Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Основные вопросы теории советского финансового права

Субъекты финансового права

а) Советское государство как субъект финансового права

Вопрос о Советском государстве как субъекте финансового права теснейшим образом связан с общей проблемой Советского государства — юридического лица[1].

Анализ советских финансовых правоотношений, как и всей финансовой деятельности Советского государства, подтверждает то важное положение, что в финансовых правоотношениях Советское государство выступает не только как субъект власти, но и как хозяйствующий субъект, наделенный правомочиями по плановому управлению и руководству всей хозяйственной жизнью СССР.

Советское государство выражает интересы и нужды всего общества и является единственным субъектом права общенародной собственности. Оно осуществляет правомочия собственника в отношении всех финансовых ресурсов государства, составляющих неотъемлемую часть общенародной собственности.

Для развития народного хозяйства и удовлетворения личных и общественных потребностей членов общества Советское государство создает мощный общегосударственный фонд денежных средств. В процессе этой деятельности возникают финансовые правоотношения, в которых Советское государство является субъектом.

В качестве субъекта права Советское государство выступает в кредитных правоотношениях, являясь кредитором в области краткосрочного и долгосрочного кредита либо должником, например, в области государственного кредита и связанного с ним выпуска государственного займа. Иначе говоря, Советское государство является субъектом финансового права во всех случаях, связанных с осуществлением им своей финансовой деятельности. Советское государство выступает непосредственно в финансовых правоотношениях между Союзом ССР и союзными республиками, между союзными и автономными республиками, между ними и местными Советами депутатов трудящихся. Эти правоотношения, основанные на принципах ленинской национальной политики и содружества народов СССР, на основе демократического централизма, охватывают своим регулирующим воздействием широкий круг финансовых, в том числе бюджетных, правоотношений. Субъектами этих правоотношений являются высшие и местные органы государственной власти и государственного управления, компетенция которых в области государственных финансов установлена Советской Конституцией и специальными нормативными актами.

Как субъект финансового права Советское государство выступает также через посредство специально уполномоченных финансовых органов (кредитных учреждений), представляющих в финансовых (кредитных) правоотношениях интересы государства.

Финансовый орган осуществляет эти правомочия под контролем высших и местных исполнительных и распорядительных органов государства независимо от того, кто является участником на другой стороне финансовых правоотношений: государственный орган (предприятие, учреждение), кооперативно-колхозная, общественная организация или отдельный гражданин.

В тех случаях, когда субъектом финансовых правоотношений выступает от имени государства другой орган, на него соответственно распространяются права и обязанности финансовых органов[2].

Действующее советское право в области государственных финансов возлагает на предприятия, учреждения и организации обязанность одновременно с выплатой заработной платы рабочим и служащим производить расчеты и удержания налоговых платежей. На отдельные финансовые (кредитные) органы (например, на учреждения Госбанка, центральные сберегательные кассы и сберегательные кассы Нго разряда), помимо их непосредственного участия в определенных финансовых правоотношениях, возложены дополнительные обязанности по приему платежей в счет государственного бюджета СССР. Во всех этих и подобных случаях учреждениям и должностным лицам присваиваются права и обязанности финансовых органов.

В качестве субъекта финансовых правоотношений финансовый орган является уполномоченным государственной властью органом, призванным осуществлять от имени государства правомерные действия, направленные на планомерную мобилизацию и расходование государственных денежных средств. В соответствии с этим устанавливаются правомочия органов в процессе возникновения, изменения и прекращения финансовых правоотношений.

Каждый финансовый орган в пределах своей компетенции правомочен: а) устанавливать на основе закона размер обязательных платежей для социалистических предприятий и хозяйственных организаций, а также для населения и обеспечить поступление платежей в установленные сроки; б) проверять правильность составления смет учреждений, способствуя тому, чтобы они правильно отражали административную деятельность учреждений; в) осуществлять повседневный контроль рублем за выполнением хозяйственных планов и соблюдением режима экономии; г) обеспечивать в соответствии с законом соблюдение строгого порядка в расходовании государственных средств; д) взыскивать недоимки по обязательным платежам и применять установленные финансовые санкции в случаях нарушения финансово-бюджетной и кредитной дисциплин, в определенных случаях привлекать к уголовной ответственности; е) предоставлять предусмотренные законом льготы по налогам, а также рассрочку и отсрочку платежа; ж) осуществлять систематический финансовый контроль и ревизии с целью обеспечить сохранность материальных и финансовых ресурсов в хозяйстве и их эффективное использование.

Вопрос о Советском государстве как субъекте финансового права связан также с важнейшей особенностью финансовой деятельности нашего государства. Планомерный процесс собирания и расходования государством денежных средств базируется на началах, которые четко закрепляют право Советского государства в отношении всех фондов государственных денежных средств и в то же время устанавливают организационно-правовое разграничение в порядке их использования.

В отношении определенной части денежных средств Советское государство непосредственно осуществляет правомочия владения, пользования и распоряжения, само проводит их мобилизацию и расходование. В отношении же другой части оно представляет правомочия по их мобилизации и расходованию государственным предприятиям и организациям, действующим на началах хозрасчета, осуществляя, таким образом, руководство определенными фондами государственных денежных средств.

Таким образом, объем правомочий, предоставляемых хозоргану в его финансовой деятельности, является ограниченным в отличие, например, от финансового органа государства, который непосредственно представляет интересы государства в целом.

Экономический анализ данного явления приводит к выводу о необходимости различать в едином понятии «советские финансы» государственные финансы и финансы социалистических предприятий и отраслей социалистического хозяйства. За последние годы в советской финансовой литературе в этом направлении разрабатываются вопросы теории советских финансов.

Положительно то, что советские финансы характеризуются как базисные отношения социалистического общества, выражающие в денежной форме определенные производственные отношения нашего общества. Советское государство, учитывая значение финансов как экономической категории социализма, имеет возможность через обширную финансовую деятельность органов государства воздействовать на экономическое развитие. Тем самым советские финансы выражают специфические для социалистического государства взаимоотношения базиса и политической надстройки, в которых государство — носитель власти и хозяйствующий субъект на основе государственного плана осуществляет свою роль в деле строительства коммунистического общества.

Как совокупность экономических отношений советские финансы отражают обусловленное требованиями экономических законов социализма и закона стоимости разграничение денежных отношений, возникающих в сфере материального производства, и отношений, возникающих в процессе образования и использования общегосударственного фонда денежных средств. Поэтому «система советских финансов включает в себя: а) финансы социалистического государства и б) финансы социалистических предприятий и отраслей социалистического хозяйства»[3].

Имеющиеся в финансовой литературе споры по вопросу о функциях советских финансов вообще, а также о присущих им распределительных и контрольных функциях или, кроме того, производственной функции[4] не отрицают важности самостоятельного исследования государственных финансов и финансов предприятий и отраслей социалистического хозяйства. Для советского финансового права особое значение имеет признание необходимости существования государственных финансов и наличия организационно-правового разграничения в пользовании и распоряжении финансовыми ресурсами государства.

Соотношение между финансовой деятельностью, проводимой непосредственно государством и через посредство хозяйственных организаций, по-разному определялось на различных этапах социалистического строительства. Эти изменения выражались в объеме правомочий, предоставленных руководителям государственных предприятий и хозяйственных организаций.

Положительное значение такого организационно-правового разграничения подтверждается историческим опытом Советского государства в развитии и укреплении своей финансовой деятельности и ее ролью в современных условиях.

Рассматривая в историческом аспекте организационно-правовое разграничение, установленное в пределах единой государственной социалистической собственности, мы ясно видим непосредственную зависимость этого разграничения от хода укрепления плановых начал и принципов хозяйственного расчета во всей хозяйственной жизни СССР.

На начальной стадии развития советской системы хозяйственного управления, разграничения в пределах единой государственной социалистической собственности имели место лишь в очень слабой степени. На протяжении 1918 года и первых месяцев 1919 года существовавшая система управления государственной промышленностью допускала известную оперативную и имущественную самостоятельность для группы национализированных предприятий[5]. Однако уже декретом от 4 марта 1919 г. был установлен порядок сметнобюджетного финансирования всех государственных предприятий. Все без исключения расходы госпредприятий покрывались за счет государственного бюджета. В то же время все без исключения денежные поступления за сдаваемые предприятиями продукты своего производства и по другим всякого рода расходным статьям, чеки, переводные билеты, наличные деньги и пр. сдаются самим учреждением в доход казны по данному предприятию или данной отрасли производства[6].

Декрет от 4 марта 1919 г. «О ликвидации обязательств государственных предприятий» сделал дальнейший шаг вперед в этом направлении, ликвидировав все обязательства государственных предприятий. Были аннулированы акции и паи акционерных обществ и товариществ, долги частным лицам, возникшим до национализации этих предприятий, взаимные долги госпредприятий, всякого рода недоимки по государственным и местным налогам. Из распоряжения госпредприятий были изъяты наличные деньги и капиталы, хранившиеся в кредитных учреждениях[7].

Распространение правового режима сметно-бюджетного финансирования на государственные предприятия и хозяйственные организации явилось следствием вынужденного введения партией и правительством системы военного коммунизма и перехода к централизованному плановому производству и распределению. До 1921 года поиски путей организации приемлемых форм и методов управления единой государственной собственностью шли главным образом в этом направлении.

Переход к новой экономической политике определил необходимость развития рыночных отношений и внедрения в госпредприятия начал коммерческого или хозяйственного расчета. Партия придавала большое значение делу овладения законами рынка и внедрения хозрасчета. Уже на X конференции РКП (б) в мае 1921 года в резолюции, написанной В. И. Лениным по вопросам новой экономической политики, требовалось «расширение самостоятельности и инициативы каждого крупного предприятия в деле распоряжения финансовыми средствами и материальными ресурсами»[8].

В период восстановления народного хозяйства и особенно в период социалистической индустриализации партия и правительство провели ряд крупных мероприятий по перестройке всей системы управления промышленностью на основе единоначалия и хозрасчета. В этих целях: а) государственные предприятия и хозяйственные организации были наделены определенной имущественной и оперативной самостоятельностью в гражданском обороте; б) была разграничена имущественная ответственность госоргана юридического лица по своим обязательствам и государства — по своим; в) установлен на принципах хозрасчета порядок взаимоотношений предприятий, организаций с бюджетом.

Такое разграничение имущественной ответственности получило свое правовое выражение в ряде законодательных и других нормативных актов[9]. На основе этих мероприятий было достигнуто правильное сочетание социалистического плана и хозрасчета, установлены различия в правовом режиме организации и использования государственных финансовых ресурсов при сохранении за государством, как единым и единственным носителем права государственной собственности, всех правомочий собственника.

В современных условиях развернутого строительства коммунистического общества дальнейшее организационно-правовое разграничение в финансовой деятельности государства определяется проводимыми партиен и правительством мероприятиями по расширению хозяйственной самостоятельности и повышению ответственности предприятий, совнархозов, министерств и ведомств за выполнение государственных планов. Такое разграничение предопределяется, с одной стороны, необходимостью сохранения и впредь известной финансовой централизации, а с другой стороны, важностью расширения финансовой деятельности социалистических предприятий, с тем чтобы на каждом из них финансы в полной мере воздействовали на ход планомерного производства и реализации продукции.

Осуществление Советским государством своей финансовой деятельности непосредственно и через посредство своих хозяйственных органов не дает основания для сохранения на данном этапе понятия государства-казны, что имеет место в некоторых работах советских юристов[10].

Нельзя согласиться с тем, что в современных условиях «понятие казны соотносительно понятию госбюджета»[11]. Государственный бюджет СССР не является чисто административным актом, как это свойственно бюджетам капиталистических государств. Советский бюджет выражает роль социалистического государства, представляющего интересы и удовлетворяющего растущие потребности всего общества. Само советское государство как субъект власти и хозяйствующий субъект, учитывая закономерность социалистической экономики, устанавливает определенные соотношения между финансовыми ресурсами, находящимися в его непосредственном распоряжении, и той частью, которая закрепляется за хозяйственными организациями. Государственный бюджет не противостоит финансам социалистических предприятий и отраслей народного хозяйства. Нам представляется, что в основе концепции «государства-казны» лежит смешение вопросов государства — юридического лица и наличия двух правовых режимов в управления государственным имуществом, базирующихся на единой общенародной социалистической собственности.

В первом случае речь идет о государстве как едином и единственном субъекте права государственной социалистической собственности (всенародное достояние), во втором — об организационно-правовых формах управления этой собственностью. Образование советов народного хозяйства способствовало достижению крупных успехов в развитии нашей экономики. Оно вместе с тем значительно расширило полномочия хозяйственных органов в области хозяйственно-финансовой деятельности и привело к дальнейшему организационноправовому разграничению пользования и распоряжения финансовыми ресурсами государства.

Расширение хозяйственной инициативы и самостоятельности мест позволяет государству в более широких масштабах использовать наряду с бюджетными средствами и банковским кредитом фонды предприятий для обеспечения мероприятий по расширению производства, внедрению новой техники и росту накоплений в социалистическом хозяйстве.

б) Социалистические предприятия и организации как субъекты финансового права

Субъектами советского финансового права являются социалистические (государственные и колхозно-кооперативные) предприятия и организации, а также государственные учреждения. Правоотношения между этими субъектами возникают по поводу установленных законом обязательных платежей в государственный бюджет либо по поводу финансирования из бюджета определенных, планом предусмотренных расходов. Финансовые правоотношения возникают из деятельности Госбанка СССР и Стройбанка СССР как органов государства, осуществляющих контрольно-регулируюшие функции в области кредитования и расчетов, регулирования денежного обращения (на основе единства кассы и планирования движения денежной наличности в стране), а также из деятельности органов государственного страхования и государственных трудовых сберегательных касс.

Основным признаком, по которому данное предприятие или учреждение становится субъектом финансового права, является наличие самостоятельного источника дохода (накопление, прибыль), часть которого поступает в непосредственное распоряжение государства, либо наделение предприятия правом совершать государственные расходы.

Так, действующее законодательство о налоге с оборота, об отчислениях с прибылей, о подоходном налоге с предприятий кооперативных и общественных организаций связывает установление субъекта налоговых правоотношении с определенными признаками, а именно: а) с обязательным совершением оборота по реализации товаров собственного производства на сторону (внутрисистемные обороты не подлежат обложению); б) с наличием прибылей у социалистических предприятий, действующих на началах хозрасчета. Во всех этих случаях основным признаком служит наличие самостоятельного источника доходов. Кроме того, требуется, чтобы предприятие имело бухгалтерский учет и свой расчетный счет в кредитном учреждении. Инструкция НКФ СССР от 28 марта 1939 г. «О налоге с оборота» устанавливает, что «плательщиком налога с оборота является каждое отдельное предприятие (фабрика, контора, база, магазин и т. п.), имеющее бухгалтерский учет и собственный расчетный счет в кредитном учреждении»[12].

Предприятия и хозяйственные организации, не являющиеся по закону юридическими лицами, но участвующие в хозяйственном обороте, выполняют свои финансовые обязательства перед государством через вышестоящие хозяйственные организации. Действующие нормы финансового права устанавливают, что «плательщиком налога по предприятиям, не имеющим собственного расчетного счета в кредитном учреждении, является правление той организации, которой принадлежит данное предприятие, или же филиал, которому подчинено предприятие»[12].

На социалистические предприятия и организации возлагается также обязанность исчисления и перечисления в срок соответствующей суммы платежей. Такая юридическая обязанность связана с ответственностью должностных лиц, организаций и предприятий, имеющих финансовые обязательства перед государством. Нарушение этих обязательств влечет за собой санкцию в виде денежного штрафа.

В области бюджетного финансирования и осуществления государственных расходов социалистические предприятия, организации и учреждения наделены определенными правами и обязанностями.

Так, учреждения, состоящие на сметно-бюджетном финансировании, являются участниками финансовых правоотношений, возникающих по поводу рационального расходования отпущенных государственных денежных средств. Субъектом правоотношения, представляющим данное учреждение, выступает распорядитель кредитов — специальное уполномоченное ответственное должностное лицо учреждения или организации, наделенное правами распоряжаться предоставленными бюджетными кредитами и обязанное расходовать их в строгом соответствии с целевыми назначениями сметы и в меру фактических потребностей.

Распорядители кредитов по союзному, республиканским и местным бюджетам, как уполномоченные государством должностные лица, несут ответственность за правильное расходование бюджетных средств, контролируют использование штатов и должностных окладов, добиваясь сокращения административно-управленческих расходов.

В этой связи особое значение приобретает вопрос о характере правоотношений, складывающихся между финансовыми органами и государственными учреждениями. Они не могут быть ограничены формальным контролем со стороны финорганов. Факты, взятые из практики, свидетельствуют, что руководители часто допускают к концу бюджетного года нерациональное использование средств, хотя формально они расходуются в соответствии со статьями и параграфами сметы (приобретение инвентаря, ремонт помещений, расходы на командировки ит. д.). Эта по существу антигосударственная практика вызвала необходимость внесения дополнений в действующее законодательство с тем, чтобы, с одной стороны, повысить ответственность распорядителей кредитов за бережливое расходование государственных средств, а с другой — усилить контроль финансовых органов. При этом необходимо отказаться от практики установления объема расходов для данного учреждения на следующий бюджетный год в зависимости от фактических расходов текущего бюджетного года, без анализа причин и фактов, определивших данный объем фактических расходов.

Действующее законодательство четко определяет права распорядителей кредитов. В особенности это касается распределения и передвижения кредитов. Распорядители кредитов имеют право с разрешения финансовых органов в строго установленных пределах передвигать кредиты из одних подразделений расходной сметы в другие, а также передавать их от одного нижестоящего распорядителя кредитов к другому. Они наделены правами распределения кредитов между подведомственными им учреждениями и применения санкций в случаях нарушения или подрыва бюджетной дисциплины нижестоящими подведомственными им учреждениями (задержать открытие кредитов, приостанавливать действие уже открытых кредитов, запретить оплату чеков с бюджетных счетов или с текущих счетов по местному бюджету).

В финансовых правоотношениях, возникающих между финансовыми органами, например, Министерством финансов СССР и государственными трудовыми сберегательными кассами, юридическое положение субъектов различно. В этих случаях Министерство финансов СССР выступает в качестве субъекта с правомочиями государственного ведения. Другие субъекты выступают в качестве финансовых (кредитных) органов, выполняющих функцию аккумуляции денежных средств и наделенных правами юридического лица. Их обязанность заключается в своевременном перечислении части прибылей в бюджет и в передаче части средств (страхового фонда, стабильного остатка вкладов) в бюджет в форме государственных займов.

в) Граждане как субъекты финансового права

Субъектом финансового правоотношения является также отдельный гражданин. Его права и обязанности как субъекта правоотношений определяются прежде всего характером этих правоотношений, связанных с выполнением обязательного либо добровольного платежа.

Так, приобретение облигаций трехпроцентного государственного внутреннего займа, билетов по денежно-вещевой лотерее основано на принципе строгой добровольности и высокой сознательности граждан. Отношения, возникающие на этой почве, регулируются на основе общих положений финансового права, предусматривающих также определенные выгоды для лиц, приобретающих облигации займа и лотерейные билеты.

Отношения, возникающие по поводу хранения сбережений граждан в форме вкладов в сберегательную кассу, регулируются в основном нормами гражданского права.

Права и обязанности гражданина как субъекта налогового правоотношения связаны прежде всего с признаками налогообязанного субъекта — гражданина, установленными советским налоговым законодательством.

Основным признаком налогообязанного субъекта — гражданина является наличие самостоятельного источника трудового дохода (заработная плата, литературный и другой трудовой доход, доход от приусадебного участка и т. п.) на территории Советского Союза.

Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 г. «О подоходном налоге с населения» устанавливает, что «подоходным налогом облагаются рабочие, служащие, литераторы, работники искусства, владельцы строений, граждане, имеющие сельское хозяйство в городских поселениях, кустари, ремесленники и другие граждане, имеющие самостоятельные источники доходов на территории СССР»[14].

По этому основному признаку субъектами налогового правоотношения могут быть наряду с советскими гражданами иностранцы, проживающие и работающие в СССР или имеющие на территории СССР другие, законом разрешенные, источники доходов. Признак самостоятельного источника дохода лежит в основе всех других налогов, взимаемых с населения.

В этой связи важно отметить, что законодательство СССР о налогах с населения в настоящее время совершенно отчетливо отражает присущую советской налоговой политике черту — последовательное повышение необлагаемого минимума доходов, имеющего важное значение в процессе отмены налогов с населения. В современных условиях более точное определение признака налогообязанного субъекта требует ссылки не только на наличие самостоятельного источника дохода, но и на его определенный размер.

Особый интерес представляет вопрос о субъекте налогового правоотношения по сельскохозяйственному налогу и другим налогам и обязательным платежам, уплачиваемым в сельских местностях гражданами, занимающимися сельским хозяйством.

В отличие от подоходного налога с населения сельскохозяйственный налог уплачивается не отдельным гражданином, а колхозным двором или двором единоличника. Налоговая и судебная практика показывает, что ответственность за своевременную уплату такого налога несут совместно все трудоспособные члены данного хозяйства. Выбытие одного из них не влечет за собой изменения общей суммы платежа, если только такое выбытие вовсе не лишает хозяйство трудоспособных членов[15]. Таким образом, налоговое законодательство исходит из принципа обложения доходов хозяйства, являющихся результатом совместного труда всех трудоспособных членов данного хозяйства, и признает колхозный двор или двор единоличника совместным субъектом финансового (налогового) права, выделяя в нем главу хозяйства в качестве непосредственного субъекта правоотношения. Однако с выбытием последнего по тем или иным обстоятельствам налоговый закон передает права и обязанности субъекта другому трудоспособному члену хозяйства.

Поэтому вопрос о субъекте по налогам с сельского хозяйства непосредственно соприкасается с вопросом о юридической природе колхозного двора и единоличного хозяйства. В советской правовой литературе этот вопрос не получил еше всестороннего и правильного освещения. Так, Д. М. Генкин считает, что личная собственность колхозного двора во внешних отношениях выступает как собственность особого субъекта прав колхозного двора, а во внутренних— как совместная собственность. Прекращение правоотношений превращает совместную собственность в общую собственность по долям[16].

Г. Н. Полянская в тезисах «Имущественные взаимоотношения в колхозном дворе» указывает, что во внешних отношениях колхозный двор не выступает как юридическое лицо, а во внутренних, — личная собственность двора представляет собой совместную собственность, в которой члены двора не имеют своих долей в момент раздела»[17].

Из этого видно, что вопрос о юридической природе колхозного двора остается невыясненным. Еще в большей мере это относится к юридической природе единоличного хозяйства. Между тем с точки зрения советского финансового права этот вопрос разрешается совершенно четко в том смысле, что колхозный двор или единоличное хозяйство рассматривается как совместная собственность. Приусадебная земля, подлежащая обложению по ставкам налога с одной сотой гектара, находится в личном пользовании данного колхозного двора или единоличного хозяйства. Она является единым объектом обложения, не различающим долевого участия отдельных трудоспособных членов хозяйства.

Советский гражданин как субъект финансового права наделен определенными правами и обязанностями. Важнейшей обязанностью гражданина, участника налогового правоотношения, является совершение в срок установленного платежа. Для трудящихся СССР налог является одной из форм их участия в покрытии общегосударственных потребностей.

Законом обеспечиваются следующие основные права гражданина-налогоплательщика: а) право на льготы и изъятия по налогу, если налогоплательщик обладает признаками, по которым закон устанавливает эти льготы и изъятия; б) право на снижение суммы платежа, если наступили новые факты и события, влияющие на размер обложения; в) право жалобы в случаях неправильного исчисления и взимания налога, при этом подача жалобы не приостанавливает уплаты налога в срок; г) право на получение излишне начисленных сумм налога; д) право на отсрочку или рассрочку платежа при наличии особых, законом предусмотренных обязательств. Все эти права характеризуют широкий и последовательный социалистический демократизм налоговых и в целом советских финансовых правоотношений.

  • [1] См. А. Венедиктов, Правовая природа государственного предприятия, 1928, стр. 105—106. Автор обратил внимание на то, что «марксистская теория права еше не установила определенного отношения к конструкции «государства-лица». Вместе с тем «...историко-социологический анализ понятия не только не исключает возможности юридической конструкции государства как носителя политической власти, но, напротив, является необходимой предпосылкой для построения такой конструкции «государства-лица», которая привела бы к правильному анализу системы советского права в целом». См. также С. Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, М., 1947, стр. 153. Автор отмечает, что «из всего круга вопросов, относящихся к проблеме юридического лица, наименее разработан вопрос о юридической личности государства...».
  • [2] Положение о взыскании налоговых и неналоговых платежей, утвержденное ЦИК и СНК СССР 17 сентября 1932 г. (СЗ СССР 1932 г. № 69, ст. 410-6), в ст. 7 устанавливает: «В тех случаях, когда взыскания платежей в общегосударственный и местный бюджеты производятся не финорганами, а органами других ведомств, на них соответственно распространяются права и обязанности финорганов, предусмотренные в настоящем Положении».
  • [3] В. П. Дьяченко, К вопросу о сущности советских финансов, «Вопросы теории финансов», М., 1957, стр. 99.
  • [4] См. А. М. Александров, К вопросу о сущности и функциях финансов социалистического общества («Финансы СССР» 1959 г. № 7, стр. 40—49); см. также А. Гоккели, Некоторые вопросы теории советских финансов, «Труды Тбилисского государственного университета», т. 65, 1957.
  • [5] Помимо предприятий, состоящих на сметно-бюджетном финансировании, законом допускалась деятельность определенной группы предприятий, располагавших собственными оборотными средствами, за счет которых производились хозяйственные затраты, а также пользовались кредитом в банке. См. В. Дьяченко, Советские финансы в первой фазе социалистического государства, М., 1947, стр. 135—141; С. Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, М., 1947, стр. 213—215; 3. Шкундия, Обязательства поставки товаров в советском праве, М., 1948, стр. 9—44.
  • [6] СУ РСФСР 1919 г. № ,10-11, ст. 107.
  • [7] СУ РСФСР 1919 г. № 10-11, ст. 408.
  • [8] В. И. Ленин, Соч., т. 32, стр. 410.
  • [9] См., например, ГК РСФСР, ст. 19; декрет СНК от 10 апреля 1923 г. о государственных промышленных трестах (СУ РСФСР 1923 г. № 29, ст. 336); Положение о государственных промышленных трестах (СЗ СССР 1927 г. № 39, ст. 392); постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. «О реорганизации системы управления промышленностью»; постановление СТО от 23 июля 1931 г. об оборотных средствах гособъединений, трестов и других хозорганизаций (СЗ СССР 1931 г. № 46, ст. 316); постановление ЦИК и СНК СССР «О хозрасчетных правах главных управлений промышленных народных комиссариатов» (СЗ СССР 1936 г. № 43, ст. 361).
  • [10] См. С. Н. Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, М., 1947, стр. 158—194; его же, Субъекты гражданского права, М., 1950, стр. 228—243; А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая собственность, М., 1948, стр. 812—816; А. В. Карие, Право социалистической государственной собственности, М., 1954, стр. 272-278.
  • [11] С. Я. Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, М., 1947, стр. 175; см. также С. Ф. Кечекьян, Правоотношения в социалистическом обществе, М., 1958, стр. 128—128. С. Ф. Кечекьян также считает, что «государство как целое, как «казна» является субъектом права в ряде правоотношений, складывающихся внутри страны (госзаймы, право на обращение налоговых и иных поступлений в доход государства и др.). То обстоятельство, что термин «казна» взят автором в кавычки, позволяет полагать условность его применения.
  • [12] «Финансово-хозяйственный бюллетень» 1939 г. № 12.
  • [13] «Финансово-хозяйственный бюллетень» 1939 г. № 12.
  • [14] «Ведомости Верховного Совета СССР» 1943 г. № 17, ст. 1.
  • [15] См. «Социалистическая законность» 1942 г. № 5.
  • [16] См. Д. М. Генкин, Тезисы доклада «Право личной собственности в СССР», «Научная сессия, посвященная 20-летию существования ВИЮН. Тезисы докладов», М., 1946, стр. 19—22.
  • [17] Там же, стр. 47—49; см. также М. Зимелева, Общая собственность в советском гражданском праве, «Ученые записки ВИЮН», вып. 11, 1941.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы