Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Культура. Религия. Толерантность. Культурология

Христианство в России: культурное единство и культурное

многообразие

Современное русское православие

Принадлежность к православной, Восточно-кафолической церкви объединяет христианские народы Восточной и Юго-Восточной Европы, стран Азии и Африки.

В этническом отношении Восточная церковь состоит, по преимуществу, из греческого и славянских народов. В настоящее время православие представлено рядом автокефальных (самостоятельных) церквей: Константинопольской, Александрийской, Антиохийской (Сирия, Ливан), Иерусалимской, Русской, Грузинской, Сербской, Болгарской, Кипрской, Элладской (греческая), Польской, Румынской, Чехословацкой, Американской и др. Есть и автономные православные церкви (например, Японская). Константинопольский патриархат считается вселенским, но у него нет права вмешиваться в деятельность других национальных церквей. Благодаря этому народы, принявшие православие, не попадали в условия жесткой культурной унификации и политической зависимости, какую диктовал католический Рим. Богослужение на национальном языке способствовало развитию их национальной культуры. Общими для всех православных церквей являются вероучение, культ и церковный канон.

Русская православная церковь (РПЦ; также Московский патриархат — другое официальное наименование) — автокефальная поместная православная церковь, занимающая пятое место в диптихе автокефальных поместных церквей. Рассматривает себя в качестве единственной канонически легитимной православной административно независимой церкви на территории бывшего СССР, исключая Грузию (в границах Грузинской ССР) и Армению, и считает себя единственно законным преемником поместной Русской православной церкви, Русской православной церкви и Киевской митрополии в составе Константинопольского патриархата.

Существенная исторически беспрецедентная особенность положения РПЦ после 1991 г. — транснациональный характер ее исключительной юрисдикции в пределах бывшего СССР (без Грузии): впервые за всю историю своего бытия Московский патриархат полагает своей «канонической территорией» (термин был введен в оборот в 1989 г.) территорию множества суверенных и независимых государств. Как следствие, ее административно-канонические подразделения, находясь в разных странах, функционируют в весьма различных государственно-правовых, общественно-политических и конфессионально-культурных условиях. В результате с начала 1990-х гг. сохраняется канонически ненормальная ситуация параллельных юрисдикций (или расколов) на Украине, в Эстонии и Молдавии (Украинская православная церковь Московского патриархата, Украинская православная церковь Киевского патриархата, Украинская автокефальная православная церковь; Эстонская апостольская православная церковь; Бессарабская митрополия). Крупнейшее религиозное объединение в РФ, на Украине, в Белоруссии, Молдавии. Канонические подразделения, находящиеся на территории иных, нежели РФ, государств, могут быть зарегистрированы в качестве самостоятельных юридических лиц под иными названиями в соответствии с действующим в каждой стране законодательством. Основанием своего устройства и деятельности современное православие полагает, как и ранее, заповеди, содержащиеся в Священном Писании, а также Священное Предание. Последнее включает каноны, литургические тексты, творения Отцов Церкви, Жития Святых, а также обычаи церкви.

Наименование «Русская православная церковь» было принято как официальное, признанное государством осенью 1943 г., но без наделения статусом юридического лица. Последний был получен в полном объеме 30 мая 1991 г. на основании Закона СССР от 1 октября 1990 г. «О свободе совести и религиозных организациях» при регистрации Министерством юстиции РСФСР Гражданского устава Русской православной церкви.

Некоторые календарно-литургические особенности современного православия

Русская православная церковь придерживается в литургической жизни Юлианского счисления времени и Александрийской Пасхалии для исчисления дня празднования Пасхи. В богослужении с конца XIV в. действует Устав Иерусалимской церкви. Основной литургический язык — церковнославянский. В XIX в. всеобщее распространение в приходской практике получило партесное пение, почти вышел из обихода знаменный распев. К концу синодального периода в литургической и пастырской практике сложился ряд отличительных особенностей, утвердившихся в XX в.: служение вечерни, утрени и Первого часа в рамках единой службы, совершаемой вечером, фактическая отмена малого повечерия, обязательная исповедь для причастников непосредственно перед принятием Святых Тайн или накануне.

Русская православная церковь в современном медиапространстве

Русская православная церковь всегда уделяла большое внимание печатному слову. В 1821 г. Санкт-Петербургская духовная академия первой начала издавать богословский журнал «Христианское чтение». Первым популярным и общедоступным изданием стал еженедельник «Воскресное чтение», который вышел в свет в 1837 г. в Киевской духовной академии. Во второй половине XIX — начале XX в. помимо академических появилось много других богословско-публицистических журналов: «Богословский вестник», «Вера и разум», «Церковный вестник» и др. В них наряду с богословскими статьями публиковались проповеди, обозрения текущих событий в православии и инославном мире, критика и библиография текущих книжных и журнальных публикаций, очерки о церковных деятелях, жизнеописания подвижников благочестия, рассказы из церковного быта и стихи духовного содержания. Однако все эти православные периодические издания прекратили свое существование в течение первых пяти лет советской власти. Единственным периодическим изданием Русской православной церкви в советский период истории был «Журнал Московской патриархии», издаваемый с 1931 г. С началом перестройки в 1989 г. в Издательском отделе Московского патриархата возникла одна из первых церковных газет — «Московский Церковный вестник».

Сейчас все средства массовой информации, освещающие деятельность Русской православной церкви Московского патриархата (далее РПЦ МП), исследователи разделяют на две (конфессиональные православные и светские) или на три категории[1] [2]:

1) светская пресса, интересующаяся жизнью РПЦ;

2) частные православные издания;

3) собственные информационные ресурсы РПЦ, получившие гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской православной церкви».

В 2000-х гг. наступил расцвет православной прессы, стали появляться епархиальные газеты, православные журналы для молодежи, женщин, детей .

В каждой из этих категорий СМИ присутствуют печатные издания (газеты и журналы), телерадиопрограммы, интернет-порталы и сайты.

Светская пресса, интересующаяся жизнью церкви

СМИ в силу широты охвата населения во многом формируют отношение граждан РФ к православию. Сегодня единственный научно-теоретический религиоведческий журнал в Российской Федерации — это издаваемый с 2001 г. Амурским государственным университетом (г. Благовещенск), Объединением исследователей религии (г. Москва) при участии философских факультетов Московского и Санкт-Петербургского государственных университетов журнал «Религиоведение», где анализируются исторические, богословско-философские, социологические и другие аспекты бытия РПЦ. При этом разные стороны жизни церкви, государственно-конфессиональные отношения находят отражение и в других научных журналах: «Социс», «Полис», «Общественные науки и современность», «Власть» и др., — рассчитанных на профильных специалистов, представляющих различные отрасли гуманитарного знания.

Единственной в России газетой, постоянно освещающей религиознообщественную жизнь в стране и за рубежом, является тематическое приложение к «Независимой газете» «НГ-Религии». Специализированная полоса, посвященная религиозным проблемам, в «НГ» существует с 1996 г. С 1997 г. появилось по проекту его первого редактора М.Л. Шевченко отдельное тематическое приложение, теперь оно выходит два раза в месяц (в первую и третью среду). Девиз издания: «Нет ничего в религии, чего бы ни было в жизни». Издание предлагает читателям актуальную информацию о взаимоотношениях религиозных организаций и государства и межконфессиональном диалоге. Немало материалов тематического приложения обращено к истории и современному состоянию Русской православной церкви, ее роли в российских и глобальных общественно-политических и культурных процессах.

Неуклонный рост числа православных приходов в последнее двадцатилетие, увеличение значимости Русской православной церкви в общественной и культурной жизни страны и ее граждан привели к тому, что во многих светских газетах и журналах появились постоянные обозреватели церковных проблем и даже отделы и специальные приложения, посвященные религии. Статьи, затрагивающие православную религию, деятельность Церкви и ее иерархов, интервью со священнослужителями, отзывы лидеров других конфессий на православные инициативы и действия, представителей центральной и региональной власти и общественности регулярно встречаются в любых средствах массовой информации[3].

Например, мониторинг[4] средств массовой информации Приволжского федерального округа, проведенный С.В. Старцевой, выявил, что региональные СМИ ПФО рассматривают такие аспекты деятельности Русской православной церкви, как:

1) обрядовые и ритуальные — православные праздники и поклонение религиозным святыням;

2) хозяйственные — восстановление храмов, подготовка к праздникам;

3) общецерковные организационные вопросы — деятельность иерархов церкви, патриарха, принятие различных церковных документов;

4) социальные — религиозное образование, военное и тюремное служение;

5) политические — помощь властей различного уровня в восстановлении полноценной церковной жизни;

6) нравственные — осуждение абортов, убийств священников, критика пропаганды насилия и безнравственности в СМИ, осуждение экстремизма и религиозной нетерпимости, отношение к другим религиям;

7) культурные — православное воспитание, искусство, организация выставок, знакомство с православной культурой и ее продвижение.

Как видно на основании мониторинга, представление о православии в светских СМИ во многом формируется исходя из его внешней, ритуальной составляющей, в которой наиважнейшее место отводится праздникам и святыням. При рассмотрении всех мероприятий православной церкви подчеркивается массовость всего происходящего, большое количество верующих. Часто на страницах СМИ православные священники объясняют смысл праздников и традиций, обращаются с поздравлениями к населению, а журналисты подробно описывают состоявшиеся службы. Большинство региональных руководителей и представителей властной элиты посещают подобные мероприятия, что особо подчеркивается в СМИ[5]. Широкое освещение в СМИ получило участие региональных властей в подготовке празднования 300-летия Саровской пустыни или Александровских дней. Социологи отмечают: далеко не все статьи, посвященные деятельности РПЦ, имеют нейтральную тональность — встречаются и положительные, и критические отзывы, «однако статей с резкой критикой православия в СМИ встречается немного, большинство авторов публикаций лояльны по отношению к РПЦ»[6]. Благожелательность по отношению к православию характерна как для печатных СМИ других регионов, так и для центральных изданий, такое настроение в целом распространяется и на телерадиовещание.

Следует сказать, что светское телерадиовещание в освещении проблематики, связанной с православием, пошла по пути предоставления эфирного времени в государственном вещании самим представителям церкви, являющимся масштабными публичными фигурами: патриарху Кириллу (Гундяеву), главе Отдела внешних церковных связей митрополиту Иллариону (Алфееву), председателю Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерею Всеволоду Чаплину, протодиакону Андрею Кураеву и другим, которые дают комментарии по тем или иным общественным и церковным событиям, отвечают на вопросы. Специальных передач, которые были бы посвящены истории религии, давали бы экспертные оценки событий в православии со стороны научного сообщества, нет. Хотя в эфире разных телеканалов («Культура», «РЕН-ТВ», «5 канал», «ТВ-Центр») иногда бывают научно-популярные фильмы и передачи по истории православия, взаимоотношениям церкви, государства и общества.

Интернет в этом отношении богаче. В Интернете религиоведческая проблематика, социология и история религии приобретают мировоззренческое, общественно-политическое звучание, где спектр мнений светских внецерковных авторов весьма разнообразен, не говоря уже о конфессиональных мнениях и течениях мысли. Следует заметить, что специализированного светского сайта, отражающего историю и современное состояние православия в мире и деятельность Русской православной церкви, нет, их актуальное бытие освещается в контексте государственно-конфессиональных отношений и общего анализа религиозной ситуации. Мониторинг религиозной ситуации в стране, в том числе и оперативный анализ деятельности Русской православной церкви, новости различных конфессий — предмет интереса следующих сайтов:

— информационно-аналитический центр «Сова» (http://www.sova-center.ru), основанный в октябре 2002 г. группой сотрудников Информационно-исследовательского центра «Панорама» и Московской Хельсинкской группы;

— Славянский правовой центр (http://www.sclj.ru);

— портал «Кредо.ру» (http://www.portal-credo.ru);

— сайт центра религиоведческих исследований «РелигиоПолис» (http://www.religiopolis.org/);

— «Мир религии» (http://www.religio.ru);

— «Новотека-Общество-Религия» (http://www.novoteka.ni/r/Society/Religion);

— Грани.Ру Религия (http://grani.ru/Society/Religion);

— Правда.Ру Религия (http://www.pravda.rn) и др.

Интерес к православию чрезвычайно высок и в блогах, «Яндекс» выдает 9 млн ответов при запросе «Православие, живые журналы». Здесь полемические мнения обращены как к истории и православным традициям и обрядам, так и к острым вопросам взаимоотношений церкви и общества, церкви и власти, церкви и бизнеса, с ней связанного. Активно обсуждаются вопросы, связанные с православием, и в социальных сетях. Спектр публикаций включает разнообразные стороны жизни церкви, их тон — от благожелательных и апологетических до резко критических. Критический анализ событий, связанных с современным состоянием православия, деятельностью патриарха, Синода, глав епархий, для интернет-ресурсов характерен более, чем для печатных СМИ и теле- и радиопередач. Интернет высказывает суждения, менее зависимые от позиций центральных и местных властей, ибо теоретически каждый гражданин может создавать в Интернете собственные информационные ресурсы и предметом гласности становятся мнения и суждения отдельных групп, страт и лиц, не связанных с медиаиндустрией и властью. Возможно, это одна из причин попыток Церкви поставить Интернет под контроль, ввести цензуру.

Частные православные издания

Частные православные издания значительно отличаются от официальных церковных СМИ. К подобным СМИ можно отнести такие газеты и журналы, как «Православная беседа», «Русь державная», «Русский дом», «Десятина», «Православная Москва», «Татьянин день», «Православный Санкт-Петербург» и многие другие. Обычно издателями частных православных СМИ выступают инициативные группы православных мирян, благотворительные и общественные фонды, приходские общины. Эти СМИ борются за читателей, привлекая их интересными злободневными темами: материалами о сектах, наркомании, игромании, алкоголизме, венерических заболеваниях, а также рассуждениями о виртуальной любви и раннем материнстве, современном искусстве и кино, интервью со знаменитостями, яркими и интересными фотографиями (например, журнал «Православная беседа» наполнен крупными цветными фотографиями). Связывает эти материалы то, что в них отражается православная точка зрения на затрагиваемые вопросы. Невоцер-ковленными людьми, далекими от церкви, эти СМИ не востребованы, так как в статьях постоянно проскальзывают нотки нравоучений и призывы к изменению своего образа жизни, что раздражает современного человека, который в свою очередь сам видит огромное количество недостатков у РПЦ. В этих СМИ, так же как и в официальных церковных изданиях, никогда не встретишь критики РПЦ в свой собственный адрес. Частную православную прессу можно купить в обычных газетных ларьках. Тиражи ее в среднем от 5 до 25 тыс. экз. в зависимости от территории распространения. Журналы для привлечения большей аудитории часто печатаются на глянцевой бумаге и в полном цвете.

В этой же сфере работают и частные православные книжные издательства, выпускающие православную литературу. Эти издательства всегда широко представлены на выставке, сопровождающей Московские рождественские образовательные чтения. У них богатый и разнообразный ассортимент от канонической литературы и нравоучительных сказок для детей до серьезных теологических или научных изданий, посвященных христианству. Существует Ассоциация книжных издательств и торговых организаций «Православная книга» (Исполнительный директор А.С. Головин), занимающая более 25 % рынка православной книги в России ( http://www.pravizdateli.rn).

Русская православная церковь построена по иерархическому принципу, и в ней, строго говоря, не может быть частных или независимых от священноначалия изданий. «Газету нельзя считать православной, если на ее издание не было дано благословения Святейшего Патриарха или правящего архиерея»[7], — подчеркивал в докладе «Средства массовой информации РПЦ на пороге третьего тысячелетия» на Конгрессе православной прессы председатель Издательского совета Московского патриархата архиепископ Бронницкий Тихон (Емельянов). Издания, объявляющие себя «независимыми» и выступающие ревнителями православия, по мнению представителей епископата, подтвержденному примерами из истории, чаще всего скатываются к раскольнической деятельности против Церкви. Поэтому в полном смысле церковными можно назвать лишь те издания, которые учреждены официальными структурами Русской православной церкви — Патриархией, Синодальными учреждениями, монастырями, приходами, и именно они должны определять редакционную политику. Таково мнение священноначалия, вполне согласованное с историей православия в последние три века. Частные богословские мнения допустимы, но они не должны присутствовать в частных православных изданиях, а должны быть одобрены священноначалием, освещены авторитетом Святых Отцов и пр.

Собственные информационные ресурсы РПЦ МП

На сегодняшний день существует более 150 православных изданий, получивших гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской православной церкви». Наиболее известные печатные СМИ из этого списка: «Журнал Московской Патриархии», журнал «Альфа и Омега», православный журнал для сомневающихся «Фома», журнал «Московские епархиальные ведомости»; газета «Церковный вестник».

Список официальных телевизионных СМИ, освещающих жизнь церкви, значительно меньше. Самая известная православная телепередача — еженедельная «Слово пастыря» — выходит на Первом канале (ранее ОРТ) с 1994 г., ее ведет патриарх Кирилл (Гундяев), ранее бывший председателем Отдела внешних церковных связей. На канале «Россия 24» с 2009 г. также еженедельно выходит передача «Церковь и мир».

Автором и ведущим этого телепроекта является председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Илларион (Алфеев) (http://hilarion.ru/ churchworld), а соведущим — обозреватель ВГТРК Иван Семенов. Программа «Церковь и мир» строится на основе вопросов, которые поступают через Интернет. Митрополит Волоколамский Илларион и Семенов обсуждают злободневные вопросы, касающиеся жизни Церкви, и отвечают на вопросы зрителей. В целом стиль митрополита Иллариона отличают лояльность при ответе на любые вопросы, отсутствие назидательности.

Есть ряд региональных телевизионных СМИ: видеопрограмма «Православное Подмосковье» (Москва), телепрограмма «Вестник Православия» (Санкт-Петербург), видеопрограмма «Время истины» (Ростов-на-Дону) и др. С июля 2005 г. в пакете НТВ+ работает спутниковый телеканал «Спас», проект известного телепродюсера Ивана Демидова, созданный при поддержке группы православных бизнесменов. Необходимо отметить телевизионную студию «Неофит», созданную при московском Свято-Даниловом монастыре, которая ведет миссионерскую деятельность на всех центральных каналах российского телевидения как через документальные фильмы, например «Лето Господне», так и через циклы передач культурно-просветительской направленности: «Православная энциклопедия», «Дело житейское», «Спешите делать добро», «Святыни христианского мира», «Библейский сюжет» и др. Все передачи телестудии «Неофит» насыщены богатым историческим материалом, который дает зрителям знания о православной культуре, обычаях, обрядах. Существует и ряд епархиальных кабельных телеканалов.

На радиоволнах РПЦ представлена радио «Радонеж», работающим с 1991 г. и вещающим на Россию, Украину, Беларусь, Молдову, Европу, Северную и Южную Америку. С 2000 г. «Радонеж» можно слушать и в Интернете. В основном эфир заполнен лекциями и проповедями известных священнослужителей, рассказами о православных праздниках и святынях, новостями и музыкой.

В Интернете РПЦ представлена шире всего. «Яндекс» выдает в разное время от 41 до 53 млн ответов на запрос «православный сайт» йот 23 до 31 млн ответов на запрос «Русская православная церковь». Существует даже специальный Каталог православных ресурсов сети Интернет «Православное христианство.ги»

(http://www.hristianstvo.ru/massmedia/ magazines). РПЦ активно использует все наработки и технологические возможности всемирной Сети, чтобы общаться с населением «своей» канонической территории и вести миссионерскую деятельность. В Интернете есть как официальные сайты Московского патриархата, так и сайты, созданные священниками и обычными православными пользователями. В Сети можно встретить интернет-проекты синодальных учреждений, епархий и епархиальных отделов, монастырей, благочиний и других церковных структур.

Из крупных и посещаемых православных сайтов можно назвать сайт «Православие.ш» (http://www.pravoslavie.rn). Сайт создан 1 января 2000 г. и поддерживается редакцией интернет-проектов московского Сретенского монастыря по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Основные разделы портала: новости о православии со всего мира, аналитическое обозрение, интернет-журнал, гость сайта. Посещаемость сайта — около полумиллиона адресов в месяц. По статистике это самый читаемый религиозный ресурс Рунета, входящий также в пятерку наиболее цитируемых ресурсов раздела «Общество».

Свежие новости о жизни РПЦ можно найти на официальном сайте Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (http://www.mospat.ru) и на сайте пресс-службы Московского патриархата (http://www.patriarchia.ru). На этих сайтах находятся отчеты о ежедневной деятельности патриарха, международные новости, связанные с РПЦ, а также основополагающие церковные документы. Новостные ленты представляют порталы церковно-научного центра «Православная энциклопедия» «Седмица.ру» (http://www.sedmitza.ru) и Санкт-Петербургское информационное агентство «Русская линия» (www.rusk.ru).

Стоит упомянуть и сайт «Православие и мир» (http://www.pravmir.ru), который является мультимедийным интернет-порталом о православии и жизни общества. Он был создан в 2004 г. как приходской сайт храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря. Вскоре он стал популярным интернет-ресурсом, его аудитория включающей как воцерковленных православных христиан, так и неверующих и сомневающихся. Портал два раза входил в «народную десятку» самых популярных сайтов Рунета по версии «Премии Рунета». По состоянию на август 2011 г. суммарная аудитория портала — около 400 тыс. посетителей в месяц. Посещаемость сайта превышает 20 тыс. хостов в день[8].

Благотворительность и социальное служение РПЦ представлены в Сети ресурсом «Милосердие.ру» (www.miloserdie.ru). Этот сайт тесно связан с журналом «Нескучный сад».

Почти все крупные православные сайты имеют свои странички в популярных социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники»

и РасеЬоок. В этих соцсетях можно найти отдельные странички священнослужителей, открытые и закрытые группы при приходах, общественных православных объединениях или отдельно взятых храмах, где православные участники общаются, читают новости РПЦ, рассказывают о себе, делятся фотографиями. Такие странички всегда сопровождаются подпиской на новости и обновления, а иногда и зитз-рассылкой цитат из Библии или кратких новостей. Журнал «Фома», как и другие православные печатные издания, помимо своего сайта также имеет и страничку в «ВКонтакте», которую читают почти 8 тыс. 500 подписчиков. Есть также сайт http://predanie.ru, где собран большой архив ви-деозаписеи православных передач, репортажей о церкви, а также аудиоверсии книг о духовной жизни. Интересен и сайт, принадлежащий Синодальному отделу Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями (http://www.pobeda.rn), здесь можно найти информацию о тюремном служении, материалы об истории военного духовенства.

В октябре 2010 г. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл благословил открытие собственного канала Русской православной церкви на видеохостинге YouTube. «Мы делаем это только для того, чтобы приблизить к жизни современного, особенно молодого, человека слово Божие, божественную мудрость, божественный закон, который является законом жизни», — сказал Патриарх. Он также выразил надежду, что те, кто посмотрит видеоматериалы на канале РПЦ, «почувствуют интерес к жизни церкви».

Большинство православных сайтов, благодаря жесткому контролю сообщений от пользователей, выглядят крайне «прилизанными», что создает эффект однобокости общения. Пользователь вроде бы может комментировать новости, но любая критика будет удаляться. Вообще РПЦ и ее деятельность является довольно популярной темой для интернет-сообщества. Пользователи Интернета выражают как позитивные, так и негативные точки зрения на активность РПЦ. Церковь же, предпочитая, тем не менее, игнорировать критику в свой адрес, ищет новые технологические, а не духовные и идейные пути сближения с населением. Буквально взорвала Интернет акция феминистской панк-группы Pussy Riot, исполнившей 21 февраля 2012 г. в столичном храме Христа Спасителя «панк-молебен» «Богородица, Путина прогони...». В Яндексе содержится 2 млн комментариев на эту акцию, в поисковой системе Google по этому поводу появилось около 1,5 млн комментариев. В недавнем опросе Левада-Центра мнения россиян о протестной акции Pussy Riot распределились так: относительное большинство (46 % опрошенных) назвали назначенное участницам наказание «адекватным», 35 % — «чрезмерным», а 9 % сочли, что подобные поступки «вообще не должны преследоваться в уголовном порядке». Чтобы понять, что стоит за таким распределением оценок, полезно знать: внимание к произошедшему инциденту

в московском храме (точнее — к сообщениям центрального телевидения об этом) проявили не больше трети взрослого населения страны. Преобладающая их часть «наслышана» об этом, но не более того. «Внимательно следят за развитием событий» всего лишь 4 % россиян. Степень поляризации мнений все же высока и показывает значительную конфликтоген-ность российского общества, особенно в оценках роли и значения в современном обществе Русской православной церкви, ее прочных связей с государственной властью.

В декабре 2011г. Управление делами Московской патриархии и Синодальный информационный отдел разработали «Стандарт присутствия епархий Русской Православной Церкви в Интернете». По «Стандарту» официальный сайт епархии должен быть главным веб-узлом, на котором размещаются материалы о церковной жизни данной епархии. Оптимальным вариантом организации портала епархии патриархат считает принцип «корпоративного сайта», где должна быть представлена полная информация о епархии, ее проектах, событиях и т.д.

В целом же РПЦ выступает за ужесточение ответственности сетевых СМИ, так как свобода размещения информации в Интернете делает россиян «особенно уязвимыми для манипуляции сознанием». Анонимность в Интернете представляет угрозу обществу — об этом заявил «Интерфаксу» глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

Социально-политическая и культурная стратегия современного православия

После изменения публично-правового статуса Русской православной церкви в результате революции 1917 г. и до 60-х гг. XX в. ведущей позицией православия в социально-политической и культурной сфере была позиция социальной нейтральности. В 60—70-е гг. официальной доктриной церкви становится «коммунистическое христианство». В числе ее создателей были такие видные церковно-богословские деятели, как профессор-протоиерей В.М. Боровой (ныне протопресвитер), митрополит Никодим (Ротов), профессор-протоиерей Л. Воронов, профессор богословия Н.А. Заболотский и др. Разрабатывалась и была основной в православии эта теория с 60-х гг. до середины 80-х гг., ее органическими частями были: «Социальная этика», «Богословие революции», «Богословие мира».

«Социальная этика» утверждала, что христианство не разъединяет личность с обществом, следовательно, спасти себя можно, только спасая других. Для спасения себя и окружающих православный христианин должен заниматься общественно-полезной деятельностью.

В рамках «Богословия революции» богословы этого периода выдвинули следующее положение: Христос считал, что мир может развиваться как эволюционным, так и революционным путем. Создатель утверждал: «Творю все новое», то есть революция, таким образом, может считаться богоугодным актом, а социалистический образ жизни должен быть признан как подлинно христианский.

«Богословие мира»: человек ныне, как и во все времена, живет в двух отношениях. Первое, определяющее, отношение человека к Богу, второе, подчиненное, отношение человека к людям. Именно поэтому религиозная деятельность есть эффективное средство сплочения и установления мира в обществе. И не только в обществе, но и мира во всем мире.

С начала перестроечных изменений доктрина «христианского коммунизма» стала подвергаться негативным оценкам как внутри церкви, так и вне ее. Было объявлено, что выработка данной теории не является отражением сущности православия, а навязывалась ему извне, вырабатывалась под влиянием тоталитарного социализма. С подобными категорическими утверждениями вряд ли можно согласиться. Как заметил один из крупнейших советских знатоков церкви П.К. Курочкин, «субъективные намерения церковников, как искренние, так и приспособленческие, в конечном счете, выражают объективную логику событий, в орбите которых оказалось православие»[9].

После 1985 г. Русская православная церковь в связи с критикой «коммунистического христианства» осталась без идеологической доктрины. Новую социальную доктрину Церкви пришлось вырабатывать в сложных, быстро меняющихся условиях. И то, что она в основных чертах была заявлена к началу 90-х гг., свидетельствует как о гибкости и жизнеспособности церкви, так и о многогранности накопленного ею богословско-философского багажа. Среди творцов новой социальной доктрины церкви Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Редигер), митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл (Гундяев), митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев), богословы прот. В. Боровой, прот. И. Экономцев, проф. А.И. Осипов и др.

Богословие говорит о своих принципах отношения к обществу и прежде всего оговаривается, что церковь — не политическая партия, она собирает в своей ограде людей с различными взглядами, но едиными по вере своей. Таким образом, у церкви не может быть однолинейной, однозначной доктрины.

Отсюда основной принцип в социальном истолковании православия — опора на духовные традиции и православные ценности. Это всегда было присуще церкви, но в новых исторических условиях получило небывалую остроту и значимость. Из жизни ушли прежние идеологические и нравственные ориентиры, но человек во все времена нуждается в идеалах и нравственных основах — ими и являются национальные традиции. Отсюда и призыв митрополита Питирима (Нечаева): «Настало время объективно оценить возможности религиозного мировоззрения как конституирующего фактора в процессе экономического и общественно-культурного развития»[10]. Опора на духовные традиции и православные ценности — основной постулат критериев оценки общества. Капитализм, так же как и тоталитарный социализм, не могут рассматриваться как идеальные устройства (модели) общества. Необходим поиск третьего пути, своеобразного пути России.

В обществе, за которое выступает Русская православная церковь, должен быть обеспечен приоритет духовных ценностей над материальными. Материальные ценности — это средство для развития духовных, общество потребления ведет к нравственной деградации человека. Вот почему современные православные богословы активно выступают против массовой и псевдокультуры, за сохранение национальной культуры.

В обществе должны быть созданы механизмы передачи национальных ценностей и традиций из поколения в поколение. Создавая новое общество, необходимо обеспечить в нем гармоничное сочетание личности и социума. Для западных индустриальных обществ характерен индивидуализм, тоталитарному социализму присуще полное растворение личности в коллективе, коллективный диктат над личностью. Гармоничное общество может быть основано на доктрине соборности. Соборность понимается как единство во множестве — это единство людей по вере Родины, но с сохранением индивидуальности человека.

Эти принципы были приняты за основу разработки «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», принятой на юбилейном Архиерейском соборе в августе 2000 г.

В «Основах...» рассматривается широкий круг проблем; среди ее разделов — церковь и нация; церковь и государство; христианская этика и светское право; церковь и политика; труд и его плоды; собственность; война и мир; преступность, наказание, исправление; вопросы личной, семейной и общественной нравственности; здоровье личности и народа; проблемы биоэтики; церковь и проблемы экологии; светские культура, наука, образование; церковь и светские средства массовой информации; международные отношения; проблемы глобализации и секуляризации.

Этот документ, систематически излагающий ряд новых вопросов, дающий новое понимание традиционных проблем, — значительное явление не только для РПЦ, но и для всего вселенского православия.

Разумеется, положения концепции не обязательны для других автокефальных православных церквей (хотя могут служить для них определенным примером), они рассчитаны на верующих, окормляемых Московским патриархатом. Неизбежную для всех интернациональных документов антиномию между отечественным и международным опытом авторы пытаются преодолеть, используя обобщенные представления, что отдаляет от реальности. Это богословский документ, который все явления общественной жизни связывает с божественным началом.

Социальный резонанс этого документа, его место в общественном сознании и политической практике зависят от того, насколько реалистично отображено в нем место религии в современном мире. Российское общество, находясь в состоянии трансформации, модернизации, нуждается в том, чтобы этот процесс осуществлялся с учетом особенностей его истории, его культуры. Теперь православная церковь, опираясь на исконные нравственные духовные ценности значительной части нашего народа, стремится дать ответы на злободневные социальные вопросы, призванные обеспечить материальное и духовное благосостояние народа и способствовать прогрессу в разных сферах общественной жизни.

Исторические основания для подобной деятельности РПЦ есть. Традиция обмирщенности православия, его внекультовое социальное служение — одна из устойчивых доминант отечественной цивилизации. В исторической памяти запечатлена патриотическая деятельность церкви в кризисные и переломные периоды, направленная на консолидацию и политическую мобилизацию, на обеспечение цивилизационной идентичности. Это утверждение самобытной системы духовных ценностей: идеи справедливости, любви к ближнему, готовности помочь слабому, верховенства нравственных норм.

Немаловажно, что в современных условиях социальной и идеологической дезинтеграции концепция ратует за диалог всех людей независимо от их мировоззренческих позиций. Из содержания документа следует, что позитивные, благотворные для народа действия со стороны светских людей, даже если они не идентифицируют себя с христианской верой, также являются богоугодными. В нем содержатся призывы к соработничеству, сотрудничеству в разных сферах — от сохранения культурного наследия, природной среды до защиты нравственности. Подобные приглашения к взаимному сотрудничеству приверженцев различных мировоззрений говорят о его общенациональной направленности.

Примечательно, что «Основы социальной концепции РПЦ» изложены в целом хорошим современным русским языком, что в наше время большая редкость. Когда в печати, на радио, телевидении превалирует неграмотная речь, проблема русского языка перестает быть чисто языковой, сугубо филологической, она превращается в вопрос сохранения отечественной культуры.

Исходный методологический посыл документа — оправдать существование конфессиональной социальной доктрины в светском обществе. При признании светского государства и христианского принципа «кесарево — кесарю, Божие — Богу» вмешательство в мирскую жизнь, выдвижение и настаивание на реализации религиозных принципов и теорий общественной жизни обосновывается тем, что церковь при этом озабочена выполнением своей роли духовного наставника, сохранением нравственных устоев и норм. Она не стремится участвовать в мирской политике, но призвана формировать сознание своих последователей, чтобы их действия находились в гармонии с божественными законами. То есть церковь ставит в вопросах государственнополитических мораль выше права, а правовой нигилизм рассматривает как один из кратчайших путей к авторитаризму или клерикализму.

Когда при массовых опросах ставится вопрос: «Хотели бы Вы, чтобы общественная жизнь строилась на основе предписаний Церкви?» (то есть когда говорится о клерикальном варианте общественной жизни), подобная перспектива отвергается, в том числе и верующими. Клерикальную модель поддерживают только около 5 % православных, не говоря уже об исключительно отрицательном отношении к ней иноверцев, инославных и неверующих".

Стремление быть духовным руководителем, отождествляя при этом духовное и религиозное, объявляется церковью особенно необходимым

Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общественно-политической жизни современной России. М.: Научная книга, 2005. С. 283.

в наши дни, когда кризисное состояние российского общества сопровождается ощутимыми нравственными потерями, а распространение культа потребления порождает грубый эгоизм, бездушие, несправедливость, жестокость. Действительно, одним из факторов повышения религиозности в современной России является стремление преодолеть нравственный кризис, охвативший общество. Многие люди, не только верующие, стремятся преодолеть его, обращаясь к проповедуемым церковью общечеловеческим ценностям, идеям сострадания, милосердия, добра, внимания к другому человеку. Об этом свидетельствуют и результаты различных социологических опросов, в ходе которых выясняется, что нравственно-религиозные ценности положительно воспринимаются большинством опрошенных (около 70 %), независимо от их мировоззренческих позиций и конфессиональной принадлежности.

Вместе с тем отметим, что взгляд на исторический процесс, согласно которому морально-религиозные факторы являются первопричиной экономических, социально-политических и иных коллизий, а их разрешение возможно на путях духовного обновления и самоусовершенствования, справедлив отчасти. Духовное самоусовершенствование — бесконечный процесс для каждого человека. Обычно социальному кризису сопутствует нравственный, они взаимно питают друг друга. Ответ на вопрос о первопричине зависит от мировоззренческой ориентации каждого. Сторонники материалистического подхода видят комплекс причин кризисных явлений и считают, что преодоление материальных и политических предпосылок кризиса способствует созданию необходимых условий для преодоления морального кризиса.

Обосновав необходимость участия церкви в решении социальных задач, авторы «Основ...» сталкиваются с проблемой взаимоотношений с другими активными субъектами социальной политики. В первую очередь, это властные структуры, деятельность которых в самых различных сферах — экономической, социально-политической, духовнокультурной — обернулась в последнее время для многих людей, в том числе верующих, неисчислимыми бедствиями, ответственность за которые, разумеется, церковь не склонна в какой бы то ни было мере и форме разделять. Поэтому особый интерес представляет разработка РПЦ новой концепции подхода к государству, существующей власти.

«Основы социальной концепции РПЦ» утверждают идеальными для православия принципы государственного устройства абсолютной монархии Византии, с ее «симфонией» церкви и государства. Но идеальным ее воплощением признается монархия российская: «У русских государей, в отличие от византийских василевсов, было иное наследие. Поэтому, а также в силу других исторических причин, взаимоотношения церковной и государственной власти в русской древности были более гармоничными»™0. Демократическое правовое государство признается лишь как результат секуляризации, с которой по необходимости [11] приходится примириться: «Форма и методы правления во многом обуславливаются духовным и нравственным состоянием общества. Зная это, Церковь принимает соответствующий выбор людей или, по крайней мере, не противится ему»[6] [13].

Большая часть положений этого документа ничем принципиально не отличается от идеологии других консервативных христианских церквей, таких как Римско-католическая церковь, большинство баптистских и пятидесятнических церквей, а также лютеранские церкви, входящие в Международный лютеранский собор: это критика цивилизации потребительства и вседозволенности, защита традиционных семейных ценностей и т.д. Как отмечает С.Б. Филатов, «единственное, что существенно отличает, — это неприятие политической свободы и гражданских прав... РПЦ сейчас фактически является единственной крупной и влиятельной христианской церковью в мире, чуждой демократии и прав человека»™2.

После поиска оптимальной модели взаимоотношения с государством в XX в. РПЦ заявляет о необходимости дистанцироваться от любого государственного строя, существующих политических доктрин, конкретных общественных сил, в том числе находящихся у власти. Отказ от вовлеченности в политику выражается в подчеркивании нежелательности членства священнослужителей в политических партиях, движениях, блоках, прежде всего в тех, которые ведут предвыборную борьбу, в нецелесообразности участия священнослужителей в выборах в представительные органы в качестве кандидатов в депутаты. С одной стороны, это декларация независимости от государства как творения человеческого и изменчивого, с другой — путь отказа от евангелизации политики и создания в стране христианского политического движения или партий (по европейскому образцу), основывающихся на принципах христианской нравственности.

Церковь, исходя из своих традиционных позиций, законопослушна, лояльна по отношению к государству и готова сотрудничать с ним, но в «Основах...» заявлено, что эта лояльность имеет границы. В ряде случаев, когда, например, власть принуждает верующих к отступлению от Церкви, а также «к греховным, душевредным деяниям», Церковь может лишить государство своей поддержки и призвать своих чад к гражданскому неповиновению.

Отказ от поддержки каких-либо политических сил, от вмешательства в дела государства сочетается в «Основах...» с утверждением иных форм социальной активности, с рекомендациями взаимодействовать с властями разных уровней во имя всеобщего блага, особенно на поприще миротворчества, милосердия и благотворительности, решения социальных проблем, сохранения и развития культурного наследия, окружающей среды, заботы о семье, детях, общественной нравственности, патриотическом воспитании и др.

Одной из гуманистических характеристик социальной деятельности РПЦ, как и других христианских конфессий, да и всех мировых религий, является миротворчество, направленное в первую очередь на недопущение войны как зла. Война, как подчеркивают авторы «Основ...», может быть лишь, хотя и нежелательным, но вынужденным средством исключительно для защиты ближних и восстановления попранной справедливости. Церковь выступает против пропаганды войны, различных проявлений ненависти как в национальном, так и международном масштабе.

В «Основах...» серьезное внимание уделено теоретическому обоснованию миротворческой деятельности, осуждению насилия, от кого бы оно ни исходило, приверженности мирным способам разрешения споров, заботе о справедливом мире и благоденствии для всех страдающих от конфликтов людей, независимо от национальной и вероисповедной принадлежности. Именно этим идеям РПЦ следовала в последние годы. Они получили свое воплощение, например, в примиряющей посреднической позиции Московского патриархата в октябре 1993 г. в Москве, в деятельности по локализации и прекращению кровопролития в Чечне, Нагорном Карабахе, Югославии и других «горячих точках». Миротворческая деятельность РПЦ находит полное понимание и поддержку духовных лидеров других религий.

В «Основах...» в специальном разделе обстоятельно рассмотрены цивилизационные, технологические, нравственные аспекты экологических проблем.

Анализ содержания различных разделов «Основ социальной концепции РПЦ» показывает, что документ неровен, его разделы не в равной мере тщательно разработаны. Глубоко и квалифицированно, к примеру, разработаны вопросы политики, государства, права. С современных позиций изложены также проблемы биоэтики; затрагиваются не только традиционные вопросы психотерапии, алкоголизма, наркомании, абортов и т.д., но и новые явления, которых недавно не было: клонирование человека, генетическое тестирование, дородовая диагностика, трансплантология, фетальная терапия и т.д.

Вместе с тем в документе представлены и вопросы, недостаточно и не на современном уровне разработанные. Например, проблемы труда и собственности. Здесь все ограничивается традиционными трактовками, хотя жизнь внесла в эти проблемы много коррективов. На сферу и характер труда значительно влияют компьютеризация, информатизация, а собственность принимает сегодня новые формы — анонимные, неизвестные ранее групповые и т.д. В современной социальной доктрине католицизма, к примеру, проблемы собственности и труда разработаны более тщательно. В равной мере традиционно много внимания католицизм уделяет взаимоотношению труда и капитала, вопросам рабочего, профсоюзного движения, иным формам классового движения. В «Основах...» подобная тематика освещается слабо. Возможно, это связано как с тем, что в нашем обществе только начинается — после ряда десятилетий официально «бесконфликтного» социалистического строя — осмысление принципов справедливых отношении между капиталом и наемными работниками, так и с неразвитостью движений, выражающих интересы последних. Представляется, что актуализация подобной проблематики, в том числе в конфессиональных социальных теориях, — дело недалекого будущего. Тем более что и сами религиозные организации все больше занимаются предпринимательской и хозяйственной деятельностью.

«Основы...» обладают, на наш взгляд, следующим достоинством по сравнению с западными — католическими и протестантскими — трактовками. Последние объявляют частную собственность «естественным» и «богоугодным» базисом христианской жизни. Этот тезис утверждается в проповедях, печатных изданиях, переходит из одной папской энциклики в другую, что дает основание представителям левых движений подчеркивать буржуазный характер западно-христианских социальных доктрин. Авторы «Основ...» отошли от этой вовсе не обязательной для религии классовой позиции, выступив за существование многообразных форм собственности, резонно полагая, что «при каждой из них возможны как греховные явления — хищения, стяжательство, несправедливое распределение плодов труда, так и достойное, нравственно оправданное использование материальных благ».

Любой, даже самый развернутый документ социальной доктрины -светского или религиозного направления — нельзя рассматривать как окончательный ответ на актуальные вопросы эпохи. И дело не только в уровне квалификации авторов, естественной ограниченности их возможностей, но в развитии тех явлений и процессов, которые они стремятся анализировать. Именно в адекватном восприятии развивающейся действительности важный источник возможного совершенствования социальной доктрины.

Особо следует сказать и о важности привлечения мирян к рассмотрению вопросов, касающихся взаимоотношений общества и Церкви (кстати, проблема мирян, их роль в современной церковной организации сколько-нибудь развернуто не рассматривается в концепции). В русском православии есть емкое понятие «соборность», что в данном случае, пожалуй, адекватно широкому коллективному и многостороннему обсуждению и привлечению к разработке проблем сторонников различных взглядов, связанных как с исследованием самой социальной теории, так и с практической социальной деятельностью. Эти факторы не задействованы, об этом позволяет судить освещение в «Основах...» вопросов демократии, взаимоотношения принципа соборности и единоначалия в сфере социальной деятельности Церкви. В документе говорится о вопросах демократии в разных сферах жизнедеятельности современного общества, но что касается сферы социальной деятельности самой церковной организации, здесь заметен явный крен в пользу священноначалия.

В настоящее время для развития социального учения РПЦ, как и других религиозных организаций России, создались благоприятные условия. В стране законодательно обеспечены свобода совести и слова, возможность быть независимыми от официальных социальных взглядов, отвергать как левацкие, так и правые экстремистские концепции, имеется доступ к источникам мировой — светской и конфессиональной — общественной мысли, происходит бурное возрождение отечественных религиозных социально-философских концепций, российскими обществоведами активно разрабатывается широкий спектр социальных проблем, в том числе считавшихся ранее запретными, и т.д.

Некоторые выводы. Современное русское православие и культура межэтнического и межконфессионального диалога

Обратимся к вопросу о том, какое место в многообразном и разнородном конфессиональном пространстве России занимает Русская православная церковь, какова ее роль в этой ситуации и каково ее самочувствие в насыщенном иноконфессиональном окружении.

В силу особенностей исторического развития России, в силу наибольшей массовости своей базы православие занимает особое, преобладающее место в конфессиональном пространстве страны, которое никто и не пытается поставить под сомнение. Особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры признана законодателем в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 1997 г. Как уже отмечалось выше, православные религиозные объединения составляют более половины всех зарегистрированных религиозных объединений в стране. Православие, Русская православная церковь занимают сейчас доминирующее положение в СМИ, прежде всего в электронных. Широко развивается православное религиозное образование. Вместе с тем в Церкви, в кругах православной общественности постоянно высказывается тревога по поводу деятельности в стране других конфессий, особенно католицизма, многочисленных протестантских объединений и новых религиозных движений (НРД). Звучат обвинения их в прозелитизме, в посягательстве на каноническую территорию РПЦ, раздаются призывы к властям законодательно или административно запретить или ограничить деятельность соперничающих с РПЦ конфессий.

Следует признать, что конкуренция между конфессиями в борьбе за влияние на общество и за привлечение новой паствы существует и носит острый характер. Но иначе и быть не может. Общий процесс реформ социально-экономического и общественно-политического устройства России, демократизация законодательства и всего строя общественной жизни не могли не коснуться и религиозной сферы: не может быть рынка товаров без рынка идей. В России сложилась ситуация религиозной свободы, которая ставит каждого россиянина, имеющего религиозные потребности, особенно из числа впервые обращающихся к вере, в ситуацию непростого выбора, а церкви и другие религиозные организации — в ситуацию жесткой конкуренции за привлечение этих людей к себе. И тут оказалось, что не все церкви готовы к этому. Не готова оказалась в первую очередь православная церковь. Она веками проводила свое вероучение в массы, опираясь на поддержку государства, которое всеми мерами подавляло ее конкурентов. Но теперь по закону, отделившему религиозные организации от государства, и по демократическим нормам современного цивилизованного мира она такой поддержки лишилась. И к тому же за годы политики государственного атеизма она утратила опыт и навыки миссионерской деятельности в различных группах населения. В то же время протестантские объединения именно за годы подавления и преследования накопили богатый опыт миссионерства, который в условиях свободы сразу стал приносить им свои плоды.

Но проблема для Русской православной церкви заключается вовсе не в конкуренции со стороны других конфессий и особенно со стороны западных миссионеров и НРД. Возможности и степень влияния последних сильно преувеличиваются церковными публицистами и СМИ. РПЦ пока сильно отстает в богословском осмыслении и в практическом (пастырском, миссионерском) освоении новых социальных реалий и места в них Церкви, в предложении обществу четко разработанной позитивной программы духовного возрождения и выхода из затяжного кризиса. Позитивное утверждение православия, его идеалов и достоинств на практике часто подменяется борьбой с другими конфессиями, ожесточенной полемикой с ними, желанием во что бы то ни стало дискредитировать своих оппонентов-конкурентов. То есть позитивная идентификация православного христианина (чем его вера лучше других) подменяется идентификацией негативной (чем другие вероисповедания хуже). Из психологии известно, что негативная идентификация всегда ведет к росту напряженности и конфликтам. Между тем православие — в силу богатого нравственного содержания своего вероучения и в силу своих исторических заслуг перед российским обществом — имеет все возможности для открытого диалога и достойной полемики с другими христианскими и нехристианскими конфессиями.

Произошло возвращение Церкви в общество, точнее возвращение ей достойного места в обществе. Многие представители РПЦ — священнослужители, церковные публицисты, люди из кругов православной интеллигенции — высказываются в том духе, чтобы это место и положение Церкви были такими же, как когда-то, т.е. до советского периода нашей истории. Но такое вряд ли возможно. То время, то общество ушли в прошлое безвозвратно. Церковь была «вытолкнута» из одного общества, а возвращается в другое. Возрождающаяся Церковь живет сегодня в ином обществе, чем оно было несколько десятилетий или век назад, иной России и мире. Это уже не крестьянская неграмотная Россия — бывшая основная часть паствы и массовая опора православной церкви. Ныне — это урбанизированное индустриальное общество, и основная часть паствы сегодня — горожане, в массе своей люди с высоким уровнем образования. А все прошлые наработки церкви относительно организации приходской жизни касались главным образом села. И прошлое миссионерство было направлено в основном на сельское население, в том числе так называемое инородческое.

Новое общество — общество информационное. В эпоху глобальной информатизации уже нельзя жить замкнутым мирком, даже если этот «мирок» размером с империю. Все, что делается в мире, в том числе в религиозной сфере, получает отражение у нас. Все, что делается у нас, немедленно становится известным в мире и получает там реакцию. Пространство России стало таким же прозрачным для распространения религиозной информации любого конфессионального содержания как извне, так и внутри страны. И люди стали другими — и по уровню образования, и по уровню квалификации, и по мобильности, и — главное — по уже усвоенному, хотя и далеко не полностью, демократическому опыту. Даже обратившись к религии в последние годы, показывая при социологических опросах высокий уровень доверия к церкви как общественному институту, они могут проявлять критическое или скептическое отношение ко многим ее действиям и инициативам.

Однако складывается впечатление, что ни Русская православная церковь, ни другие конфессии в нашей стране, в первую очередь традиционные, еще по-настоящему не поняли, что и мир, и Россия, и сами россияне изменились. В том массовом обращении россиян к религии, пик которого пришелся на 1992—1994 гг., заслуг самой церкви мало. Это не она своей проповедью и миссионерской деятельностью привела массы людей в храмы, а они сами пришли в поисках новой идентичности и новой системы мировоззрения и ценностей взамен утраченных — социалистических. Вот в чем главная причина сравнительно большего успеха многих протестантских объединений и зарубежных проповедников в России: они сами ищут, зовут к себе и привечают растерявшихся после крушения привычной системы ценностей людей. Православная же церковь оказалась лицом к лицу не столько с результатами своей миссионерской деятельности, сколько со стихийным наплывом неофитов, людей из числа еще недавно неверующих, многие из которых пришли в церковь не в силу религиозной потребности, а в поисках новой идентичности.

Какие же выводы можно сделать из нарисованного выше конфессионального портрета страны?

Во-первых, следует признать реальность и закономерность именно такого современного состояния конфессионального пространства России. Его разнородность и насыщенность в переплетении с многообразием этнического состава населения составляет культурное богатство России, но при этом всегда таит в себе возможность возникновения и обострения противоречий и конфликтов на национальной и религиозной почве. Перед российским обществом стоит непростая и ответственная задача консолидации как одного из важнейших условий выхода из кризиса, обеспечения национальной безопасности и поступательного движения вперед. Предпосылкой ее достижения в многонациональном и многоконфессиональном обществе является воспитание, утверждение, даже заботливое культивирование в массах населения национальной и религиозной терпимости, установок толерантного сознания и поведения. У нас нет иного выбора, нет иного пути достижения мира и согласия в обществе, раздираемом сейчас национальными и религиозными противоречиями.

Во-вторых, таким же насущным путем к достижению мира и согласия в многоконфессиональном обществе является диалог. Речь в данном случае идет не о доктринальном диалоге и не о том, что кто-то должен поступиться своими догматами и канонами, а о поиске общих идей и целей, практических дел, способных объединить усилия последователей разных религий и конфессий на благо всего общества, нашей России, об умении слушать и понимать друг друга, даже исповедуя разные религии.

  • [1] Пушкин С.Н., Шиманская О.К. Русская православная церковь в современном медиапространстве// Религии и СМИ: Сборник материалов круглого стола 15 ноября 2011 года. М.; Н. Новгород: ИД «Медина»: Нижегородский государственный лингвистический университет им. И.А. Добролюбова, 2012. С. 73-84.
  • [2] Большакова З.Г. Взаимодействие Русской православной церкви и СМИ на региональном и федеральном уровне // Медиаскоп. Электронный научный журнал Факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. 2011. Выпуск № 4 // Электронный ресурс Интернет: http://www.mediascope.ru/node/967.
  • [3] См., например: Паршаков А.С. Православие и украинский регионализм в зеркале российских и украинских медиа: к вопросу об освящении визитов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Украину// Религии и СМИ: Сборник материалов круглого стола 15 ноября 2011 года. М.; Н. Новгород: ИД «Медина»: Нижегородский государственный лингвистический университет им. И.А. Добролюбова, 2012. С. 66-72.
  • [4] Мониторинг проводился в январе-июне 2006 г., был проанализирован массив из 996 статей, посвященных православию, в 160 печатных и электронных СМИ Приволжского федерального округа.
  • [5] Старцева С.В. Деятельность православной церкви в освещении региональных СМИ ПФО // Перспективы: Сб. научн. ст. аспирантов (вып. 6). Н. Новгород: Издательство НИСОЦ, 2007. С. 183—189.
  • [6] Там же.
  • [7] 9эСредства массовой информации РПЦ на пороге третьего тысячелетия: Доклад на Конгрессе православной прессы Председателя Издательского совета Московского патриархата, председателя Оргкомитета Конгресса архиепископа Бронницкого Тихона // Электронный ресурс Интернет: http://www.pravoslavie.rU/sobytia/cpp/smirpc.htm#4.
  • [8] % Сайт Валаамского монастыря и сайт «Православие и мир» стали лауреатами «Премии “Рунета”» // Электронный ресурс Интернет: http://www.patriarchia.ru/db/text/60584.html.
  • [9] Курочкин П.К. Эволюция современного русского православия. М, 1971. С.123.
  • [10] Выступление Народного депутата СССР митрополита Питирима // Журнал Московской патриархии. 1989. № 9. С. 7.
  • [11] Основы социальной концепции Русской православной церкви. М.: Издательство Московской патриархии, 2000. С. 58.
  • [12] Там же.
  • [13] Филатов С.Б. Два года походов патриарха Кирилла в поисках Святой Руси // Религия и российское многообразие. М.; СПб.: Летний сад, 2011. С. 123.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы