Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Логика уголовно-процессуального доказывания

ВЫДВИЖЕНИЕ И ДЕДУКТИВНАЯ ПРОВЕРКА ВЕРСИЙ

Процесс выдвижения версий предполагает использование такого метода познания, как мысленный эксперимент (с его мыслительным приемом: «а что было бы, если бы...»). Анализируя имеющуюся в наличии информацию и создавая мысленную картину совершенного преступления, следователь строит предположения

0 том, какие следы в реальной обстановке или сознании людей должно или могло оставить преступление (мысль движется от известных предпосылок (сведений) к неизвестному, которое уже оформилось гипотетически). На основании таких предположений принимается решение о проведении последующих следственных действий, при этом лицо, ведущее расследование уголовного дела, не заранее предполагает преступника и ищет против него улики, а разыскивает его по уликам.

Необходимо тщательно проанализировать различные альтернативные объяснения (версии) и оценить степень их вероятности, которая зависит от глубины исследования имеющейся в наличии информации, при этом логическая вероятность определяется степенью разумной, или рациональной уверенности субъекта доказывания в истинности выбранной версии.

Проверка версии происходит путем дедуктивного выведения из нее следствий, подтверждение которых укрепляет версию, при этом то, что не удалось подтвердить фактами сегодня, может подтвердиться позднее при получении новой информации в процессе производства следственных действий. Но и ненахождение следствий не ведет к опровержению версии, может быть такое, что их просто не удалось найти, обнаружить, они могли быть уничтожены преступником, заинтересованными лицами, временем, стихией; утрачены из-за позднего или небрежного проведения осмотра места происшествия и т.п.

Проверить существование следствий — значит законным способом отыскать и в надлежащей уголовно-процессуальной форме установить конкретные факты, которые подтверждают либо исключают эти следствия.

С логической точки зрения это выглядит следующим образом.

Проверяя версию, следователь по правилам условно-категорического силлогизма делает заключение: если версия истинна (а), то должны быть такие-то следствия (в). Нахождение следствий, несомненно, укрепляет версию, но не доказывает ее достоверности (вывод от утверждения следствия (в) к утверждению основания (а), как отмечалось выше, не является необходимым):

«Если подозреваемый совершил преступление, то мог оставить отпечатки пальцев на месте его совершения. Отпечатки пальцев есть. Он совершил?»

«Если подозреваемый совершил преступление, то его могут опознать очевидцы. Опознание произошло1. Он совершил?»

«Если подозреваемый совершил преступление, то в ходе проведения следственного эксперимента он сможет повторить свои действия. Повторил. Он совершил?»

«Если подозреваемый совершил преступление, то у него могут быть обнаружены вещи потерпевшего. Обнаружены. Он совершил?»

Только вероятно, что он. Опровержение алиби подозреваемого о том, что в момент совершения преступления он был в другом месте, также влечет за собой только вероятный вывод о его причастности к преступлению.

Каждое из перечисленных обстоятельств установлено достоверно, т.е. соответствует действительности. В связи с этим характерны ошибки, допускаемые в следственной практике при оценке значения таких доказательств, не берется во внимание их предположительный характер и нередко из них сразу делается вывод о виновности подозреваемого.

Следует помнить, что выводы субъекта доказывания в таких случаях, хотя и основанные на достоверно установленных данных, полученных в процессе проведения следственных действий (значит, относимых, допустимых и достоверных), тем не менее остаются только вероятными. Поэтому необходимо различать достоверность как свойство каждого из полученных доказательств и достоверность выводов субъекта доказывания, основанных на этих доказательствах.

В отличие от подтверждения, опровержение версии противоречащими ей фактами имеет окончательный характер, поскольку достаточно одного факта, чтобы убедиться в ошибочности версии — если следствия, выводимые из версии, противоречат установленным данным, т.е. являются ложными, то и версия является ложной.

Например, если проверяется версия о совершении преступления подозреваемым, то ее следствием будет суждение «он был на месте преступления». Но, допустим, это суждение противоречит установленному факту о нахождении подозреваемого в момент совершения преступления в другом месте. Значит, если достоверно установлено алиби данного лица, то по закону непротиворечия противоположное суждение о нахождении его на месте совершения преступления будет необходимо ложным. В данном случае рассуждение идет по отрицающему модусу (modus tollens) гипотетического силлогизма, от отрицания следствия к отрицанию основания, который является законом логики и дает достоверные выводы.

Таким образом, единственный факт, противоречащий версии, способен ее опровергнуть, но подтверждение фактов, вытекающих из версии, как бы их ни было много, не доказывают ее истинности. Именно поэтому возможны мнения о том, что вывод суда о виновности лица в совершении преступления является только в высокой степени вероятными.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы