НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ПРАВУ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Институт наследования по праву представления, известный со времен римского частного права1, был воспринят правовыми системами многих стран[1] [2], действовал в соответствии с ГК РСФСР 1964 г. и сохранен в части третьей ГК РФ, однако с определенными изменениями, обусловленными реформированием наследственного права России.

Как подчеркивает Ануфриева Л.П., исторически устойчивая юридическая судьба института наследования по праву представления обусловлена присущими ему идеями социальной справедливости, экономической оправданности и сбалансированности интересов правопреемников одной очереди, обосновывающими переход права на наследство к детям выбывшего наследника[3].

Суханов Е.А. определяет наследование по праву представления как переход имущества наследодателя к его внукам, правнукам, дальнейшим прямым нисходящим потомкам, племянникам и племянницам, двоюродным братьям и сестрам в порядке универсального правопреемства в доле, которая по закону причиталась бы их прямому восходящему предку, умершему до наследодателя или одновременно с ним[4].

Наследование по праву представления в российском праве существует только при наследовании по закону. А во многих зарубежных странах, отмечает Грудцына Л.Ю.[5], наследование по праву представления применимо и при наследовании по завещанию, если наследники по завещанию определены не как конкретные личности, а как паран-телла (например, из содержания завещания очевидно, что наследниками являются все дети наследодателя).

В круг лиц при наследовании по праву представления входят: наследодатель, наследник по закону, потомки наследника по закону. Потомки наследника по закону имеют право наследовать лишь часть имущества, которая принадлежала бы наследнику по закону.

Интересное мнение высказал Ю.П. Свит[6], он справедливо отнес к основаниям возникновения наследования по праву представления следующие юридические факты: наличие у наследника по праву представления прямого родства по восходящей линии с лицом, которое могло бы быть призвано к наследованию; наличие оснований для призвания к наследованию родственника по восходящей. К таким основаниям можно отнести наличие права наследовать по закону после наследодателя, отсутствие наследников предыдущей очереди; смерть наследника до момента открытия наследства либо одновременно с наследодателем.

Никакие другие юридические факты не признаются основаниями наследования по праву представления — ни заявленный отказ от наследства указанных определенных наследников, ни простое непринятие ими наследства, ни лишение их наследства в соответствии с завещанием (п.2 ст. 1146 ГК РФ). В этих случаях наследник по закону находится в живых на день открытия наследства, но он либо сам не осуществил своего права на наследство, либо лишен такой возможности по завещанию, поэтому он не может быть замещен его потомками — детьми.

Когда идет речь о праве представления, то создается представление, будто бы нисходящий наследник умершего являлся его представителем до открытия наследства. Но в действительности ни о каком представительстве в данном случае говорить не приходится. Авторы ряда научных работ, в частности Свит Ю.П.2, справедливо отмечают, что наследники по праву представления наследуют не своему восходящему родственнику (родителю), а непосредственно наследодателю, и это понимание важно для определения последствий наследования. Поэтому нельзя признать удачной формулировку п. 1 ст. 1146 ГК РФ, согласно которой доля не-состоявшегося наследника переходит по праву представления к его потомкам. Более правильным представляется описание этого вида наследственного правопреемства в ст. 532 ГК РСФСР. Данная статья адекватно отражала ситуацию, хотя в ней не употреблен специальный термин «наследование по праву представления».

Еще Серебровский В.И.1 отмечал, что хотя термин «право представления» уже довольно прочно укрепился в нашей теории и практике, нельзя признать, чтобы он находился в соответствии с действительными отношениями, возникающими при призвании к наследованию внуков и правнуков наследодателя, правильнее было бы назвать данный вид наследования поколенным преемством.

Как отмечает Гуев А.Н.[7] [8], в практике часто возникает вопрос: нет ли (после отмены правила ст. 537 ГК РСФСР о том, что часть имущества, оставшаяся незавещанной, делится между наследниками по закону; в их число входят и те наследники по закону, которым другая часть имущества была оставлена по завещанию, поскольку в завещании не предусмотрено иное) пробела в нормах и ст. 1146 ГК РФ и гл. 62, 63 ГК РФ? Системное толкование ст. 1113, 1116, 1118, 1121, 1122, 1131 и ст. 1146 ГК РФ позволяет утверждать, что после вступления в силу части третьей ГК РФ, оставшаяся незавещанной часть имущества наследуется по закону, это относится и к доле наследника, умершего к моменту открытия наследства.

В свое время относительно применения ст. 537 ГК РСФСР Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что внуки и правнуки наследодателя, родители которых умерли до открытия наследства, а также наследники второй очереди не имеют права на обязательную долю в наследстве, за исключением случаев, когда эти лица находились на иждивении умершего (п. 10 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2)[9].

Учитывая сказанное и мнения комментаторов законодательства (Садиков О.Н.[10] [11], Гуев А.Н.[9] и др.), а также в интересах упорядочения наследственных правоотношений, целесообразно дополнить ГК РФ нормой, аналогичной ст. 537 ГК РСФСР о наследовании части имущества, оставшейся незавещанной.

Наследники по праву представления наследуют ту долю в наследстве, которая причиталась бы их умершему родителю, причем она делится между ними поровну. Ануфриева Л.П.[13], в частности, полагает, что доли наследников при наследовании ими имущества по праву представления определяются законом в соответствии с принципом совокупного ограничения этих долей правом на часть наследства, которая приходилась бы на долю замещаемого ими наследника.

В отношении лиц, которые наследуют по праву представления, сохраняется очередность их призвания к наследованию. Некоторые правоведы отмечают (Садиков О.Н., Тимонина Ю.В., Фесечко Т.А., и др.)1, что хотя круг лиц, которые могут наследовать по праву представления, теперь расширен, он все же достаточно узок. При расширении круга этих лиц законодатель не пошел столь же далеко, как при увеличении числа очередей наследников по закону. Как считают некоторые правоведы, в частности Грудцына Л.Ю.[14] [15], Телюкина М.В.[16] и др., подобное расширение круга субъектов не является заимствованием из зарубежного права, а является обращением к своему прошлому. В качестве аргумента приводится Проект гражданского уложения Российской Империи, который не ограничивал количество наследников по праву представления.

Следует обратить внимание на то, что наследование по праву представления при наличии предусмотренных в законе условий возможно и тогда, когда наследник умирает не только до открытия наследства, но и одновременно с наследодателем. В данном случае наследник не считается принявшим наследство, а наследодатель и наследник являются коммориентами (ст. 1114 ГК РФ)[17]. Гуев А.Н.[16] вполне справедливо считает, что определенное противоречие налицо с пунктом 2 ст. 1114 ГК РФ, в котором указано что граждане, умершие в один день не наследуют друг после друга.

Пункты второй и третий ст. 1146 ГК РФ устанавливают случаи, когда наследование по праву представления невозможно. Поскольку право представления производно от права основного наследника, исключение его из числа наследников влечет за собой отсутствие данного права и у наследника по праву представления.

Однако Эйдинова Э.Б. считает: «установленное законом положение, что наследник по праву представления не может наследовать, если его прямой восходящий предок при жизни был лишен своими родителями права наследования после них сделанным завещанием, противоречит сущности наследования по праву представления, поскольку наследники по праву представления наследуют самостоятельно, то есть непосредственно после наследодателя, а не опосредованно через умершего наследника (родителя). Воля завещателя о лишении права наследования носит персонифицированный характер (кроме случаев, когда в завещании указано, что все наследники по закону лишаются права наследования), то есть касается определенного лица, поэтому обосновывается отмена нормы п. 2 ст. 1146 ГК РФ»[19].

Аналогичной точки зрения придерживается Дружнее А.А.: «установленное законом положение, что не наследует по праву представления лицо, если его восходящий прямой предок объявляется недостойным наследником, должно быть отменено, поскольку искажает сложившиеся в российском обществе представления о справедливости. Наследники по праву представления должны устраняться от наследования только в том случае, если они сами своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию, либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке»2. Этим обосновывается отмена нормы п. 3 ст. 1146 ГК РФ. Такие утверждения представляются разумными в отношении наследников по праву представления.

  • [1] Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1997. С. 273.
  • [2] Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительноправовое исследование / Под ред. Залесского В.В. М., 1999. С. 154.
  • [3] Ануфриева Л.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья. М., 2004. С. 65.
  • [4] Суханов Е.А. О третьей части Гражданского кодекса РФ // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2002. № 3. С. 12.
  • [5] Грудцына Л.Ю. Наследование в вопросах и ответах. М., 2009. С. 126.
  • [6] Самое новое в законодательстве о наследовании. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья и Федеральный закон о введении ее в действие. Постатейный комментарий к разделу V части третьей Гражданского кодекса РФ. Комментарий к ст. 1146. Ю.П. Свит. М., 2001. Вып. 23. С. 67. Самое новое в законодательстве о наследовании. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья и Федеральный закон о введении ее в действие. Постатейный комментарий к разделу V части третьей Гражданского кодекса РФ. Комментарий к ст. 1146 Ю.П. Свит. М., 2001. Вып. 23. С. 67.
  • [7] Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М„ 1997. С. 287.
  • [8] Гуев Л. Н. Постатейный комментарий к части третьей ГК РФ. М., 2010. С. 129.
  • [9] Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1994.
  • [10] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Ответ, ред. О.Н. Садиков. М., 2005. С. 397. Гуев А.Н. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса РФ. М., 2010.
  • [11] С. 201.
  • [12] Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1994.
  • [13] Ануфриева Л.П. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья (постатейный). М., 2010. С. 21.
  • [14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Ответ, ред. О.Н. Садиков. М., 2005. С. 188.
  • [15] Грудцына Л.Ю. Наследование в вопросах и ответах. М., 2009. С. 130. Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской
  • [16] Федерации // Законодательство и экономика. 2002. № 9. С. 22.
  • [17] Обзор судебной и нотариальной практики Московской области по применению законодательства при рассмотрении вопросов, возникающих из наследственного права, а также отдельных видов договоров по передаче имущества в собственность // Нотариальный вестник. 2003. № 6. С. 17. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса РФ. М., 2010. С. 129.
  • [18] Федерации // Законодательство и экономика. 2002. № 9. С. 22.
  • [19] Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и по завещанию. М, 1989. С. 88. Дружнее А.А. Наследование по праву представления усыновленными и их потомством // Нотариус. 2003. № 6. С. 35.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >