Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow Пенсионное обеспечение в системе социальной защиты населения

Развитие страховых принципов в системе государственного призрения

На казенных и частных железных дорогах в конце XIX века начинали свое развитие пенсионные кассы страхового типа, которые вызвали огромный интерес на международных железнодорожных конгрессах. Передовые европейские страны активно интересовались российским опытом построения пенсионных касс, в особенности страховыми пенсионными кассами. Это живо проявлялось на международных железнодорожных конгрессах в Санкт-Петербурге и в Лондоне в 1892 г. и позже на международном конгрессе актуариев в Брюсселе в 1895 г.

Далее в 1894 году было утверждено «Положение о пенсионной кассе служащих на казенных железных дорогах». Обязательными участниками кассы были работники, находившиеся на службе, как на казенных железных дорогах, так и в местных управлениях этих дорог. У частники обязаны были отчислять в кассу 6% месячного жалования. Также из средств казны ежегодно перечислялась сумма, равная половине обязательных взносов. Данные суммы распределялись по личным счетам участников и выплачивались по выходу на пенсию.[1] В 1903 году 2 июня был издан первый закон об ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими, «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств, в предприятиях фабрично-заводской, горнозаводской промышленности». Это первый закон, в основу которого был заложен принцип обязательного страхования. Закон распространялся только на рабочих фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности и покрывал около 2,5 миллионов лиц, 1,7% населения. Вознаграждения потерпевшим выплачивалось в виде пособия и пенсий. Пособия выплачивались с момента наступления страхового случая до полного восстановления трудоспособности или до признания ее потери и равнялось половине заработка. Пенсии назначались при полной утрате трудоспособности в размере 2/3 годового заработка. Кроме этого предприниматель обязан был еще предоставить медицинскую помощь или возместит расходы, связанные с лечением.[2]

Так постепенно в России социальное страхование стало приобретать системный характер.

Следует отметить, что в этот период неоднократно поднимался вопрос о предпочтительности страхового или сберегательного принципа к пенсионному обеспечению. Высказывалась точка зрения, что было бы правильней обеспечить пенсионеров капиталом. В таком случае пенсионеры смогут содержать себя и свои семьи на проценты, получаемые от этого капитала, и этот подход был бы более нравственным. Данный капитал пенсионеры передавали бы из поколения в поколение, и вся семья гарантированно была бы обеспечена. Однако, чтобы выделить капитал, достаточный для содержания пенсионеров, потребуются огромные усилия от общества, служащих, государства. Нужно понимать также, что большая часть населения России была неграмотна, что затрудняло использование и приумножение капитала, и планирование будущего семьи. Кроме того, такие кассы не соответствовали бы своему прямому назначению, а именно не смогли бы обеспечить служащих и их семьи на случай смерти, инвалидности, старости.[3] Сторонники пенсионных начал были убеждены, что сберегательный способ обеспечения рабочих не эффективен. Пожилой человек не сможет правильно распорядиться капиталом и всегда в его окружении найдутся желающие обмануть и воспользоваться этими средствами. Страхованием же обеспечивается не только сам рабочий, но семья, в которой он живет и на которую падает ответственность по обеспечению такого человека.

Сначала предпочтение отдавалось основанию пенсионных касс страхового типа. Но позже в 1911 году Министерство путей сообщения вышло с предложением об организации единой сберегательновспомогательной кассы. Выдачи из этих касс предполагалось производить в виде единовременных сумм, если сам служащий не пожелает получать пенсии. Предполагалось сохранить взносы участников на уровне 6%, но увеличить взнос казны с 3 до 4,5%. В результате в 1916 году было утверждено Положение о сберегательно-вспомогательной кассе для служащих железных дорог, куда и передавались капиталы пенсионной кассы. Как следствие все участники пенсионной кассы перешли в сберегательновспомогательную кассу.[4]

Отличия в деятельности касс были следующие: выплаты из страховых пенсионных касс производились ежемесячно после выхода на пенсию; в сберегательно-вспомогательных же кассах накапливался капитал, который можно было получить единовременно после выхода на пенсию.[5]

Практика показала, что создание сберегательно-вспомогательных касс не встречало особых затруднений, но их открытие было возможно только в случае невозможности создания страховой пенсионной кассы. Создание страховых пенсионных касс напротив было достаточно сложным делом. Финансовая устойчивость пенсионных касс требовала статистических данных о смертности, наступлении нетрудоспособности и пр. Кроме того, требовалась ежегодная финансовая проверка исполнения обязательств касс перед своими участниками. Поэтому необходимо было провести большую подготовительную работу по составлению специальных таблиц, на основании которых рассчитывались бы пенсии. Задача по разработке пенсионных таблиц возлагалась на правительство, в связи с тем, что это достаточно сложная и трудоемкая работа, требующая доступ к подобного рода информации.

Правительство поручило провести данную работу магистру математики Б.Ф. Малешевскому, который изучил проблематику и написал большой труд, содержащий весь необходимый материал в помощь для создания пенсионных касс и расчета пенсий.[6]

Так как в пенсионных кассах накапливался существенный капитал, остро вставал вопрос о необходимости вовлекать этот капитал в коммерческую деятельность государства. Денежные средства, которые принадлежали кассам, причислялись к специальным средствам Министерства финансов и хранились в Главном казначействе. Государством использовались эти средства, как в частных, так и в общественных интересах путем законодательного регламента и финансового надзора. Государство, таким образом, осуществляло регулирование инвестиционной деятельностью пенсионных касс. О величине потенциального инвестиционного капитала можно судить по цифрам, представленным таблице 2.2.

Совокупный капитал этих касс составил 177 903 тыс. руб. В целом в эмеритальных кассах различных ведомств было сосредоточено около 270 млн руб. пенсионного капитала. Это очень значительная величина, учитывая, что государственный доход в 1902 г. составил около 1,3 млрд руб.[7] Доля пенсионного капитала составляла практически 20% от общего бюджета государства.

Таблица 2.2

Величина капитала эмеритальных касс на 1 января 1903 года

Эмеритальная касса

Тыс. руб.

Военно-сухопутного ведомства

118 356

Морского ведомства

24 480

Горных инженеров

1 691

Инженеров путей сообщения

5 259

Ведомства министерства юстиции

24 706

Царства Польского

3 501

Всего

177 903

В России исторически сложились и развивались следующие основные модели касс: эмеритальная, страховая, сберегательно-вспомогательная.

Различия между этими моделями заключались в соотношении распределительной и накопительной частей и в отношении справедливости и конкретности, пенсионных прав.

В эмеритальной проводились осторожные статистические расчеты, обеспечивающие накопления значительных финансовых ресурсов и устойчивость ее существовании при наступлении неблагоприятных условий. Однако вследствие этого назначаемые пенсии были незначительными и могли возрастать только спустя достаточно большой промежуток времени при условии повышенных накоплений в кассе. Этот подход был не справедлив по отношению к участникам с высокой долей участия.

Кассы страхового типа не были подвержены проблемам эмеритальных касс, так как средства, поступающие в кассу, распределялись по личным

счетам участников. Размер пенсии здесь заранее не устанавливался, он рассчитывался позже на основании актуарных таблиц.

Деятельность сберегательно-вспомогательных касс была наиболее прозрачной и не сталкивалась с затруднениями на практике.

В первые два десятилетия XX века устойчиво росли пенсионные капиталы всех трех типов касс. Для примера на 1 января 1912 года только в пенсионных и сберегательно-вспомогательных кассах на железной дороге насчитывалось 480 тыс. участников, размер капиталов превышал 245 млн руб., 1/3 которых была размещена в государственных процентных бумагах и 2/3 в ипотечных ценностях.74

В дореволюционной России достойное пенсионное обеспечение касалось только государственных чиновников и членов их семей. Одно из достижений в сфере совершенствования системы - это расширение границ действия пенсионной системы не только среди служащих, но и обеспечение членов семей ушедших из жизни чиновников. Возник механизм наследования пенсионных накоплений. Хотя пенсионный фонд, как институт, удовлетворяющий все потребности нетрудоспособного населения в финансовом смысле, не был создан в этот период времени.

Итак, пенсионная система дореволюционной России, на определенном этапе выросшая из потребностей сугубо социальных, а именно необходимости обеспечения нетрудоспособного населения, в первую очередь решая задачи создания эффективного государственного аппарата, в ходе развития капиталистических рыночных отношений превращалась в реальный экономический фактор и содержала в себе инвестиционный элемент роста экономики, который влиял таким образом на эффективность воспроизводства производительных сил общества.

Сильный толчок развитию социального страхования дала революция 1905 года. Рабочие уже ясно понимали значение социального страхования и пользовались каждым случаем, чтобы выставить требование о его введении. После революции 1905 года в правительственных кругах началась усиленная разработка различных страховых проектов. В 1908 эти проекты были внесены в Государственную Думу, где они дорабатывались 4 года. В 1912 году Россия получила первые 2 закона об обязательном страховании: закон о страховании на случай болезни и закон о страховании от несчастных случаев. Оба закона распространялись на рабочих и служащих фабрично-заводской, горной, горнозаводской, трамвайных предприятий и судоходства. Мелкие заведения с числом работников менее 20-30 человек исключались из страхования. Всего в страховании участвовало около 3 млн человек. Бюджет больничных касс определялся из взносов застрахованных и взносов предпринимателей. При этом взносы застрахованных были в 1,5 раза выше взносов предпринимателей и составляли от 1 до 2% от заработной платы работника и от 0,66 до 1,33% предпринимателя. Всего от 1,66 до 3,33% от заработной платы участников страхования.75

  • 74 Дегтярев Г.П. Пенсионные реформы в России. С. 111.
  • 75 Выгдорчик Н.А. Социальное страхование в общедоступном изложении. С. 149.

Закон о страховании от несчастных случаев от 1912 года являлся продолжением закона от 1903 года. В нем были расширены понятия несчастного случая. Страховые взносы по этому виду страхования уплачивались исключительно предпринимателями. Рабочие не несли затрат на этот вид страхования. В законе не определялся размер взносов. Сравнение нового закона с устаревшим показывает, что он продвинулся вперед, однако он не удовлетворял всех требований рабочих. В основном это касалось неполного перечня страховых рисков, подлежащих обеспечению и устранении рабочих от управления страховым делом. Вместе с тем закон 1912 года внес значительные изменения в практику страхового обеспечения рабочих. Так, среднее число рабочих дней, от которых зависел размер пенсий и пособий, было увеличено с 260 до 280 дней, что приближалось к среднегодовой норме времени работы промышленных предприятий (в 1905 году среднегодовое время работы предприятий составляло 287,5 дня). В некоторых случаях увечья пенсия повышалась до размеров полной заработной платы. Например, при полной потере зрения, при потере обеих рук или ног.[8]

Кроме того, закон 1912 года устанавливал для женщин-работниц шестинедельные пособия по случаю родов в размере от половины до полной заработной платы.

Новым в законе явилось также то, что рабочие теперь страховались и на случай болезни. При этом, как и раньше, забота о лечении рабочих лежала на предпринимателях, которые должны были бесплатно предоставить рабочим медицинскую помощь. Выдача пособий по болезни распространялась и до закона 1912 года, но в тот период это полностью зависело от желания предпринимателя и не носило законодательного характера. Чаще всего выплаты были мизерными по отношению к необходимому лечению.[9] Также был издан новый Устав о пенсиях 1912 года.

Так закончился период государственного призрения, который перерос в небольшой период общественного и частного призрения. В свою очередь период общественного и частного призрения явился переходным этапом к периоду государственного обеспечения. Период государственного обеспечения начался в России после революции 1917 года.

  • [1] Дегтярев Г.П. Пенсионные реформы в России. С. 70-78.
  • [2] Вигдорчик Н.А. Социальное страхование в общедоступном изложении. М.: Вопросы труда, 1927. С. 147.
  • [3] Малешевский Б.Ф. Теория и практика пенсионных касс. М.: Типография министерства путей сообщения, 1896. Т.2. 4.2. С. 218.
  • [4] Дегтярев Г.П. Пенсионные реформы в России. С. 78-85.
  • [5] Воронин Ю.В. Страховые пенсионные кассы в дореволюционной России // Пенсионные фонды. 1996. № 2. С. 30-31.
  • [6] Малешевскый Б.Ф. Теория и практика пенсионных касс. С.-Петербург: Типография министерства путей сообщения, 1890. Т. 1-5.
  • [7] Дегтярев Г.П. Пенсионные реформы в России. С. 55.
  • [8] Вигдорчик Н.А. Социальное страхование в общедоступном изложении. С. 158.
  • [9] Басов Н.Ф. История социальной работы: Практикум. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2008. С. 152.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы