Логические и математические методы в прогнозировании индивидуального преступного поведения

Основу прогнозирования составляют логические и математические методы. Логические методы, основанные на законах мышления, безусловно, присутствуют, когда анализируют причины и следствия человеческих поступков.

Французский исследователь Р. Прево замечает, что всякое предвидение состоит из двух фаз: а) прослеживания тенденции за период более долгий, чем период, которым охватывается предвидение, и б) внесения определенных изменений по ходу экстраполирования тенденций (366, с. 312—325). Наиболее совершенным является метод антиципации, при котором предвидение осуществляется через связь человеческих поступков и в их постоянном взаимодействии. Очевидно, что при всех перспективах автоматизации вряд ли удастся исключить известные элементы субъективности, которая проявляется в применении методов оценки и интуиции. Но при этом оценка и интуиция, во-первых, не должны быть единственными методами предвидения и, во-вторых, следует всегда уяснять, что именно в нашем предсказании базируется на интуиции и оценке. Это позволит избежать ошибочных выводов.

Интуитивный метод применяется при экспертных оценках, когда не накоплено достаточного статистического материала, но существует глубокое знание опыта, практики. И.В. Бестужев-Лада пишет, что интуиция — это не «таинственная область подсознательного, пока что мало изученная в науке, а «чутье», догадка, основанная на накопленных наблюдениях, на жизненном опыте человека, который позволяет ему без каких-либо расчетов судить в общих чертах о перспективах хорошо известного ему явления» (30, с. 63).

В познании изучаемых нами явлений, обусловливающих индивидуальное поведение, выступают два этапа.

Первый — от эмпирического изучения людей, событий, правонарушений и их причин, до образования отвлеченных понятий о них (с помощью статистических совокупностей). Здесь познание представляет собой аналитический (индуктивный) процесс. (От целостного восприятия предмета исследования через абстрагирование и обобщение мы достигаем знания его отдельных сторон, свойств и связей.)

Второй — это переход от абстрактных знаний отдельных сторон изучаемого явления к конкретному знанию явления как целого. При этом общее (например, статистически установленная закономерность) абстрактно выступает как ступень познания конкретного. Этот этап познания является синтетическим или дедуктивным.

Применяя метод аналогии, мы делаем вывод «от сходства двух предметов в одной части их признаков к вероятному сходству их в другой части признаков, когда эти другие признаки уже найдены в первом предмете, но еще не известно, окажутся ли они в другом предмете» (186, с. 202). «Первым предметом» является совокупность уже совершенных преступлений, криминологически изученных.

Справедливо замечание П.Закржевского, что предвидение поведения отдельной личности, не базирующееся хотя бы на самых скромных прежних опытах, которые касаются иных, похожих на него личностей, вообще абсолютно невозможно. Игнорирование этого требования, акцентирование значения того, что является единичным, неповторимым, чревато привлечением здесь целиком интуиции оценивающего и уже перерастает быть предвидением (предусмотрением), а превращается в гадание.

Перспективным является метод исследования, который позволяет вывести зависимости в тех случаях, когда, например, сравниваются два субъекта, относящиеся к разным условным социальным группам (судимый неоднократно и не судимый, склонный к насильственным посягательствам), но обнаруживающие заметное сходство. Во многих случаях такое сходство объясняется общностью генезиса, происхождения отрицательных свойств личности и жизненной ситуации.

Этот метод позволяет построить эволюционные стадии развития изучаемых субъектов (на основе типологии, выводя за скобки типичные признаки), таким путем дать объяснение наблюдаемым фактам, их характеризующим, и предположить дальнейшее еще неизвестное поведение. В нашем примере генезис отрицательных нравственно-психологических свойств личности у изучаемого индивида, совпадающий с генезисом и «набором» аналогичных свойств у представителя группы с ярко выраженной антиобщественной позицией, даст основания для экстраполирования линии развития его поведения и может привести к довольно жестким выводам — прогнозу вероятности совершения им преступления.

Для получения исходной информации наряду с регистрацией поведенческих актов и получением характеристик применяется метод экспертных оценок.

Очевидно, что качественное содержание информации зависит от длительности наблюдения и глубины изучения индивидов и среды. В индивидуальном прогнозировании этот метод имеет специфику.

На первом этапе экспертные оценки даются фактам, характеризующим личность и поведение индивида. Здесь необходимо усредненное мнение осведомленных людей из-за субъективности такого рода характеристик. Экспертные оценки относятся не к собственно процессу прогнозирования, а к получению исходной информации.

На втором этапе анализ полученной информации, ее оценку и криминологический прогноз делает специалист, т.е. оперативный работник, компетентный в осуществлении мер индивидуальной профилактики. Видимо, и на данном этапе не исключено применение метода экспертных оценок, что предполагает привлечение к составлению прогноза других специалистов.

В принципе можно учесть и вероятность наступления ситуации, при которой обычно совершаются наиболее распространенные преступления, опять же обращаясь к математическим методам обработки данных специальных исследований (полученных, например, сопоставлением материалов уголовных дел с данными углубленного опроса осужденных об их психологическом восприятии ситуации, приведшей к совершению преступления). Если при построении логических схем опираться на типичные ситуации при совершении различных видов преступлений, то мы, несомненно, придем к выводу, что хотя в жизни виновных происходили различные, каждый раз новые явления, изменялись отдельные обстоятельства, однако в их поведении на протяжении какого-то времени существовало известное постоянство (мелкие кражи, скандалы, половая распущенность, беспорядочные связи, тяготение к аморальной среде и т.д.). В силу этого не следует переоценивать значения несущественных изменений, происходящих в жизни этих лиц. Они не в состояние нарушить основных закономерностей, причинно связанных с возникновением опасных ситуаций и поводов к совершению преступлений. Эти закономерности обусловлены свойствами личности, условиями воспитания, средой, антиобщественным поведением, которое во многих случаях характеризуется искусственным созданием ситуаций и поводов для совершения преступлений.

Традиционные логические методы на более высоком уровне используются для моделирования изучаемых процессов. Американский специалист в области прогнозирования научно-технического развития Дж. Мартино, характеризуя метод Делфи (экспертных оценок), относит его к виду интуитивного прогнозирования. Более объективный подход, по его мнению, обеспечивают методы «рационального и явно сформулированного прогнозирования» — аналогии, экстраполяции тенденций и кривые роста (графическое изображение поддающихся учету изменений количественных показателей). Во всех этих методах просто допускается, что условия, «определяющие поведение системы в прошлом, какими бы они ни были, будут определять характер ее поведения и в будущем».

И хотя эти методы чрезвычайно полезны и широко применяются, Дж. Мартино доказывает, что они обладают серьезными недостатками, которые небезразличны для нашего исследования:

  • • не способны учитывать уже происшедшие изменения условий, определяющие прошлое поведение системы и, следовательно, то, что данное поведение не будет продолжаться в будущем;
  • • не дают возможности предсказать результат даже в том случае, когда известно, что одно или несколько, вероятно, важных условий могут измениться;
  • • не могут предоставить данных относительно того, какие условия следует изменить и насколько, чтобы добиться желаемого (в нашем случае изменений в тенденциях индивидуального поведения).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >