Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Туризм arrow Крым: новый вектор развития туризма в России

Сохранение и наращивание туристской ресурсной базы регионов - основа устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов

Как видно из вышепроведенного анализа туристского ресурсного потенциала Крыма, он весьма значителен, многогранен и в определенной степени уникален. Это требует особой заботы о его сохранности и тем более наращивании. Более того, эта забота становится сегодня неотъемлемой частью обеспечения устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов, в которые эта ресурсная база неизбежно будет вовлекаться с явно нарастающей интенсивностью, особенно в регионах рекреационно-туристской специализации. В этих условиях все более очевидной становится взаимосвязь проблематики устойчивого развития регионов с обеспечением устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов. В свою очередь последнее во все более возрастающей степени связано с сохранением и наращиванием туристской ресурсной базы регионов.

В настоящее время теория устойчивого развития находится на стадии становления и активной разработки. Это предопределяет некоторые ее особенности.

Во-первых, исследования по данной проблематике затронули под новым углом зрения огромные пласты современной науки и практики. Поэтому в дискуссиях по вопросам устойчивого развития сегодня участвуют многие ученые из самых «различных областей знания: философы, экономисты, правоведы, экологи, социологи, биологи, физики, инженеры и многие др.»1.

Во-вторых, методология измерений устойчивого развития в настоящее время только разрабатывается, «поскольку оценки устойчивости многокомпонентны и требуют интеграции. Нередко разработка индикаторов устойчивого развития является достаточно сложной процедурой, требующей большого количества информации. Индикаторы устойчивого развития должны служить для различных структур власти, лиц, принимающих решения, широкой

Кулясова А.А. Социально-экономический анализ экологически устойчивого развития: дис. ... канд. экой. наук. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. С. 35.

общественности своеобразным барометром социально-эколого-экономического состояния мира, стран и регионов, происходящих в них процессов и тенденций развития»1. При этом, несмотря на то что официальные интегральные показатели и системы индикаторов имеют фактически все крупнейшие международные организации и большинство развитых стран, пока общепринятой системы показателей еще не выработано. Если сжато сформулировать выводы из Доклада «Об измерении экономического развития и социального прогресса» двух лауреатов Нобелевской премии по экономике: Дж. Стиглица и А. Сена (2009), сегодня основные проблемы замеров социально-эколого-экономического развития стран и регионов, в том числе с позиций устойчивого развития, «сводятся к следующему:

  • - современная система измерений социально-экономических процессов несовершенна. Участники рынка и правительства не ориентируются на анализ наиболее адекватных показателей;
  • - растет понимание и признание того факта, что ВВП не является идеальным показателем для измерения благосостояния, так как он не охватывает различные социальные процессы, изменения в окружающей среде, некоторые явления, которые принято называть устойчивостью развития;
  • - акцент на ВВП создает известное противоречие: от политических лидеров требуют его максимального роста, тогда как граждане также требуют, чтобы большее внимание уделялось вопросам безопасности, уменьшению загрязненности воздуха и воды, уменьшению шума, что может привести к сокращению роста ВВП;
  • - один из главных выводов доклада состоит в необходимости перенести акцент в системе показателей с измерения производства на измерение благосостояния. При этом измерение благосостояния должно рассматриваться в контексте обеспечения устойчивости развития;
  • - для измерения благосостояния следует использовать определения, которые охватывают различные аспекты этой категории, например, такие как безопасность (экономическая и физическая), свобода политического выбора, состояние здоровья, образование и некоторые другие факторы. К сожалению, многие традиционные показатели благосостояния ограничиваются показателями доходов»2.

В-третьих, фактически пока не затронутыми остаются вопросы, связанные с быстро нарастающими антропогенными и техногенными нагрузками, которые обусловлены нарастающим давлением туристских потоков на совокупный капитал регионов (природный, культурный, социальный, материальный)1. Прежде всего это особенно актуально для российских регионов туристско-рекреационной специализации. А следовательно, проблематика замеров потребляемых туристским сектором экономики компонентов совокупного капитала регионов с целью недопущения его истощения и обеднения, т.е. обеспечения оценки устойчивого развития регионов, развивающих туризм, фактически пока не рассматривается. Причем изучение результативности, практической отдачи от туристского сектора экономики пока сведено к своевременному вводу различных объектов или, в лучшем случае, срокам их окупаемости2, без рассмотрения их в контексте обеспечения устойчивого развития вообще, и тем более наращивания человеческого потенциала.

В-четвертых, первый российский проект, посвященный методике замеров и оценке устойчивого развития регионов, в основном оказался развернутым на осмысление характера использования пока только некоторых компонентов совокупного капитала - элементам природного и человеческого капитала. Причем сегодня фактически пока нет исследований, оценивающих эффективность их использования применительно к созданию и реализации региональных турпродуктов, хотя их доля в ВРП регионов в связи со стремительным нарастанием объемов туристских прибытий неуклонно нарастает. Более того, пока речь идет только о некоторых компонентах материального капитала, да и то лишь в части наращивания активов добывающих отраслей как показателя, характеризующего повышение интенсивности использования и потребления природного капитала. Характерно, что на данном этапе исследований этих фундаментальных проблем авторами исследований пока затронута в основном оценка динамики «накопления национальных сбережений после надлежащего учета истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды». В результате авторы проекта ставят перед собой пока весьма ограниченную за-

Шарафутдинов В.Н. О проблемах объекта теории туризма // Вестник СГуТиКД. 2011. № 3 (17). С. 103-113.

Шарафутдинов В.Н. О необходимости пересмотра подходов к исследованию проблем создания и реализации сочинского турпродукта (на примере сочинского олимпийского проекта) // Вестник СГУ. 2013. № 1 (23). С. 80-89.

дачу, не выходящую за рамки «коррекции валовых внутренних на-коплений»1.

При этом с целью получения достоверной коррекции валовых накоплений свои расчеты авторы проекта производят в три этапа. На первом этапе из валовых внутренних накоплений вычитается величина потребления обесценивания постоянного капитала (в российской статистике определенным аналогом этого показателя является амортизация основных фондов). На втором этапе скорректированные чистые внутренние накопления увеличиваются на величину расходов на образование, тем самым в проект закладываются показатели развития человеческого капитала.

Весьма важным с позиций устойчивого развития применительно к природному капиталу регионов является третий этап, на котором «происходит экологическая коррекция: вычитается истощение природного капитала (энергетические и минеральные ресурсы, а также сальдо по лесным ресурсам) и ущерб от загрязнения окружающей среды (выбросы СО2 и твердых взвешенных частиц). Все входящие в расчет величины берутся в процентах от валового национального дохода (GNI)»2.

При этом «скорректированные чистые накопления (СБ) рассчитываются по формуле

05 = СЛ/Г5'-?)А + СБЕ-Ор -СО- РД (2.5)

где СИЗ - валовые внутренние сбережения; Ок - обесценение основного капитала; Д> - истощение природных ресурсов; СБЕ - текущие расходы на образование; СО- ущерб от выбросов СО2; РО- ущерб от выбросов твердых взвешенных частиц диаметром меньше 10 мк (РМ10).

Истощение невозобновляемых природных ресурсов (Ор) определяется как отношение приведенной стоимости ренты, дисконтированной по процентной ставке г, к периоду исчерпания природного ресурса. Это истощение оценивается следующим образом. Для каждого вида невозобновляемых ресурсов природная рента Я рассчитывается по странам мира как

Д = (Р-С)-Д (2.6)

где Р- цена природного ресурса на мировом рынке; С - средние затраты на добычу ресурса в стране; Q - объем добычи природного ресурса.

Тогда

?>р = (Щ1 +г)- 1)/Г, (2.7)

где г - процентная ставка, равна 4%; Т- период исчерпания природного ресурса. Определяется как отношение запасов (нефти, газа, угля и др.) к годовой добыче, не менее 25 лет.

Информация о валовых внутренних сбережениях поступает из базы данных Всемирного банка. Статистические данные выражены в номинальных ценах1.

Иными словами, чистые сбережения авторы проекта рассчитывают как разницу между валовым сбережением и обесцениванием произведенного капитала. При отсутствии национальной статистики амортизации используются косвенные данные. Пока в расчеты включены следующие виды «невозобновляемых ресурсов: сырая нефть, природный газ, твердый уголь, лигнит, бокситы, медь, золото, железная руда, свинец, никель, фосфаты, серебро, олово и цинк»2.

Кроме указанных выше невозобновляемых ресурсов в расчеты включены и некоторые возобновляемые ресурсы. Например, леса, которые авторы относят «к возобновляемым природным ресурсам, поэтому для расчета истощения лесных ресурсов при вырубке древесины используется следующий принцип. Для каждой страны и года рента рассчитывается только в случае, если вырубка леса превышает естественный прирост в данной стране в этот год. Поскольку многие страны заготавливают древесину в объемах гораздо ниже естественного ежегодного прироста, то для них принимается нулевое значение ренты. Оценки ежегодного прироста и себестоимости определяются в процессе консультаций с банковскими экспертами по лесному хозяйству. Объемы заготовки древесины и цены на лес поступают из базы данных ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (РАО)).

Ущерб от выбросов углекислого газа рассчитывается как годовые выбросы углекислого газа, умноженные на величину умеренных оценок предельных убытков - 20 долл, за тонну выброшенного углерода.

И наконец, расчеты включают текущие затраты, связанные с системой образования. Для оценки затрат на образование по странам мира все составляющие величины берутся в процентах от валового национального дохода (ВНД) (GNI) страны.

В настоящее время показатели скорректированных чистых накоплений рассчитаны более чем для 100 стран мира, включая Россию»1.

При этом, как отмечают авторы проекта, «интегральный индикатор скорректированных чистых накоплений и подходы к его расчету могут иметь большое значение для России в целом и отдельных ее регионов. В стране с огромными масштабами деградации и истощения природных ресурсов, загрязнения окружающей среды экономический рост сопровождается растратой природного капитала. Учет экологического фактора может привести к значительному уменьшению ВВП, вплоть до отрицательных величин прироста. Оценка скорректированных чистых накоплений показывает значительное расхождение между традиционными экономическими и экологически скорректированными индикаторами. Валовые сбережения России составляли 30-37% ВНД за период 2000-2008 гг. Учет экологических факторов приводит к значительному сокращению традиционных экономических показателей до отрицательных значений. Например, индекс скорректированных чистых накоплений составил 1,62% ВНД в 2008 г. при значительном росте ВНД и ВВП»[1] [2].

Одновременно, используя предложенную методику, авторы проекта обращают внимание на то, что, «безусловно, индекс скорректированных чистых накоплений имеет ряд недостатков. Он не учитывает некоторые важные компоненты экологической деградации, такие как деградация земли, истощение подземных вод, перелов рыбы идр. Тем не менее, этот индекс важен тем, что он дает агрегированную оценку устойчивого развития, показывает необходимость компенсации истощения природного капитала и ущерба от загрязнения окружающей среды за счет роста инвестиций в человеческий и физический капиталы»[3].

Вместе с тем, как полагают авторы первого в России проекта эколого-экономического индекса регионов, предлагаемые ими расчеты, несмотря на все их несовершенство, имеют большое практическое значение. Они убедительно свидетельствуют о целесообразности создания специальных фондов типа Фонда будущих поколений, которые есть в Норвегии, США и некоторых нефтедобывающих странах. Такие фонды образуются за счет фиксированных отчислений от добычи истощающихся топливно-энергетических ресурсов для обеспечения будущего развития страны. При этом авторы проекта критически оценивают российскую практику создания аналогичных фондов (Стабилизационного фонда, разделенного в 2008 г. на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). Это связано с тем, что данные фонды, в отличие от мировой практики функционирования подобных фондов, у нас пока используются не на разработку мер, компенсирующих истощение природного капитала, а тратятся на стабилизацию текущей «социальной и экономической ситуации в стране»[4].

В этой связи в дальнейшем, в случае осмысления темпов истощения совокупного, в том числе природного капитала под воздействием быстро нарастающих туристских нагрузок на регионы, мы полагаем в перспективе уместным постановку вопроса о включении в тематику указанных выше фондов туристской компоненты. Особенно применительно к тем регионам, которые сегодня располагают уникальными природными, культурно-историческими ресурсами и по ним разрабатываются программы интенсивного развития туризма. То есть, по существу, речь идет о создании и реализации региональных турпродуктов. Без соответствующей оценки устойчивого развития таких регионов эти программы, особенно при крупномасштабных вложениях, могут нанести непоправимый вред с точки зрения устойчивого развития этих регионов. А учитывая, что это регионы, как правило, к тому же по разным причинам депрессивны (например, Северо-Кавказский регион), их неустойчивое развитие может привести к непредсказуемым последствиям. Прежде всего, вследствие возможного наложения на депрессивное состояние экономик еще исчерпания и обеднения основных элементов совокупного капитала этих регионов в результате неадекватного его туристского использования. Вероятность подобного сценария особенно возрастает в условиях слабого осмысления последствий наращивания доли регионального турпродукта в ВРП, без учета предельно допустимых параметров рекреационной емкости регионов2. На эту сторону развития подобных регионов особенно важно обратить внимание в свете поручений Президента РФ значительно активизировать развитие туристской сферы экономики1, тем более что вследствие геополитических и прочих причин выездной туризм в нашей стране довольно энергично начинает трансформироваться в туризм внутренний.

Следует обозначить, что, как отмечают авторы расчета экологоэкономического индекса регионов РФ, «скорректированные чистые накопления, включающие основной, природный и человеческий капиталы, являются основой национального богатства, на основании оценки которого производится сравнение регионов по устойчивости экологического развития. По сути, индекс скорректированных чистых накоплений является эколого-экономическим индексом»2. При этом принципы расчета показателя «скорректированные чистые накопления» (СЧН) закладываются в следующую формулу:

СЧН = ВН - ИД - ИПР - УЗОС + РЧК + ЗОС + ООПТ, (2.8)

где ВН - валовые накопления основного капитала; ИД - инвестиции в основной капитал по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых»; ИПР- истощение природных ресурсов; УЗОС-ущерб от загрязнения окружающей среды; РЧК - расходы бюджета на развитие человеческого капитала; ЗОС - затраты на охрану окружающей среды; ООПТ - оценка особо охраняемых природных территорий.

Эколого-экономический индекс (индекс скорректированных чистых накоплений - ИСЧН) рассчитывался как отношение скорректированных чистых накоплений к ВРП.

ИСЧН = СЧН / ВРП • 100%,

где ВРП - валовой региональный продукт3.

Производя расчеты по формуле (2.8), авторы проекта экологоэкономических индексов регионов РФ с целью учета существующих различий в регионах и с целью выявления более полноценных основании для сравнении разделили все регионы на следующие основные четыре группы:

  • • финансово-экономические центры;
  • • экспортно-ориентированные регионы;
  • • промышленные регионы;
  • • аграрно-промышленные регионы .

Как видно из предложенной типизации регионов России, в ней пока не предусмотрены регионы туристско-рекреационной специализации. И это понятно в условиях, когда проблематика исчерпания туристских ресурсов в масштабе регионов в настоящее время только начинает серьезно изучаться. К тому же остаются еще вопросы, в том числе по осмыслению самого понятия «региональный тур продукт». Так, даже в самых последних научных исследованиях ряда ведущих специалистов в области туризма до сих пор не изжит подход, согласно которому турпродукт не обладает свойствами «материального характера»2. Естественно, отсюда логично следует, что турпродукт, в том числе и регионального уровня, рассматривается как некая нематериальная невесомая экономически бессодержательная услуга, появляющаяся и исчезающая вместе с туроператором, в лучшем случае оставляя след в экономике региона в упрощенной статистике деятельности гостиниц и здравниц. При этом туристская статистика продолжает упорно игнорировать не только материальную сторону товаров и услуг, потребляемых туристами в ходе их пользования услугами даже гостиниц и здравниц (питание, водо-, энергообеспечение и пр.), но и деятельность всех сопряженных с туризмом отраслей, начиная от транспорта и заканчивая торговлей, связью, культурой, образованием и т.д., хотя в туристский сезон, прежде всего в регионах туристской специализации, именно туристы потребляют основную долю продукции всего территориально-отраслевого комплекса этих регионов и особенно когда соотношение турист / местный житель начинает превышать соотношение 1/1 и выше, достигая сегодня величин порядка 10-30/1, как это характерно для всех хорошо известных туристско-курортных регионов мира. В этой связи, анализируя формулу скорректированных чистых накоплений (ОБ) (см.

формулу (2.5)) и принципы ее расчета, следует обратить внимание на следующие важные с нашей точки зрения моменты.

Во-первых, как мы уже отметили, среди выделенных групп регионов нет регионов туристско-рекреационной специализации, хотя только во внутренний туризм сегодня в России вовлечено уже около 50 млн туристов, в основном в южные регионы страны[5]. А сегодня ставится задача в ближайшее время поднять эти цифры на порядок. Именно этим зачастую объясняется необходимость триллионных вложений в туристское развитие страны, в частности в Крым, Приморский край, прибайкальские регионы, Поволжье, Северный Кавказ, Сочи, Москву, Санкт-Петербург и другие по самым различным направлениям современного туризма. Поэтому мы не должны и не можем игнорировать антропогенные и техногенные нагрузки, связанные с перспективами значительного роста турпотоков в российские регионы. Ибо эти турпотоки уже начинают исчисляться десятками миллионов ежегодных туристских прибытий.

Во-вторых, следует иметь в виду, что, рассчитывая экологоэкономический индекс (индекс скорректированных чистых накоплений - ИСЧН) как отношение скорректированных чистых накоплений к ВРП (валовому региональному продукту), мы не должны упускать из виду, что последний содержит все более нарастающую долю региональных турпродуктов (РТП). Последние, как показали наши исследования, представляют собой именно ту часть создаваемого ВРП, которая создается в расчете на туристское потребление и формируется за счет расходов туристов. Иными словами, количественную формулу РТП можно представить как ту часть ВРП, которая создается туристским сектором экономики региона и оплачивается в регионе туристами. Вторая его часть формируется потребностью и платежеспособностью местного населения и других резидентов регионов. С этих позиций формулу РТП можно представить следующим образом.

РТП = ВРП - ЛППРР, (2.9)

где ЛППРР - личное и производственное потребление годового объема товаров и услуг местного населения и других резидентов региона. Отсюда

ВРП = РТП + ЛППРР. (2.10)

При этом следует иметь в виду, что сам по себе РТП (региональный турпродукт) также будет содержать в себе как чисто туристское личное, так и производственное потребление, что принципиально важно отметить и иметь в виду, когда мы беремся за исследование проблемы устойчивого воспроизводства РТП. Личное потребление выводит нас на реабилитацию и развитие физических и духовных сил человека, наращивание, таким образом, человеческого потенциала общества в целом. А в производственное туристское потребление, соответственно, входят все те доли природного, культурного, человеческого, социального и материального капиталов, которые по аналогии с амортизационными отчислениями должны содержаться в общем объеме РТП в товарах и услугах, потребленных и оплаченных туристами в течение года, и потребленные доли которых должны либо возмещаться в ходе своего использования в процессе воспроизводства РТП, либо сохраняться и улучшаться, но не исчерпываться и не ухудшаться.

Такой подход позволяет ставить и искать решения задач не только восстановления потребляемой при создании РТП части всего задействованного совокупного капитала регионов. Одновременно раскрываются перспективы определения результатов туристского личного потребления в части РТП. Этот результат в определенной степени уже начинает просчитываться, например, на показателях улучшения физического и духовного здоровья людей, вовлекаемых в сферу туризма, сокращении времени пребывания на больничных листах после санаторно-курортного лечения, росте продолжительности жизни человека идр.1 В конечном счете, все это находит свое проявление в сохранении и наращивании человеческого и экономического потенциала страны во взаимосвязи развития здравоохранения и туризма2. При этом принципиально важно отметить, что в настоящее время наметился активный пересмотр концептуальных основ этой взаимосвязи в направлении сохранения здоровья здорового человека посредством развития туризма3, в том числе используя мировой опыт социального и оздоровительного туризма[6]. Вместе с тем выход на исследования современных способов сохранения и наращивания человеческого потенциала посредством туризма сегодня пока неоправданно оставляет в стороне вопрос о том, какой ценой это должно достигаться, в том числе с точки зрения неухудшения, и тем более неисчерпа-ния туристской ресурсной базы регионов, задействованной в создании региональных турпродуктов.

Важно при этом иметь в виду, что результаты создания и реализации РТП обнаруживают себя как в процессе личного и производственного потребления региональных турпродуктов, т.е. в пространстве регионов их создания, так и в пространстве регионов — доноров турпотоков. Но сам факт сохранения и наращивания человеческого потенциала посредством созидания РТП оспаривать уже трудно. Следовательно, с точки зрения устойчивого развития применительно к региональному турпродукту в составе ВРП, мы сталкиваемся одновременно как с задачей замеров параметров потребления туристских ресурсов региона, так и с определением параметров приращения совокупного капитала, по линии человеческого потенциала, измеряемого, как известно, согласно Программе развития ООН (ПРООН), показателями доходов, образования и долголетия2. При этом не следует забывать, что, принимая туристов у себя, зачастую местные жители сами становятся туристами по отношению к другим регионам. И поэтому результативность оценки туризма не следует недооценивать.

Таким образом, с позиций устойчивого развития туризма в регионах речь идет не только о недопущении исчерпания в нем туристских ресурсов, но одновременно и о наращивании совокупного капитала региона и человеческого потенциала страны. Сегодня эта проблематика, несомненно, затрагивает уже все основы ВРП, особенно если в регионах под воздействием нарастания внутреннего туризма будет нарастать доля РТП, прежде всего вследствие нарастания соотношения турист / местный житель. При этом необходимо иметь в виду, что, судя по мировым трендам развития туризма в мире, объемы туристских прибытий будут неуклонно расти, а следовательно, будет увеличиваться и доля региональных тур-продуктов в составе ВРП регионов. Поэтому актуальность темы неисчерпаемости, неухудшения совокупного капитала регионов, задействованного в создании региональных турпродуктов, будет только нарастать.

В-третьих, говоря о региональном турпродукте как составной части ВРП, следует иметь в виду, что при нынешних мировых трендах развития туризма в мире под воздействием нарастания используемой доли совокупного капитала регионов для создания РТП, структура самого совокупного капитала регионов неизбежно будет меняться и прежде всего под воздействием антропогенных и техногенных нагрузок на природный, культурный и прочие виды капиталов регионов. Это особенно важно учитывать по отношению к наиболее чувствительным к чрезмерным антропогенным и техногенным нагрузкам видам капитала. Чаще всего в данных случаях речь идет о таких компонентах природного капитала, как бальнеологические ресурсы, в составе которых минеральные и лечебные воды, грязи, климат, флора и фауна, ООПТ, воды акваторий рек и морей и т.д. В части культурного капитала речь идет об уникальных памятниках прошедших эпох, предании забвению прекрасных традиций, утрате исторического облика курортных городов и т.д. Характерно, что многие элементы, например, природного капитала, до сих пор пока учитываются весьма неполно. В частности, при расчетах эколого-экономического индекса регионов России (индекс скорректированных чистых накоплений - ИСЧН) речь идет в основном только об ООПТ, да и то они берутся в расчет в основном с позиций упущенной выгоды из-за их временной незадействованности для сельскохозяйственного производства или добычи полезных ископаемых. Остальные элементы природного капитала регионов, активно вовлекаемые сегодня в сферу туризма с позиций устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов и развития регионов, фактически пока вообще никак и нигде не учитываются.

Исходя из необходимости учета восстановления потребляемых и одновременно наращиваемых в туризме ресурсов в ходе создания и реализации востребованных турпродуктов, формула регионального турпродукта с позиций устойчивого развития может выглядеть следующим образом:

РТП = Т(т) + У(т) = ПК + КК + ЧК + СК+ МК + ЧП, (2.11)

где РТП - региональный туристский турпродукт, рассматриваемый в данном случае с позиций факторов обеспечения устойчивого развития; Т(т) и У(т) - та часть товаров Т(т) и услуг У(т) создаваемого ВРП, которая потреблена и оплачена в регионе туристами. При этом помимо товаров и услуг по линии туристско-курортного ядра территориально-отраслевого комплекса регионов (гостиницы, санатории, рестораны, туристские объекты показа, событийные мероприятия и др.), сюда включены товары и услуги всех сопряженных с туризмом отраслей. Имеется в виду та часть продукции этих отраслей, которая напрямую потребляется туристами во время их пребывания в регионе (транспорт, питание, связь, строительство, АПК, торговля и т.д.); ПК, КК, ЧК, СК, МК - соответственно потребленные доли природного, культурного, человеческого, социального и материального капиталов, задействованных в воспроизводстве РТП в качестве туристских ресурсов, подлежащие восстановлению с целью недопущения истощения и обеднения совокупного капитала региона; ЧП - приращение человеческого потенциала, как впрочем, возможно и других компонентов совокупного капитала (природного за счет новых технологий, культурного, социального, материального), направленных на наращивание возможностей человека и общества в ходе создания и реализации РТП1.

В-четвертых, по-видимому, в целом следует исходить из того, что объемы потребляемой части задействованного в ходе воспроизводства регионального турпродукта совокупного капитала региона находятся в прямо пропорциональной зависимости от соотношения турист / местный житель. Примерно такая же зависимость, при прочих равных условиях, должна иметь место по отношению к приращению человеческого потенциала, генерируемого туристской сферой экономики, т.е. численности духовно и физически окрепших туристов в ходе использования регионального турпродукта. При этом следует иметь в виду, что параметры приращения человеческого потенциала в ходе использования РТП в определенной степени зависят и от его функциональной формы, т.е. от разновидностей направлений развития туризма в регионе. Например, если речь идет о доминировании лечебного туризма, т.е. преобладании в функциональной форме РТП лечебных турпродуктов, то возникает необходимость решать задачи, прежде всего связанные с сохранностью и обеспечением нормального воспроизводства всех задействованных в обеспечении турпотоков природно-клима-

По-видимому, эти приращения возможностей по своей масштабности, значимости могут оказаться не менее весомыми, чем вложения в образование, которое, собственно, пока и берется в расчет при определении параметров человеческого потенциала. Тем более что туризм сегодня активно начинает генерировать вложения, в том числе в науку и образование, причем по всем компонентам совокупного капитала: природного, культурного, материального и др.

тических и бальнеологических ресурсов региона, поддержанием их качества и востребованных объемов.

Примерно то же происходит при доминировании в функциональной форме РТП культурно-исторической составляющей. Здесь возникают вопросы уже определения оптимальных затрат в отношении проведения необходимых археологических, реставрационных и других работ для устойчивого воспроизводства РТП, способного мотивировать привлечение турпотоков в регион, заинтересованных в приращении знаний, осмысленном участии в диалоге различных культур. Все это генерирует необходимость создания соответствующей системы комплексного управления развитием материальной, кадровой, социальной ресурсной базы воспроизводства РТП, которая бы гарантировала неисчерпаемость, неухудше-ние туристской ресурсной базы региона.

То же самое, но только с учетом специфики содержания различных видов турпродуктов, их ресурсной базы и технологий преобразования этих ресурсов в соответствующие турпродукты будет происходить при попытках развивать все прочие виды туризма, начиная с пляжного, горнолыжного, экстремальных видов туризма, охоты, рыбалки и заканчивая проведением любых событийных мероприятий туристской направленности. Главное - мы должны начинать учитывать потребляемые доли всех видов задействованных в создание РТП капиталов (ресурсов) регионов, с тем чтобы как максимум наращивать и как минимум не допускать их исчерпания или ухудшения.

При этом следует отметить, что затраты на развитие туризма в регионах страны не просто неуклонно нарастают, но уже достигают серьезной доли федерального бюджета, насчитывая только на федеральном уровне триллионы рублей. Только на реконструкцию Сочи под Олимпиаду и на развитие туризма на Северном Кавказе объем затрат превысил три триллиона рублей. Это сопоставимо с более чем 20%-й долей федерального бюджета страны, например, на 2013 г.1 Поэтому уже сегодня нужна постановка вопроса об учете не только объемов затрат на развитие туризма в регионах, но и необходимых объемов ресурсов на обеспечение устойчивого воспроизводства РТП по всей совокупности задействованного на его воспроизводство совокупного капитала регионов (природного, культурного, материального и др.).

В этой связи возникает проблема не просто включения совокупных капиталов регионов, задействованных в создание региональ-

Федеральный бюджет. 1ЖЬ: http://wwwl.minfm.ru/rn/budget/

federalbudget/index.php (дата обращения: 29. 10. 2013).

ных турпродуктов, в расчеты по исследованию условии устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов, но и переосмысления параметров приращения человеческого потенциала общества за счет туризма.

С этих позиций мы полагаем интересным и полезным рассмотреть как гипотезу, что возможно и целесообразно включить в формулу (2.8) расчета чистых накоплений региональный турпродукт (РТП), рассчитанный по формуле (2.11). Учитывая, что, на наш взгляд, формула (2.11) вписывает РТП в контекст устойчивого развития, мы полагаем целесообразным выдвинуть предложение о включении РТП в показатель «скорректированные чистые накопления» со знаком плюс. Это обусловлено тем, что РТП с позиций формулы (2.11) не предполагает ни исчерпания, ни обеднения используемого на создание и реализацию РТП совокупного капитала региона и одновременно генерирует наращивание целого ряда компонентов совокупного капитала, особенно по линии человеческого потенциала. Таким образом, получаем формулу расчета скорректированных чистых накоплений с учетом туристской компоненты, которая в принципе должна выглядеть следующим образом:

СЧН = ВН - ИД - ИПР - УЗОС + РЧК +

+ ЗОС + ООПТ + РТП, (2.12)

где ВН - валовые накопления основного капитала; ИД - инвестиции в основной капитал по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых»; ИПР - истощение природных ресурсов; УЗОС -ущерб от загрязнения окружающей среды; РЧК - расходы бюджета на развитие человеческого капитала; ЗОС - затраты на охрану окружающей среды; ООПТ - оценка особо охраняемых природных территорий; РТП- региональный турпродукт, рассчитанный по формуле своего устойчивого воспроизводства (2.11).

Что дает такой подход к определению индекса скорректированных чистых накоплений? Прежде всего это может привести к пересмотру самого подхода к туризму. Туризм, как и вложения в наращивание человеческого потенциала, начнет рассматриваться не как вычет, а как вклад в совокупный капитал как регионов создания региональных турпродуктов, так и регионов-доноров турпотоков, общества, прежде всего по линии внутреннего туризма.

Отсюда при прочих равных условиях устойчивым воспроизводством регионального турпродукта можно считать только такое, которое основывается на нормальном воспроизводстве (полной сохранности без потери качества и ухудшения количественных параметров) всех элементов совокупного капитала регионов, задействованного в его создании и наращивании человеческого потенциала страны. И наоборот, в случае выпадения или ухудшения в воспроизводственном процессе любого элемента этой формулы, при прочих равных условиях мы неизбежно столкнемся с антиустойчи-вым воспроизводственным процессом регионального турпродукта. При этом принципиально важно подчеркнуть, что в данном случае под прочими равными условиями в том числе имеется в виду, что воспроизводимый РТП востребован и оплачен со стороны входящих и исходящих в данный регион турпотоков.

Следовательно, ближайшей задачей исследований условий нормального воспроизводства РТП становится определение как условий нормального воспроизводства каждого элемента совокупного капитала регионов, задействованного в создании и реализации РТП, так и способов и механизмов их интегрирования в надлежащие пропорции воспроизводства РТП. При этом такие пропорции должны обеспечивать устойчивость воспроизводства искомого РТП, как по своим объемам, структуре, так и по соответствию потребностям и платежеспособности туристов. В этой связи в повестке дня темы исследования факторов, обеспечивающих устойчивое воспроизводство региональных турпродуктов, появляются вопросы наработки большого массива необходимых информационных баз, как в части задействования совокупного капитала регионов, так и прежде всего недопущения его ухудшения в целях обеспечения устойчивого воспроизводства региональных турпродуктов.

  • [1] Бобылев С.Н., Минаков В.С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Экологоэкономический индекс регионов РФ. Методика и показатели для расчета -
  • [2] VVF России, РИА Новости. 2012. С. 22. 1ЖЬ: http://www.wwf.ru/resources/ риЬ1Дюок/707 (дата обращения: 26.10.2015).
  • [3] Там же. Там же.
  • [4] Бобылев С.Н., Минаков В.С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Экологоэкономический индекс регионов РФ. Методика и показатели для расчета -VVF России, РИА Новости. 2012. С. 29-30. 1ЖЬ: http://www.wwf.ru/ ге8оргсе8/риЫ/Ьоок/707 (дата обращения: 26.10.2015'). Схема территориального планирования Российской Федерации применительно к территориям Республики Крым и города Севастополя (утв. распоряжением Правительства РФ от 08.10.2015 г. № 204-р). Т. 2. Кн. 7. Современное состояние и перспективы развития туристско-рекреационного комплекса. М., 201ф С. 66-82, 169-182. Владимир Путин подписал перечень поручений по вопросам развития въездного и внутреннего туризма в Российскую Федерацию. 30 июля 2013 г. 1ЖС http://www.kremlin.ru/assignments/18981 (дата обращения: 11.11.2013). Бобылев С.Н., Мипаков В.С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Экологоэкономический индекс регионов РФ. Методика и показатели для расчета -АУР России, РИА Новости. 2012. С. 31-32. 1ЖЬ: http://www.wwf.ru/ ге8оргсе8/риЬ1/Ьоок/707 (дата обращения: 26.10.2015). Там же. Бобылев С.Н., Минаков В. С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Экологоэкономический индекс регионов РФ. Методика и показатели для расчета -?)?Р России, РИА Новости. 2012. С. 34. 1ЖЬ: http://www.wwf.ru/resources/ риЫДюок/707 (дата обращения: 26.10.2015). Кружалин В.И., Шабалина Н.В., Ангина Е.В., Новиков В.С. Технологии управления и саморегулирования в сфере туризма. М.: Диалог культур, 2014. С.193.
  • [5] В 2015 году внутренний турпоток в России достиг 50 млн человек - Рос-туризм. и11Ь: http://www.amic.ru/news/319945/(дата обращения: 15.05.2016). Хряков В.В. Организационное и экономическое обеспечение развития курортов в современной России: автореф. дис. ... д-ра экон. наук. Специальность: 08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: сфера услуг. М„ 2008. Аганбегян А. О целях и мерах реформирования здравоохранения в Рос-сииу/ Вопросы экономики. 2014. № 2. С. 149-157. Разумов А.М. Здоровье здорового человека // Доступный социальный и массовый туризм: проблемы и перспективы развития в России: монография/ под науч. ред. Е.Н. Трофимова; Российская международная академия туризма. М.: Университетская книга, 2016. С. 11-63.
  • [6] Алъчестве Сайтуари. Опыт социального и оздоровительного туризма в Италии // Доступный социальный и массовый туризм: проблемы и перспективы развития в России: монография / под науч. ред. Е.Н. Трофимова; Российская международная академия туризма. М.: Университетская книга, 20§.С. 185-204. Индекс развития человеческого потенциала. 1ЖЬ: http://www.grandars.ru/ 5ЦлёепРпйгоуауа-екопогтка/тёек5-га2утуа-сЬе1оуесЬе8кх^о-ро1епст1а.11и'п1 (дата обращения: 16.11.2015).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы