ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ

Следующее важнейшее свойство правильного мышления — его обоснованность — обеспечивается соблюдением закона достаточного основания, который гласит: всякая мысль признается истинной, если она имеет достаточное основание. Не лишним представляется приведение суждения Г. Гегеля по поводу названия данного закона. По его мнению, «что основание достаточно — добавлять это, собственно говоря, совершенно излишне, ибо это разумеется само собой; то, для чего основание было бы недостаточным, не имело бы никакого основания, а между тем ведь все должно иметь свое основание»[1].

Закон достаточного основания был открыт и впервые сформулирован Г. Лейбницем. По его определению, «ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым без достаточного основания, почему дело обстоит так, а не иначе...» Истинная мысль соответствует действительности, т.е. реальное положение дел таково, как оно отображается в мысли, поэтому истинная мысль имеет основание в реальности. А это означает, что мы можем найти и указать логические основания нашей мысли. Ложь нельзя обосновать, поскольку она противоречит реальности и имеющемуся у нас истинному знанию. Закон достаточного основания не допускает принятия чего-либо за истину без оснований, обязывающих к этому, делает наше мышление обоснованным и убедительным.

В законодательстве довольно широко распространено само понятие «достаточность». Причем на разных этапах уголовного процесса закон предусматривает разный уровень обоснованности выводов, лежащих в основе соответствующих решений, т.е. различна та совокупность доказательств, которая в каждом случае считается достаточной.

Так, основанием возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих лишь на признаки преступления и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 140 УПК РФ).

Для привлечения лица в качестве обвиняемого достаточны доказательства, совокупность которых указывает на совершение лицом преступления (ст. 171 УПК РФ).

Составление же обвинительного заключения по делу возможно лишь при условии, что выполнены все необходимые следственные действия по делу, нет оснований для приостановления или прекращения дела и собранные доказательства достаточны для формулирования окончательного на данном этапе тезиса о совершении обвиняемым преступления (ст. 215 УПК РФ).

Статья 302 УПК РФ требует подтверждения виновности лица в совершении преступления достаточной совокупностью согласующихся между собой достоверных доказательств, имеющих отношение к делу.

В процессе предварительного расследования и судебного разбирательства виновность лица только устанавливается, но не признается. Подсудимый признается виновным только по приговору суда (ст. 49 Конституции РФ). Если обвинение не основывается на бесспорных доказательствах, вызывает неустранимые сомнения, подсудимый не может быть признан виновным, так как вывод о вине в этом случае носит только предположительный характер, а признание лица виновным на основе предположительного вывода недопустимо.

Нередко отмена приговора, вынесенного судом первой инстанции, возникает в результате принятия судом решения, являющегося необоснованным, не вытекающим из материалов дела.

Судом первой инстанции установлено, что, имея сговор на совершение открытого хищения имущества Ковалева с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, Бердников, Баранов, Ерохин и Котов 02.02.2004 прибыли в поселок, где в то время находился Ковалев, и спрятались за хозяйственной пристройкой. Дождавшись, когда Ковалев вошел в гараж, Бердников вошел за ним и совершил разбойное нападение на Ковалева и Азарову, а также убийство Ковалева. В момент, когда Бердников входил в гараж, Баранов, Ерохин и Котов, посчитав, что их заметили, убежали и, как указано в приговоре, «возложили» на Бердникова исполнение запланированного грабежа и дожидались его возле автомобиля, на котором приехали.

В определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ указано, что в действиях Баранова, Ерохина и Котова отсутствует состав преступления, предусмотренного п. «а», «в», «г», «д» ч. 2. ст. 161 УК РФ. В их действиях имеется добровольный отказ от совершения преступления, которое они прекратили на стадии приготовления к нему. Мотивы отказа для юридической оценки их действий значения не имеют. Вывод суда о возложении Барановым, Ерохиным и Котовым исполнения запланированного преступления на Бердникова доказательствами не подтверждается и является предположением.

На этом основании Судебная коллегия по уголовным делам Верхового Суда РФ 06.04.2006 отменила приговор Ленинградского областного суда в части осуждения Баранова, Ерохина и Котова по п. «а», «в», «г», «д» ч. 2. ст. 161 УК РФ[2].

Таким образом, в уголовном судопроизводстве закон достаточного основания имеет принципиальное значение, поскольку непосредственно связан с обоснованностью ответственности.

Закон достаточного основания требует доказывать или хотя бы в какой-то мере обосновывать выдвигаемые утверждения, не принимая ничего на веру. Данный закон относит к недопустимым доказательствам сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности, а также показания свидетеля, потерпевшего, если они основаны на догадках, предположениях, слухах (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Отнесение этих доказательств к недопустимым продиктовано тем, что любые сведения, которые сообщают потерпевший или свидетель, должны иметь под собой какое-либо обоснование, подлежать проверке. Слухи, догадки, домыслы этим требованиям не отвечают.

В процессуальной деятельности наличие оснований, аргументов, доводов, подтверждающих и позволяющих проверить правильность полученных знаний и выводов, является решающим требованием, предписывающим если и не приводить все аргументы в пользу чего-либо, то хотя бы иметь их в виду. Проверяемость — обязательная черта знаний, используемых в уголовном судопроизводстве.

Закон достаточного основания должен соблюдаться на всех этапах уголовно-процессуального доказывания, поскольку ссылка на недостоверные данные на любом этапе может привести в конечном итоге к неверному результату, следственной и судебной ошибке.

  • [1] Гегель Г. Указ. соч. С. 491.
  • [2] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 11. С. 26.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >