Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Логика уголовно-процессуального доказывания

РОЛЬ ИНТУИЦИИ В ВЫДВИЖЕНИИ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Истинная мысль обычно является результатом глубокого всестороннего изучения фактов. Но бывает и так, что истина открывается интуитивно, по догадке. Действительно, в жизни часто складывается ситуация, когда от субъекта требуется немедленная реакция. Как писал в этой связи Дж. Ст. Милль, «представляющиеся нам в жизни случаи слишком сложны, а наши решения должны быть слишком быстры, чтобы можно было ждать, пока существование того или другого явления не будет доказано»[1]. Поэтому человек иногда вынужден оценивать ситуацию, не дожидаясь получения и обработки максимально полной информации. Иногда такую информацию вообще невозможно получить. Субъект производит быструю оценку, полагаясь не столько на непосредственную конкретную информацию, идущую от практики, сколько на логику (т.е. на логический критерий) и на свой опыт отношения к подобным ситуациям. В таких случаях важно руководствоваться не просто интуицией (она тоже помогает в решении вопроса), но и рациональными принципами, вбирающими в себя предыдущий опыт жизнедеятельности субъекта. При этом сущность формально-логического критерия состоит «в логической последовательности мысли, в ее строгом следовании законам и правилам формальной логики, когда нет возможности непосредственно опираться на практику»[2]. Опыт и логика образуют необходимые предпосылки «неожиданного» знания, которое лишь кажется неожиданным, поскольку опирается на длительную работу мысли, которая большей частью остается подсознательной.

«В повседневной жизни, — пишет в этой связи Г.И. Рузавин, — мы постоянно принимаем различные решения, часто не задумываясь над тем, почему некоторые из них оказываются удачными, а другие — нет. Опыт показывает, что в случае удачных решений все наше рассуждение опиралось на логику здравого смысла»[3]. Не подлежит сомнению, что житейский опыт, интуиция и здравый смысл вполне достаточны для решения простейших задач практического характера, но для решения сложных задач, возникающих в процессе расследования по уголовному делу, всегда необходим тщательный, всесторонний анализ исходных данных. А. Шопенгауэр отмечал, что пока наша цель еще далека, мы никогда не можем плыть прямо на нее, а направляем свой путь к ней лишь приблизительно и с помощью предположений, то есть часто вынуждены лавировать. Все, что в наших силах, — это постоянно согласовывать решения с реальными обстоятельствами. Интуиции бывает достаточно для усмотрения истины, но ее недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя, для этого необходимо доказательство.

Сложность познавательных задач, возникающих в процессе расследования, вовсе не означает, что первоначальная догадка ни в коем случае не может быть истинной, или предполагать, что догадка является способом познания истины и не требует изучения фактов. Любое предположение или догадка, возникшие интуитивно, по наитию или в силу опыта и основательного профессионализма, для признания их истинными необходимо должны быть обоснованы доказательствами, найти свое подтверждение в материалах дела.

По мнению математика Д. Пойа, «не следует чрезмерно доверять ни любой догадке, ни обычным эвристическим допущениям, ни вашим собственным предположениям. Без доказательства верить, что ваша догадка справедлива, было бы глупо. Однако предпринять какую-то работу в надежде, что ваша догадка может оказаться справедливой, пожалуй, разумно»[4].

Следует также отметить, что любое предположение всегда имеет свое основание в объективной реальности, опирается на уже имеющиеся достоверные данные. Хотя из одного вероятностного представления может вытекать ряд других, начальный источник их всегда достоверен, иначе мы имеем дело с чистой фантазией, основанной на придуманных сведениях. В каждом вероятном выводе присутствует элемент достоверности, поскольку вероятность означает недостаточно обоснованное знание и есть не что иное, как информация. Вероятность всегда обоснованна, в противном случае ее необходимо исключить из состава знания. Но какими бы ни были внелогические пути, приведшие к пониманию, верной догадке, неформализованное до степени логической осмысленности доказательство не может быть принято.

  • [1] Милль Дж. Ст. Система логики. Т. 1. С. 475—476.
  • [2] Алексеев П.В. Указ. соч. С. 249—250.
  • [3] Рузавин Г.И. Неопределенность, вероятность, прогноз // Вопросы философии. 2005. № 7. С. 70.
  • [4] Цит. по: Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания: Опыт ло-гико-гносеол. исследования. М.: Наука, 1973. С. 210.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы