского кодекса РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 3. С. 9.

ственники (например, двоюродные), и одновременно перечисленные категории включены в круг наследников по закону.

Главный смысл ст. 1142—1148 ГК РФ состоит в том, чтобы не допустить случаев выморочности наследственного имущества — оно должно оставаться в кругу родственников наследодателя. Это разумно, ибо практика показывает, что государство обычно не очень заинтересовано в переходе к нему наследственного имущества, особенно когда оно состоит из предметов домашней обстановки и обихода, и, надо сказать, распоряжается им не лучшим образом.

Совсем недавно в средствах массовой информации сообщалось о судьбе наследственного имущества Галины Улановой, нашей знаменитой балерины. После нее не осталось прямых наследников по закону (в силу действующего ранее Кодекса), но две племянницы готовы были принять ее имущество. Тем не менее, оно как выморочное перешло государству. Налоговые органы (представляющие в данном случае интересы государства) сочли это имущество малоценным и решили продать его за бесценок, лишь бы получить хоть какую-то прибыль.

Между тем некоторые предметы (возможно, прямой денежной ценности действительно не имеющие) представляют собой памятники нашей истории. Это письма известных деятелей культуры, дневники, афиши и программы спектаклей и пр. И если бы родственники стали наследниками, они, очень вероятно, использовали бы полученное наследство по назначению — скажем, для создания музея.

Одной из основных тенденций трансформирования наследственного законодательства России в современный период является укрепление частноправовых начал наследования с сохранением при этом социальной направленности наследственного права, этому способствует расширение круга наследников по закону.

Представляется правильным не ограничивать право наследовать по закону какой-либо степенью родства. Закон, устанавливая очередность наследования на случай, если наследодатель по каким-либо причинам не распорядился своим имуществом, исходит из предполагаемой воли наследодателя, то есть презюмируется, что передача имущества близким наследодателю людям отвечает его намерениям, чего нельзя сказать о государстве, как наследнике.

Таким образом, анализ законодательства о наследовании РФ, определения круга наследников по закону, позволяет сделать следующие выводы:

  • 1. Одной из основных тенденций трансформирования наследственного законодательства России в современный период является укрепление частноправовых начал наследования с сохранением при этом социальной направленности наследственного права, этому способствует расширение круга наследников по закону.
  • 2. Нужно отметить, что ученые вновь обращаются к совершенствованию теории родства, которая сегодня имеет большое теоретическое и практическое значение. Для родства характерна структура, определяемая его степенью. При этом родством или родственной связью признается кровная связь лиц, родственная связь более сильна по отношению к родственникам ближайшей степени и является более слабой по отношению к родственникам дальней степени. Поэтому родственникам ближайших степеней родства закон предоставляет особые права, возлагает определенные обязанности и устанавливает отдельные запреты, опосредственные именно родственной связью.

  • [1] Мейер Д.И. Русское гражданское право, изданное по запискам слушателей. СПб., 1902. С. 62.
  • [2] Морган Л.Г. Древнее общество, или Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. 1877. Л., 1934.
  • [3] Вебере Я. Р. Понятие родства как основания возникновения права и обязанностей // Вести. МГУ. 1962. № 4.
  • [4] Fortes Meyer. Kinship and social order: the legacy of L.H. Morgan. Chicago, 1969.
  • [5] Levi-Strauss Cl. Mythologiques. L’Homme nu. Paris: Plon, 1971. T. 4.
  • [6] Рулан H. Юридическая антропология. M., 2000. С. 84.
  • [7] Testard A. La Parenth Australienne: itude Morphologique.Transformations of Kinship. Washington: Smithsonian Institution Press, 2000.
  • [8] Parkin R.J. Kinship: An Introduction to Basic Concepts. Oxford: Blackwell, 1997. Dziebel G. V. The Genius of Kinship: The Phenomenon of Human Kinship and the
  • [9] Global Diversity of Kinship Terminologies. Youngstown; N.Y.: Cambria Press, 2007.
  • [10] Альманах «Алгебра родства: Родство. Системы родства. Системы терминов родства» (составитель и ответственный редактор В.А. Попов) был задуман как ежегодник. К настоящему времени опубликовано 14 его выпусков и три выпуска готовятся к печати.
  • [11] Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 23; 12.
  • [12] Шахматов В.П., Хаскельберг Б.Л. Новый кодекс о браке и семье РСФСР. Томск, 1970. С. 56.
  • [13] Вебере Я.Р. Родство как основание возникновения прав и обязанностей по советскому семейному и гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1963. С. 13. Вебере Я.Р. Сущность и правовые последствия усыновления // Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968. С. 114—117. Паластина С.Я. Основания возникновения родительских прав и обязанностей // Правоведение. 1973. № 6.
  • [14] Грудцына Л.Ю. Наследование в вопросах и ответах. М., 2009. С. 97. Грудцына Л.Ю. Наследование в вопросах и ответах. М., 2009. С. 97. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей гражданского кодекса РФ. М., 2010. С. 131.
  • [15] Мельникова М.П. Наследование по закону в России от свода законов до граж
  • [16] данского кодекса РСФСР 1964 года (историко-теоретический аспект): Ав-
  • [17] тореф. дисс.... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 11.
  • [18] Зубрилова О.А., Танимов О.В. Искусственные методы репродукции человека в век тотального социологизаторства: вопросы телесности и правовой аспект // Антропологическая экспертиза российского законодательства. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (11—12 февраля 2005 г.). Казань, 2005. С. 190-194.
  • [19] Федеральный закон от 22 июля 1993 № 5487—1 Основы законодательства РФ
  • [20] охране здоровья граждан // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.
  • [21] Вспомогательные репродуктивные технологии — фактор повышения рождаемости и компонент инновационного развития. Электронная версия бюллетеня Население и общество. Демоскоп Weekly. № 409—410. 2010. URL: http:// www.demoscope.ru/weekly/2010/0409/analit04.php (дата обращения: 02.02.2013).
  • [22] Отчет регистра вспомогательных репродуктивных технологий Российской Ассоциации Репродукции за 2005 г. URL: http://www.rahr.ru/d_registr_otchet/ otchet2005.pdf (дата обращения: 08.02.2013).
  • [23] Кириченко К.А. Эволюция понимания родства. Вестник НГУ. Серия: Право. 2007. Т. 3. Вып. 2.
  • [24] Мельникова М.П. Наследование по закону в России от свода законов до гражданского кодекса РСФСР 1964 года (историко-теоретический аспект): Ав-тореф. дис.... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 12.
  • [25] Кириченко К.Л. Эволюция понимания родства // Вестник НГУ. Серия: Право. 2007. Т. 3. Вып. 2. С. 12. Кириченко К А. Эволюция понимания родства // Вестник НГУ. Серия: Право. 2007. Т. 3. Вып. 2. С. 12.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы