ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ АНАЛИЗА МЕХАНИЗМОВ

РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО КРИЗИСА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (КОНЕЦ XIX В.)

В.П. БЕЗОБРАЗОВ О ПРИЧИНАХ «ФАЛЬШИВОГО ОЖИВЛЕНИЯ» ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Деньги, как чрезвычайно тонкий инструмент ценообразования, транслируют сигналы рыночной нестабильности на макроэкономический уровень, способствуя превращению частичных кризисов в общехозяйственные. На эту особенность денежного хозяйства обратил внимание в экономических работах (конец XVIII в.) А.Н. Радищев. Он считал, что в случае нарушений обмена возможны кризисы («приостановка обращения»). В начале XIX века об этой опасности написал С. де Сисмонди. Первые опыты изучения экзогенных факторов развития кризисов связывают с именами таких экономистов, как К. Жугляр и У.С. Джевонс. Эндогенную теорию экономического цикла, особенности формирования спроса и предложения в чрезвычайных для хозяйства ситуациях выдвинул известный российский ученый М.И. Туган-Барановский. В его исследованиях использовался обширный эмпирический материал, собранный предшественниками.

Первое системное изучение развития промышленного цикла в связи с кредитно-денежной политикой государства в экстремальных условиях экономики было сделано В.П. Безобразовым. В.П. Безобразов, академик, крупный специалист в области финансов и политической экономии в 60—70-е годы собрал обширный материал о состоянии русской промышленности, торговли и денежного обращения, опубликованный в работах: «О некоторых явлениях денежного обращения в России в связи с промышленностью, торговлей и кредитом» (1863), «Очерки нижегородской ярмарки» (1865), «Государственные доходы России» (1872) и др.

В фундаментальном исследовании проблем денежного обращения в России В.П. Безобразов делает глубокий анализ механизмов развития промышленного кризиса, рассматривает этапы «фальшивого оживления» в 1853—1862 гг., связанные с послевоенным периодом экономического роста. Он считает, что характер денежной системы может оказывать сильное воздействие на народное хозяйство в целом. Ассигнационная система, действующая в России, пишет ученый, отличается от западноевропейской тем, что размеры эмиссии бумажных денег превышают потребности обращения, которые определяются всей совокупностью промышленных, коммерческих и кредитных оборотов страны. Он подчеркивает, что только банковская денежная система делает денежные кризисы «относительно безвредными». Избыток бумажных денег, парализовавший размен, по мнению В.П. Безобразова, был главной причиной всех зол российского денежного обращения в нынешнем его периоде. Стартовым моментом, с которого начинается циклическое движение, он считает дополнительную эмиссию бумажных денег — главный фактор хозяйственных диспропорций и развития кризиса. «Денежные вливания» государства, стимулируя рост спроса, способствовали нарушению рыночного равновесия и созданию предпосылок для «фальшивого оживления» экономики.

Характеризуя механизмы циклического развития, В.П. Безобразов констатировал, что «фальшивое оживление» промышленности и торговли началось в 1854 г. и достигло кульминации в 1855—1856 гг. параллельно эмиссии денег. Избыток кредитных билетов стал накапливаться в виде вкладов, но с понижением банковского процента в 1857 г. эти сбережения стали выбрасываться на рынок. Именно в этот период в стране усиливается акционерная «лихорадка». Он подчеркивает, что покупательная сила бумажных денег более энергично воздействует на рынок, чем монеты, потому что население стремится «сбрасывать» обесценивающиеся билеты, обменивая их на товары. В силу этого, во-первых, дополнительные выпуски кредитных денег, писал ученый, резко усиливают спрос на все товары, нарушая установившиеся довоенные пропорции спроса и предложения. Ситуация осложнялась тем, что в народе не имели опыта использования денег в качестве капитала. Подобные «...выпуски кредитных денег усилили во всех классах общества непроизводительное потребление, а этот вид спроса оживил прежде всего отечественное производство и ввоз предметов роскоши» [6, с. 311. Каналы распространения бумажных денег, замечает В.П. Безобразов, влияют на ход промышленного цикла: деньги поступают из казны в руки потребителей и лишь от них — фабрикантам и купцам, и таким образом возрастание спроса приводит к вздорожанию товаров.

Во-вторых, вследствие того, что бумажные деньги являются представителями капитала, их обилие создает иллюзию избытка капиталов, стимулирует усиленное капитальное строительство и чрезвычайное оживление кредитного рынка. При недостатке действительных ресурсов бумажные деньги не имеют экономического значения капиталов. С помощью кредита купцы смогли увеличить свои ежегодные обороты в 5—10 раз. «Благодаря легкости кредита, — писал В.П. Безобразов, — спрос на товары, сбыт и потребление их возросли в гораздо даже сильнейшей пропорции, нежели насколько возросло денежное обращение от новых выпусков кредитных билетов» 16, с. 321. Следовательно, величина дополнительных эмиссий (с учетом всей массы обращающихся денег и суммы новых кредитов) многократно увеличивает спрос.

К кому же, считает В.П. Безобразов, не все кредиты отвечали правилам коммерческого оборота. Например, потребительские кредиты, распространенные в то время в России, были подвержены большим случайностям. Опасность этих кредитов объяснялась тем, что их открывали помещикам, которые могли погашать задолженность лишь по окончании хозяйственного года, после получения оброков.

Небывалое возрастание спроса, по наблюдениям В.П. Безобразова, приводило к мультипликационному расширению промышленного производства. Новые денежные знаки стали «...в каждых руках производить спрос на какой-нибудь товар, переходить из рук высшей публики, фабрикантов, капиталистов, в руки рабочих классов и постепенно увеличивали потребление и спрос по всем без изъятия товарам» |6, с. 331. В экономике складывалась ситуация, противоречивость которой заключалась в том, что с одной стороны, предложение устремлялось за спросом, поэтому продолжали появляться новые предприятия. С другой стороны, число действительных капиталов в это время значительно сокращалось.

Такой рост производства, в-третьих, не мог вызывать оптимизма в силу деформации предкризисной структуры народного хозяйства. Чрезвычайное увеличение производства в некоторых отраслях было сопряжено с привлечением рабочих из других отраслей, что ослабляло экономику в целом. «Временное оживление» не могло возместить потерю действительного капитала (человеческого и материального), оно было, писал В.П. Безобразов, «... весьма вредно производительности, потому что причинило фальшивое усиление производства и фальшивое перемещение труда и капиталов из одних полезных отраслей народного хозяйства в другие, менее полезные» 16, с. 361. Увеличилось производство предметов роскоши за счет предметов первой необходимости, сократилась доля производства земледельческих продуктов и сырья. Причем, подчеркивает ученый, остановка в сбыте происходила вследствие отставания всех других производств. Результатом такой хозяйственной диспропорции становилось снижение размеров реального потребления ниже довоенного (или докризисного) уровня вследствие упадка производства в целом. Чем же, по мнению В.П. Безобразова, был вызван сам упадок производства?

Прежде всего, тем, что сбережения фабрикантов пошли на увеличение основного капитала (приобретение земель, строений, механизмов и т.д.), которое произошло благодаря наличию дешевых кредитов. В этом заключается особенность эпохи окончания крупных военных кампаний перед наступлением кризиса. «Возрастание основного капитала, — писал В.П. Безобразов, — есть успех в развитии народного хозяйства и благосостояния, но он имеет место лишь в случае, когда основные капиталы возрастают за счет постепенных сбережений, когда они увеличиваются вместе с оборотным капиталом».

Нарушение пропорций основного и оборотного капиталов приводит к наступлению «безденежья», которое свидетельствует о подорожании капиталов относительно денег и начале массовых разорений. «Выпуски кредитных билетов, — резюмирует ученый, — сами по себе нисколько не могут поддержать кредит» [6, с. 61]. В.П. Безобразов подчеркивает, что причиной приближения кризиса вслед за послевоенным «фальшивым оживлением» экономики были усиленные выпуски кредитных билетов, увеличившие в 1852—1862 гг. денежную массу более чем на 127%, что было равнозначно ее ежегодному приросту на 12,5% по сравнению с нормальным уровнем (0,9%) в 1849—1852 гг. Дополнительная эмиссия 400 млн руб. представляет собой уничтожение 400 млн реальных капиталов, потому что приводит к потере 400 млн действительных, вещественных и умственных капиталов, потребляемых без остатка на военные действия, писал В.П. Безобразов. Общий же ущерб от Крымской войны ученый оценивал в один млрд рублей, включая потери живой силы, материального капитала, внутренние и внешние займы.

Для того, чтобы уберечь денежное хозяйство страны от расстройства, необходимо принять следующие меры по его защите. Во-первых, создать солидный разменный фонд и, во-вторых, осуществить мероприятия по исправлению денежного обращения в случае некоторого избытка ассигнаций. (Речь идет, в первую очередь, об изъятии излишних денег из оборота и консолидации их в государственные процентные бумаги. Позже профессор И.И. Кауфман, член комиссии при министерстве финансов Российской Империи, выступит с обоснованием преимуществ консолидации государственного беспроцентного долга в процентный при помещении части изъятых из обращения денег в кредитный портфель Госбанка).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >