О повышении роли налоговой системы в развитии российской экономики

Экономика и финансы России к настоящему времени подошли к определенному порогу своего развития — доходы от нефтегазовых отраслей, составляющих основу бюджетных доходов перестали покрывать возросшие потребности государства. При разработке федерального бюджета на 2014 и последующие два года пришлось впервые за последние 15 лет секвестрировать ряд важнейших статей расходов. Федеральный бюджет в 2015 г. исполнен с дефицитом в размере 1,9 трлн рублей, или 2,6% ВВП, а в 2016 году плановый дефицит составляет около 2,18 трлн рублей, или 3% ВВП. Фактически он может достичь (в зависимости от уровня мировых цен на энергоносители) 4—5%. Как показывают экспертные оценки, если не принять решительных мер по реформированию российской экономики, то при сохранении уровня действующих мировых цен на углеводороды и даже при их умеренном росте, она будет продолжать стагнировать. Согласно обновленной Минфином РФ редакции бюджетной стратегии до 2030 г., по базовому сценарию средние темпы роста российской экономики в 2013—2030 гг. составят всего 2,5%[1]. Как было заявлено 15 января 2014 года на Гайдаровском форуме, российская экономика находится в противофазе с мировой: в 2014— 2016 гг. глобальный ВВП будет расти на 3,5%, а российский — не более чем на 2,5%[2]. Из-за ухудшения прогноза социально-экономического развития страны сокращаются доходы бюджетной системы: к 2030 г. доходы консолидированного бюджета могут сократиться с 35,7% ВВП до 31,9%, а федерального бюджета — с 19,1 — до 14,8%. В результате этого даже при цене нефти $ 100 за баррель (что практически нереально) в 2017—2020 гг. на финансирование госпрограмм и непрограммных статей бюджета не хватает 5,6 трлн руб. В особо серьезном положении могут оказаться бюджеты субъектов российской Федерации и местные бюджеты. К 2030 г., по расчетам Минфина РФ, объем межбюджетных трансфертов снизится с 2,1% в 2013 г. до 0,9% ВВП[1]. Так же как и вся экономика, в глубоком кризисе, возникшем из-за западных санкций, находятся финансы государственных компаний, а также частного бизнеса. который и в условиях стабильной экономической ситуации, даже при наличии свободных финансовых ресурсов весьма неохотно вкладывал их в экономику путем прямого инвестирования в основной капитал, предпочитая приобретение ценных бумаг и других финансовых активов. Не готовы в настоящее время инвестировать в российскую экономику и иностранные компании из-за кризиса доверия. Сложившаяся ситуация в российской экономике и финансах все более настойчиво сигнализирует о необходимости принятия срочных мер по снижению зависимости доходной базы бюджетной системы страны от внешнеэкономической конъюнктуры. Для этого требуется кардинально изменить экономическую политику в течение ближайших в направлении структурного сдвига в сторону перерабатывающих отраслей путем введения экономических механизмов, которые обеспечили бы безусловное выполнение принятой программы модернизации российской экономики. По заявлению председателя Правительства РФ Д. Медведева, прозвучавшем 15 января 2014 г. на Гайдаровском форуме, «возможности роста экономики без резкого роста инвестиций и повышения производительности труда исчерпаны»[4]. Кризисные явления в российской экономике и финансах осложняются и другими важнейшими факторами, связанными с неудовлетворительным состоянием основных производственных фондов. В настоящее время, даже в условиях регулярного недоинвестирования в основной капитал, производственные мощности российской экономики используются чуть более чем на 85%. При этом существенная часть (почти 50%) производственных мощностей в России устарела технологически и физически и не может производить конкурентоспособную и потребляемую рынком продукцию. Достаточно сказать, что износ основных фондов на 1 января 2015 года в целом по российской экономике составил 49,4%, увеличившись за последние 10 лет на 4,2 процентных пункта. В последние годы наметилась ярко выраженная тенденция увеличения доли полностью изношенных основных фондов. Процесс их старения начался в начале 90-х годов прошлого столетия и набрал в последние годы поистине катастрофические темпы роста. Если за период с 1990 по 2000 год износ основных фондов в целом по экономике увеличился на 3,7 п.п., составив на начало 2001 года 39,3%, то за следующие 10 лет темпы прироста износа основных фондов увеличились более чем вдвое. На начало 2011 года их износ составлял уже 47,1 %. Данный процесс продолжился в наступившем новом десятилетии. За последние три года износ основных фондов продолжал увеличиваться, составив к началу 2015 года 49,4%. За последние 20 лет степень износа основных производственных фондов в экономике России возросла на 15,7 процентных пункта (в начале 1994 года их износ составлял только 33,7%). При этом особо тревожное положение сложилось на предприятиях по добыче полезных ископаемых, которые являются основными поставщиками доходов в бюджетную систему страны. Здесь уровень износа основных производственных фондов превышает 53%. В обрабатывающих отраслях экономики износ основных фондов достигает 47%. Тревожная ситуация имеет место на предприятиях и в организациях транспорта и связи, где износ основных производственных фондов составляет 56,5%, а также в организациях рыболовства и рыбоводства — 64,4%. На протяжении последних лет наметилась четкая тенденция увеличения доли полностью изношенных основных фондов. Если в 2007 году удельный вес таких фондов в коммерческих организациях (без субъектов малого предпринимательства) составлял 12,9%, то к началу 2015 года он вырос до 14,9%. Большую тревогу вызывает то обстоятельство, что наибольший удельный вес полностью изношенных основных фондов имеет место среди группы «машины и оборудование»[5]. В данных условиях представляется чрезвычайно сложным развитие российской экономики и увеличение финансовых ресурсов государства и бизнеса без системной модернизации основных производственных фондов, от качества которых зависит конкурентоспособность российской экономики на мировом рынке. Поэтому в настоящее время у российской экономики нет другой альтернативы, как переход на рельсы модернизации. Но для достижения нового качественного уровня развития необходимо резко улучшить инвестиционный климат в стране. На наш взгляд, откладывать решение проблемы инновационного развития российской экономики до завершения кризиса не только нецелесообразно, но и губительно. Тем более, нельзя уповать и на возможный будущий рост мировых цен на энергетические и другие сырьевые ресурсы, поскольку с их ростом вновь может наступить период успокоения и мнимого благополучия.

Следовательно, необходимо найти нетрадиционные пути изыскания дополнительных ресурсов для перевода экономики на рельсы инновационного развития. В первую очередь, думается, речь должна идти о повышении инновационной и, прежде всего, инвестиционной активности хозяйствующих субъектов. Для решения данной задачи должны быть задействованы все имеющиеся в распоряжении государства инструменты, среди которых не последнее место отводится налогам. И это естественно, поскольку налоги являются важнейшим механизмом государственного воздействия на формирование инновационной модели развития экономики.

Специалисты высказывают различные точки зрения на возможность прорывного выхода России из сложившейся экономической ситуации. При этом одной из действенных мер в этом направлении называется система налоговых механизмов, способных обеспечить эффективное стимулирующее воздействие на расширение инвестиционной и инновационной деятельности, что подтверждается успешным опытом зарубежных стран. Между тем, созданная в ходе многолетних эволюционных преобразований российская налоговая система в нынешнем виде решить эти задачу формирования стимулов перехода российской экономики с сырьевого на инновационный путь развития, а также создания максимально возможного количества конкурентоспособных предприятий мирового уровня, по нашему мнению, не в состоянии. Требуется осуществление ряда решительных и неординарных мер, способствующих коренному изменению методов налогового стимулирования и регулирования инновационной и инвестиционной деятельности, предусматривающих не только реальную финансовую поддержку российских товаропроизводителей, но и обеспечивающих соблюдение принципа «эффективности» с тем, чтобы не допустить нецелевого расходования государственных средств. В этих условиях необходимо, как мы полагаем, коренным образом изменить направления налоговой политики государства. В первую очередь, необходимо ликвидировать допущенный за годы проведения налоговой реформы перекос в распределении налоговой нагрузки между населением и бизнесом, а также между различными слоями населения. Только резкое изменение приоритетов в проводимой налоговой политике будет способствовать построению в РФ эффективной налоговой системы и эффективной экономики. Основным ее направлением должно стать повышение уровня справедливости налогообложения физических лиц, пересмотр порядка и условий предоставления налоговых льгот для стимулирования инновационной и инвестиционной деятельности с одновременным сокращением налоговой нагрузки на юридические лица. Сделать систему налогообложения физических лиц в российской налоговой системе более справедливой и одновременно эффективной, по нашему мнению, возможно исключительно путем осуществления следующих первоочередных мер по совершенствованию порядка исчисления основного налога с населения — НДФЛ. В первую очередь необходимо вернуться к действовавшему ранее порядку обложения совокупного годового дохода, с включением в него всех получаемых физическими лицами доходов. Одновременно с этим необходимо ввести прогрессивную шкалу налогообложения совокупного годового дохода. При этом весьма важно, чтобы верхняя граница данной шкалы ставок распространялась исключительно на доходы действительно богатых налогоплательщиков, не затрагивая интересы так называемого среднего класса. Это позволит, как нам кажется, обеспечить существенное увеличение доходов бюджета и не снизит уровень трудовой активности, поскольку прогрессия налогообложения будет распространяться, в основном, на доходы не по зарплате, а от капитала (ценные бумаги, депозиты, реализация имущества, роялти и т.д.), скрыть от налогообложения которые значительно сложнее, чем доходы по зарплате. Например, в США при наличии предельной федеральной ставки индивидуального подоходного налога в размере 23%, что на порядок ниже большинства развитых стран Западной Европы, наиболее состоятельные налогоплательщики, составляющие всего 10% их общего числа, обеспечивают более половины всех поступлений по данному налогу[6].

Следует также пересмотреть состав и структуру налоговых вычетов по НДФЛ, установив адресный характер их предоставления, имея в виду, что предоставляться они должны только нуждающимся в материальной поддержке государства. В целях перераспределения налоговой нагрузки среди населения, необходимо также, на наш взгляд, восстановить ранее действовавший в российской налоговой системе налог на наследство и дарение с прогрессивными ставками налогообложения и необлагаемой налогом суммы наследства[7].

В условиях спада российской экономики и не снижающегося дефицита как федерального, так и региональных бюджетов страны предлагаемое снижение налоговой нагрузки на бизнес с одновременным пересмотром порядка и условий предоставления налоговых льгот возможно выглядит как недостаточно реальное. Между тем, наше исследование показывает, что финансовые ресурсы в экономике имеются, важно с помощью налоговых механизмов придать им нужное направление. Имеются возможности пополнить и государственную казну, не прибегая к увеличению налоговой нагрузки на бизнес. Думается, задачу повышения роли налоговых стимулирующих механизмов можно и необходимо и решать в действующих неблагоприятных условиях, поскольку без расширения налоговой базы невозможен рост налоговых поступлений как в ближайшем будущем, так и в отдаленной перспективе. На наш взгляд, необходимые меры по пересмотру порядка и условий предоставления налоговых льгот для стимулирования инновационной и инвестиционной деятельности с одновременным сокращением налоговой нагрузки на бизнес в целях стимулирования роста экономики следовало бы осуществить в трех направлениях: расширить перечень и размеры целевых налоговых льгот инвестиционной и инновационной направленности, провести амортизационную реформу в стране, а также изменить условия предоставления инвестиционного налогового кредита. Как показывает анализ, огромное число из действующих в настоящее время в российской налоговой системе налоговых льгот и преференций обезличено, не носят целевого характера, не возлагает на налогоплательщиков никаких обязательств по направлению использования финансовых ресурсов, высвободившихся от их предоставления, не учитывает отраслевую специфику. На наш взгляд, система налоговых льгот требует коренного пересмотра в направлении отмены тех из них, которые не имеют целевого характера, и одновременного введении полного освобождения от налога на прибыль той части прибыли, которая фактически использована налогоплательщиком на инвестиции и инновации.

Признавая важнейшую роль налоговых инструментов в модернизации экономики, нельзя в то же время не отметить, что сформированные к настоящему времени в российской налоговой системе стимулирующие механизмы не способствовали переходу российской экономики с сырьевого на инновационный путь развития. Это вызвано в первую очередь тем, вводимые меры налогового стимулирования носили бессистемный характер, введение новых налоговых льгот не сопровождалось установлением целей и условий их использования. В частности, в последние несколько лет осуществлены такие меры поддержки отечественных товаропроизводителей, как снижение ставки налога на прибыль с 24 до 20%, увеличение с 10% до 30% размер амортизационной премии, снижение тарифов страховых взносов с 34% до 30%, уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль в связи с введением понятия «консолидированная группа налогоплательщиков» и некоторые другие. Только в связи со снижением ставки налога на прибыль дополнительные вливания в экономику составили в год принятия данного решения порядка 400 млрд руб. Кроме этого, в российской налоговой системе установлены налоговые льготы, преференции и налоговые освобождения по ряду других налогов. В частности, по трем федеральным налогам — на прибыль, НДС и НДПИ сумма предоставленных налоговых освобождений и исключений из общих правил налогообложения превышает 2,5 трлн рублей. Как показывают наши экспертные оценки, общая сумма различного рода преференций и изъятий из налоговой системы составляет как минимум 50% от всей суммы налогов и сборов, администрируемых ФНС РФ[8]. При этом дополнительно полученные от государства финансовые средства налогоплательщики используют по своему усмотрению, поскольку налоговые льготы, преференции и другие послабления налоговой нагрузки предоставляются им, как правило, без всяких предварительных условий. Вследствие этого указанные финансовые ресурсы направляются в своей основной массе не на те цели, которые государство намеревалось достичь, их устанавливая. Как показывает анализ статистической отчетности, эти средства в своей большей части вкладываются налогоплательщиками не в развитие производства и совершенствование технологий, а направляются на приобретение ценных бумаг, предоставление займов, во вклады в уставный капитал других организаций, а также осуществляются другие финансовые вложения, не связанные с прямыми инвестициями в основной капитал. Поданным Росстата[9], в 2014 году инвестиции российских организаций в основные фонды (без субъектов малого предпринимательства и объема инвестиций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами) составили всего 10,4 трлн руб. В то же время финансовые вложения, не связанные с прямыми инвестициями в основной капитал, по данному кругу организаций составили 78,6 трлн руб., в том числе — 68,8 трлн руб., или 87,5% — краткосрочные. При этом подобное соотношение между инвестициями в основной капитал и прочими, не связанными с ними финансовыми вложениями, характерно не только для данного года, оно имело место на протяжении всех последних лет проведения в стране налоговой реформы. В результате, например, по сравнению с 2008, предкризисным, годом вложения российских предприятий в финансовые активы возросли в 2014, кризисном, году ровно в три раза при росте инвестиций в основной капитал всего на 59,7%. Поданным Росстата, в 2014 году российскими компаниями на приобретение машин, оборудования, транспортных средств было затрачено всего 3,6 трлн рублей денежных средств. В то же время в долговые ценные бумаги и депозитные сертификаты израсходовано 10,6 трлн рублей, положено на банковские вклады 33,6 трлн рублей.

В настоящее время, в условиях экономического и финансового кризиса, стремление налогоплательщиков к вложению финансовых ресурсов в активы, дающие возможность быстрее и в больших размерах заработать, а таковыми и являются финансовые активы, только возрастает. Это приводит к дальнейшему оттоку денежных средств из инвестиций в основной капитал.

Не может не настораживать и структура использования тех незначительных средств, которые сегодня направляются российскими компаниями на инвестиции в обновление основных производственных фондов. Как показывает статистика, большая часть этих средств — 58,1%, была направлена в здания, сооружения и жилище. На приобретение машин, оборудования и транспортных средств было вложено всего 35,3%, или чуть более одной трети. Отраслевая структура инвестиций в основной капитал также не способствует переводу российской экономики на рельсы модернизации и обновления. В обновление основных фондов обрабатывающего производства в 2014 году было направлено всего 14,9% общих прямых инвестиций в основной капитал, в то время как на долю предприятий по добыче полезных ископаемых пришлось свыше 16,1%. Вложения инвестиционных ресурсов в обрабатывающее производство ниже суммы средств, направленных на обновление производства организаций, занимающихся операциями с недвижимым имуществом, доля которых составила17,5%.

Анализ эффективности предоставления налоговых льгот и преференций показывает при этом достаточно интересную картину: чем больше государство вкладывает бюджетных средств в экономику путем снижения налоговой нагрузки на бизнес, тем меньше российские налогоплательщики направляют собственных финансовых ресурсов на модернизацию и обновление производства. Характерный пример: с 1 января 2009 г. ставка налога на прибыль была снижена с 24% до 20%. При этом в 2008 году российскими организациями было направлено на инвестиции в основной капитал 1235 млрд рублей прибыли, или 23,1% от всей суммы полученной ими в данном году прибыли. Начиная со следующего года доля направляемой на эти цели прибыли начала ежегодно снижаться, сократившись в 2011 году до 17,1 %[10]. Характерно, что при этом за эти годы существенно укрепилось финансовое положение российских организаций: полученная рентабельными предприятиями прибыль возросла в 1,65, а в целом по экономике сальдированный финансовый результат (прибыль минус убытки) возрос в 1,9 раза.

В условиях подобного использования собственных и полученных от государства дополнительных финансовых ресурсов в форме налоговых льгот и преференций не приходится говорить о возможностях структурной перестройки российской экономики. Экономика продолжает быть ориентированной на добывающее производство и на экспорт минерального сырья, вследствие чего не снижается зависимость доходной части бюджета от конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Таким образом, проведенный анализ показывает, что используемые в последние годы налоговые механизмы стимулирования инвестиционной и инновационной активности российской экономики оказались недостаточно эффективными. Поэтому необходим комплекс экстраординарных мер, которые способствовали бы коренному обновлению существующей производственной базы российской экономики. Среди указанных мер не на последнем месте должна быть обновленная налоговая политика государства, нацеленная не только на создание благоприятного налогового климата путем стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности, но и обеспечивающая государству систему гарантий направления налогоплательщиками полученных дополнительных финансовых ресурсов на модернизацию российской экономики.

Как показывает проведенный анализ, принимаемые в последние годы меры налогового стимулирования инновационной и инвестиционной активности в российской экономике носили разрозненный характер, в них сложно было определить определенную систему. Как известно, в любой налоговой системе, в том числе и в российской, имеется всего несколько налогов, используемых в целях стимулирования роста предпринимательской активности, но тем не менее основным налогом здесь является налог на прибыль (доход) организаций. До 2001 года налоговое стимулирование предпринимательской активности осуществлялось разнонаправленно, использовались как целевые налоговые льготы в виде снижения налоговой базы по налогу на прибыль на сумму осуществленных налогоплательщиком инвестиционных расходов, так и пониженные налоговые ставки по данному налогу для отдельных категорий плательщиков, в частности, для малого бизнеса. В 2001 году было принято решение вместо многочисленных налоговых льгот по данному налогу снизить налоговую ставку с 35 до 24%. В последние 10—12 лет льготы по налогу на прибыль начали опять восстанавливаться, и одновременно еще раз снижена до 20% налоговая ставка. Замена в 2002 году инвестиционной налоговой льготы пониженной с 35% до 24% ставкой налога на прибыль практически моментально привело к снижению доли собственных источников в финансировании прямых инвестиций. Если в 2001 году прибыль и амортизация составляли 42,5% в источниках финансирования инвестиций в основной капитал, то в 2003 году их доля снизилась до 39,6 процента. В дальнейшем ни в одном последующем году удельный вес собственных источников не превысил показателя 2001 года.

При этом особенно важно подчеркнуть, что с изменением формы налогового стимулирования существенно снизился удельный вес прибыли в источниках финансирования: в 2001 году ее доля равнялась 24% во всех источниках финансирования инвестиций в основной капитал, в 2002 году— уже 19,1%, а в 2003 году— только 17,8%. Это явилось следствием произошедших изменений в направлениях использования российскими налогоплательщиками полученной прибыли — она стала в больших размерах использоваться на цели, не связанные с вложениями в инвестициями. Как показывают отчетные данные, в настоящее время в корпоративном секторе страны на вложения в основной капитал расходуется не более 17—18% общей суммы прибыли, остающейся в распоряжении организаций после налогообложения (в 2011 г. — 17,2%)[11].

Таким образом, снижение налоговой нагрузки на экономику посредством уменьшения налоговых ставок или налоговых освобождений без встречных обязательств налогоплательщиков по использованию дополнительно полученных финансовых ресурсов на развитие и модернизацию производства, обновление техники, технологии и производимой продукции не дало и не могло дать серьезного экономического эффекта. Та же мировая практика свидетельствует, что на цели экономического развития в среднем налогоплательщики в подобных случаях расходуют не более одной трети высвободившихся финансовых ресурсов. Для решения данной задачи необходимо, как нам видится, создать в российской экономике принципиально иной инвестиционный климат. Важно преодолеть инвестиционную и инновационную пассивность российских налогоплательщиков, целенаправленно принуждая их экономическими методами проводить модернизацию и обновление производства. Это может быть обеспечено при условии, если предоставленные налоговые льготы и преференции будут иметь исключительно целевой характер. Кроме того, преимуществом целевых налоговых льгот является и то, что они предоставляются не в целом по экономике, а только отдельным, определенным в качестве приоритетных, отраслям экономики, и государство налоговыми методами сможет активно регулировать инвестиционные процессы. Вместе с тем, практика последних лет показала, что и целевые налоговые льготы в определенных условиях могут не дать желаемого результата. Об этом свидетельствует опыт применения в российской налоговой системе так называемой амортизационной премии. Она была введена в качестве нового налогового механизма, призванного стимулировать инвестиционную и инвестиционную деятельность. Согласно установленному в Налоговом кодексе порядку, с 2006 г. налогоплательщикам предоставлено право включать в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, произведенные ими затраты на капитальные вложения в размере до 30% стоимости основных производственных фондов, а также расходов на их реконструкцию, модернизацию или техническое перевооружение. Несмотря на очевидную эффективность данной налоговой льготы и для государства, и для бизнеса, указанный механизм практически не работает. По данным ФНС РФ, амортизационные отчисления, сформированные за счет амортизационных премий, в 2010—2012 гг. составляли в среднем всего 7—8% от общего объема начисленной амортизации в эти годы[12]. Причины того, что российские налогоплательщики не спешат в полной мере воспользоваться предоставленной государством возможностью, во-первых, снизить налоговую нагрузку, и, во-вторых, произвести техническое перевооружение производства, нам видятся в следующем. В первую очередь, это установленный весьма низкий предел стоимости оборудования, на которую налогоплательщик может уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль. Кроме того, немаловажное значение имеет и относительно низкая ставка налога на прибыль, которая не является побуждающим мотивом для применения всех предоставляемых государством возможностей для уменьшения налоговой базы. Поэтому совершенствование государственной налоговой политики в части стимулирования инвестиционной и инновационной политики должно быть осуществлено в направлении приоритета целевых налоговых льгот и преференций и изменения условий, в которых они будут применяться. Такими условиями, как нам представляется, являются, во-первых, введение относительно высокой (примерно 35%) ставки налога на прибыль организаций и одновременное освобождением от налога той части прибыли, которая фактически направлена налогоплательщиком на обновление производства и на решение задач инновационного развития. Естественно, что в условиях напряженной налоговой нагрузки на бизнес необходимо компенсировать выпадающие доходы налогоплательщиков. Это можно сделать, снизив ставку налога на добавленную стоимость примерно на 5 процентных пунктов. Важно иметь в виду и еще одно обстоятельство: учитывая более высокий уровень добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях промышленности по сравнению с добывающими отраслями, снижение ставки НДС будет иметь стимулирующее значение для развития именно этих отраслей. Но неизбежно возникает вопрос об источниках, за счет которых государство сможет компенсировать выпадающие из федерального бюджета налоговые доходы при снижении ставки НДС. Реализация данной меры, на наш взгляд, не снизит доходы бюджета при условии, если будут перекрыты возможности для недобросовестных налогоплательщиков получать необоснованные вычеты и возмещения из бюджета по данному налогу. Это вполне реально, если изменить установленный ныне порядок зачисления на счета организаций сумм этого налога, введя так называемые НДС-счета[13].

Важнейшее преимущество введения данных счетов по сравнению с другими предложениями по ликвидации необоснованных вычетов и возмещений из бюджета по НДС состоит в том, что эта мера может дать соответствующий фискальный эффект буквально в первый год ее введения. Кроме того, дополнительные поступления НДС, по мнению ФНС РФ, могут быть обеспечены за счет кардинального улучшения его администрирования по введению в эксплуатацию в мае 2015 г. единого центра обработки данных для автоматизированной системы контроля НДС. Эта система, по словам руководителей ФНС, позволит наладить тотальный контроль за уплатой НДС, сделает прозрачными все подозрительные транзакции, вследствие чего должна многократно повыситься собираемость данного налога за счет ликвидации необоснованных вычетов и возмещений из бюджета.

Снизив ставку НДС, государство тем самым даст понять налогоплательщикам, что повышение ставки налога на прибыль организаций не в коей мере не преследует фискальные цели, и эффект от высокой ставки налога на прибыль получат организации, вкладывающие собственные средства и инвестиции в основной капитал. Более высокая ставка налога на прибыль, на наш взгляд, непременно явится побудительным мотивом в стремлении налогоплательщика минимизировать налоговые платежи, не прибегая при этом к созданию различных налоговых схем и не нарушая законодательство о налогах и сборах.

Одновременно с этим снижение ставки НДС станет еще одним косвенным рычагом стимулирования развития обрабатывающих отраслей экономики, имеющих существенно большую доля добавленной стоимости по сравнению с добывающими отраслями.

Вторым направлением, в котором, как нам кажется, должна совершенствоваться государственная налоговая политика, должно стать реформирование действующей практики исчисления и использования амортизационных отчислений, как важного финансового источника обновления основного капитала. В результате активного использования инструмента ускоренной амортизации в экономически развитых странах амортизационные отчисления за последние несколько десятков лет стали основным финансовым источником инвестиций в основной капитал, в один из важнейших системных факторов стабильного развития и модернизации экономики. Объективная необходимость применения механизма ускоренной амортизации основных фондов вызвана не столько физическим, сколько моральным старением основных производственных фондов. Использование данного механизма дает государству возможность не только стимулировать инвестиционную активность в наиболее прогрессивных отраслях экономики, делая ее более эффективной, но и увеличить в последующем доходную базу бюджета, окупая потери от сокращения поступлений по налогу на прибыль. В налоговом законодательстве также предусмотрено использования механизма ускоренной амортизации в форме нелинейного метода ее начисления по активной части основных средств, а также путем применения повышающих коэффициентов по отдельным их видам. Между тем, данный механизм налогового стимулирования используется недостаточно: объем амортизационных отчислений, начисленных ускоренным методом, не превышает 3% от их общего объема. В результате этого, а также под влиянием некоторых других факторов, о которых речь пойдет ниже, амортизационные отчисления не выполняют в российской экономики предназначенную им роль в расширении и обновлении основных производственных фондов. В российской экономике на амортизационные отчисления приходится всего чуть более 20% (по данным отчета за 2011 год — 21,6%)[14] в общей сумме источников финансирования инвестиций в основной капитал. В то же время в большинстве промышленно развитых стран она равняется в среднем около 70—75%. При этом следует отметить, что активную амортизационную политику проводят не только высокоразвитые страны. Мощный экономический подъем китайской экономики в значительной мере объясняется использованием новой амортизационной политики. По использованию амортизации российская экономика многократно отстает не только от промышленно развитых стран, а также от целого ряда развивающихся экономик, но и растеряла то преимущество, которое имела в последние годы плановой советской экономики. В частности, в конце 80-х, не самых лучших для советской экономики годов, на амортизационные отчисления приходилось 40% от всего объема инвестиций в основные фонды. Конечно, в российской экономике в области амортизационной политики предпринимались некоторые меры в части стимулирования вложений средств в развитие производства. В последние годы введена так называемая инвестиционная премия, по отдельным видам основных средств разрешено использовать повышающие коэффициенты к установленным нормам амортизации. По активной части основных средств разрешено использовать нелинейный метод их амортизации с использованием более высоких, чем при линейном методе, норм. Однако данные меры налогового стимулирования не дают и не могут дать существенного экономического эффекта. Все они носят не комплексный характер, не связаны между собой в единый стимулирующий механизм, а потому в целом слабо выполняют свое основное назначение — повышение инвестиционной активности и обновление основных фондов. Между тем мировой опыт показывает, что ускорения инвестиционной деятельности невозможно добиться, не проведя серьезных преобразований в амортизационной политике. Развитие американской экономики, в частности, неразрывно связано с осуществлением крупных амортизационных реформ. Последняя была проведена в начале нынешнего тысячелетия. Благодаря этим реформам экономика США получала мощный толчок в сфере высоких технологий, информатики и других сферах. Амортизация основных средств во всех развитых странах является в настоящее время не просто показателем, характеризующим степень их физического износа, но и надежным инструментом регулирования расширенного воспроизводства, превратившись в один из решающих факторов экономического развития. И это не случайно. Амортизационные отчисления, как и другие издержки производства, уменьшают размер прибыли налогоплательщика и, соответственно, сумму уплачиваемого им корпоративного налога. Но, в отличие от других издержек производства и обращения, амортизация становится источником дополнительных финансовых ресурсов налогоплательщика. При этом указанные средства имеют целевое предназначение — обновление основных фондов. Если же объем амортизационных отчислений превышает потребности обновления, они могут и должны быть направлены на реализацию инвестиционных программ.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на ряд нововведений, в российской экономике амортизационная политика в целом слабо выполняет свое основное предназначение — повышение инвестиционной активности и обновление основных фондов, поскольку механизм амортизации носит ярко выраженный пассивный характер. Амортизационные отчисления в нашей стране и формально, и фактически являются источником лишь возмещения основного капитала вместо источника инвестиций в расширенное воспроизводство. Вследствие этого фактором производства является физический, а не моральный износ основных средств, требующий их быстрейшего обновления. Поэтому для стимулирования процессов модернизации российской экономики необходимо, как мы полагаем, в проводимой налоговой политике наряду с использованием такого важнейшего экономического рычага, как налоговая льгота, более активно использовать механизм амортизационных отчислений.

Следует подчеркнуть, что амортизация обладает огромным преимуществом перед другими формами экономического стимулирования. Дело в том, что при использовании механизма ускоренной амортизации экономика и, соответственно, государство, получают дополнительный инвестиционный ресурс, по своему размеру многократно превышающий объем снижения поступлений в бюджет налога на прибыль. Действительно, каждый рубль снижения поступления в бюджет налога на прибыль дает государству возможность (при ныне действующей ставке 20%) вложить в инвестиции дополнительно четыре рубля средств инвесторов. К сожалению, в российской экономике амортизационные отчисления вместо источника расширенного воспроизводства основного капитала служат исключительно средством возмещения физически устаревшего оборудования.

Таким образом, первоочередной задачей в настоящее время является превращение амортизационных отчислений из источника возмещения основного капитала в источник инвестиций в расширенное воспроизводство. Это неизбежно, т.к. сегодня главнейшим фактором производства становится не физический, а моральный износ основных средств, требующий их быстрейшего обновления. В результате начисляемые объемы амортизации должны быть на порядок больше, чем это необходимо для обновления основных фондов в их первоначальной стоимости. В развитых странах данный фактор начали учитывать со второй половины (особенно в последнюю четверть) прошлого века, вследствие чего активное развитие получила ускоренная амортизация основных средств. В итоге амортизационные отчисления в общих источниках финансирования инвестиций в основной капитал стали играть преобладающую роль, и, как результат, обновление основных фондов происходит в ускоренных темпах. При этом следует особо подчеркнуть: активную политику в данной области проводят не только высокоразвитые страны. Мощный экономический подъем китайской экономики в значительной мере объясняется использованием новой амортизационной политики.

Характеризуя амортизационные отчисления как самый эффективный из всех финансовых источников инвестиционной деятельности, следует сказать еще о некоторых их гранях, благотворно влияющих на развитие экономики.

Во-первых, внедряя ускоренную амортизацию в экономику страны и увеличивая ее долю в общих инвестициях, государство тем самым не только стимулирует инвестиционную деятельность, но и в силу целевого характера амортизационных отчислений, усиливает свой контроль за этой деятельностью.

Во-вторых, амортизационные отчисления, в отличие от прибыли и заемных средств, являются наиболее стабильным источником поступления денежных средств для хозяйствующих субъектов, т.к. на них гораздо меньшее влияние оказывают спады производства, повышение ставок по кредитам, изменение цен и т. д. Во время кризисных явлений в экономике объем прибыли может существенно сократится, а амортизационные отчисления, как правило, сохраняются на докризисном уровне или даже растут, что можно было наблюдать в США в период Великой депрессии и последний экономический кризис 2008—2009гг.

В-третьих, поскольку амортизационные отчисления имеют целевую функцию и их можно потратить только на инвестиционную деятельность, то предприниматели, воспользовавшись налоговыми льготами, освобождающими амортизацию от налога на прибыль, одновременно с этим получают в свое распоряжение своего рода «горячие деньги». Если эти средства не будут потрачены в определенный срок на инвестиции, то по ним необходимо заплатить налог на прибыль. На первых этапах ускоренного списания основных фондов, амортизационные отчисления активно тратятся на замену устаревших машин и оборудования на более новые и современные. Затем, когда произошло насыщение основных фондов последними достижениями науки и техники, бизнес поневоле начинает расходовать амортизационные отчисления не на приобретение имеющихся в продаже средств, а на создание новых и более производительных, т.е. на НИОКР.

Именно применение ускоренной амортизации в течение длительного времени явилось одной из причин более высокой доли средств, выделяемых на научно-технические разработки в крупных американских компаниях. Это объясняет и более низкие расходы (в десятки раз), например, российских нефтедобывающих компаний на НИОКР по сравнению с ведущими компаниями аналогичного профиля за рубежом. Зачем тратить средства на НИОКР, когда их можно потратить на обновление устаревших фондов и технологий, что на данном этапе развития компании является более эффективным вложением, приносящим быструю отдачу.

Проблема российской налоговой политики в части стимулирования инноваций и инвестиций за счет такого действенного рычага как амортизация, по которому установлены и цели, и условия применения, состоит в отсутствии действенного контроля за соблюдением этих целей и условий. В результате из общей суммы начисляемой амортизации более половины расходуется не на цели экономического развития, а на различного рода финансовые вложения, не связанные напрямую с инвестициями в основной капитал. Происходит это по причине того, что действующий порядок предоставляет налогоплательщику право уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль на всю сумму начисленной амортизации, но не обязывает его использовать полученный источник восстановления основных фондов по его прямому предназначению. В этой связи государство, предоставив право налогоплательщику уменьшать платежи по налогу на прибыль, в том числе и за счет ускоренной амортизации основных фондов, использования нелинейного метода их амортизации и других привилегий, не имеет право контролировать направления использования предоставленных налогоплательщику по существу целевых налоговых льгот и преференций. Поданной причине отсутствует и финансовая ответственность налогоплательщика за нецелевое использование амортизационных отчислений.

В порядке начисления и использования амортизационных отчислений имеют место и другие серьезные проблемы, мешающие использовать этот важнейший экономический механизм и источник инновационного и инвестиционного развития российской экономики. В частности, это добровольный характер применения методов ускоренной амортизации, использования повышающих коэффициентов к норме амортизации, а также нелинейного метода ее исчисления. Это приводит к тому, что потенциальные инвесторы данными правами практически не пользуются, предпочитая, заплатив налог на прибыль по ставке 20%, отразить в балансе дополнительную чистую прибыль в размере 80% от сэкономленных на амортизации расходах. Кроме того, негативное влияние оказывает и то, что повышенные нормы амортизации применяются не к первоначальной, а к остаточной стоимости основных средств. Поэтому экономический эффект от ускоренной амортизации достигается только в первые несколько лет постановки основных фондов на баланс. Негативное влияние на превращение амортизации в мощный механизм инвестиционной деятельности оказывает и тот факт, что балансовая и, соответственно, остаточная стоимость основных средств, в российской экономике существенно занижена. Делаются попытки решить данную проблему путем ежегодных изменений в Классификации основных средств, направленных на сокращение сроков полезного использования основного капитала. Вместе с тем высокие темпы инфляции сводят результаты проводимой переоценки на нет.

Создавшееся серьезное положение в экономике вследствие старения основного капитала, незначительности средств, вкладываемых и государством, и бизнесом в модернизацию и обновление производства, требует проведения принципиально иной налоговой политики в части начисления и использования амортизационных отчислений. На наш взгляд, в российской экономике назрела необходимость серьезных преобразований в амортизационной политике, призванных существенно увеличить долю амортизационных отчислений в источниках финансирования прямых инвестиций в основной капитал до уровня, достигнутого в промышленно развитых странах. Иными словами, необходима амортизационная реформа, которая, по нашему мнению, должна предусматривать осуществление следующих первоочередных мер, затрагивающих в первую очередь сферу налогообложения.

В качестве первого шага при осуществлении данной реформы следовало бы ввести обязательное, в целях налогообложения прибыли, целевое использование налогоплательщиками начисленных сумм амортизационных отчислений. В противном случае теряется смысл освобождения амортизации от налога на прибыль. Действительно, снижая доходы бюджетной системы по этому налогу, государство должно иметь гарантию, что дополнительно полученные налогоплательщиками финансовые ресурсы будут использованы на цели экономического роста путем усиления инвестиционной деятельности. При этом необходимо законодательно закрепить данный запрет, или, в крайнем случае, ввести десятилетний мораторий на использование средств амортизационных отчислений в ценные бумаги и другие финансовые активы. Это не является какой-то эксклюзивной мерой: подобные ограничения действуют во многих экономически развитых странах. Только в этих условиях амортизационные отчисления могут превратиться в мощный катализатор экономического развития путем обновления и модернизации основных производственных фондов. Одновременно с этим, скорее всего, следовало бы принять решение о некотором расширении возможностей налогоплательщиков по использованию средств амортизационных отчислений на цели, непосредственно связанные с инновационной и инвестиционной их деятельностью. Речь идет о расходах на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, связанных с созданием новых и более производительных основных фондов. При этом должен быть ужесточен контроль государства за целевым использованием налогообложения и установлена финансовая, административная и уголовная ответственность налогоплательщиков при несоблюдении установленного порядка. Это не должны быть какие-то особые санкции, достаточно ограничиться существующими мерами ответственности, предусмотренными за нарушение налогового законодательства. Одновременно с этим следовало бы обязать налогоплательщиков вести соответствующий налоговый учет начисленных и использованных в течение налогового периода сумм амортизационных отчислений, прописав его в соответствующей главе Налогового кодекса. В число налоговых мер следовало бы включить также и изменение порядка отражения в налоговой базе по налогу на прибыль организаций сумм амортизационных отчислений: в расходы, уменьшающие налоговую базу предлагается включать суммы не начисленной амортизации, а фактически направленной на обновление основных фондов.

Чисто «налоговые» меры должны быть подкреплены, по нашему мнению, также и рядом других мер экономического характера. В частности, необходимо установить реальную рыночную стоимость основных производственных фондов, осуществив их переоценку. Низкая оценка имущества предприятий сдерживает рост амортизационных отчислений и, соответственно, собственных финансовых источников для осуществления инвестиций. Это существенным образом снижает капитализацию бизнеса, что негативно сказывается на привлечении предприятиями иностранных инвестиций. Переоценку имущества предприятий следовало бы сделать не только в целях увеличения средств в виде амортизации на модернизацию производства. В настоящее время в российской налоговой системе образовалось определенное несоответствие в налогообложении имущества физических и юридических лиц. Начиная с 2015 года налоговая база по налогу на имущество физических лиц постепенно, по мере готовности регионов, стала определяться исходя не из их инвентаризационной, а из кадастровой, т.е. практически рыночной, стоимости имущества. В основе же налоговой базы налога на имущество юридических лиц практически продолжает оставаться «инвентаризационная» стоимость, по которой основные фонды приобретались много лет назад и которые весьма далеки от рыночных. Переоценка основных производственных фондов будет способствовать росту заинтересованности, а в определенной мере и принуждать налогоплательщиков быстрее обновлять основной капитал за счет роста как амортизационных отчислений, так и сумм налога на имущество. Создавшаяся экономическая ситуация в стране, близкая к критической, вызывает необходимость в рамках изменения налоговой политики кардинально пересмотреть и амортизационную политику. В качестве чрезвычайной меры предлагается ввести на период от 7 до 10 лет обязательную прогрессивную ускоренную амортизацию активной части основных фондов в отраслях, определяющих научно-технический прогресс. Это даст возможность не только существенно получить дополнительные источники модернизации российской экономики, но и ускорить развитие технологий за счет обновления активной части основного капитала путем вывода части машин и оборудования из эксплуатации до истечения физического срока их службы.

И, наконец, последняя из предлагаемых мер в области амортизационной реформы: обеспечение скорейшего вывода из эксплуатации основных фондов, имеющих предельно высокую степень износа. В этих целях предлагается к основным фондам, имеющим степень износа более 70%, применять норму амортизации в размере 100% к их остаточной стоимости.

Предлагаемая амортизационная реформа потребует также изыскания дополнительных финансовых ресурсов и со стороны государства в связи с выпадением доходов бюджетной системы от снижения поступлений налога на прибыль. В условиях сложившейся ситуации с дефицитностью как федерального, так и абсолютного большинства региональных бюджетов, а также нереальностью выхода из экономического и финансового кризиса в ближайшие несколько лет за счет роста мировых цен на энергоносители до уровня их предельного размера, имевшего место в первой половине 10-х годов, необходимо использовать такую меру, как увеличение монетизации экономики путем ежегодной эмиссии денежных средств в пределах от 1,0 до 1,5 трлн руб. Справедливости ради следует сказать, что идея это не новая, у нее есть и сторонники и противники. Основным аргументом противников данной меры является неизбежность беспрецедентного всплеска инфляции с вероятной девальвацией национальной валюты в условиях столь масштабного вливания необеспеченных товарной массой денежных средств. На наш взгляд, избежать подобных отрицательных последствий увеличения денежной массы в экономику страны вполне реально. Проблема заключается не в масштабах денежной эмиссии, а в направлениях использования дополнительно влитых в экономику денежных средств. Естественно, что в условиях использования эмиссионных средств на прямое повышение заработной платы и увеличение на этой основе потребительского спроса в целях стимулирования экономического роста неизбежно вызовет рост инфляции в стране. Другое дело, если эмиссионные средства будут направлены на покрытие бюджетного дефицита, вызванного существенным приростом амортизационных отчислений, направленных на модернизацию и обновление основных производственных фондов с соответствующим наращиванием инвестиционной активности в экономике. В этом случае роста инфляции произойти не может, поскольку повышение доходов населения будет происходить в соответствии с темпами роста экономики. В связи с этим хотелось бы напомнить скептикам слова лауреата нобелевской премии Д. Стиглица: «Для экономики, столкнувшейся со спадом, выгода от увеличения государственных расходов намного превышает связанные с этим издержки, даже если это происходит за счет бюджетного дефицита, ибо расходы в этом случае окупаются высокорентабельными инвестициями»[15]. И действительно, многие экономически развитые страны, и в первую очередь США, нередко проводили амортизационные реформы, покрывая вызванный ростом амортизационных отчислений бюджетный дефицит путем эмиссии денег.

Проведение в нашей стране амортизационной реформы, направленной на существенный рост амортизационных отчислений, наряду с ростом инвестиционную активности, ускорением процесса обновления основных фондов и увеличением темпов роста ВВП позволит решить еще одну важнейшую задачу — сократить налоговую нагрузку на товаропроизводителя. Мировой опыт показывает, что построить эффективную налоговую систему, способствующую развитию экономики, можно только при перенесении налоговой нагрузки с юридических на физические лица. И это вполне объяснимо, поскольку увеличение налоговых доходов бюджетной систему за счет индивидуального подоходного налога с физических лиц с наиболее высокими доходами и снижение за счет этого налоговой нагрузки на организации является наименее болезненным для развития экономики.

Амортизационные отчисления должны стать мощным катализатором развития российской экономики путем обновления основных фондов посредством превращения их из источника восстановления изношенных фондов в источник расширенного воспроизводства.

Только путем коррекции амортизационной политики государство может привлечь дополнительные финансовые ресурсы не только внутри страны, но и из-за рубежа для инновационного развития и модернизации отечественной экономики.

Важным источником модернизации российской экономики должен стать инвестиционный налоговый кредит. В экономически развитых странах данный налоговый механизм нашел достаточно широкое применение при реализации инвестиционных проектов, как новых, так и в части модернизации действующих мощностей. Имея по своему предназначению задачу оказания государственной финансовой помощи налогоплательщикам в осуществлении их инвестиционной, а в конечном итоге и инновационной деятельности, данный налоговый механизм до настоящего времени в российской экономике практически не используется. Предоставляемые в целом по всей российской экономике, притом не ежегодно, а в отдельные годы суммы инвестиционного налогового кредита в 300—500 млн рублей не могут иметь практического значения для модернизации и технического перевооружения производства такой огромной страны, как Россия. И причина здесь одна — не до конца продуманные условия его предоставления. Это и ограничение сферы его предоставления при осуществлении затрат капитального характера — исключительно на техническое перевооружение производства, и ограниченные сроки его возврата, и необходимость согласования размера кредита при осуществлении внедренческой или инновационной деятельности, и ограниченные размеры кредита пределом сумм текущих платежей по налогам, и узкий перечень налогов, по которым кредит может быть предоставлен. Подобные ограничения сводят практически «на нет» саму возможность функционирования данного налогового механизма. По нашему мнению, необходимо серьезно пересмотреть как цели, так и условия предоставления инвестиционного налогового кредита. В первую очередь, нам наш взгляд, необходимо существенно расширить сферу его применения: он должен предоставляться на реализацию любых инвестиционных, инновационных и научно-исследовательских проектов, осуществляемых в сфере материального производства. При этом государство в данном случае должно также иметь определенные гарантии эффективности соответствующего проекта, на который оно предоставляет заемщику бюджетные средства. Это основа основ теории кредита. Поэтому предлагается несколько изменить действующие условия его предоставления. В частности, необходимо, чтобы заемщик имел небольшой, в пределах 10—15% от стоимости проекта, собственный стартовый капитал. Кроме того, для обеспечения гарантии окупаемости проекта, к его частичному финансировании следовало бы привлечь ресурсы банковской системы. Опять же участие банковского кредита может не иметь решающего значения, но оно необходимо для дополнительного подтверждения окупаемости инновационного или инвестиционного проекта. Сотрудники налоговых органов, которые принимают решение о выдаче налогового кредита, не могут профессионально обладать навыками аудита эффективности инвестиционных и других подобных проектов. При этом и для коммерческих банков будет факт участия налоговых ресурсов в кредитовании налогоплательщика будет являться своего рода критерием важности данного инвестиционного проекта для государства. Важно при этом подчеркнуть, что размеры участия в финансировании проекта как заемщика, так и банковской системы, а также максимальную долю участия государства следовало бы отразить в налоговом законодательстве.

Необходимо также расширить и перечень федеральных налогов, за счет которых может быть выдан данный кредит. В настоящее время инвестиционный налоговый кредит (в части федеральных налогов) налогоплательщик может получить исключительно по налогу на прибыль организаций. Вместе с тем, подавляющая доля этого — 90% — налога поступает в бюджеты субъектов Федерации. Это практически ликвидирует право федеральных органов власти на предоставление данного кредита. По нашему мнению, данный кредит можно было бы предоставлять и за счет некоторых других федеральных налогов, полностью или в значительной доле поступающих в федеральный бюджет и, в частности, налога на добавленную стоимость, налога на добычу полезных ископаемых. Возможно, источником инвестиционного налогового кредита следует определить и импортную таможенную пошлину.

Кроме этого, нужно обсудить также вопрос о ликвидации действующего ограничения по размеру суммы налога, которая может быть направлена на получение. Установленный действующим налоговым законодательством предел уменьшения текущих платежей по соответствующему налогу в размере 50% является, на наш взгляд, серьезным ограничительным моментом для принятия потенциальным инвестором решения об обращении за получением инвестиционного налогового кредита. По нашему мнению, платежи по данному кредиту должны осуществляться налогоплательщиком в пределах всей суммы налога, по которому он получен.

На наш взгляд, не выдерживает серьезной критики и установленный Налоговым кодексом срок, на который кредит может быть предоставлен. В настоящее время он не может превышать пяти лет. Между тем, за столь короткий срок затраты капитального характера не всегда могут окупиться, особенно если налогоплательщик осуществляет техническое перевооружение собственного производства. В связи с этим представляется целесообразным в налоговом законодательстве установить порядок, в соответствии с которым срок предоставления инвестиционного налогового кредита должен определяться исходя из срока, установленного в договоре с коммерческим банком по конкретному инновационному или инвестиционному проекту. В развитых зарубежных странах инвестиционный налоговый кредит достаточно широко используется предприятиями при реализации инвестиционных проектов, как новых, так и в части модернизации действующих мощностей. Расширение практики применения инвестиционного налогового кредита особенно актуально в настоящий нелегкий для российской экономики период, особенно для товаропроизводителей, переходящих на ресурсосберегающие технологии, внедряющих технические инновации, развивающих производственные мощности в депрессивных регионах, занимающимся эффективным импортозамещением. Действующие серьезные ограничения при получении потенциальным инвестором инвестиционного налогового кредита по существу означают отказ от проведения государством активной налоговой политики.

Предложенные налоговые механизмы позволят, на наш взгляд, стимулировать российские организации быстрее обновлять машины и оборудование, а также формировать за счет «неэффективных» организаций бюджетные ресурсы для проведения реиндустриализации, что будет способствовать устойчивому экономическому росту России. Только проведение более активной налоговой политики может создать соответствующие условия и стимулы, которые позволили бы обеспечить внедрение и развитие в российской экономике современных технологий, реализацию инновационных проектов, модернизацию экономической системы страны.

Эффективность функционирования налоговых механизмов стимулирования инновационной и инвестиционной деятельности в значительной мере зависит от степени возникновения риска изменения налоговых условий в соответствующей стране. Потенциальный инвестор должен быть уверен, что возможные изменения в налоговом законодательстве не снизят экономическую эффективность от отдачи вложенных им финансовых ресурсов. В связи с этим необходимо, как мы думаем, установить для каждого инвестиционного проекта на весь срок его проектной окупаемости гарантии неизменности параметров налоговой системы страны, т.е. законодательно закрепить так называемую «дедушкину оговорку». Это не приведет к дополнительным потерям доходов бюджета, поскольку все последние программные документы в области налоговой политики не предусматривают ни введение новых налогов, ни повышение ставок действующих, ни увеличение налоговой нагрузки на бизнес. Вместе с тем законодательное закрепление нормы о не ухудшении налогового режима на время реализации инвестиционного проекта создаст благоприятный инвестиционный климат в стране.

  • [1] Минфин теряет триллионы // Ведомости. — 2013. — № 227 (3489).
  • [2] Экономика зависла из-за 10 лет успеха // Ведомости. — 2014. — №4 (3508).
  • [3] Минфин теряет триллионы // Ведомости. — 2013. — № 227 (3489).
  • [4] Экономика зависла из-за 10 лет успеха// Ведомости. — 2014. — №4 (3508).
  • [5] Российский статистический ежегодник. — М.: Федеральная служба государственной статистики. — 2015. — С. 307.
  • [6] Taxation trends in the European. Eurostat. 2015. IMF. Word Economic Outlook Database. Russia. 2015 (англ.). Economic Report of the President. — Washington, 2012.-P.416.
  • [7] Подробно о предлагаемых мерах и об их обосновании см. в разделах 3.1 и 3.2.
  • [8] Пансков В. Г. О некоторых теоретических аспектах содержания понятия «налоговая льгота» // Финансы и кредит. — 2014. — №4 (580). — С. 43—49.
  • [9] Приведенные далее цифры взяты автором из статистических данных и аналитических материалов Федеральной Службы Государственной Статистики по разделам: «Основные фонды», «Финансы организаций», «Предпринимательство» // 1Ж1д http://www.gks.ru
  • [10] Начиная с отчета за 2012 год Росстатом показывается общая сумма собственных средств, направленных на инвестиции в основной капитал, без выделения прибыли.
  • [11] Бюллетень Росстата № 1. Основные показатели инвестиционной и строительной деятельности в РФ. — М., 2012. — С. 15.
  • [12] Официальный сайт ФНС РФ (http://www.nalog.ru), официальный сайт ФСГС РФ (http://www.gks.ru).
  • [13] Проблема повышения собираемости НДС рассматривается далее в данной главе.
  • [14] Начиная с отчета за 2012 год Росстатом показывается общая сумма собственных средств, направленных на инвестиции в основной капитал, без выделения амортизации и других источников.
  • [15] СтиглицД. Ревущие девяностые. — М., 2005. — С. 97.