ЗНАЧЕНИЕ СОБЛЮДЕНИЯ ЗАКОНОВ ЛОГИКИ В ПРОЦЕССЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

В процессе познания по уголовному делу логические законы используются во взаимосвязи и системном единстве.

Так, в соответствии с законом непротиворечия и законом исключенного третьего одно из основных требований, предъявляемых к следственной версии (версии в судебном процессе), состоит в том, чтобы при анализе совокупности данных, на основе которых она построена, эти данные не противоречили друг другу и выдвинутой версии в целом. Подтверждение версии происходит путем обращения к установленным данным, к ранее накопленному знанию, путем производства процессуальных действий и т.д., в результате чего происходит формирование достаточной совокупности доказательств, подтверждающих выдвинутую версию. В конечном счете именно достаточность доказательств позволяет опровергнуть все другие версии о событии, виновности и т.д.

Следует отметить условия, выработанные в судебной практике, при которых обвинение не может быть признано доказанным:

  • — обвинение не может считаться доказанным, если основано на недостаточно исследованных и противоречивых данных (нарушение закона достаточного основания, закона исключенного третьего);
  • — версия обвинения не может быть признана обоснованной при наличии противоположной версии, подкрепленной неопро-вергнутыми доказательствами (нарушение закона достаточного основания и закона непротиворечия);
  • — обвинение не может считаться доказанным, если оно основано на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами (нарушение закона достаточного основания и закона исключенного третьего).

Логику интересует не то, как мыслит человек, а то, как он должен мыслить, поэтому логические законы носят предписывающий характер, выступают в качестве методологического средства, дают общее направление познанию. Конкретизация же этого направления осуществляется путем применения методов конкретных, в частности правовых, наук. Дж. Ст. Милль отмечал, что предписания логики не могут быть выкинуты из учения о процессе уголовном уже и потому практическому до обыденности соображению, что логика живет во всех исследованиях, которые могут быть предпринимаемы человеком1.

На необходимость знания и соблюдения законов и правил логики неоднократно указывалось в юридической литературе, поэтому юрист, ведущий уголовное дело, должен знать законы логики лучше других.

Незнание или игнорирование логических законов и правил негативно отражается как на процессе, так и на итогах следственной и судебной деятельности. Поэтому вызывает недоумение мнение Г.А. Печникова, утверждающего, что следование логическим законам ведет к получению лишь формальной истины, отождествлению достоверности с вероятностью. «Вероятность отождествляется с достоверностью, — пишет автор, — на основании закона исключенного третьего (доказательством способом от противного, т.е. логического приема). Поскольку, не найдя четких доказательств виновности обвиняемого, например, в хищении, следователь обязан отвергнуть “вероятность хищения”, что логически служит доказательством виновности обвиняемого в халатности, т.е. в менее тяжком преступлении»2.

Налицо невладение логическими правилами, поскольку суждения «обвиняемый виновен в хищении» и «обвиняемый виновен в халатности» являются не противоречащими, а противоположными суждениями, подчиняющимися закону непротиворечия, согласно которому опровержение первого суждения не ведет однозначно к подтверждению второго, поскольку обвиняемый может быть невиновен ни в хищении, ни в халатности. Противоречащими суждениями были бы суждения «обвиняемый виновен в хищении» и «обвиняемый не виновен в хищении» (также «обвиняемый либо виновен в халатности, либо не виновен в халатности»). Только по отношению к подобным суждениям действует закон исключенного третьего — подтверждение одного из суждений неизбежно опровергает второе и наоборот.

См.: Милль Дж. Ст. Система логики. Т. 1. С. 224.

Пенников Г.А. О достоверности и вероятности в уголовном процессе // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2003. № 3. С. 82.

«Иногда, — отмечает в этой связи логик Ю.В. Ивлев, — предполагают, что в познании не всегда необходимо исходить из принципов формальной логики, и, более того, утверждают, что следование принципам формальной логики в некоторых случаях приводит к негативным результатам. Такое мнение ошибочно. Оно базируется на поверхностном знании как формальной, так и диалектической логики»[1]. Поэтому выполнение логических законов и правил является значимым, независимым от реального положения вещей.

Установление же истинности суждений — задача не логики, обеспечивающей лишь правильность рассуждения, а практической деятельности, но если исходные суждения верны и соблюдены логические правила, вывод будет необходимо истинным. Логическая правильность, как отмечал еще Г. Гегель, имеет прямое отношение не к объективной истинности, а к процессу доказательства и служит одним из его средств, но, в то же время, «если логика, как утверждают, лишена содержания, то это вина не предмета логики, а только способа его понимания»[2].

Помимо вышеизложенного, следует обратить внимание на оформление процессуальных документов. Как отмечают некоторые авторы, в уголовно-процессуальном законе не сформулированы общие требования, которым должен соответствовать любой процессуальный документ (закон содержит указание лишь на реквизиты). Однако все процессуальные документы должны отвечать определенным общим требованиям, поскольку они фиксируют следственные и судебные действия, совершаемые в предусмотренной законом процессуальной форме. Одним из них является требование логичности, относящееся к содержанию документа, которое должно быть последовательным, не допускающим противоречий и не вытекающих из текста выводов. Четкость текста и однозначность суждений должны обеспечивать единообразное понимание смысла документа, но в то же время недопустимо использование однозначных суждений по вопросам, в которых на данном этапе познания отсутствует ясность.

Как отмечает А.С. Ахманов, «положения, не признанные ни действительно истинными, ни действительно ложными, должны рассматриваться, если они ничему истинному не противоречат, только как возможно истинные и как возможно ложные с тем, что, если для них имеются какие-либо недостаточные основания, они могут по степени вероятности соответствия их действительности приниматься в состав знания в качестве догадок, гипотез, предварительных обобщений и т.д., подлежащих дальнейшей проверке. Если же они не имеют никаких оснований, то вообще исключаются из состава знания»1.

В процессуальных документах также нежелательно использование омонимов и личных местоимений, поскольку могут возникнуть разночтения.

В любом случае, знание законов и приемов логики позволяет повысить качество юридического документа, эффективность его использования. Именно знание законов и форм мышления помогает следователю и судье в убедительном обосновании своих выводов по делу, четком и непротиворечивом формулировании следственных и судебных документов.

Таким образом, процесс доказывания по уголовному делу, являясь познавательной деятельностью, имеющей отличные от других видов познания содержание и специфику (ряд законодательных ограничений, касающихся методов, субъектов, формы и сроков уголовно-процессуального познания), подчиняется общим гносеологическим закономерностям, в том числе и законам формальной логики. Соблюдение в процессе вывода логических законов является необходимым условием уголовно-процессуального познания, поскольку этим обеспечивается правильность мышления.

Неточное оформление юридического документа, неверная оценка собранных доказательств, неправильное установление на их основе действительной картины происшедшего могут быть следствием как нарушения процессуальных правил, так и несоблюдения законов и правил формальной логики, поэтому одинаково недопустимы в процессе доказывания по уголовному делу нарушения как правовых предписаний, так и логических законов, а неустраненные ошибки в процессе доказывания могут повлечь тяжкие последствия — осуждение невиновного или безнаказанность виновного. Нарушение законов логики причиняет в области применения права более существенный вред, чем в других областях общественной жизни. Поэтому от того, насколько квалифицированно проведено доказывание, зависит законность, обоснованность и справедливость приговора.

  • [1] Ивлев Ю.В. Место логики в методологии научного познания // Методология развития научного знания / под ред. А.А. Старченко, Д. Шульце. М.: Изд-во Моек, ун-та, 1982. С. 33.
  • [2] Гегель Г. Указ. соч. С. 158. Ахманов А.С. Указ. соч. С. 95.