КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ КРЕДИТНЫХ ДЕНЕГ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX в.)

Концепция «абсолютных» денег С.Ф. Шарапова

В момент подготовки программы денежной реформы 1895—1897 гг. известный экономист и публицист, славянофил С. Ф. Шарапов выступил с резкой критикой проекта С.Ю. Витте. В концепции «абсолютных»

денег он провозгласил бумажные знаки наилучшей формой денег, «единицей меры отвлеченной, как метр, аршин, ведро» [63, с. 8]. Лишенные «всякого вещного значения» они служат представителями власти в хозяйственных расчетах, и подобно «бухгалтеру», учитывают сделки.

Результаты реформы С.Ю. Витте он оценивал как надвигающуюся финансовую катастрофу и предложил свои контрмеры по ее предотвращению. Первым шагом на пути создания правильной денежной системы должна стать победа над «золотым предрассудком». Исполняя роль денег, золото, в сущности являлось не денежным знаком, а товаром, гарантировавшим твердый курс национальных валют. Развитие промышленного производства, расширение рынков привели к появлению кредита, банковского и государственного. Однако банкноты, как суррогаты золотой монеты, не имеют ничего общего с абсолютными деньгами.

Россия, подчеркивает С.Ф. Шарапов, уже второе столетие живет на «совершенно абсолютных деньгах». То, что называют экономической болезнью, на самом деле является, считает он, хозяйственной эволюцией, которая выдвинула нашу страну «...впереди других цивилизованных народов» [63, с. 18]. При дефиците золота западные государства с помощью кредитных билетов стали успешно конкурировать со странами, имеющими отрицательный торговый баланс. В этом случае бумажные деньги могут играть роль «спасательного круга», а сохранение металлического обращения при низких темпах промышленного развития — путь к банкротству. Успешна та страна, подчеркивает С.Ф. Шарапов, которая имеет политическую волю отречься от золота и перейти к бумажному обращению.

Денежную систему России, располагающую необходимыми институтами власти для поддержания ее стабильности, следовало строить на следующих принципах: 1) меновой денежной единицей должен стать бумажный рубль, как «совершенно отвлеченная ценность»; 2) золото должно сохранить свою роль международного средства расчетов; 3) при финансовой системе, основанной на абсолютных деньгах, биржа утратит свою экономическую власть, а вместе с ней прекратятся и спекулятивные сделки. У государства появится возможность создания запасных капиталов: бумажный рубль, замечает С.Ф. Шарапов, — это фиктивный капитал, но он может действовать так же, как и реальный, «оживляя» народный труд. (В этом пункте взгляды С.Ф. Шарапова совпадают с трактовкой «полезной работы» бумажных денег А.Я. Антоновича.)Такая система фактически уже существует в России, пишет С.Ф. Шарапов, потому что уже более 40 лет за бумажный рубль дают золото не по номиналу, а по биржевому курсу. Попытки правительства восстановить размен и привести бумажный рубль в соответствие с металлическим были безуспешны: «...рубль шел своей дорогой, а золото — своей» [63, с. 20]. Это доказывает, что бумажный рубль стал играть роль абсолютных денег без «золотых» гарантий.

После денежной реформы Е.Ф. Канкрина (1839—1843 гг.) внешний курс нового кредитного рубля, пришедшего на смену ассигнациям, был устойчив, поэтому золото оставалось в стране и оценивалось на внутреннем рынке даже несколько дешевле бумажного рубля. Ситуация изменилась после окончания Крымской войны: выросла внешняя задолженность, золото ушло за границу и в результате снизился курс рубля. Однако во внутреннем обращении бумажный рубль сохранял статус царских денег и помог России отстоять экономический суверенитет в чрезвычайных обстоятельствах.

План С.Ф. Шарапова предусматривал реставрацию кредитного рубля на серебряной основе, отвергая действие системы золотого стандарта. Восстановление канкриновской кредитно-денежной системы, по замыслу автора, могло уберечь страну от надвигающейся финансовой катастрофы.

Программа С.Ф. Шарапова и П.В. Оля была направлена на решение следующих задач. Во-первых, девальвация рубля естественным путем подняла бы цены и вернула земледелие в нормальные условия производства. Во-вторых, возвращение серебряного стандарта, приведение расчетного баланса в активное состояние и прекращение практики внешних заимствований могло привлечь в страну значительные оборотные капиталы.

Для осуществления этого плана авторы предлагали обратить золотую кассовую наличность — 395,8 млн руб., — на покупку серебра (527,8 млн руб.): это даст казне доход в 132 млн руб. Новый серебряный фонд позволит расширить эмиссию кредитных билетов до 3,307 млн руб., согласно норме обеспечения серебром в '/6, действовавшей после реформы Е.Ф. Канкрина. Из этой суммы для устранения денежного дефицита вначале потребуется лишь 900 млн руб. |74|. Такая «реанимация» серебряного рубля способствовала бы росту цен на все продукты труда. Следует обратить внимание, что в проекте С.Ф. Шарапова не было анализа влияния дополнительной эмиссии на развитие инфляции и промышленного цикла. И это не случайно: сторонники абстрактного и хартального номинализма недооценивали факторы макроэкономической нестабильности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >