Новые направления информационного

обеспечения ОРД

Следует заметить, что так называемая «информатизация» деятельности органов внутренних дел до последнего времени была связана лишь с насыщением их компьютерной техникой, с автоматизацией учетов, в лучшем случае с внедрением сетевых технологий связи и обмена данными и, как правило, не имела четкой концептуальной основы. Более того, появление таких новых для оперативно-розыскной деятельности категорий, как: «аналитическая разведка», «компьютерная разведка», «информационная разведка», «обеспечение информационной безопасности», «информационно-психологические воздействия», пока не нашли достаточного отражения ни в специальной научной и учебной литературе, ни (за редким исключением) в работе оперативно-розыскных подразделений правоохранительных органов.

Обоснование необходимости развития таких направлений информационного обеспечения правоохранительной деятельности, как «компьютерная разведка» или «аналитическая разведка», вызывали как критику, связанную с недопониманием проблемы теми специалистами, которые много лет занимались вопросами информатизации, в частности в органах внутренних дел, так и критику, со стороны тех руководителей, кто пришел в правоохранительные органы из спецслужб и был связан с разведывательной и контрразведывательной деятельностью.

Критика первых состоит в том, что, вводя, например, понятие «компьютерная разведка», мы выходим за правое поле, поскольку такого мероприятия не значится, в частности, среди приведенных в законе об ОРД оперативно-розыскных мероприятий. По логике критиков такого термина никогда не было и не должно быть, а если уж и говорить о новых направлениях ОРД, то достаточно ограничиться оперативно-техническими мероприятиями.

В тех случаях, когда делалась попытка дать правовое обоснование новых направлений применения информационных технологий в оперативно-розыскной деятельности (компьютерной разведке и аналитической разведке), то возникала и другая критика, которая состояла в том, что разведка только тогда является разведкой, когда выходит за правовое поле, а мероприятия, которые производятся, скажем, с санкции судьи — это уже никакая не разведка. И вообще, высказывалось мнение, что понятие «разведка» неизмеримо шире и масштабнее, чем понятие «оперативно-розыскная деятельность».

Действительно, еще несколько лет назад понятие «разведка» практически не связывалось с комплексом мероприятий, направленных на борьбу с преступностью, и было в определенном смысле табуировано. В работах по информационно-аналитическому обеспечению оперативно-розыскной деятельности был выведен термин «оперативно-аналитический поиск», смысл которого широко раскрыт в соответствующих работах[1].

Однако уже в этих работах отмечалось, что «...при сохранении и совершенствовании всех оперативно-тактических возможностей традиционных подразделений милиции в получении любой информации из любых источников о проявлениях организованной преступности ... необходима специализированная служба, ориентированная на глубокую разведку среды, в которой действуют и общаются участники организованной преступной деятельности, на изучение явлений и фактов, которые ее составляют или о ней свидетельствуют».

Далее отмечалось, что «...в правоохранительной деятельности США, ФРГ и других стран уже многие годы существует понятие «стратегическаяразведка»,... предполагающая получение, накопление, систематизацию и анализ многочисленных и весьма разнообразных сведений о лицах, подозреваемых в причастности к организованной преступности, включая даже такие сведения, которые, на первый взгляд, не имеют непосредственного отношения к преступной деятельности. В отличие от стратегической основная задача «тактической разведки» — это помощь в планировании конкретных полицейских операций и установление источников получения доказательств, которые позволили бы произвести арест подозреваемого и доказать его виновность».

  • [1] См.: Основы борьбы с организованной преступностью. — М.: ИНФРА-М, 1996.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >