Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Культура. Религия. Толерантность. Культурология

Толерантность: понимание и подходы

Все вышесказанное подводит нас к пониманию толерантности. Толерантность — это и есть тот динамический баланс между открытостью и закрытостью, между своим и другим. Существует масса определений понятия «толерантность», большинство17" из которых носят описательный характер:

  • — толерантность как идеал межкультурного / межэтнического / межрелигиозного взаимодействия (здесь толерантность представляется как направление, в котором должны двигаться обе условные стороны взаимодействия, но не как конкретное состояние общественных отношений);
  • — «как качество культуры (нравственной, правовой, политической) каждого общества, любого социального слоя, каждого гражданина, невзирая на пол, возраст, этническую, конфессиональную или расовую принадлежность»17 ;
  • — толерантность как условие максимально неконфликтного существования в современном поликультурном мире;
  • -толерантность как терпимость, т.е. как постоянный акт «претерпевания» другого;
  • — толерантность как безразличное допущение существования другого рядом и невосприимчивость к его воздействию (здесь толерантность приобретает скорее медицинский, чем социокультурный смысл);
  • — толерантность как взаимопроникновение и растворение другого в своем и наоборот;
  • — наконец, толерантность как диалог и взаимообогащение своего и чужого.

Все эти определения имеют право на существование и могут быть использованы как для анализа той или иной ситуации, так и для выстраивания той или иной политики. Более того, все они могут сочетаться, складываться и перемножаться, потому что по сути своей являются лишь попытками объяснить реальность, с одной стороны, и задать направление ее развитию в будущем — с другой.

Религиовед и философ М.П. Мчедлов определяет ключевое требование толерантной культуры следующим образом: «Свободное исповедание каждым гражданином, общественной группой, обществом свободно избранных нравственных, социально-политических, мировоззренческих предпочтений предполагает их лояльное, терпимое, не враждебное, уважительное отношение к аналогичному выбору других».

Отметим, кроме того, что толерантность может описываться на различных уровнях: личном, общественном (отражение в морали

и общественном создании), государственном (закрепление в законодательстве и политической практике)174 и надгосударственном (толерантность как принцип формирования глобального гражданского общества и как предмет международных документов, например Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО от 1995 г. и др.).

Также толерантность может быть объяснена через понятие культурной безопасности, о чем было упомянуто выше. Общество толерантности— это «полисубъектная культурная реальность»17 , т.е. определения

Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общественно-политической жизни современной России. М.: Научная книга, 2005. С. 363.

Там же.

Родионова О.В. Толерантность в культуре и культура толерантности// Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «свой» — «другой» («чужой») работают в обе стороны одновременно и ни одна из сторон не является объектом приложения сил другой. Рассмотрим элементарный пример бытовой толерантности — толерантность к одежде, т.е. «способность к осознанию и принятию внешних и внутренних границ другого, проявленных через его внешний вид, как выражение его определенных потребностей» [1] [2] . Очевидно, одежда в данном случае — лишь якорь, метафора. На примере нетолерантности к одежде (украшениям, макияжу, цвету волос) видно столкновение двух «культурных безопасностей», и крайне важно понимать следующее: поддержание личной культурной безопасности одного субъекта (его возможности одеваться именно так, а не иначе) не является угрозой культурной безопасности другого субъекта. Понятно, что вряд ли возможно сводить к этому примеру отношения народов с их обычаями и традициями, но логика остается той же. Непонимание этого заметно повышает уровень конфликтности в обществе и нередко выливается в масштабные социальные катаклизмы. Еще раз подчеркнем: инаковость одежды, сексуальной ориентации, вероисповедания или религиозных практик, политических взглядов, традиций и т.д. одного субъекта (человека, диаспоры, народа) не угрожает культурной безопасности другого субъекта. Нередко один субъект (индивидуальный или коллективный) пытается «защититься» от другого (порой символически), оскорбляя его, или ущемляя его в правах, или отсылая его в дискурсные или реальные гетто, или вообще отрицая его существование рядом, тем самым надеясь повысить уровень своей культурной безопасности. На самом же деле этого не происходит: уровень безопасности «защищающегося» субъекта как минимум не растет, уровень безопасности субъекта, в котором видят угрозу, снижается, равно как снижается и общий уровень культурной безопасности в обществе — а это лишь способствует росту напряженности, которая непременно выльется в иные плоскости, в том числе в область физической безопасности.

Таким образом, толерантностьэто, в частности, понимание того, что поддер.жание одним субъектом уровня своей культурной безопасности не угрожает культурной безопасности другого. Кроме того, это отсутствие страха и, более того, «признак уверенности [...] в надежности своих позиций, отсутствия боязни сравнения и конкуренции с другими воззрениями»[3], признак глубоко укорененной идентичности.

Отдельный вопрос касается того, как привести то или иное общество к состоянию толерантности, то есть как сделать толерантными большинство составляющих его индивидов. Здесь существуют два основных пути. Первый означает мощную и порой даже жесткую государственную кампанию по внедрению принципов толерантности, веротерпимости и т.д., сопровождающуюся принятием законодательных актов и иных документов, выделением финансов, созданием новых институтов, внедрением новых учебных курсов, информационной поддержкой (толерантность как policy). Эффективность подобной политики оценить довольно сложно, более того, не всегда возможно; нельзя не учитывать и фактор коррупциогенности. Второй путь — гораздо более неспешный — это формирование широкой гражданской кампании на базе горизонтального взаимодействия различных некоммерческих организаций и благотворительных фондов, вузов и учреждений культуры, инициативных групп и частных лиц. Таким образом, первый вариант предполагает формирование толерантного сознания «сверху», тогда как второй нацелен на постепенное и естественное вызревание толерантности в гражданской среде. При этом в первом случае есть сильный репрессивный механизм (например, наказание за разжигание межнациональной розни или неполиткорректность), который отчасти подрывает сам принцип толерантности, так как отрицает толерантное отношение к некоторым высказываниям. Недостатком же второго пути можно считать слишком сильную зависимость результата от сложившейся социальной ситуации: нет гарантии, что интолерантные настроения не укрепятся в общественном сознании быстрее, особенно если для этого есть социальные предпосылки.

  • [1] «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. СПб.: Эйдос, АСТЕРИОН, 2008. С. 264.
  • [2] Старовойтова Е.Н. Феномен массовой моды на одежду: механизм ее внедрения в культурное пространство, вопрос толерантности к внешнему виду // Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. СПб.: Эйдос, АСТЕРИОН, 2008. С. 243.
  • [3] Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки... М: Научная книга, 2005. С. 364.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы