УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ДОКАЗЫВАНИЕ

Несколько ближе к логическому понятию доказательства в уголовном процессе является понятие уголовно-процессуального доказывания, т.е. деятельности, направленной на установление обстоятельств уголовного дела с помощью уголовно-процессуальных доказательств, хотя и здесь наблюдается лишь частичное совпадение, термин «доказывание» в классической логике не используется. Эту же мысль высказывают и другие авторы: «То, что в логике называют доказательством, в теории судопроизводства более соответствует понятию доказывания... процессуальное доказывание есть форма обоснования (установления) в судопроизводстве неизвестных обстоятельств, процессуальные доказательства являются здесь средством такого обоснования»[1].

Согласно ст. 85 УПК РФ, доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. При таком подходе к определению доказывания логическое доказательство присутствует в нем лишь на стадии оценки данных, ибо без применения законов и правил логики невозможно определить связи и зависимости между обстоятельствами. Оценка доказательств пронизывает все этапы доказывания. Так, уже в момент получения доказательства субъект доказывания выявляет степень его убедительности и достоверности, мысленно сопоставляя полученные сведения с другими материалами дела или точно установленными фактами. Поэтому процесс получения информации есть в то же время и процесс обоснования ее достоверности.

Как отмечает Ю.К. Орлов, «удостоверению подлежит каждое отдельное доказательство, обоснованию — и вывод, сделанный на основании собранных по делу данных, то есть знание, не содержащееся в удостоверяемой информации»[2], значит, уголовнопроцессуальные доказательства фиксируют не выводы, а сведения об обстоятельствах преступления. Выводы на основании этих сведений будут делать лицо, производящее расследование, и суд. Следовательно, обоснование правильности выводов, т.е. доказывание в логическом аспекте, присутствует в ходе всего процессуального доказывания — и в процессе извлечения знаний (при собирании, проверке и оценке доказательств), и в процессе принятия решений в ходе предварительного расследования, и при обосновании обвинительного заключения, и при обосновании вывода суда по уголовному делу.

«Юридическая деятельность, — указывал А.А. Тер-Акопов, — относится к преимущественно интеллектуальному виду. Принимая закон либо применяя его, субъект главным образом мылит: обобщает факты, оценивает их, делает выводы, принимает решения. Эта деятельность логическая...»1. Поэтому вызывает возражение мнение Л.В. Карнеевой, считающей необходимым «четко различать процессуальное доказывание как строго регламентированную законом деятельность, включающую обнаружение, получение, проверку и оценку сведений, являющихся доказательствами, от доказательства логического, имеющего своим предметом абстрактные представления и развивающегося по законам логики»2.

Исходя из того, что процессуальное доказывание является разновидностью познания вообще, недопустимо исключение из него обосновывающей деятельности мысли. Процитированный выше автор справедливо включает в процессуальное доказывание оценку доказательств, необходимой составной частью которой является обоснование выводов, но не учитывает, что процесс получения знаний и обоснование его истинности разъединить невозможно. Ошибочно представление, что процесс достижения истины и доказательство ее являются абсолютно независимыми и не связанными между собой сферами.

В процессе доказывания, как мы выяснили, практическая и мыслительная деятельность субъектов доказывания неразрывно связаны. Деятельность по собиранию доказательств, их проверка предполагают использование логического обоснования, поскольку постоянно сопровождаются оценкой, выражающейся в суждении о достоверности полученных сведений, об их значении по делу, о достаточности данных, которыми располагает субъект доказывания для принятия тех или иных решений.

Существует и иное определение доказывания: «В уголовном процессе доказывание есть деятельность представителя обвинения (а также защиты), преследующая цель убедить с помощью уголовно-процессуальных средств доказывания суд в наличии всех значимых для принятия решения фактов»1.

Именно действия по установлению связей и отношений между различными фактами, а также сам процесс принятия судебного решения и представляют собой наиболее близкие аналогии логическому понятию доказательства в уголовном процессе.

С.В. Курылев отмечал, что «одни процессуалисты под доказыванием понимают деятельность по убеждению суда в истинности фактов, другие — деятельность по установлению объективной истинности наличия или отсутствия существенных для дела фактов»2.

По мнению С.С. Алексеева, доказывание в широком смысле также является деятельностью субъектов, направленной на установление с помощью доказательств истинности обстоятельств дела, а в узком — деятельностью «по обоснованию выдвигаемых доводов и возражений, по убеждению в их истинности тех или иных лиц»3.

На наш взгляд, уголовно-процессуальное доказывание необходимо включает в себя и то, и другое, поскольку процесс доказывания как собирание, проверка и оценка доказательственного материала осуществляется с целью обоснования выводов, окончательных решений, принимаемых судом по уголовному делу. Причем первое (собирание, проверка и оценка, осуществляемые на этапе предварительного расследования) является необходимым, но недостаточным условием для постановления справедливого приговора, а без второго (обоснование выводов судом) не имеет смысла, поскольку доказывание по уголовному делу не завершается установлением фактических обстоятельств дела.

Главной функцией получаемых в процессе собирания, проверки и оценки доказательств является предопределение обоснованности принимаемых предварительным расследованием, а затем и судом решений. Логическая деятельность по обоснованию всех принимаемых в процессе расследования уголовного дела решений, действий, выводов необходимо присутствует на протяжении всей познавательной деятельности субъектов доказывания.

П.А. Лупинская указывала на очевидное различие доказательственной деятельности на предварительном расследовании и на стадии судебного разбирательства. Следователь собирает доказательства для установления того, было ли событие преступлением и кто какие действия совершал. Следователь и прокурор решают, собраны ли достаточные доказательства для направления дела в суд. В суде исследуются представленные сторонами доказательства для ответов на вопросы, доказано ли событие преступления, доказана ли виновность обвиняемого и др.[3]

Таким образом, процесс доказывания по уголовному делу можно разделить на два взаимосвязанных и взаимообусловленных этапа единого процесса доказывания (табл. 2).

Собирание, проверка и оценка доказательственного материала на стадии предварительного следствия необходимы для формирования убеждения в его истинности, полноте, доброкачественности; «доказывание формирует убеждение следователя, которое он передает суду посредством всех собранных фактов, их анализа и синтеза, осуществляемых в процессе предварительного расследования»[4].

Таким образом, сущность процессуального доказывания состоит в обосновании выводов об обстоятельствах уголовного дела посредством собранных, проверенных, оцененных и исследованных в суде доказательств, а доказательство по своей сути есть информация, вовлекаемая в обоснование определенного тезиса.

Некоторые авторы характеризуют процессуальное доказывание как процесс оперирования доказательствами[5], но оперировать доказательствами можно только тогда, когда они уже получены, проверены и оценены. В этом случае из процесса доказывания исключается его важный элемент — собирание доказательств, а само доказывание понимается лишь как деятельность по убеждению суда. Доказывание в уголовном процессе — это не оперирование доказательствами, а процесс получения и использования доказательств в целях обоснования выводов об обстоятельствах, необходимых для правильного разрешения уголовного дела. Допустимо, на наш взгляд, характеризовать доказывание как процесс оперирования

Стадии процесса доказывании по уголовному делу

I этап — стадия предварительного расследования

Задачи доказывания

Цель доказывания

Результат доказывания

  • — определение круга фактов, подлежащих установлению;
  • — собирание и процессуальное закрепление

доказательств;

  • — исследование доказательств;
  • — проверка и предварительная оценка доказательств
  • — установление достоверности юридически значимых обстоятельств дела;
  • — подготовка полноценного доказательственного материала для судебного разбирательства

— выявление обстоятельств уголовного

дела;

— установление его фактической основы

II этап — стадия судебного разбирательства

Задачи доказывания

Цель доказывания

Результат доказывания

— исследование доказательств, представленных

сторонами;

  • — уяснение сведений, являющихся содержанием доказательств;
  • — проверка этих сведений;
  • — установление достоверности доказательств и их взаимной связи;
  • — определение достаточности доказательств

и возможности использования их в качестве аргументов для обоснования выводов по уголовному делу

— комплексное критическое осмысление

результатов юридического познания;

— формирование окончательного решения по делу

— окончательная

оценка доказательств;

— обоснование вывода о правовой природе события путем ссылки на установленные по уголовному делу фактические обстоятельства и правовые нормы (соотнесение преступного

деяния и уголовноправовой нормы);

— вынесение судом законного, обоснованного, справедливого (ст. 297 УПК РФ) решения по уголовному делу

доказательствами на стадии судебного разбирательства, когда собранными доказательствами обосновывается обвинение.

Если процессуальное доказывание понимать в том значении, как его определяет ст. 85 УПК РФ, то возникает противоречие с законом. Так, ст. 49 Конституции РФ закрепляет в качестве одного из основных принципов уголовного судопроизводства презумпцию невиновности, в соответствии с которой невиновность обвиняемого подразумевается, а его виновность в предусмотренном федеральным законом порядке доказывается и устанавливается вступившим в законную силу приговором суда.

В свою очередь, уголовно-процессуальный закон определяет доказывание как собирание, проверку и оценку доказательств. Если понимать доказывание именно так, то собиранию, проверке и оценке подлежат только доказательства виновности, что противоречит п. 5, 6, 7 ст. 73 УПК РФ. Поэтому представляется, что, употребляя выражение «виновность доказывается», законодатель понимает под этим не собирание, проверку и оценку доказательств, а обоснование виновности этими доказательствами. Думается, что причиной двойственного употребления указанного термина является стремление законодателя к приданию формулировкам большей краткости, хотя, может быть, и в ущерб их точности.

Задачей уголовного судопроизводства является защита прав и интересов потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, а также деятельность по раскрытию преступления, изобличению преступника (ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Эта деятельность направлена не на изобличение обвинительными доказательствами известного преступника, а на объективное и беспристрастное исследование совокупности доказательств, в результате которого обосновывается вывод о виновности лица. Объективный и беспристрастный подход к расследованию преступления предполагает учет всех без исключения сведений об обстоятельствах преступления. Эти сведения становятся содержанием доказательств, которые могут быть как обвинительными, так и оправдательными.

Законодатель употребляет термин «доказывание» в смысле собирания, проверки и оценки доказательств только в ст. 73 УПК РФ. В других же статьях термин «доказывание» употребляется уже в смысле обоснования (т.е. доказывания в логическом аспекте), подтверждения собранными доказательствами определенного вывода:

  • — «обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана» (ч. 1 ст. 14 УПК РФ);
  • — «бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство» (ч. 4 ст. 235 УПК РФ);
  • — «доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый» (п. 1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ);
  • — «доказано ли, что деяние совершил подсудимый» (п. 2 ч. 1 ст. 299 УПК РФ);
  • — «описание преступного деяния, признанного судом доказанным» (п. 1 ст. 307 УПК РФ) и т.д.

Н.Г. Стойко, отмечая совпадение в определенной степени логического и юридического в познании, осуществляемом в процессе доказывания, отмечает, что, если следователь или суд, на основе соответствующих доказательств, пришли к достоверному выводу о наличии или отсутствии виновности какого-либо лица в совершении преступления, это всегда означает логическое и юридическое (в процессуальном акте) завершение по делу. Когда же следователь или суд приходят к выводу о недоказанности виновности, логическое завершение доказывания невозможно, но тем не менее юридически доказывание должно быть завершено принятием соответствующего решения[6].

Таким образом, обвинение должно быть доказано не процессом собирания, проверки и оценки доказательств, а на основании этого. Все указанные в ст. 73 УПК РФ обстоятельства, будучи доказанными (т.е. собранными, проверенными и оцененными), сначала становятся фактическим содержанием формируемого по делу обвинения, а затем — вывода суда о признании подсудимого виновным.

Уголовно-процессуальное доказывание можно определить как логико-практическую деятельность, протекающую в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме, заключающуюся в обосновании собранными, проверенными и оцененными доказательствами выводов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Следует признать правомерным утверждение В.А. Лазаревой, согласно которому «уголовно-процессуальное доказывание — это деятельность по установлению и обоснованию вины лица в совершении преступления»[7]. Поэтому, на наш взгляд, определение доказывания, содержащегося в ст. 85 УПК РФ, было бы целесообразно дополнить, добавив в него обосновывающую функцию доказывания: «Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса, для обоснования выводов по уголовному делу».

  • [1] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник / под общ. ред.
  • [2] А.В. Смирнова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: КноРус, 2008. С. 179. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: науч,- практ. пособие. М.: Проспект, 2013. С. 15. Тер-Акопов А. А. Юридическая логика: учеб, пособие для вузов. М.: ОМЕГА-Л, 2006. С. 13. Советский уголовный процесс. М.: Акад. МВД СССР, 1982. С. 120. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 173. Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1969. С. 8. Алексеев С.С. Проблемы теории права: курс лекций: в 2 т. Свердловск, 1972—1973. Т. 2: Нормативные юридические акты. Применение права. Юридическая наука (правоведение). С. 247—248.
  • [3] См.: Уголовный процесс: учебник для вузов / под общ. ред. П.А. Лупин-ской. М.: Юристъ, 1995. С. 147.
  • [4] Дулов А.В., Рубис А.С. Основы формирования криминалистической теории доказывания. Минск: БГУ, 2004. С. 79.
  • [5] См.: Шаламов М.П. Теория улик. М.: Госюриздат, 1960. С. 9.
  • [6] См.: Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1984. С. 22.
  • [7] Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России: учеб, пособие. Самара: Самарский ун-т, 2007. С. 37.