ВОПРОСЫ ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОСТРОЕНИЕ РОССИЙСКОЙ СИСТЕМЫ НАЛОГОВ И СБОРОВ

Общие проблемные вопросы понятийного аппарата в теории налогообложения

Российская налоговая система функционирует без малого четверть века. Тем не менее, она все еще далека от совершенства. Мало того, в нее на протяжении всего периода существования ежегодно вносятся многочисленные изменения, дополнения и уточнения. При этом, как было отмечено выше, Кодекс так и не стал законом прямого действия, многие его положения продолжают трактоваться органами исполнительной власти. Длительное время не было определенности в составе налогов, входящих в налоговую систему страны. Это относится, в частности, к таможенной пошлине. Особо революционные преобразования произошли и продолжают происходить в части налоговых льгот и преференций: отменив, в частности, в начале нынешнего тысячелетия полностью все льготы по налогу на прибыль, власти за прошедшие двенадцать лет ввели без малого 130 видов новых преференций по данному налогу. Не решены до настоящего времени принципиальные вопросы обеспечения собственными налоговыми доходами региональных и местных бюджетов, повышения ответственности и заинтересованности региональных и местных органов в развитии налоговой базы на соответствующей территории. Одной из важнейших причин того, что реформа российской налоговой системы превращается в непрерывный процесс ее перестройки, на наш взгляд, является слабость российской научной теории налогообложения, и связанное с этим недостаточное теоретическое обоснование проводимых преобразований налоговой системы. Не требует доказательства тот непреложный факт, что фундаментальные решения в области налогообложения, тем более направленные на принципиальное изменение налоговой политики государства, должны приниматься после глубокого теоретического обоснования предполагаемых преобразований. В противном случае неизбежно принятие ошибочных решений. Между тем, стоящие перед отечественной экономической наукой задачи развития и обогащения экономической теории налогообложения, на наш взгляд, решается весьма медленно. Если проанализировать подготовленные и защищенные кандидатские и докторские диссертации, то можно обнаружить весьма негативную закономерность: лишь немногие из них целиком посвящены исследованию теоретических проблем налогообложения. В основном в научных трудах исследуются практические проблемы, а вопросы теории в них затрагиваются постольку, поскольку это необходимо для выполнения установленного требования о включении теоретической тематики в первую главу исследования. Мало публикуется статей и монографий, анализирующих теоретические проблемы налогообложения. При этом важно отметить, что теоретическая значимость исследования зачастую сводится к рекомендации ввести в научный оборот то или иное новое понятие или определение. Вместе с тем было бы неверным утверждать, что это осуществляется исключительно в целях получения научного результата. Весьма нередко новые понятия вводятся в надежде с их помощью решить накопившиеся в налоговой или бюджетной системе страны проблемы.

Одной из причин создавшегося положения нам видится слабость теоретических обоснований многих положений проводимых преобразований налоговой системы. В результате нередко принимаются ошибочные решения, что, безусловно, отражается на качестве и эффективности налоговых законов, а в конечном итоге — на экономике страны. Естественно, мы далеки от мысли доказать, что теория и практика — это органически целое, когда исключительно теория способствует совершенствованию практики. Безусловно, практика должна преподносить теории соответствующие проблемы для их фундаментального осмысления и поиска путей решения. Тем не менее, принятие практических решений в области налогообложения должно базироваться на строгом теоретическом обосновании предполагаемых преобразований, изменений и дополнений. Между тем, экономическая теория налогообложения, на наш взгляд, развивается недостаточными темпами. Лишь немногие кандидатские и докторские диссертации целиком посвящаются исследованию теоретических основ налогов и налогообложения. В основном в научных трудах исследуются практические проблемы, а вопросы теории в них затрагиваются постольку, поскольку это необходимо для выполнения общепринятого требования о включение теоретической тематики в первую главу диссертации. Не случайно поэтому вклад соискателей в теорию налогообложения зачастую состоит в рекомендации включить в Налоговый кодекс то или иное понятие или определение, такие, например, как «налоговое администрирование», «налоговая политика государства», «налоговая нагрузка» и т.д. Или же вносятся предложения включить в научный оборот новые понятия и определения, в частности такие, как «налоговая база региона», «функции налогообложения». В последние годы введены в научный оборот и получили достаточно широкое распространение такие понятия, как «фискальный федерализм», «налоговый федерализм», «бюджетно-налоговый федерализм»2. При этом подобные предложения и рекомендации, как правило, достаточно слабо или вообще ничем не аргументируются и обосновываются. Подобное положение, на наш взгляд, создалось в связи с тем, что в учебном процессе, при подготовке бакалавров и магистров теория налогов и налогообложения рассматривается как нечто застывшее, раз и навсегда данное. В большинстве учебников, как правило, даются понятия и определения, взятые из Налогового кодекса, или же отражается исключительно позиция автора данного издания. В результате выпускники российских вузов неплохо осваивают российское налоговое законодательство, порядок и технику взимания налогов, методы контроля правильности их исчисления и уплаты. Но этого явно недостаточно, поскольку большинство из выпускаемых бакалавров и магистров оказывается неспособным творчески мыслить. И затем, придя в науку, стараются заняться исследованием чисто практических вопросов, всячески обходя стороной проблемы теории налогообложения.

Недостаточное внимание российской науки к проблемам теории налогообложения создало ситуацию, при которой до настоящего времени не установлены определения многих основополагающих понятий и дефиниций, без которых невозможно сформировать простую и эффективную налоговую систему. В частности, до настоящего времени отсутствуют законченные теоретические обоснования таких понятий, как налоговая политика, налоговая гармонизация, налоговая реформа. Вследствие этого на сегодня нет четко выработанной концепции налоговых преобразований, осуществляемых в стране уже четверть века, не определены механизмы и условия достижения конечных целей налоговой реформы. Вследствие этого чуть ли не каждый год меняются ориентиры налоговых преобразований. В отсутствие научно обоснованной теории налогообложения в течение буквально нескольких часов, без экономических расчетов и обоснований, в 2001 году были отменены все налоговые льготы и одновременно уменьшена ставка налога на прибыль организаций.

До настоящего времени у российских ученых-налоговедов отсутствует единая позиция по такому, казалось бы, не самому сложному теоретическому вопросу, как количество функций налога. Из чисто теоретической проблема функций налогов сегодня переросла в практическую плоскость. В экономической литературе можно встретить точку зрения о том, что налогу присуща только одна функция — фискальная3. Авторы этой научной идеи постепенно подводят нас к мысли о ненужности

  • 2 Ссылки на авторов подобных «новаций» не приводятся, поскольку в противном случае они попадут в систему цитирования РИНЦ, что по нашему мнению не совсем корректно.
  • 3 Горский И. В. Сколько функций у налога? // Налоговый вестник. — 2002. — № 3.

и бесполезности любых налоговых льгот и преференций. Между тем, в теории налогообложения в настоящий момент нет более дискуссионной проблемы, чем проблема сущности и экономического содержания и назначения такого понятия, как налоговая льгота. Мало того, данное понятие в практике налогообложения начинает постепенно заменяться другими определениями, имеющими совершенно иное экономическое содержание и предназначение. При наличии в первой части НК РФ определения данной экономической категории, в его второй части употребление понятия «налоговая льгота» постепенно исчезает. Фактически налицо двоякое трактование в терминологии Кодекса понятия «налоговая льгота»: в первой его части — это родовое понятие, во второй же части превалируют иные трактовки. Между тем, в практике применения налоговых льгот возникает множество вопросов, ответы на которые в первую очередь должна дать теория налогообложения. И самый главный из них — что такое налоговая льгота и чем она по своему экономическому содержанию и назначению отличается от схожих понятий и определений, используемых в практике налогообложения? И только после этого можно будет ответить и на злободневные для практики вопросы о критериях и методиках расчета экономической эффективности налоговых льгот, о формах, методах и условиях их предоставления, о роли и значении налоговых льгот для экономики в целом и для каждого налогоплательщика в отдельности. Справедливости ради следует отметить, что первые шаги в этом направлении уже делаются. Теоретические и практические проблемы налоговых льгот широко обсуждались на шестом Российско-украинском налоговом симпозиуме в 2014 году, по итогам которого выпущена коллективная монография, шесть разделов первой главы которой посвящены теории налоговых льгот[1]. Потребность в выработке четкого определения понятия «налоговая льгота» вызвана тем, что установленная в действующем законодательстве правовая дефиниция налоговых льгот недостаточно конкретна и не позволяет «вычленить» из имеющегося многообразия форм различного рода налоговых освобождений собственно «налоговые льготы». Закрепление в Налоговом кодексе четкого и недвусмысленного разграничения критериев налоговых льгот и других форм налоговых освобождений и исключений из общих правил налогообложения имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение. Без этого невозможно оценить эффективность и дальнейшее развитие российской налоговой системы. Из огромного числа налоговых освобождений исключительно налоговые льготы могут и должны быть предметом регулярного анализа эффективности их предоставления и достижения тех целей, которые преследовались при их введении. Только на этой основе можно принимать обоснованные решения об отмене неэффективных налоговых льгот, уточнении условий предоставления действующих и введении новых льгот.

Считая недопустимым «засорение» налогового законодательства путем введения в него дополнительных понятий и определений, нельзя в то же время ударяться и в другую крайность — исключать из него необходимые для практики налогообложения термины. Это относится и к такой важнейшей экономической категории, как налог, а также к близкому ему понятию «сбор». Некоторые современные российские исследователи считают нецелесообразным давать в налоговом законодательстве четкую формулировку указанных дефиниций, ссылаясь, в том числе, и на ее отсутствие в зарубежной учебной литературе по налогообложению и в налоговом законодательстве развитых стран[2]. Действительно, в большинстве современных серьезных зарубежных изданий по экономике и финансам нет строгого определения понятия «налог» и перечня выполняемых им функции. Отсутствуют в этих изданиях и принципы налогообложения, если, конечно, авторы не цитируют А. Смита и Д. Рикардо. Но следует ли нам в данном конкретном случае ссылаться на зарубежный опыт? В каждой из развитых стран к настоящему времени сформирована стройная система налоговых отношений. В отличие от этого российская налоговая система находится в стадии постоянного реформирования, и до ее окончательного формирования, по всей видимости, пройдет еще значительный период времени. До настоящего времени не удалось решить многие принципиальные теоретические и практические вопросы налогообложения. Дело в данном случае состоит не только в многочисленных проблемах исчисления и уплаты конкретных видов налогов, а в принципиальных вопросах построения российской налоговой системы. Между тем экономически правильное определение понятия налога имеет существенное значение, поскольку точное уяснение содержания данной категории способствует обоснованному и единообразному применению норм законодательства, определяющих право частной собственности налогоплательщика. Кроме того, понятие налога должно быть одной из отправных точек при разработке законов, регулирующих порядок установления и взимания как налоговых, так и неналоговых платежей. Четкое понимание термина «налог» позволяет праводопустимо ограничить объем полномочий и компетенцию как налогоплательщиков, так и контролирующих органов.

Одним из наиболее принципиальных и не решенных до конца вопросов является вопрос о «наполнении» российской налоговой системы.

Во-первых, требует окончательного разрешения следующий серьезный вопрос — должны ли в нее входить таможенная пошлина, взносы

в социальные внебюджетные фонды, различные сборы, насколько легитимны многочисленные установленные в стране обязательные платежи и отчисления в бюджетную систему? И поэтому российская экономическая наука должна дать четкое определение понятий «налог» и «сбор», а законодательство — строго формализовать эту сложную экономическую категорию. В российской теории и практике налогообложения до настоящего времени отсутствуют научная концепция и правовые основания включения или не включения тех или иных сборов в налоговую систему страны. Вследствие этого многие существующие в стране сборы являются нелегитимными в связи с тем, что они обладают всеми признаками сбора, данного в НК РФ, но не включены в систему налогов и сборов.

Во-вторых, еще один не менее серьезный вопрос завершения формирования российской налоговой системы. Речь идет, как это ни покажется парадоксальным, о дальнейшем существовании самого большого и даже, можно сказать, бюджетообразующего налога в российской налоговой системе — налога на добавленную стоимость. В последнее время отдельными учеными и практиками стал все чаще подниматься вопрос о необходимости и экономической целесообразности замены данного налога налогом с продаж. Начавшееся «наступление» на НДС лишний раз показывает, что в построении российской налоговой системы не все гладко. Предстоит серьезная экономическая дискуссия о роли и месте налога на добавленную стоимость и налога с продаж, которая должна завершиться принятием политического решения. Требование единого, научно обоснованного толкования понятий «налог» и «сбор» вытекает также и из положения п. 5 ст. 3 Налогового кодекса РФ «Основные начала законодательства о налогах и сборах», согласно которому ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также другие взносы и платежи, обладающие установленными Налоговым кодексом признаками налогов или сборов, но не предусмотренных Кодексом. Не случайно в ст. 8 Налогового кодекса даны определения и налога, и сбора. При этот они обозначены не достаточно четко: под данные понятия могут быть подведены почти любые установленные обязательные платежи и отчисления.

Как показывает анализ научных трудов последних нескольких лет, многое российские исследователи в области налогообложения, предлагая ввести в научный оборот новые понятия и термины, зачастую не объясняют их предназначение, не пытаются научно обосновать необходимость введения их в научный оборот. В основном дискуссия ведется вокруг формулировок данных понятий об или же о их основных принципах. В частности, в финансовой теории достаточно прочно закрепилось понятие «бюджетный федерализм». На данную тему написана не одна статья, не одна монография. Суть данного научного термина разъясняется в большинстве признанных научных сообществом словарей и справочников. Не оспаривая сущностного содержания, а также необходимости существования и полезности данного понятия, авторы дискутируют, как правило, лишь в части его точной формулировки. Казалось бы, что в основном все ясно. Но параллельно с этим в научном обороте все чаще стал появляться новый термин — «фискальный федерализм». Самое парадоксальное заключается в том, что разные авторы закладывают в него совершенно противоположное содержание. Одни связывают его с системой финансовых отношений, а иногда отождествляют его с бюджетным федерализмом. Другие же авторы концентрируют в нем отношения, складывающиеся исключительно в налоговой сфере, и он фактически становится синонимом сравнительно недавно введенного в научный оборот понятия «налоговый федерализм». В 2015 году в издательстве ЮНИТИ-ДАНА вышла монография под названием «Фискальный федерализм», авторами которой являются ведущие российские ученые в области налогообложения[3]. И, естественно, она целиком посвящена проблемам теории и практики налоговых отношений. В то же время авторы такого авторитетного издания, как «Финансово-кредитный энциклопедический словарь», определяют фискальный федерализм как систему «финансовых отношений субъектов иерархической структуры административно-территориальных образований, в которой каждый субъект является членом более чем одного образования»[4]. Примерно так же определяют фискальный федерализм и авторы Большого экономического словаря. По их мнению, фискальный федерализм — это принцип разделения полномочий между федеральной властью и властью административных единиц в финансовой сфере, основанный на главенстве федерации[5]. Из этих определений вытекает, что понятие фискального федерализма шире, чем понятие «бюджетный федерализм», т.е. выходит за рамки межбюджетных отношений. В то же время А.Г. Силуанов в автореферате диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук, говоря о межбюджетных отношениях, использует как «бюджетный», так и «фискальный» федерализм, закладывая в них практически одно и то же содержание, и тем самым фактически отождествляя эти понятия[6]. Ознакомление с многочисленными научными статьями, отдельными монографиями и другими публикациями, в которых рассматриваются или упоминаются вопросы и бюджетного, и фискального федерализма, не дает возможности убедиться в практическом предназначении этих понятий. Авторы в основном уделяют внимание уточнению формулировок данных понятий, весьма подробно анализируют основные принципы бюджетного и фискального федерализма. При этом практически все авторы отмечают примерно одинаковое количество этих принципов, не отличающихся друг от друга по своему содержанию, но по-разному сформулированных. Если обобщить все высказанные формулировки принципов бюджетного и фискального федерализма, то их можно свести к следующим положениям:

  • • обеспечение органов власти всех уровней финансовыми ресурсами для выполнения ими возложенных на них функций;
  • • самостоятельность бюджетов каждого уровня;
  • • разграничение доходов между бюджетами бюджетной системы;
  • • наличие единых для каждого звена бюджетной системы методов бюджетного регулирования;
  • • разграничение полномочий по расходам между соответствующими органами власти;
  • • оказание финансовой помощи вышестоящими звеньями бюджетной системы нижестоящим;
  • • ответственность органов власти каждого уровня за сбалансированность бюджета.

Не отличается оригинальностью и перечень проблем, решение которых призван решить и бюджетный, и фискальный федерализм. Некоторое различие можно наблюдать лишь в формулировках этих проблем и в использовании слов-синонимов, но все они сводятся в основном к следующему. В первую очередь, это определение состава расходных полномочий и распределение их между бюджетами соответствующего уровня. Во-вторых, бюджетный и фискальный федерализм должны установить доходные источники бюджетов разных уровней для обеспечения финансовыми ресурсами их расходных полномочий. И, наконец, в-третьих, должно быть обеспечено взаимодействие между бюджетами и, прежде всего, в организации межбюджетных трансфертов.

Как уже отмечалось, широкое распространение в последние годы получили еще два понятия, связанные с федерализмом: налоговый федерализм и бюджетно-налоговый федерализм. Потемам, связанным с данными понятиями, написана и защищена не одна кандидатская и докторская диссертация[7]. В частности, М.Р. Пинская дает следующее определение понятия налоговый федерализм: «законодательно закрепленная система разграничения налоговых полномочий и ответственности между уровнями власти в федеративном государстве по распоряжению формируемой на своей территории налоговой базой в соответствии с вверенными им функциями»[8]. Несколько иной смысл закладывает в понятие налогового федерализма проф. Юткина Т.Ф., по мнению которой он представляет собой «правовую систему разграничения бюджетно-налоговых полномочий между уровнями власти и управления»[9]. В данном определении автор распространяет понятие налогового федерализма не только на налоговые, но и на бюджетные полномочия, фактически отождествляя его с бюджетным федерализмом.

В многочисленных публикациях, в той или иной степени затрагивающих проблемы налогового федерализма, не обнаружено научного обоснования необходимости введения в налоговую теорию новой дефиниции. Она принимается как данность, не требующая никаких доказательств для своего существования. Продвигаясь и дальше в глубь процесса формирования межбюджетных отношений и вводя все новые и новые понятия и определения, можно дойти до абсурда. Как известно, доходы бюджетов всех уровней формируются не только за счет налоговых поступлений. Немаловажную роль играют и неналоговые доходы. В Бюджетном кодексе наряду с распределением по уровням бюджетной системы налогов и налоговых доходов, установлена достаточно четкая система распределения и закрепления за федеральным, региональными и местными бюджетами широкого перечня неналоговых доходов. Если исходить из логики сторонников введения в научный оборот понятия «налоговый федерализм», то имеет право на существование и «неналоговый федерализм». Справедливости ради следует отметить, что в этом имеется и наш негативный вклад. Вполне возможно, что понятие «налоговый федерализм» было впервые введено в нашей статье, написанной более двадцати лет, в начале 1995 года[10]. Начало и середина 90-х годов было временем становления новой российской бюджетной и налоговой системы. И ученые, и практики в условиях почти полного отсутствия теоретических основ налогообложения, наличия глубокого кризиса государственных финансов делали попытки, причем не всегда удачные, для теоретического обоснования реформ, проводимых в области бюджета и налогов. В попытке теоретически обосновать решение насущных практических проблем, возникающих в ходе проведения налоговой реформы, обеспечения финансовыми средствами расходных полномочий каждого уровня бюджетной системы, вводились новые термины, понятия и определения. Нельзя забывать, что это было время, когда особо остро встала проблема защиты и федерального бюджета, и местных бюджетов от проявлений регионального сепаратизма. И появление такого понятия, как «налоговый федерализм», было мерой, в определенной степени необходимой, но одновременно с этим и временной. К тому же следует иметь в виду, что в те годы не хватало времени на осмысление необходимости введения новых понятий и терминов, как и на обоснование принимаемых практических решений по формированию новой налоговой и бюджетной системы страны. И только в ходе разработки и принятия Налогового и Бюджетного кодексов пришло понимание необходимости осмысления каждого термина и понятия, вводимых в эти нормативные документы. В результате длительных дискуссий и обсуждений многие предлагавшиеся понятия и термины, в первую очередь ввиду отсутствия необходимости в них, а также их неспособности вписаться в общую структуру налоговой и бюджетной системы страны, они были отвергнуты. Это произошло, в частности, и с таким понятием, как бюджетный федерализм, который был включен в проект Бюджетного кодекса РФ на одном из этапов его подготовки. Дальнейшее практическое применение и Налогового, и Бюджетного кодексов РФ показало, что без многих предлагавшихся понятий и определений в бюджетном и налоговом законодательстве можно успешно обойтись. Более того, их введение в законодательные акты привело бы к засорению этих важнейших нормативных документов лишними словами и ненужными разделами. В этом наглядно убеждаешься на примере современного Бюджетного кодекса страны. В нем достаточно четко сформулированы все те принципы, которыми авторы наделяют и бюджетный, и фискальный, и налоговый федерализм без включения в его положения указанных понятий. Нашли в нем отражение также и проблемы и возможные пути их решения, которые предлагается решить с помощью введения новых понятий. Мало того, в Кодексе затрагиваются проблемы взаимоотношений не только федерального и региональных бюджетов, но и их взаимоотношения с самым многочисленным звеном бюджетной системы — местными бюджетами. Этого невозможно достичь при введении в бюджетные отношения понятия федерализма. В 14 статьях гл. 5 Кодекса, озаглавленной «Принципы бюджетной системы Российской Федерации» подробно раскрываются такие важнейшие принципы межбюджетных отношений, как разграничение доходов и расходов между бюджетами бюджетной системы, обеспечение их сбалансированности и самостоятельности, равенства бюджетных прав субъектов Федерации и муниципальных образований и многие другие. При этом и в Бюджетном, и в Налоговом кодексе установлены соответствующие механизмы реализации указанных принципов. В частности, в Бюджетном кодексе достаточно четко прописаны и, соответственно, разграничены полномочия между федеральными, региональными и муниципальными уровнями власти. За каждым уровнем бюджетной системы закреплены соответствующие налоги, а также утверждены нормативы распределения доходов от поступлений по федеральным налогам и сборам между федеральным, региональными и местными бюджетами. В Налоговом кодексе установлено разграничение налогов в зависимости от принадлежности к различным уровням власти.

Другое дело, что одни из этих механизмов действуют как бы в автоматическом режиме, а для успешной работы других должны предусматриваться соответствующие инструменты их реализации. Особенно остро в настоящее время стоит проблема реализация двух важнейших принципов бюджетной системы: обеспечение их сбалансированности и самостоятельности. Без введения соответствующих инструментов их реализации невозможно обеспечить решение важнейшей задачи — исполнение полномочий, возложенных на каждый уровень бюджетной системы. В Бюджетном кодексе сформулированы основные положения, характеризующие принцип самостоятельности бюджетов. Для реализации этого принципа установлен перечень доходных источников, относящихся к собственным доходам бюджетов. Вместе с тем приходится констатировать, что установленные ст. 31 Бюджетного кодекса восемь положений, призванные гарантировать региональным и местным бюджетам действительную самостоятельность, фактически без дополнительных условий полную гарантию дать не могут. Поэтому, на наш взгляд, вместо введения в научный оборот новых понятий и определений, перед научным сообществом стоит первостепенная задача научно обосновать условия, способствующие повышению эффективности уже имеющихся налоговых и бюджетных механизмов.

Естественно, что динамичное развитие экономических преобразований в России и мире требует внесения корректив в современные налоговые теории. И здесь нельзя не согласиться с проф. Вылковой Е.С.[11] Действительно, введение в научный оборот новых понятий, определений и терминов, думается, не только возможно, но и в определенной мере бывает даже необходимо. Вместе с тем, прежде чем вводить в научный оборот новый термин, необходимо, на наш взгляд, в первую очередь исследовать его внутреннее содержание, а также четко представить себе, с какой целью он вводится, какие задачи должен решать. Вполне возможно, что достижение поставленной цели реально обеспечивается имеющимися общепризнанными, а в некоторых случаях и законодательно установленными терминами. Кроме того, необходимо научно обосновать и доказать необходимость и целесообразность данного нововведения, в том числе и его полезность и возможность использования в практике налогообложения. В обозначенной выше монографии проф. Вылкова Е.С. предлагает ввести в научный оборот новое понятие — «налоговое состояние регионов». Чем же вызвана, по мнению автора, необходимость его введения? Как отмечается в монографии, актуальность исследования проблем налогового состояния определяется тем, что до настоящего времени по налоговому состоянию на уровне территорий РФ имеются публикации только автора этой идеи. Необходимость же введения в научный оборот понятия «налоговое состояние» вызвано тем, что «в действующем российском законодательстве понятие «налоговый потенциал» (подчеркнуто нами — В.П.) не раскрывается»[12]. Вводя в научный оборот новое понятие, следует в первую очередь представить на обсуждение научного сообщества его определение, что автор в данном случае и делает. По мнению проф. Вылковой Е.С. налоговое состояние представляет собой «совокупность количественных (относительных и индексных) налоговых показателей, а также качественных параметров на соответствующей территории или на уровне конкретного экономического субъекта». На наш взгляд, данное автором определение больше относится к области математики или, в лучшем случае, статистики, но отнюдь не финансов. Из него невозможно понять сущностное содержание нового экономического явления. Какие же показатели автором предлагается использовать для определения налогового состояния? Может быть, их состав позволит понять сущность предлагаемого нового экономического термина? В их число, по мнению автора, должны быть включены такие показатели, как «налогоемкость», «задолженноемкость», показатели контрольной работы налоговых органов, «льготоемкость», показатели издержек налогообложения и многие-многие другие. Состав качественных параметров, по мнению автора, должны быть наполнены такими сведениями, как правила и условия налогообложения в виде налоговых льгот, преференций и т.д. Возникает естественный вопрос, как на основе многочисленных показателей, которые к тому же должны быть соответствующим образом рассчитаны, можно определить налоговое состояния региона», не уяснив его экономического содержания? По-видимому, нужна какая — то универсальная формула, с помощью которой можно было бы объединить все эти разрозненные показатели? Тем более, что автор предлагает осуществлять диагностику налогового состояния региона путем сравнения показателей налогового состояния в конкретном регионе с соответствующими показателями в целом по РФ, в соответствующем федеральном округе, а также с их минимальными и максимальными значениями. Автор такой формулы не предоставляет, да ее и рассчитать невозможно, поскольку свести в единое целое столь разные показатели, одни из которых к тому же оцениваются в рублях, а другие — в процентах. Из содержания текста анализируемого научного труда можно догадаться, что вводимый автором показатель «налоговое состояние» может быть использован для «принятия грамотных решений по управлению налогообложением», «выработки предложений и мероприятий по совершенствованию региональной налоговой политики»[13]. Поскольку универсального показателя «налогового состояния региона» придумать невозможно, а разрабатывать меры по улучшению налоговой политики регионы могут (и на практике — делают) на основе анализа налоговой и статистической отчетности, то возникает вполне естественный вопрос: зачем нужно вводить в научный оборот новое понятие? Что может и должно измениться в практике разработки и осуществлении этих мер в связи с введением в оборот данного показателя?

В настоящее время в российской науке продолжают иметь место многочисленные проблемы в разработке теоретических вопросов налогообложения. В частности, в условиях углубляющихся проблем региональных и местных бюджетов, вызванных сокращением поступлений налоговых доходов, имеется настоятельная необходимость теоретически обосновать механизм распределения налогов и налоговых доходов по уровням бюджетной системы. Другое дело, столь уж необходимо для решения этих проблем вводить новые понятия и определения? В этих условиях, на наш взгляд, требуется, в первую очередь, теоретическое обоснование и практическая реализация мер по росту налоговых доходов за счет повышения эффективности налоговой системы страны.

Только после решения изложенных выше проблем можно будет говорить о том, что в нашей стране построена цивилизованная налоговая система. Подробное рассмотрение указанных выше проблем теории налогообложения и возможных направлений их решения предлагается в последующих разделах данной главы.

Справедливости ради следует отметить, что в результате проведения в последние несколько лет международных налоговых симпозиумов «Теория и практика налоговых реформ» и публикации на основе состоявшихся на них докладов и выступлений коллективных монографий положение начинает постепенно сдвигаться с мертвой точки. Несмотря на то, что основная тематика большинства докладов и выступлений все же посвящается практике налогообложения, стали появляться интересные публикации по теории налогов и налогообложения. По решению состоявшегося в июле 2015 года в Иркутске седьмого международного налогового симпозиума в настоящее время авторским коллективом известных российских и зарубежных ученых — налоговедов начата работа по подготовке 4-х томного издания Большой Налоговой энциклопедии. Первый том данного издания, полностью посвященный теории налогообложения, вышел в свет в июне 2016 года. Уверен, что этим изданием российская налоговая наука внесет серьезный вклад в развитие теории налогообложения.

  • [1] Налоговые льготы. Теория и практика применения»: монография / под ред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014.
  • [2] Налоговая политика России: проблемы и перспективы / под ред. И.В. Горского. — М.: Финансы и статистика, 2003. — С. 7—9.
  • [3] Фискальный федерализм. Проблемы и перспективы развития: монография для магистрантов, обучающихся по программам направления «Финансы и кредит» / под ред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2015.
  • [4] Финансово-кредитный энциклопедический словарь/ под общ. ред. А.Г. Грязновой. — М.: Финансы и статистика, 2002.
  • [5] ЛзрилиянЛ.Н. Большой экономический словарь. — М.: Институт новой экономики, 1997.
  • [6] Силуанов А.Г. Межбюджетные отношения в условиях развития федерализма в России: дис.... д-ра экон наук. — М., 2012 // http://www.ranepa.ru/files/docs/ aspirantZsiluanov_ag.pdf
  • [7] Сулейманов М. М. Развитие налогового федерализма в условиях формирования децентрализованной модели федеративных отношений в России: дис.... канд. юрид. наук. — Махачкала: Дагестанский государственный университет, 2011; ШугаевЛ.Л. Бюджетно-налоговый федерализм в Российской Федерации и США: Сравнительно-правовой аспект: дис.... канд. юрид. наук // Институт государства и права. — М., 2009; Пинская М.Р. Гармонизация налоговых отношений в федеративном государстве: дис. ... д-ра экон. наук. Специальность: 08.00.10. — М., 2010. — С. 23 // http://www.dissers.ru/avtoreferati-dissertatsii-ekonornika/al47.php (дата обращения: 06.11.2015).
  • [8] Пинская М.Р. Там же.
  • [9] Юткина Т.Ф. Налоги и налогообложение: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по экономическим специальностям. — М.: ИНФРА-М, 1999.-С. 68.
  • [10] Пансков В.Г., Игнатьев Д. Налоговый федерализм и местные налоги // Российский экономический журнал. — 1995. — № 4. — С. 38—44.
  • [11] Фискальный федерализм. Проблемы и перспективы развития: монография для магистрантов, обучающихся по программам направления «Финансы и кредит» / под ред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. — С.106.
  • [12] Фискальный федерализм. Проблемы и перспективы развития: монография для магистрантов, обучающихся по программам направления «Финансы и кредит» / под ред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. — С. 107.
  • [13] Там же. - С. 108.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >