АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

Налоговая нагрузка на экономику: нужен налоговый маневр

Показатель налоговой нагрузки на налогоплательщика является достаточно серьезным измерителем качества налоговой системы страны. Оптимальная налоговая система, обеспечивая финансовыми ресурсами потребности государства, не должна снижать стимулы налогоплательщика к предпринимательской деятельности, одновременно обязывая его к постоянному поиску путей повышения эффективности хозяйствования. Поэтому определение границ оптимального размера изъятия части доходов налогоплательщиков является серьезнейшей экономической проблемой любого государства. Решение данной проблемы представляется достаточно сложной задачей, поскольку границы могут постоянно меняться в силу изменений экономической, политической и социальной ситуации в каждой конкретной стране. При этом важно определить не только экономическое содержание понятия «налоговая нагрузка», но и установить его количественные характеристики. По нашему мнению, налоговая нагрузка представляет собой показатель совокупного воздействия налогов на экономику страны в целом, отдельный хозяйствующий субъект или иного плательщика, определяемый как доля их доходов, уплачиваемая государству в форме налогов и платежей налогового характера.

В экономической литературе в силу несовершенства понятийного аппарата наряду с понятием «налоговая нагрузка» достаточно часто применяются такие понятия, как «налоговое бремя» «тяжесть налогообложения», «налоговое давление», «налоговое изъятие» и др. Понятие налоговой нагрузки возникло фактически одновременно с появлением налогов и упоминалось в самых первых текстах, где шла речь о налогах. Еще в XVIII в. А. Смит в своем труде «Исследование о природе и причине богатства народов» указывал на важную экономическую зависимость между уровнем налоговой нагрузки и поступлением средств в бюджет государства. «При снижении налогового бремени государство выигрывает больше, нежели от наложения непосильных податей; на освобожденные средства может быть получен дополнительный доход, с которого в казну поступит налог. При этом плательщики с большей легкостью сделают эти платежи, что освободит государство от дополнительных расходов на сбор налогов, связанных с наказаниями и вымогательством»[1].

На протяжении более 200 лет финансовая наука достаточно серьезно исследовала вопрос о влиянии налогов на население и экономику в целом. Одновременно учеными делались попытки определения обоснованного уровня налогообложения, установления количественной оценки этого показателя. Еще в XVIII—XIX вв. виднейшими российскими и западными экономистами указывались достаточно конкретные пропорции между бюджетом и национальным доходом, предельные размеры изъятия части доходов как хозяйствующих субъектов, так и граждан.

Первые упоминания о количественной оценке показателя налоговой нагрузки и его давлении на экономику относятся к XVIII в. Впервые исследовавший это явление Ф. Юсти (1705—1771) определил налоговую нагрузку на макроуровне как соотношение между бюджетом и национальным доходом государства. При этом Ф. Юсти указывал, что бюджет страны не должен расходовать более 1 /6 национального дохода. А. Бифельд считал пределом изъятия у налогоплательщика четверть его дохода. «Здравая политика, — писал он, — определяет на то 25% с доходу каждого, ежели больше сего требовать, то, думаю, истощится народ, а ежели меньше, то недостанет на все государственные расходы»[2]. К. Гок обосновывал пропорции доходов бюджета и национального дохода характером расходной части государственного бюджета. Он считал невозможным установление единого, универсального и одновременно оптимального показателя налоговой нагрузки на экономику, который был бы реалистичен для конкретной страны на любом этапе ее экономического развития.

Заметим, что предельные размеры налоговой нагрузки были определены этими учеными эмпирически, да иного и не могло быть в условиях, когда отсутствовали необходимые методики расчета.

Новым импульсом к исследованию проблем тяжести налогообложения послужила Первая мировая война, вызвавшая всеобъемлющий рост налоговой нагрузки. Последовавшая за этим необходимость решения вопроса о размерах репарационных платежей, погашения задолженности союзников привела к разработке конкретных методик определения тяжести налогообложения. Несмотря на то, что эти методики характеризовались слабостью как методологической базы, так и техники расчетов, их роль и значение состояли в том, что они создали основу для дальнейших разработок измерения тяжести налоговой нагрузки как на уровне экономики в целом, так и в разрезе отдельных социальных групп населения и в рамках отраслей производства.

Интерес экономической науки и практики к показателю налоговой нагрузки не случаен, поскольку он играет существенную роль в налоговом планировании и регулировании экономики. Роль и значение показателя налоговой нагрузки состоят в следующем:

  • 1) данный показатель необходим государству для разработки налоговой политики. Вводя новые налоги и ликвидируя старые, изменяя налоговые ставки и налоговые льготы, государство обязано определить и не переступить предельно допустимые уровни давления на экономику, за границами которых могут возникнуть негативные экономические процессы. Показатель налоговой нагрузки на макроуровне используется государством также для прогноза доходов бюджета, развития налоговой базы в целом по экономике страны и оценки эффективности влияния налоговой системы на социально-экономическое развитие;
  • 2) исчисление данного показателя на общегосударственном уровне необходимо для сравнительного анализа налоговой нагрузки разных странах и принятия решений хозяйствующими субъектами о размещении производства, распределении инвестиций и в конечном счете о переливе капитала. Данное положение можно распространить и на анализ налоговой нагрузки внутри страны по регионам, но это положение возможно лишь при условии, что регионы имеют определенное, установленное законом право формирования на своей территории налоговой политики и, как следствие, регулирования соответствующей доли налоговой нагрузки;
  • 3) показатель налоговой нагрузки необходим для анализа влияния налоговой системы страны на формирование социальной политики государства. Изучение и практический анализ всеобщности и справедливости налогообложения в отношении населения страны, тяжести налогообложения между различными социальными группами дает возможность государству более справедливо распределять тяжесть налогообложения между разными социальными группами для стабилизации социально-экономической ситуации в стране;
  • 4) показатель налоговой нагрузки используется в качестве индикатора экономического поведения хозяйствующих субъектов. Именно от уровня этого показателя в значительной мере зависит принятие хозяйствующими субъектами решений о вложении финансовых ресурсов в развитие того или иного производства, в ту или иную отрасль народного хозяйства. От этого показателя в решающей степени зависит также финансовое положение каждого конкретного субъекта хозяйствования.

В настоящее время считается общепринятым исчислять налоговую нагрузку на двух уровнях: макро- и микроуровне. Макроуровень подразумевает исчисление тяжести налогообложения всей страны в целом, или, другими словами, налоговой нагрузки на экономику. В свою очередь данный показатель на макроуровне можно подразделить на налоговую нагрузку на бизнес и на население страны.

Налоговую нагрузку на экономику принято определять как отношение всех поступивших в стране налогов к созданному ВВП. Экономический смысл этого показателя состоит в оценке доли ВВП, перераспределенной с помощью налогов.

Микроуровень включает определение налоговой нагрузки на конкретные организации (хозяйствующий субъект), а также исчисление налоговой нагрузки на работника. Что же касается показателя определения налоговой нагрузки на уровне хозяйствующего субъекта, то здесь не существует какого-то одного, универсального показателя. Вместе с тем комплексная оценка налоговой нагрузки хозяйствующего субъекта дает ясную картину того, как влияет уровень данного показателя на его экономическую активность. Также, как и на макроуровне, методика определения налоговой нагрузки на конкретного хозяйствующего субъекта состоит в установлении соотношения между суммой уплачиваемых налогоплательщиком налогов и полученного им дохода. Применяемые на практике методики определения уровня налоговой нагрузки хозяйствующего субъекта отличаются друг от друга лишь тем, что принимается в качестве его дохода. Зачастую предлагается использовать такие показатели, как выручка от реализации продукции, работ и услуг, балансовая прибыль, расчетная прибыль, добавленная стоимость, вновь созданная стоимость.

Практика использования перечисленных выше методик показывает, что в чистом виде ни одна из них не дает объективной картины напряженности налоговых обязательств хозяйствующего субъекта. Каждый из применяемых в настоящее время показателей уровня налоговой нагрузки на хозяйствующего субъекта имеет как преимущества, так и определенные недостатки. И при этом ни один из них не является универсальным показателем, который мог бы с абсолютной точностью гарантировать сопоставимость налоговой нагрузки в различных отраслях экономики и даже в одной отрасли.

И это естественно, поскольку каждая из отраслей экономики специфична в области фондо- и трудоемкости, материалоемкости, скорости оборота капитала, сезонности производства и других характеристик. Поэтому и невозможен, как мы считаем, один, универсальный показатель уровня налоговой нагрузки на хозяйствующего субъекта.

Другое дело, что каждый из используемых показателей может быть применен хозяйствующим субъектом для анализа возможных финансовых последствий при внесении государством изменений в налоговую систему, увеличении или снижении числа налогов, налоговых ставок или налоговых льгот. Только комбинация различных показателей приближает к адекватной оценке налоговой нагрузки. Связано это в первую очередь с тем, что влияние налогов, уплачиваемых с выручки, на экономическое состояние предприятия — весьма неоднозначный процесс. При этом в расчет должны включаться все налоги, уплачиваемые хозяйствующим субъектом, за исключением налога на доходы физических лиц. Упомянутый налог не оказывает никакого влияния на экономическую деятельность конкретного хозяйствующего субъекта, но может обеспечить работнику конкурентоспособный «чистый» доход, т.е. доход, остающийся после налогообложения. Хозяйствующий субъект в отношении налога на доходы физических лиц выступает налоговым агентом государства и лишь перечисляет налог в бюджет. Этот налог должен учитываться при расчете налоговой нагрузки работника, но не работодателя как хозяйствующего субъекта.

Многовековая практика построения налоговых систем в странах с развитой рыночной экономикой выработала определенные показатели, за пределами которых невозможна эффективная предпринимательская деятельность.

Зависимость между усилением налоговой нагрузки и суммой поступающих в государственную казну налогов еще в начале второй половины XX в. вывел профессор А. Лаффер, построивший знаменитую кривую Лаффера. Именно А. Лаффер обосновал постулат о том, что только снижение налоговой нагрузки стимулирует предпринимательскую деятельность, развивает инициативу и предприимчивость. Необоснованное увеличение налоговой нагрузки, согласно А. Лафферу, является первопричиной развития теневого сектора экономики. Иначе говоря, порог кривой Лаффера представляет собой предельно допустимый уровень налоговой нагрузки, который еще не подрывает рост налоговой базы на перспективу. Рост доходов в бюджет в этом случае осуществляется не за счет нагнетания налоговой нагрузки на товаропроизводителей, а за счет увеличения производства и расширения на этой основе налогооблагаемой базы. Вместе с тем кривая Лаффера лишь показывает установленную зависимость, но не дает четкого представления о предельно допустимой величине налоговых изъятий в бюджет страны. Эта величина не может быть постоянной и достаточно точной, в немаловажной степени ее уровень зависит от финансового состояния налогоплательщиков в конкретной стране, от состояния экономики этой страны в целом.

Мировой опыт налогообложения показывает, что изъятие у налогоплательщика 1/3 его дохода — та черта, за пределами которой начинается процесс сокращения сбережений и тем самым инвестиций в экономику. Если же ставки налогов и их число достигают такого уровня, что у налогоплательщика изымается более 40% его доходов, то это полностью ликвидирует стимулы к предпринимательской инициативе и расширению производства. Иными словами, эффективная налоговая система должна обеспечивать разумные потребности государства, изымая у налогоплательщика, как правило, не более 1/3 его доходов.

В современных условиях экономического и финансового кризиса остро встает вопрос о допустимости повышения уровня налоговой нагрузки на экономику, и прежде всего на бизнес. Между тем теоретики налоговой науки до настоящего времени не смогли окончательно определиться с данным понятием. Остаются открытыми такие важнейшие для теории и практики налогообложения вопросы, как исчисление налоговой нагрузки, ее оптимальный уровень для обеспечения развития экономики, порядок сопоставления налогового бремени разных стран и некоторые другие. Научные теоретические публикации последних лет при этом посвящены, в основном, определению показателя налоговой нагрузки как для экономики в целом, так и ее отдельных отраслей и конкретного налогоплательщика. Дискуссии, как правило, ведутся вокруг перечня налогов, которые следует включать в расчет, и тех показателей, с которыми эти налоги должны соотноситься. На этом фоне особый интерес представляет достаточно оригинальные положения доклада заведующего кафедрой финансового и налогового менеджмента Высшей школы экономики и менеджмента Уральского федерального университета проф. И.А. Майбурова, с которым он выступил на пленарном заседании восьмого международного симпозиума «Теория и практика налоговых реформ». Уважаемый ученый подверг серьезному критическому анализу используемое в практической деятельности, в официальных документах, при формировании управленческих установок понятие «налоговая нагрузка на бизнес». По мнению докладчика, данное понятие необходимо рассматривать как некую формальную конструкцию с учетом факторов переложения налогов. Оно, с точки зрения ученого, всего-навсего отражает бизнес как открытую систему, взаимодействующую с поставщиками, потребителями, работниками, менеджментом и собственниками бизнеса и успешно перелагающую налоговое бремя на всех указанных стейкхолдеров. Основным доказательным инструментом ученого явилась идея о том, что желаемый результат для бизнеса — это полное переложение всех уплачиваемых налогов вперед и назад. Предприятия всегда стремятся максимально возможно переложить все свои налоги назад на поставщиков через снижение закупочных цен на сырье или вперед на покупателей путем повышения цен на свою продукцию. При этом косвенные налоги практически полностью переносятся вперед, на покупателя. Все остальные налоги могут переноситься как вперед, так и назад, и успех переложения зависит от эластичностей спроса и предложения. Вне зависимости от вида переложения (вперед или назад) оно всегда, по мнению ученого, завершится на физических лицах, поскольку именно физическое лицо всегда является конечным потребителем в конце торгово-сбытовой цепочки. На основе этого ученый приходит к выводу, что бизнес является формальным носителем налоговой нагрузки, а ее фактическим носителем являются исключительно физические лица. И поэтому необходимо распространять в обществе и бизнесе более сложные представления о налоговой нагрузке с учетом эффектов переложения налогов[3]. На наш взгляд, позиция уважаемого ученого, развивающая теорию переложения налогов, вместе с тем, имеет сугубо теоретическое значение, и в современных условиях возможности ее использования в практических целях при определении налоговой нагрузки на экономику для формирования и проведения налоговой политики не может быть использована. Думается, что бизнесу совершенно не безразлично, сколько налогов и в каком размере он уплачивает. В противном случае его представители не стали бы лоббировать свои интересы при проведении государством налоговой политики, создавать рискованные схемы ухода от налогообложения, грозящие административным, а нередко и уголовным преследованием. Проблема заключается в том, что в современных условиях возможности бизнеса полностью переложить уплачиваемые им налоги на население в серьезно ограничены. Причин этого множество. В первую очередь это внутриотраслевая конкуренция, не позволяющая производителю поднять отпускные цены вслед за ростом налоговой нагрузки из-за риска потерять покупателя. Для монополиста в отсутствие конкуренции возможности повышения цен ограничены действием антимонопольного законодательства и предусмотренной им серьезной финансовой ответственностью за необоснованный рост цен. Возможности переложения повышенных затрат налогоплательщика в связи с ростом налоговой нагрузки ограничены также покупательной способностью населения. При этом нельзя не согласиться с проф. Майбуровым в том, что «желаемый результат для бизнеса — это полное переложение всех уплачиваемых налогов». Но одновременно понимая, что достичь этого практически невозможно, бизнес всеми силами всегда стремится добиться снижения налоговых ставок, сужения налоговой базы, введения новых дополнительных льгот. И поэтому для бизнеса весьма и весьма важно знать уровень налоговой нагрузки. Исчисление сводного показателя на общегосударственном уровне необходимо бизнесу для принятия решения о размещении производства, распределении инвестиций и в конечном счете о переливе капитала путем сравнительного анализа налоговой нагрузки разных странах, а также внутри страны по регионам.

Проблема, думается, заключается в том, каким образом получить достоверный результат об уровне налоговой нагрузки? Как уже отмечалось, в настоящее время и в научных исследованиях, и властными структурами при определении направлений налоговой политики используется такой сводный показатель, как отношение суммы уплаченных налогов к ВВП. Данный показатель неэффективен, поскольку не отражает действительный уровень налоговой нагрузки как на экономику в целом, так и на конкретного налогоплательщика, добросовестно соблюдающе-

го налоговое законодательство. Фактически он равносилен показателю «средней температуры по больнице». Он определяет уровень налоговой нагрузки среднего статистического налогоплательщика, не учитывая индивидуальных особенностей конкретного налогоплательщика. Но вместе с тем этот показатель необходим, так как налоги устанавливает государство, и оно должно учитывать этот средний показатель.

Необходимо при этом подчеркнуть, что для каждого конкретного налогоплательщика, как юридического, так и физического лица, не суть важно, какова степень налоговой нагрузки на экономику в целом. И это естественно, поскольку налоги в бюджеты всех уровней и во внебюджетные фонды он платит из собственных доходов и поэтому для него существуют конкретные показатели, характеризующие уровень налоговой нагрузки.

Не случайно значение данного показателя на порядок отличается в разных странах. По данным за 2013 год отношение суммы уплаченных налогов к ВВП в Швеции составило 44,3%, в Дании — 47,7%, в Финляндии — 43,4%, в Великобритании — 36,1%, а в Болгарии, Латвии, Румынии всего 26—28%[4]. В нашей стране этот показатель в последние годы не поднимался выше 35—36%[5]. На основании этих показателей напрашивается естественный вывод о том, что налоговая нагрузка на бизнес в Болгарии чуть ли не в 2 раза ниже, чем в той же Дании. Дело в том, что на значение данного показателя в каждой стране оказывает существенное влияние совокупность множества специфических факторов. В частности, немаловажное значение имеет степень участия государства в развитии и содержании социальной сферы. Возлагая на себя указанные затраты, государство тем самым освобождает бизнес от обязанностей поддерживать высокий жизненный уровень населения. На формирование сводного показателя налоговой нагрузки серьезное влияние оказывает также размер теневой экономики, функционирование которой российские государственные органы статистики не могут не учитывать при подсчете ВВП, но которая не платит установленных налогов. Например, по различным экспертным оценкам, от 25% до 40% российской экономики работает «в теневом» секторе. При расчете показателя ВВП российские органы статистики производят досчет официально полученных данных на сумму ВВП, произведенного в теневой экономике. Сумма же неуплаченных этим сектором экономики налогов, естественно, не учитывается. Особенно широкое развитие теневая экономика получила в странах с переходной экономикой, и поэтому показатель налоговой нагрузки этих государствах существенно ниже, чем в странах с развитой рыночной экономикой. Подобное влияние на формирование сводного показателя налоговой нагрузки в разных странах оказывает и состояние налоговой дисциплины. Отличие от теневой экономики состоит лишь в том, что бизнес в данном случае не скрывает многие показатели своей деятельности, включаемые в расчет ВВП, но не платит при этом всей суммы налогов, подлежащих уплате. Особо ярко это проявляется при создании недобросовестными налогоплательщиками различного рода схем, основной целью которых является минимизация налогообложения. И опять же эти явления в большей степени характерны для стран с переходной экономикой. Кроме того, в каждой стране установлен различный налоговый режим для организаций разных отраслей экономики. В одной стране льготный режим налогообложения установлен для организаций, производящих и перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию, в другой — для организаций малого бизнеса, в третьей — для налогоплательщиков, осваивающих новую технику или технологию. Это, естественно, снижает сводный показатель налоговой нагрузки, но уровень этого снижения в разных странах зависит от объема предоставленных налоговых льгот.

Влияние особенностей российской экономики на формирование сводного показателя налоговой нагрузки на экономику можно проиллюстрировать на факте отсутствия прямой зависимости доли ВВП, перераспределяемой через налоговую систему страны, от мер по снижению налоговой нагрузки на экономику. Например, налоговая нагрузка на экономику возросла с 33,4% в 2000 г. до 36,5% в 2007 г. При этом именно в эти годы в России проводились масштабные мероприятия по снижению налоговых ставок, отмене недостаточно эффективных и нерациональных налогов. В частности, были отменены налог с продаж, налог на реализацию горюче-смазочных материалов, отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, налог на владельцев автотранспортных средств. Серьезное влияние на снижение налоговой нагрузки сыграла отмена так называемых оборотных налогов: на пользователей автомобильных дорог, на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы. Одновременно с этим отменено 15 местных налогов и сборов. Уменьшению сводного показателя налоговой нагрузки на экономику должно было бы способствовать также и снижение ставок налога на доходы физических лиц, налога на прибыль, налога на добавленную стоимость. Но, как показывают отчетные данные, этого не произошло. Таким образом, необходимо сделать вывод, что при анализе уровня налоговой нагрузки в российской экономике, а тем более при сравнении ее с другими странами, надо исходить из того, что многие положения, которые абсолютно ясны и понятны для других стран, в отношении российской налоговой системы и ее нагрузки на налогоплательщиков должны рассматриваться через призму чрезвычайных особенностей развития экономики

России на современном этапе. Анализ этого положения показывает, что приведенные данные нуждаются в серьезной корректировке, в результате которой становится очевидным, что первоначальный вывод является весьма поспешным и в определенной степени неверным.

Но все же основным фактором, влияющим на несопоставимость уровней сводного показателя налоговой нагрузки, на наш взгляд, является разная структура налоговых поступлений: уплачиваемых юридическими и физическими лицами. Для оценки уровня налогового бремени непосредственно на бизнес необходимо из общей суммы налогов исключить налоги, уплаченные физическими лицами. Между тем, доля налогов, уплачиваемых юридическими и физическими лицами, в общей сумме налоговых поступлений, в разных странах не просто различается, но фактически является несопоставимой. Например, в России налоги, уплачиваемые физическими лицами, составляют около 4% от ВВП. Между тем, в странах с развитой экономикой их доля составляет от 8% до 10%. Еще более разительное отличие доли индивидуального подоходного налога в доходах бюджетной системы. В бюджетах экономически развитых стран поступления данного налога занимают доминирующее положение, достигая 30—50%[6]. В России поступления НДФЛ по отчету за 2015 год составили чуть более 13% всех поступлений в консолидированный бюджет.

Следовательно, только данный фактор свидетельствует, что налоговая нагрузка на бизнес в нашей стране на 4—6 процентных пункта выше, чем в среднем по другим экономически развитым странам.

Одновременно с этим напрашивается и другой, казалось бы, естественный вывод:

соответственно, налоговая нагрузка на население в этих странах существенно выше, чем в России. Действительно, в большинстве стран основным налоговым доходом бюджетов является индивидуальный подоходный налог, и он преобладает по своей фискальной значимости над всеми взимаемыми как с населения, так и с бизнеса налогами. Вместе с социальными и страховыми выплатами на него приходится в среднем более половины всех налоговых поступлений в бюджеты экономически развитых стран. В США, например, поступления индивидуального подоходного и социальных налогов составляют 70% всех доходов Федерального бюджета и 58,7% доходов консолидированного бюджета страны[4]. При этом в бюджетах этих государств существенно понижена фискальная роль налогов, взимаемых с юридических лиц. Вместе с тем, судить об уровне налоговой нагрузки на население путем соотнесения суммы уплачиваемых им налогов к ВВП, по нашему мнению, весьма не корректно. Анализ показывает, что увеличение доли доходов населения, перераспределяемой через ВВП, вызвано существенным ростом налогооблагаемой базы по индивидуальному подоходному налогу за счет увеличения налогообложения доходов наиболее зажиточной части общества. В большинстве государств с развитой экономикой поданному налогу установлена прогрессивная шкала налогообложения с достаточно высокими предельными ставками, достигающими, например, в Бельгии 53,7%, в Дании — 55,6%, в Швеции — 56,6%, в Финляндии 51,1%, во Франции и Австрии — по 50%,а в Германия 47,5%[4]. При этом важно подчеркнуть, что по столь высоким ставках не производится налогообложение заработной платы, а облагаются такие доходы от капитала, как поступления в виде дивидендов, по процентным доходам по банковским вкладам, доходов от ценным бумагам, от сдачи имущества в аренду, от реализации имущества и других, не связанных с зарплатой источников. Налоговая нагрузка подавляющей части жителей этих стран в этих условиях, естественно, не возросла. Этому способствовало также то, что в условиях действия высокого уровня прогрессии у государств появилась возможность освободить от уплаты индивидуального подоходного налога наименее обеспеченные слои населения, снизив тем самым для них налоговую нагрузку. Поэтому, как нам кажется, в современных условиях необходимо по-новому определять уровень налоговой нагрузки в части налогообложения населения. Как вытекает из установленного еще А. Смитом более 2,5 века назад принципа справедливости, после выплаты налогов должно сокращаться неравенство в экономическом положении налогоплательщиков. Одним из налоговых механизмов регулирования экономического положения плательщиков после уплаты налогов служит прогрессивная шкала налогообложения доходов. Поэтому налоговую нагрузку следует оценивать не по тому, сколько налогов изъято из доходов налогоплательщика, а каков объем оставшихся у налогоплательщика средств после уплаты налогов. В условиях самой жесткой прогрессии, в соответствии с которой сверхдоходы облагаются по налоговой ставке в 50—60%, оставшийся у состоятельного налогоплательщика после уплаты подоходного налога объем денежных средств все равно остается несопоставимым по сравнению со средствами низкооплачиваемого налогоплательщика. Действительно, при совокупном годовом доходе в 250 тыс. рублей и действующей максимальной ставке индивидуального подоходного налога в 13% у налогоплательщика после его уплаты остается 217,5 тыс. рублей. В то же время у налогоплательщика, получившего доход в 20 млн рублей и при средней ставке налога в 18,5% (при обложении дохода свыше 15 млн руб. по ставке 35%) остается после уплаты налога 16,3 млн руб., или в 75 раз больше. При этом оставшиеся после уплаты налога средства, необходимые для обеспечения возможности налогоплательщика осуществлять расходы по поддержанию минимального уровня жизни как для него самого, так и для членов его семьи, связанные с питанием, проживанием, образованием, культурой и здравоохранением, у обоих налогоплательщиков, являются одинаковыми. Таким образом, исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы.

  • 1. Сводный показатель, определяемый как отношение поступивших в доход государства налогов к ВВП, не дает объективной картины налоговой нагрузки на экономику: увеличение этого показателя не всегда может означать повышение налоговой нагрузки на экономику, а также по отношению к конкретным налогоплательщикам. Поэтому необходимо отдельно определять уровень налоговой нагрузки на бизнес (в разрезе отраслей и отдельных налогоплательщиков) и на население. При грамотном построении системы налоговых ставок, налоговой базы и налоговых льгот можно добиться роста поступлений налогов с физических лиц, не повышая в целом налоговую нагрузку на население.
  • 2. В российской налоговой системе налоговая нагрузка на бизнес выше, а на население — ниже, чем в других экономически развитых странах. При этом при налогообложении населения не соблюдается принцип справедливости, поскольку налоговая нагрузка наиболее обеспеченной части населения де-факто ниже, чем нагрузка низко обеспеченных налогоплательщиков. Вследствие этого, видимо, необходим налоговый маневр, направленный на перераспределение налоговой нагрузки между населением и бизнесом, а также между различными слоями населения.

Только резкое изменение приоритетов в проводимой налоговой политике будет способствовать построению в РФ эффективной налоговой системы и эффективной экономики. Основным ее направлением, как мы полагаем, должно стать повышение уровня справедливости налогообложения физических лиц, сокращение налоговой нагрузки на юридические лица с одновременным введением целевых налоговых льгот для стимулирования инвестиционной деятельности. И мировой опыт, и анализ российской практики показывают, что наименее болезненным для развития экономики методом осуществления налогового маневра в целях построения эффективной налоговой системы, способствующей развитию экономики, является перенесение налоговой нагрузки с юридических на физические лица. Это позволит не только повысить инвестиционную активность, ускорить процесс обновления основных фондов и увеличить темпы роста ВВП, но и сделает российскую налоговую систему более справедливой и эффективной.

Естественно, что решение проблемы налоговой нагрузки следовал бы поставить во главу угла в самом начале проведении в России налоговой реформы. К сожалению, этого сделано не было. Поскольку налоговая реформа началась практически без подготовительного этапа, то в этой области не было поставлено множество других важнейших вопросов, и соответственно не были получены на них ответы. В частности, ни в начале налоговой реформы, ни в настоящее время нет ответа на вопрос: каков фактический уровень налоговой нагрузки на конкретного, добросовестного налогоплательщика? Таких данных официальная статистика и налоговая отчетность не содержат. Между тем, налоговая нагрузка не есть что-то абстрактное, она должна быть материализована в конкретных показателях. При этом экспертные расчеты показывают, что доля доходов, забираемых налогами по таким налогоплательщикам может достигать не менее 40—45%. Ведь у нас почти половина всех зарегистрированных организаций или не стоит на учете, или не сдает вообще налоговой отчетности, или сдает нулевые балансы. Иначе говоря, вообще не платит налогов. А какова должна быть эта нагрузка в результате завершения всех налоговых преобразований? Каким категориям налогоплательщиков государство хочет сократить нагрузку? Это все должно быть четко определено до начала проведения налоговой реформы.

Принимая решения о снижении или повышении налоговой нагрузки в целом по стране, мы в настоящее время действуем вслепую, не ведая, каковы будут конечные результаты этих изменений. Ведь снижение нагрузки — не самоцель. Важно, чтобы оно стало инструментом финансового оздоровления и подъема экономики.

  • [1] Смит Л. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Соц-экгиз, 1962.
  • [2] Соловей Г.Г. Государственные бюджеты. — М.-Л., 1928. — С. 5.
  • [3] Пансков В.Г. Дискуссионные вопросы налогообложения. К итогам международного налогового симпозиума // Финансы. — 2016. — № 8. — С. 23—28.
  • [4] Taxation trends in the European. Eurostat. 2015. IMF. Word Economic Outlook Database. Russia. 2015 (англ.). Economic Report of the President. — Washington, 2012.-P.416.
  • [5] Тезисы выступления министра финансов РФ на парламентских слушаниях в ГД. «Основные направления повышения эффективности расходов федерального бюджета: реальность и перспективы» // Финансы. — 2015. — № 7. — С. 3.
  • [6] Пансков В. Г. О повышении роли НДФЛ в развитии российской экономики // Налоги и налогообложение. Палитра современных проблем: монография / подред. И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. — 375 стр.
  • [7] Taxation trends in the European. Eurostat. 2015. IMF. Word Economic Outlook Database. Russia. 2015 (англ.). Economic Report of the President. — Washington, 2012.-P.416.
  • [8] Taxation trends in the European. Eurostat. 2015. IMF. Word Economic Outlook Database. Russia. 2015 (англ.). Economic Report of the President. — Washington, 2012.-P.416.