Проблема выбора факторов для прогноза преступного поведения

Каковы же пределы привлечения исходных признаков (симптомов)?

П. Закржевски полагает, например, что совершенно неправильно требовать от «инструмента прогноза», чтобы он оперировал большим количеством факторов, которые оказывают влияние на будущее поведение индивида. По его мнению, достаточным является такое количество факторов, которое играет решающую роль, свидетельствует об определенных будущих действиях большинства интересующих нас лиц. В «Каталоге факторов прогноза» он упоминает элементы среды (окружения) и черты личности.

Г.А. Аванесов утверждает, что чем больше факторов учтено, тем более качественным является прогноз. К этому выводу автор пришел на основе изучения результатов экспериментального прогнозирования рецидива, осуществленного в ряде исправительно-трудовых колоний: там, где учитывалось много факторов, прогноз был значительно точнее. Поверхностные же суждения о личности привели к тому, что для '/3 освобождаемых прогноз не оправдался (1, с. 48—49).

По-видимому, при определении набора факторов речь не идет о получения полной информации обо всех детерминантах преступного поведения (даже при их систематизации в зависимости от его видов: корыстной, насильственной, корыстно-насильственной направленности). Следует исходить из того, что ненадежность прогноза, как правило, тем больше, чем больше придется прибегать к гипотетическим высказываниям о закономерности, так что в итоге прогноз может потерять ценность.

Существует мнение, что в области социальных явлений невозможно учесть все воздействующие на прогнозируемый процесс факторы. Их число может быть так велико, что они не все будут поддаваться учету. Подобное утверждение справедливо для процессов, в которых все факторы имеют одинаковое влияние на их развитие (30, с. 25—27). Но этого нельзя сказать о преступном поведении. Для его прогноза не требуется знания всех воздействующих факторов, а лишь наиболее характерных для данного явления и значимых в смысле силы воздействия на это явление. Большое количество факторов социального и индивидуально-психологического порядка, которые соучаствуют в детерминации преступного поведения, и должны быть сопредвиде-ны, имеют разный уровень значимости среди исходных и сопутствующих условий, влияющих на прогноз. Нужно отобрать из многих действующих факторов (элементов, наделенных различной мерой активности), такие, которые существенны для прогноза и без которых он вообще может оказаться бессмысленным.

Решения этой проблемы можно достичь на основе системного метода прогнозирования, предполагающего информацию не только о состоянии и развитии частного процесса (в данном случае индивидуального поведения), но и структуры, в которую входит этот процесс, в целом. Последняя предполагает и состояние правонарушений, которые пространственно ограничиваются пределами деятельности и общений индивида, и криминогенные факторы, существующие в ближайшей среде, окружающей индивида. Различные виды информации составляют диалектическую органическую целостность, ибо отражают объективно существующее взаимодействие причин преступности и причин индивидуального преступного поведения.

Сопоставляя приведенные точки зрения и основываясь на опыте разработки информационных систем обеспечения прогнозирования преступного поведения, мы полагаем, что и количество факторов и их «качество» не могут определяться произвольно. Именно здесь необходимо исследовать статистическую повторяемость «участия» тех или иных факторов в формировании преступного поведения. Основываясь на статистически установленной повторяемости явлений — детерминант преступного поведения, мы вводили в программу отбора информации группы сведений, которые имеют прогностическую ценность.

Зная, что преступное поведение как отдельное событие совершенно отчетливо детерминировано, но совокупность причинных факторов настолько обширна, что практически ее нельзя описать (для каждого случая), мы выделяем группу наиболее активных и надежных (уже множество раз подтвердившихся) факторов. Принимается во внимание и практическая возможность получения информации о разных уровнях детерминации преступного поведения.

Например, при нынешних практических возможностях, т.е. до отладки сложных программ ЭВМ и автоматизации решений прогностических задач, было бы целесообразным при решении таких задач не углубляться в анализ факторов первого уровня, а именно оценку условий формирования личности правонарушителей (как это предлагает С.А. Тарарухин) (298, с. 176—188), а использовать комплекс факторов второго уровня, характеризующих и неблагоприятно сформировавшуюся личность, поведение, и предпочтительный выбор среды, т.е. отдать предпочтение факторам, достаточно жестко детерминирующим преступное поведение.

В перспективе же группы факторов могут быть существенно расширены, поскольку возможности автоматизированных систем информации позволят, во-первых, получить количественные характеристики их криминогенное™, во-вторых, оперировать их сочетаниями (15, с. 68—69).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >