Прогрессивная шкала налогообложения доходов физических лиц: необходимость и неизбежность

В предыдущем разделе было показано, что введение в российской налоговой системе плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц не отвечает одному из основополагающему принципу налогообложения — равенства и справедливости. Вместе с тем, имеются достаточно веские, на наш взгляд, аргументы экономического характера, свидетельствующие в пользу возврата к прогрессивной шкале.

Важнейшим мотивом ликвидации в 2001 году прогрессии налогообложения доходов физических лиц была названа необходимость де-стимулировать сокрытие от налогообложения огромных денежных доходов наиболее богатой части общества. Действительно, подоходный налог практически во всем мире, в том числе и в России, удерживается налоговым агентом государства еще до фактического получения наемным работником заработка. При этом к моменту принятия в России Налогового кодекса примерно 95% всех сумм налога уплачивалось путем их вычетов из доходов налоговыми агентами. И только около 5% этого налога поступало по итоговым декларациям, сдававшимся налогоплательщиками в налоговые органы по завершению налогового года. Следовательно, система подоходного обложения граждан построена таким образом, что работнику наемного труда, то есть наименее обеспеченному налогоплательщику, сложнее минимизировать или вообще не платить данный налог. Между тем, российские предприниматели использовали различного рода пути снижения в отчетности налоговой базы по данному налогу, основным из которых являлась выплата заработной платы в «конвертах», минуя ведомости по зарплате.

В настоящее время сторонники плоской шкалы ставки налога говорят о достигнутых серьезных позитивных результатах в данной области. В доказательство имеющего место эффекта в борьбе с укрывательством от налогообложения приводятся цифры существенного прироста поступления по данному налогу буквально в первый же год введения плоской шкалы. Действительно, в 2001 году поступления этого налога выросли на 46% при общем увеличении налоговых доходов на 37%. В 2002 году при увеличении налоговых доходов консолидированного бюджета страны на 34%, доходы от налога на доходы физических лиц выросли на 40 процентов.

Вместе с тем, детальный анализ поступлений данного налога в бюджетную систему страны показывает, что на динамику этих показателей за счет вывода из тени и легализации заработной платы плоская шкала налога на доходы физических лиц практически не оказала никакого влияния. Опережающий рост поступлений по данному налогу в эти годы был обусловлен влиянием совершенно иных факторов. В частности, необходимо напомнить, что с 2001 года было введено обложение налогом на доходы физических лиц работников правоохранительных органов и вооруженных сил, до этого данный налог не уплачивавших. Таким образом, увеличение налоговой базы произошло за счет единовременного роста численности налогоплательщиков более чем на 700 тысяч человек. Кроме этого, на рост налоговой базы по данному налогу, несомненно, не могло не повлиять и введение с 2001 года регрессивной шкалы ставок единого социального налога, хотя его влияние не следует преувеличивать. Воздействие этих факторов на рост поступлений налога на доходы физических лиц продолжилось и в 2002 году. Одновременно с этим, с 1 января 2002 года была существенно, с 35% до 24% снижена ставка налога на прибыль. В результате этого в корпоративном секторе экономики высвободились значительные финансовые ресурсы, часть из которых была направлена на рост заработной платы работников. Не случайно при абсолютном снижении поступлений налога на прибыль в 2002 году против 2001 года на 10% среднемесячная номинальная заработная плата в экономике выросла на 34%. Росту заработной платы в экономике и, соответственно, поступлению подоходного налога, в этот период способствовал также экономический рост, вызванный резким повышением мировых цен на энергоресурсы.

В последующие годы в связи с прекращением действия указанных факторов, прирост поступлений по налогу на доходы физических лиц стал отставать по сравнению с темпами общего прироста доходов в бюджетную систему страны. За последние 13 лет (с 2003 по 2015 год) поступления НДФЛ увеличились в 6,16 раза (с 455,6 млрд руб. до 2807,8 млрд руб.) при росте всех доходов консолидированного бюджета страны в 6,51 раза (с 4135,6 млрд руб. до 26 922,0 млрд руб.). Если в 2003 году поступления данного налога составляли 11% всех доходов консолидированного бюджета, то в 2015 году его доля снизилась до 10,4 процента. Сторонники плоской шкалы в качестве весомого аргумента приводят данные о систематическом увеличении доли НДФЛ в валовом внутреннем продукте. Действительно, доля этого налога в ВВП составила в 2015 году 3,47% против 3,3% в 2002 г. и 3,4% в 2003г. Но нельзя забывать, что удельный вес всех доходов консолидированного бюджета в ВВП в эти годы возрастал более высокими темпами. Если в 2002 году доля всех доходов консолидированного бюджета в ВВП составляла 32,4%, а в 2003 году — 31,1 %, то в 2015 г. она возросла до 33,3%. Эти данные убедительно говорят о том, что установление плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц не смогло разрушить систему «конвертной» зарплаты. Получение части заработной платы, причем ее большей части, в конвертах, минуя расчетные ведомости, до сих пор носит массовый характер и имеет ярко выраженную тенденцию к росту. По данным Росстата, за период действия плоской шкалы доля скрытой оплаты труда от ВВП не только не снизилась, но и возросла с 11,1% в 2001 г. до 14,3% в 2010 г. В настоящее время скрытая форма оплаты труда составляет 54,7% по отношению в фонду заработной платы[1]. По данным Росстата, сумма сокрытой оплаты труда в 2014 г. составила 10.161 млрд.

руб.[2] Соответственно, размер неуплаченного налога на доходы составил 1320,9 млрд руб. Яркой иллюстрацией неэффективности плоской шкалы налогообложения является также начавшийся несколько лет назад и набирающий с каждым годом силу дефицит Пенсионного фонда Российской Федерации. Таким образом, в настоящее время не имеется достаточных оснований говорить, что введение указанной меры способствовало выводу из тени и легализации заработной платы и явилось причиной соответствующего роста поступлений данного налога. Сохранение и укрепление системы «конвертных» зарплат является сильнейшим аргументом в пользу отмены плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц.

Между тем, хотелось бы особо подчеркнуть, что к сокрытию фонда оплаты труда ставки обложения налогом с доходов физических лиц имеют достаточно косвенное отношение. Нельзя забывать, что работодателю, в конечном итоге, не настолько важно, по какой ставке и в каком размере уплачиваются налоги с доходов, получаемых его наемными работниками. По крайней мере, если это как-то и затрагивает интересы работодателя, то ни в коей мере не может подвести его к необходимости грубо нарушать действующее законодательство, скрывая истинные доходы работников. Общеизвестно, что избежание налогообложения — это достаточно серьезный риск, и он тоже имеет свою цену, в том числе и финансовую. Ведь для выплаты «конвертной» заработной платы нужны неучтенные в отчетности наличные деньги, причем в весьма значительных суммах. Нелегальное же обналичивание денежных средств обходится работодателю недешево. Другое дело — отчисления в социальные внебюджетные фонды. Эти платежи с их повышенными ставками серьезно отражаются на финансовом положении работодателя, увеличивая его издержки и уменьшая полученную им прибыль. Следовательно, проблема «серых» форм выплаты зарплаты проистекает не столько из-за высоких или низких ставок налога на доходы физических лиц и не из-за наличия или отсутствия в них прогрессии, а сколько из-за предельных ставок отчислений в социальные внебюджетные фонды. Это положение ярко подтверждается на примере малого и среднего бизнеса. Согласно проведенному в 2012 году исследованию «Деловой России», 75% опрошенных предпринимателей считают неприемлемо высокими ставки страховых взносов. Эксперты организации попытались выяснить, как повлияло на их деятельность увеличение с 1 января 2011 г. с 26 до 30% ставки отчислений в фонды. В этих целях представителям компаний задали вопрос: какой процент от общей заработной платы в вашей отрасли выплачивается с применением теневых схем (зарплата в конвертах, частичная официальная оплата, неоформленные сотрудники и т.д.)? Из ответов выяснилось, что в совокупности не менее 87% компаний, относящихся к «среднему» бизнесу, применяют «теневые» схемы выплаты заработной платы в разной пропорции от общего объема выплат сотрудникам. По экспертным оценкам, в целом по стране 70—80% как малого, так и среднего бизнеса перешли на «теневые» схемы выплаты заработной платы. Об этом косвенно говорит и официальная статистика: в 2011 году практически остановился рост доходов населения и, соответственно, уменьшилось поступление «зарплатных» налогов. По данным Росстата, рост реальных доходов россиян составил в 2011 году всего 0,8% против 5,1% по итогам 2010 года[3].

По нашему мнению, государство должно вместо плоской шкалы налогообложения доходов использовать другие, более эффективные методы борьбы с «конвертной» заработной платой, которые действительно могли бы дать серьезный экономический эффект.

Во-первых, следовало бы законодательно установить предел, ниже которого работодатель не имеет права устанавливать и выплачивать заработную плату наемным работникам. Подобные законодательно установленные ограничения существуют в большинстве высокоразвитых стран. При этом уровень данного ограничения должен обеспечивать необходимый прожиточный минимум для работников и членов их семей. В этих условиях будет исключена возможность отражения в ведомостях на выплату зарплаты ее уровень в 5—6 тыс. рублей, как это сегодня зачастую происходит. Во-вторых, требуется принятие законодательных мер по установлению действенного контроля за движением наличных денег в экономике. В настоящее время такой контроль в стране весьма ослаблен, что позволяет обналичивать денежные средства сверх установленных норм и создавать условия для выплаты зарплаты в конвертах. В частности, действующие ныне положения позволяют предпринимателям без образования юридического лица практически бесконтрольно осуществлять операции с наличностью. Кроме того, установленная обязанность коммерческих банков контролировать движение наличных средств и соблюдение действующих нормативов по работе с наличностью у их клиентов по существу не может быть и фактически не является эффективной.

В связи с этим, думается, нет достаточных оснований говорить о том, что введение единой 13-процентной ставки налога на доходы физических лиц способствовало выводу из тени и легализации заработной платы и явилось причиной соответствующего роста поступлений данного налога.

Одновременно с этим следуем отметить, что плоская шкала налогообложения доходов физических лиц наряду с наличием серьезных социальных проблем, имеет и достаточно серьезные недостатки экономического характера.

Прежде всего следует подчеркнуть, что плоская шкала подоходного налога вступает в противоречие с регрессной шкалой единого социального налога. Как это не покажется на первый взгляд парадоксальным, низкая ставка налога на доходы физических лиц противоречит и относительно высокой ставке налога на прибыль. Налоговая система любой страны должна представлять единое целое, поскольку все налоги тесно связаны между собой через элементы налоговой базы, а также через объекты обложения. Поэтому непродуманность установленных ставок отдельных видов налогов неизбежно создает условия для укрывательства от налогообложения, использования различного рода схем, позволяющих формально не нарушая действующее налоговое и иное законодательство, существенно минимизировать налоговые обязательства.

Наглядным примером практического использования несоответствия шкалы ставок отдельных налогов недобросовестными налогоплательщиками может служить получившая достаточно широкое применение следующая схема существенной минимизации налогообложения. Группа достаточно крупных налогоплательщиков создает так называемую «управляющую кампанию», состоящую в основном из акционеров и руководителей этих организаций — налогоплательщиков. За якобы оказываемые услуги по управлению этими организациями, данной управляющей компании перечисляются огромные финансовые средства, резко уменьшающие размер прибыли организаций — учредителей. В результате значительно снижается размер уплачиваемого учредителями в бюджет налога на прибыль по ставке 20 процентов. При этом не платит налог на прибыль и управляющая кампания, поскольку все полученные ее финансовые средства идут на выплату заработной платы ее работникам, с которой уплачивается налог на доходы с физических лиц по ставке 13 процентов. Потери государства налицо. Но это еще не вся «экономия» на налогах. Поскольку заработная плата персонала управляющей кампании многократно превышает установленный размер, с которого уплачиваются взносы в государственные социальные внебюджетные фонды, то отчисления в эти фонды платятся по минимальной ставке. Государство при этом несет весьма ощутимые финансовые потери, а налогоплательщики формально чисты перед законом, так как ни один из них не нарушен. Налогоплательщики использовали лишь несоответствие установленных законом ставок по отдельны видам налогов. Этот пример лишний раз убеждает в необходимости, чтобы высокие доходы облагались по повышенным ставкам НДФЛ и были более тесно связаны со ставками налога на прибыль и отчислениями в социальные фонды. Решить этот вопрос можно только путем введения прогрессией ставок налога на доходы физических лиц.

Веским аргументом в пользу возврата к прогрессивной шкале налогообложения доходов физических лиц является то обстоятельство, что практически нигде в мире не существует плоской шкалы данного подоходного налога. При этом установленная в Российской Федерации с 2001 года ставка налога в размере 13% является более либеральной, чем ставки аналогичного налога в других развитых странах, где прогрессия достигает больших величин. В США, например, максимальная ставка подоходного налога на граждан равна 31%, во Франции — 54%, а в Дании — 63%. При этом в бюджетах этих стран поступления налога на доходы физических лиц занимают доминирующее положение, достигая 60% в общей сумме налоговых доходов их бюджетов.

И еще один важный момент. Установив плоскую ставку налога, законодательство фактически отменило с 2001 года представление налоговых деклараций большинством населения страны.

С одной стороны, в результате этого решения высвобождается время налоговых работников для другой, не менее важной контрольной работы. Налогоплательщики тоже освобождаются от сложной и достаточно трудоемкой работы по заполнению и сдаче декларации. Но если на эту проблему взглянуть с другой стороны, то ситуация оказывается достаточно сложной. В течение почти 10 лет (с 1992 по 2001 год) в стране шел, и весьма успешно, процесс внедрения налоговой культуры. Налогоплательщики — физические лица не только овладели азами налоговой науки, научились разбираться во всех хитросплетениях российского налогового законодательства (которое, кстати, не в пример западному менее сложное и запутанное), как все это в одночасье было отменено. Необходимо также иметь в виду, что сегодня налоговая декларация, кроме всего прочего, — важнейший и, пожалуй, единственный документ, подтверждающий легальность осуществляемых гражданином расходов, контроль за которыми государство неоднократно законодательно устанавливало и затем отменяло.

Опять же возвращаясь к богатому опыту зарубежных стран, необходимо отметить, что составление налоговых деклараций почти во всех странах является обязанностью практически каждого гражданина. В частности, каждый гражданин Великобритании, вне зависимости от того, платит он налоги или нет, обязан раз в год заполнить налоговую декларации о полученных доходах и направить ее по почте в налоговый орган.

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2006 г. № 269-ФЗ «Об упрощенном порядке декларирования доходов физическими лицами» в нашей стране в период с 1 марта 2007 года по 1 января 2008 года проводилась «налоговая амнистия» в части налога на доходы физических лиц. Цель этой акции состояла в том, чтобы дать возможность российским гражданам легализовать ранее полученные доходы, с которых по тем или иным причинам, в том числе и по причине получения основной доли зарплаты в конвертах, ранее не был уплачен налог на доходы физических лиц. При принятии данного закона особо подчеркивалось, что это разовая акция и она повторена быть не может. Сданным утверждением нельзя не согласиться. Государство не должно ставить в неловкое положение добросовестных налогоплательщиков по сравнению с лицами, укрывающими свои доходы и не платящими обязательные для всех налоги. Повторение подобной амнистии неизбежно приведет к резкому росту числа граждан, уклоняющихся от уплаты налогов. Вместе с тем, возникает неизбежный вопрос о том, а что же делать с теми недобросовестными налогоплательщиками, которые будут продолжать скрывать свои доходы и не платить налоги? Богатейший опыт цивилизованных стран показывает, что обеспечить 100-процентную собираемость подоходного налога с населения практически невозможно. Наибольшая вероятность выяснить истинные доходы конкретного налогоплательщика можно только при контроле за его расходами. Поэтому в нашей стране после завершения «налоговой амнистии» с неизбежностью должен был встать вопрос о разработке и принятии федерального закона, дающего право налоговым органам осуществлять подобный контроль. Можно возразить, что подобные законы в нашей стране не один раз принимались и вступали в действие, но показали свою полную несостоятельность. И это было вполне естественно, так как контролируемые гражданами расходы не с чем было сравнивать. Поэтому и было необходимо после завершения налоговой амнистии разработать и принять закон, обязывающих всех граждан ежегодно составлять и представлять в налоговые органы декларацию об имеющемся в их распоряжении имуществе, включая денежные средства как в наличной форме, так и на счетах в банках, а также о полученных в истекшем году доходах и произведенных крупных расходах. При этом, думается, что было бы правильным обязать граждан представить такую декларацию уже по состоянию на 1 января 2009 года, то есть по итогам первого года после завершения налоговой амнистии. Но этого, к сожалению, сделано не было. Но решение по этому поводу принимать необходимо. Как и необходимо вводить прогрессивную шкалу обложения совокупного годового дохода физических лиц.

Введение эффективного действенного механизма перекрестного контроля доходов и расходов каждого физического лица, по нашему мнению, может и должно стать серьезной мерой борьбы с «конвертной» заработной платой. А это возможно только в условиях введения института обязательного ежегодного декларирования каждым физическим лицом всех полученных в налоговом периоде доходов с серьезными штрафными санкциями за непредставление налоговой декларации и особенно за сокрытие полученных доходов. До тех пор, пока в стране не будет создана ясная и простая система подачи налоговых деклараций, вряд ли удастся существенно поднять сбор НДФЛ. И это ни в коей мере не зависит от того, по какой налоговой ставке он уплачивается: по прогрессивной или плоской.

Одновременно с этим следовало бы ужесточить санкции, в том числе и финансовые, за факты выплаты «серой « заработной платы в различных формах. В настоящее время согласно ст. 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога или сбора в результате занижения налоговой базы, другого неправильного исчисления налога или сбора или других неправомерных действий влекут взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога или сбора. За указанные действия, совершенные умышленно, Кодексом предусмотрено взыскание штрафа в размере 40% от неуплаченной суммы налога или сбора. Вместе с тем, как показывает практика налогового контроля, доказать умышленность в действиях налогоплательщика практически нереально, и эта часть ст. 122 фактически не работает. Кроме того, налоговым органам достаточно сложно выявить факты выплат «серой» зарплаты. Тем не менее, они постепенно учатся собирать доказательную базу для предъявления в арбитражных судах фактов занижения налоговой базы по НДФЛ путем сокрытия в разных формах реально выплаченных сумм заработной платы. Представляется целесообразным установить размер финансовой санкции за сокрытие налоговой базы по НДФЛ в размере 100% от суммы не удержанного и не перечисленного в бюджет налога. Одновременно с этим следовало бы ввести и финансовую, а также ужесточить уголовную ответственность руководителей и главных бухгалтеров за выявленные факты сокрытия размера заработной платы работникам. В данном случае нельзя не согласиться с позицией профессора И. В. Горского: «...вопросы легализации доходов должны решаться ... жестким, действующим в рамках закона контролем и применением суровых санкций за уклонение от уплаты налогов. Уход от налогов — воровство, и оно должно быть наказуемо, в том числе и в уголовном порядке»[4].

Наряду с этим, возможно следовало бы подключить к проблеме выявления фактов выплат «серой» зарплаты и самих работников организаций. В частности, в качестве материального поощрения перечислять часть штрафа, уплаченного работодателем, работникам, раскрывшим подобные факты.

Но самой действенной мерой борьбы с «конвертной» зарплатой должно стать, по нашему глубокому убеждению, должно стать существенное снижение ставок отчислений в государственные внебюджетные социальные фонды, особенно в сфере малого и среднего бизнеса, наиболее сильно пострадавших от резкого повышения ставок страховых взносов с 1 января 2011 года.

Внедрение прогрессивной шкалы подоходного налогообложения неизбежно. Другое дело, что это не должна быть та примитивная шкала, которая существовала с первого года установления российской налоговой системы и до ее отмены в 2001 году, когда под прогрессивное налогообложение попадали доходы граждан, получавших чуть ли не среднюю заработную плату, и по максимальной ставке взимались налоги с доходов, которые даже отдаленно не напоминали доходы человека среднего (даже по российским меркам) достатка.

Кроме этого, необходимо особо подчеркнуть и еще одно обстоятельство. Налоговые органы страны в свое время разработали и внедрили необходимые для контроля компьютерные программы обработки обобщения всех получаемых налогоплательщиками — физическими лицами доходов вне зависимости от места и времени их получения. В налоговых органах была подготовлена огромная армия высококвалифицированных инспекторов, специализирующихся на компьютерной обработке налоговых деклараций. На все это были затрачены огромные государственные средства. Чем позже в стране будет восстановлено налогообложение совокупного годового дохода по прогрессивной шкале ставок, тем больше потребуется бюджетных средств на переработку компьютерных программ и обучение налоговых инспекторов.

И мы снова с энергией, достойной иного применения, начнем внедрять налоговую культуру, обучать потерявший квалификацию аппарат налоговых органов, искать специалистов-компьютерщиков по подоходному налогообложению и тратить огромные деньги на другие неизбежные расходы.

Еще одним аргументом противников прогрессии в подоходном налогообложении доходов физических лиц является то, что увеличение поступлений в бюджет от физических лиц в связи с введением прогрессии неизбежно приведет к снижению совокупного спроса на товары и услуги и, соответственно, к вызванному этим дальнейшему замедлению темпов экономического развития. На наш взгляд, данный аргумент не выдерживает критики, поскольку является неубедительным. Действительно, налоговая политика государства в области подоходного налога с населения в нынешних условиях должна быть нацелена в первую очередь на стимулирование спроса со стороны населения. Но для этого нужны кардинальные меры в области подоходного налогообложения.

Отмена с 2001 г. прогрессии в налогообложении доходов населения фактически привела к росту реальных доходов исключительно богатой части российского общества. Высвободившиеся у этой части общества финансовые ресурсы были в лучшем случае направлены на сбережение или вывезены за рубеж. Увеличение единой ставки налога с 12 до 13% только сократило покупательную способность абсолютного большинства населения страны. Повышения совокупного спроса населения страны и, соответственно, роста темпов развития российской экономики можно добиться и при установлении прогрессивной шкалы налогообложения физических лиц. Это произойдет в том случае, если введя налоговую прогрессию для наиболее высоких доходов, государство не только отменит налог с доходов наименее обеспеченных граждан, но и введет дополнительные социальные выплаты этой категории населения. Нельзя забывать, что в российской налоговой системе наибольший доход казне дает все же налог «на бедность», плательщиками которого является почти все трудоспособное население страны. При действующей системе вычетов и ставках НДФЛ данный налог взимается с доходов ниже прожиточного минимума. И никакие социальные и прочие вычеты этому не препятствуют в связи с как их незначительными размерами, так и выборочностью их предоставления. Наоборот, налоговые вычеты ставят основную, наименее обеспеченную, часть населения страны в неравные экономические условия по сравнению с наиболее обеспеченной частью налогоплательщиков.

В этих целях должно быть обеспечено реальное снижение налоговой нагрузки для подавляющего большинства налогоплательщиков — физических лиц, которое позволит существенно увеличить покупательский спрос основной массы населения страны. В этих целях необходимо пересмотреть налоговую политику в части налогообложения наименее обеспеченной части населения страны. В первую очередь это касается условий и размеров устанавливаемых по налогу на доходы физических лиц налоговых вычетов. В настоящее время эти вычеты ставят основную, наименее обеспеченную массу населения страны в неравные экономические условия по сравнению с наиболее обеспеченной частью налогоплательщиков. И связано это с тем, что воспользоваться основными налоговыми вычетами, в наибольшей степени уменьшающими сумму налога, могут воспользоваться исключительно обеспеченные люди. Это относится к социальным, имущественным и профессиональным вычетам. В частности, основная масса населения нашей страны не может сегодня воспользоваться имущественным налоговым вычетом в размере 2 млн рублей, связанным с покупкой дома, квартиры или комнаты. Указанная категория населения не имеет также возможности оплатить расходы на лечение и обучение, и, следовательно, на них не могут быть распространены и социальные налоговые вычеты, соответственно, в 120 и 50 тыс. рублей.

С другой стороны, стандартные налоговые вычеты установлены в настоящее время исключительно на содержание детей и для отдельных немногочисленных категорий налогоплательщиков. При этом налоговый вычет на первых двух детей составляет всего 1400 рублей в месяц. В российской налоговой системе назрел, а в связи с финансовым и экономическим кризисом обострился, вопрос о необходимости существенного повышения необлагаемого подоходным налогом минимального дохода. Его необходимо установить в размере, хотя бы приближенно сопоставимым с необлагаемым налогом доходом в экономически развитых странах. Если установить сумму такого необлагаемого дохода в размере 50% от установленного в Западной Европе, то она должна составлять порядка 15 тыс. рублей в месяц.

Экономическая целесообразность введения прогрессии в налогообложении физических лиц вызвана также необходимостью ликвидации негативных процессов в экономике, обусловленных наличием избыточной массы денежных средств у одной части населения страны и недостатка средств у другой, подавляющей, его части. Избыточные средства, как показывает практика, вкладываются, как правило, в ценные бумаги, что ведет к росту спекулятивных операций на рынке ценных бумаг, вследствие чего имеет место отрыв реальной стоимости активов от их рыночной стоимости. С другой стороны, недостаток денежных средств у основной массы населения вызывает в условиях неограниченного предложения товаров и услуг необходимость привлечения населением кредитных ресурсов банков и других кредитных организаций, приводит к увеличению кредиторской задолженности, в том числе более быстрыми темпами — с истекшими сроками погашения. Подобное положение чревато с большой степенью вероятности возникновением экономического и финансового кризиса в стране.

Противники прогрессии по данному налогу выдвигают неоспоримый, по их мнению, аргумент: при плоской шкале более богатые платят и соответственно большую сумму налога, и тем самым достигается принцип справедливости в налогообложении. Хотелось бы не согласиться с подобным утверждением. Для налогоплательщика, а особенно российского, получающего месячную зарплату в 10 тыс. рублей, уплаченный налог в сумме 1300 рублей куда более весом, чем сумма в 130 000 рублей для налогоплательщика, имеющего месячный доход в один миллион рублей.

Нельзя забывать, что оставшиеся после уплаты налога средства должны обеспечивать возможность налогоплательщика осуществлять расходы, необходимые для поддержания нормального уровня жизни как для него самого, так и для членов его семьи, связанные с питанием, проживанием, образованием, здравоохранением и отдыхом. Поскольку все эти затраты (за исключением, пожалуй, отдыха) равны для всех налогоплательщиков, то в условиях плоской шкалы подоходного налогообложения удельный вес общих обязательных расходов и затрат в доходах низко обеспеченных слоев населения становится существенно выше, чем у более обеспеченных.

Таким образом, по нашему глубокому убеждению, необходима разработка и введение прогрессии по налогу на доходы физических лиц. Основной целью прогрессивной шкалы налогообложения должно стать перераспределение налоговой нагрузки в сторону богатых.

При этом важно, с экономической и социальной позиции, провести четкую границу между богатыми и бедными. Понятия «бедность» и «богатство» являются достаточно субъективными, и они могут меняться со временем, и сильно разниться с позиций различных социальных групп населения. С точки зрения низкооплачиваемых категорий населения нашей страны, люди с доходом в 1—2 млн руб. в год относятся к категории богатых. С точки же зрения этих людей, они — так называемый средний класс. В экономически развитых странах средний класс представляет собой основу общества, и одной из целей российской налоговой политики должно стать способствование созданию этого самого среднего класса. Поэтому прогрессивная шкала налогообложения не должна, по нашему мнению, затрагивать доходы высокооплачиваемых работников и специалистов. В противном случае работодатели будут вынуждены увеличивать им заработную плату, тем самым, что может существенно повысить налоговую нагрузку на бизнес. В условиях экономического кризиса данное положение неизбежно окажет негативное влияние на деловую активность, что отразится на снижении темпов экономического роста. Поэтому весьма важно определить как размер налоговой базы, к которой должна применяться повышенная ставка налогообложения, так и саму налоговую ставку. Прогрессивная ставка налогообложения доходов физических лиц должна способствовать разумному перераспределению доходов действительно богатых к более бедным слоям населения.

В течение 2013 года в экономической литературе и периодической печати широко обсуждался поднятый Президентом страны вопрос о формах и методах введения в России налога на роскошь. К сожалению, практическая реализация этой достаточно здравой идеи ограничилась повышением ставки на легковые автомобили стоимостью выше 3 млн рублей. На наш взгляд, было бы более экономически и социально оправданным введение вместо этого повышенной в несколько раз ставки налога на ту часть доходов российских граждан, которая является источником приобретения предметов роскоши. В этих условиях при сохранении для большинства населения страны налоговой ставки в 13%, можно было бы ввести две дополнительные повышенные ставки НДФЛ. По одной из них, в размере примерно 20%, следует облагать совокупный годовой доход, превышающий, допустим, 2,5—3,0 млн рублей в год. Высшую ставку налога следовало бы распространить на совокупный годовой доход, превышающий примерно 15—20 млн рублей, установив ее в размере 35%. При этом в совокупный годовой доход должны включаться все получаемые населением доходы, включая дивиденды и проценты по вкладам в коммерческих банках, по акциям, от реализации имущества и ценных бумаг. Естественно, что при этом должны быть сохранены действующие в настоящее время налоговые льготы и преференции, касающиеся поддержки низко обеспеченных слоев населения.

Думается, что не очень убедительны аргументы сторонников сохранения плоской шкалы налогообложения о том, что нельзя повышать налоги в разгар экономического и финансового кризиса. В целом с этим аргументом можно было бы согласиться, если бы речь не шла о повышении ставки обложения сверхдоходов. В период экономического и финансового кризиса многие экономически развитые страны приняли решение о повышении верхней границы ставки индивидуального подоходного налога. Например, в США максимальная ставка подоходного налога на граждан, равная 35%, в связи с мировым экономическим кризисом была увеличена до 39%, в Великобритании она достигает 50%, во Франции — 40%, а в Дании, имевшей самую высокую ставку налогообложения сверхдоходов в размере 55,4%, в связи с кризисом была повышена до 65 процентов. В Нидерландах предельный размер ставки подоходного налога с населения составляет 52%. Китай демонстрирует успешную 9-ти ступенчатую прогрессивную шкалу подоходного налога от минимальной ставки 5% до максимальной — 45%. Конституционный совет Франции в декабре 2013 года утвердил введение новой налоговой ставки в 75% на сверхвысокие доходы. По данной ставке будет облагаться заработная плата, которая превышают 1 млн евро в год[5]. Опыт большинства стран свидетельствует, что прогрессивная шкала налогообложения доходов физических лиц позволяет изымать сверхдоходы и возвращать эти средства в экономику в целях создания новых рабочих мест и решения социальных задач. Сохраняя плоскую шкалу НДФЛ, государство фактически расписывается в собственном бессилии навести порядок в установлении цивилизованных форм оплаты труда в экономике страны. Тем самым признается, что администрирование данного налога является делом сложным и налоговые органы не в силах противостоять действиям недобросовестных налогоплательщиков. Сохранение пропорциональной ставки налога на доходы физических лиц при одновременном резком увеличении прогрессии по налогам на имущество населения не только не решит имеющиеся в налогообложении физических лиц проблемы, но и еще более усугубит их.

  • [1] Соловьев Л.К., Коржов М.Л., Курманов Л.М. «Макроэкономический анализ развития пенсионной системы России на долгосрочную перспективу» / Системный анализ в экономике — 2012 // Материалы научно-практической конференции. Пленарные доклады. — М.: ЦЭМИ РАН, 2012. — С. 49-65.
  • [2] Соловьев Л.К., Коржов М.Л., Курманов Л.М. «Макроэкономический анализ развития пенсионной системы России на долгосрочную перспективу» / Системный анализ в экономике — 2012 // Материалы научно-практической конференции. Пленарные доклады. — М.: ЦЭМИ РАН, 2012. — С. 291.
  • [3] Зубченко Е. Не спортивное поведение. Налоговая реформа не облегчает жизнь бизнесу, а заставляет его уходить в тень // Новые известия. — 2012. — 15 мая.
  • [4] Горский И. В. К вопросу о плоской ставке налога на доходы физических лиц в Российской федерации / Научные труды НИФИ Академии финансового управления Министерства финансов Украины. — Киев, 2013. — С. 100.
  • [5] http://www.kommersant.ru /10 января 2014 г.