Нормативно-техническое регулирование (стандартизация) атмосферного воздуха

Национальная программа обеспечения качества атмосферного воздуха, действующая в США в соответствии с Законом «О чистоте атмосферного воздуха», базируется, как уже отмечалось, на комплексе утверждаемых ЕРА обязательных федеральных стандартов (National Ambient Air Quality Standards, NAAQS) двух типов: 1) нормирующих качество атмосферного воздуха, т.е. устанавливающих допустимое содержание в нем загрязняющих (вредных) веществ; 2) лимитирующих выброс загрязняющих веществ потенциальными источниками загрязнения атмосферного воздуха.

Первый тип стандартов — стандарты качества атмосферного воздуха {health-based standards). Они должны гарантировать охрану здоровья людей и обеспечить безопасность окружающей среды. Эти стандарты, в свою очередь, подразделяются на два вида: первичные стандарты (primaiy standards), направленные на охрану здоровья людей, и особенно наиболее уязвимых, «чувствительных» к качеству воздуха (престарелые, дети, больные астмой); и вторичные стандарты {secondaty standards), направленные на защиту растительного и животного мира, материальных ценностей, зданий, поддержание надлежащей видимости.

Во исполнение Закона ЕРА утвердило комплекс федеральных стандартов, закрепляющих допустимую концентрацию вредных для здоровья людей и окружающей среды основных загрязняющих воздух веществ, среди которых: окись углерода (carbon monoxide), свинец (lead), двуокись азота (nitrogen dioxide), озон {ozone), двуокись серы {sulfur dioxide). {National Primary and Secondaty Ambient Air Quality, AAQS, утвержденных 25 ноября 1971 г., с изменениями и дополнениями от 17 марта 1976 г., 20 января 1983 г., 12 февраля 1998 г.[1]

Так, в соответствии с первичными и вторичными стандартами допустимое содержание распространяющегося в течение трех месяцев в воздухе свинца не должно превышать в среднем 0,15 мкг/м воздуха. Допускаемое содержание окиси углерода предусмотрено только в первичных стандартах: девять частей на миллион или 10 мг в течение 8 часов.

При разработке и утверждении стандартов качества атмосферного воздуха не должны учитываться необходимые для достижения закрепленных в них показателей (нормативов) экономические затраты и технические возможности производства. Такая трактовка Закона отчетливо прослеживается и в судебной практике. Верховный Суд США при рассмотрении конкретного дела подчеркнул, что согласно § 109 {Ь) Закона «Об охране атмосферного воздуха» экономические факторы не следует принимать во внимание при разработке и утверждении первичных и вторичных стандартов качества атмосферного воздуха[2]. Закон исходит из очень важной идеи: стандарт качества — это цель, и лишь при ее достижении можно заявить, что граждане не только имеют право на здоровую окружающую среду, но что такая среда стала реальностью.

В отдельных зонах (регионах, территориях) качество атмосферного воздуха может быть выше уровня, закрепленного федеральными стандартами. В этих случаях штаты обязаны предусматривать в планах по реализации требований стандартов мероприятия по предотвращению ухудшения качества по сравнению с достигнутым.

Второй тип обязательных федеральных стандартов — технологические стандарты, лимитирующие (нормирующие) выброс в атмосферу загрязняющих веществ потенциальными источниками загрязнения, стационарными и подвижными (technology-basedstandards).

Закон обязывает разработчиков технологических стандартов и утверждающее эти стандарты ЕРЛ закреплять в них оптимальные нормативы выброса в атмосферу загрязняющих веществ, направленные на поддержание надлежащего качества атмосферного воздуха и предотвращение его ухудшения. В отличие от стандартов качества, технологические стандарты должны разрабатываться с учетом экономических и технических возможностей производства. Однако технологические стандарты должны быть ориентированы на новые технологии, передовой опыт, новейшие достижения науки и техники, ни в коем случае не ограничиваясь фиксированием уже достигнутого уровня. Они должны быть одной из движущих сил научно-технического прогресса, стимулируя, «толкая» производство к внедрению технологий, уменьшающих выброс в атмосферу загрязняющих веществ (technology forcing effect).

На этих положениях основываются решения судов при рассмотрении дел, когда производственные компании и корпорации, и это случается нередко, оспаривают закрепление в технологических стандартах тех или иных нормативов, утверждая, что они слишком жесткие, нереальные, невыполнимые при существующем уровне производства.

Так, при рассмотрении дела, связанного с выбросом в атмосферу загрязняющих веществ изготовителями цемента, суд признал обоснованной позицию ЕРЛ , закрепившего в федеральном стандарте нормативы (лимиты) выброса в атмосферу загрязняющих веществ, основанные на технологических процессах, внедренных только на четырех цементных заводах.

Технологические стандарты, в свою очередь, подразделяются на три вида: стандарты исполнения для новых источников загрязнения (new sources performance standards, NSPSs) стандарты, лимитирующие выброс в атмосферу опасных для здоровья людей загрязняющих веществ (hazardous air pollutants limitations)', стандарты, устанавливающие нормативы допускаемого содержания загрязняющих веществ в выхлопных газах автомашин (motor vehicles emission standards).

К новым источникам загрязнения относятся стационарные источники загрязнения, построенные или реконструированные после утверждения распространяющихся на них технологических стандартов, если функционирование этих источников может привести к увеличению выброса в атмосферу загрязняющих веществ.

Несмотря на то что технологические стандарты этого вида предназначены, в принципе, для новых источников загрязнения, источники загрязнения, существующие и действующие до момента введения в действие стандартов, также руководствуются ими. Штаты обязаны утвердить соответствующую программу и контролировать внедрение этих технологических стандартов согласно разрабатываемым ими планам мероприятий.

Стандарты, лимитирующие выброс в атмосферу загрязняющих веществ, опасных для здоровья людей, в большей степени, чем другие технологические стандарты, ориентированы на достижение показателей стандартов качества атмосферного воздуха. В соответствии с Законом эти стандарты должны обеспечить максимально возможный уровень безопасности. Требования стандартов этого вида чаще других являются объектом противостояния промышленности и инвайронменталистов. Закон обязывает ЕРА закрепить максимально достижимые нормативы (лимиты) выброса опасных загрязняющих веществ, с учетом тем не менее экономических и технических факторов (best available control technology).

В этой связи возникает вопрос о возможности в современных условиях обеспечения абсолютной безопасности (zero-risk level), и прежде всего в энергетической отрасли. Он особенно актуален в свете обсуждения во всем мире причин и последствий экологической катастрофы в Японии в апреле 2011 г. Он рассматривается правительствами стран мира, в экономике которых атомная энергетика играет важную роль: Россия, США, Германия, Франция, Англия и др. Разброс мнений здесь достаточно велик: от принятия всех возможных мер безопасности до прекращения строительства новых и закрытия действующих атомных электростанций.

Принимая в 1990 г. дополнения к Закону, Конгресс включил в перечень опасных для здоровья людей 188 веществ, материалов и химических соединений, возложив на ЕРА обязанность вести этот перечень. На основании ходатайств заинтересованных организаций и граждан, а также по собственной инициативе ЕРА может включать в перечень новые или исключать из него те или иные вещества, материалы и химические соединения. В настоящее время это перечень насчитывает 205 наименований.

Третий вид технологических стандартов нормирует выброс подвижными (мобильными) источниками загрязнения — автомашинами таких загрязняющих веществ, как углеводороды, окись углерода и окись азота.

Регулирование выброса загрязняющих веществ автотранспортом предпринималось на федеральном уровне и до 1970 г. Однако действующая в настоящее время система нормативно-технического регулирования создана на базе Закона «Об охране атмосферного воздуха» 1970 г., с дополнениями, принятыми Конгрессом в 1990 г. Она включает в себя три элемента: 1) стандарты, лимитирующие выброс загрязняющих веществ для различных классов (видов, моделей) автомашин; 2) нормы и требования к составу топлива (бензина); 3) программа стимулирования внедрения и использования более «чистого», по сравнению с бензином, топлива.

Возложив в соответствии с Законом на ЕРЛ обязанность утверждения и пересмотра обязательных федеральных стандартов, Конгресс стремился исключить разнобой в определении нормативов выброса загрязняющих веществ, что, скорее всего, случилось бы при утверждении стандартов самими штатами. Установив своего рода единую общегосударственную «планку» допускаемого выброса загрязняющих веществ, ориентированную на передовые достижения науки и техники, т.е., как уже отмечалось, подталкивая автомобилестроителей к разработке более эффективных технологий (technology forcing effect), ЕРЛ периодически пересматривает стандарты и, базируясь на неуклонном развитии научно-технического прогресса, последовательно ужесточает нормы и требования к автомобилестроителям, уменьшая допускаемое количество выброса загрязняющих веществ автомашинами.

Ужесточение требований к автомобилестроителям может идти также по пути расширения перечня загрязняющих веществ, выброс которых в атмосферу лимитируется (нормируется).

Поручив ЕРЛ закрепить единые общегосударственные лимиты (нормативы) выброса загрязняющих веществ автомашинами, Конгресс особо оговорил в Законе 1970 г. право штата Калифорния устанавливать «более жесткие» нормативы, поскольку загрязнение атмосферного воздуха Калифорнии вызвано прежде всего тем, что автомашины, причем до настоящего времени, являются основным видом транспорта.

Разумеется, что и другие штаты вправе устанавливать в нормативном порядке более жесткие требования по сравнению с федеральными стандартами, исходя из общего принципа — на федеральном уровне устанавливается «граница», минимум требований, которые штаты не вправе нарушать.

Стандарты штата Калифорния относятся к числу наиболее жестких в мире. Так, принят стандарт, в соответствии с которым допускаемое количество загрязняющих веществ, содержащихся в выхлопных газах новых автомобилей и легковых грузовиков, начиная с 2009 г. должно быть уменьшено к 2016 г. на 30%, что меньше количества допускаемой эмиссии загрязняющих веществ, чем в федеральных стандартах. Анализ показывает, что автозаводы уже сейчас располагают необходимыми для этого техническими возможностями.

Одной из серьезнейших причин загрязнения атмосферного воздуха штата автотранспортом является дизельное топливо, используемое грузовыми автомашинами и автобусами. В 2008 г. приняты стандарты штата, закрепляющие наиболее жесткие в США нормативы. Их внедрение потребует модернизации или замены примерно 1 млн этих автотранспортных средств. Для этого предусматриваются, в частности, установка фильтров, разработка новых технологий выпуска моторов, запрещение к 2023 г. эксплуатации грузовиков и автобусов старше 13 лет, если на них не установлено оборудование, предназначенное для уменьшения выброса в атмосферу окиси азота.

Наличие в топливе автомашин загрязняющих веществ оказывает непосредственное воздействие на качество атмосферного воздуха. Поэтому состав топлива также является объектом нормативно-технического регулирования. Так, Закон 1970 г. предусматривал уменьшение содержания в бензине для автомашин свинца, а соответствии с принятыми к нему в 1990 г. дополнениями начиная с 1995 г. должен выпускаться бензин без какого-либо содержания свинца и свинцовых добавок. В них также предусмотрено, что в районах (зонах), где количество содержащейся в воздухе окиси углерода (СО) превышает закрепленные стандартами качества атмосферного воздуха нормативы, должен применяться насыщенный кислородом бензин. На основании дополнений к Закону 1990 г. была открыта программа, стимулирующая использование в качестве топлива автомашин альтернативных источников: электричество, природный газ, этанол.

Контроль за реализацией национальной программы обеспечения надлежащего качества атмосферного воздуха осуществляется посредством системы сертификации {permit), основные положения которой закреплены в принятых в 1990 г. дополнениях к Закону «Об охране атмосферного воздуха».

Каждый штат обязан разработать программу (систему) выдачи сертификатов потенциальным стационарными источникам загрязнения атмосферного воздуха и представить ее на утверждение ЕРА.

Закон предусматривает два вида сертификатов для стационарных источников загрязнения, квалифицируемых как значительные, крупные {major sources) исходя из количества загрязняющих веществ, которое они выбрасывают или могут выбрасывать в атмосферу.

Первый — сертификат, разрешающий строительство, создание, сооружение {construction permit). Он предназначен для строящихся, сооружающихся заводов, фабрик, электростанций, а также уже действующих, если они подлежат значительной реконструкции или модификации, например кардинальное переоборудование, замена бойлеров и т.п.

Второй — сертификат, разрешающий работу, эксплуатацию, функционирование {operating permit) уже действующих заводов, фабрик, электростанций.

К значительным, крупным источникам загрязнения, которые обязаны получить в установленном порядке сертификат, Закон относит те источники, которые выбрасывают или могут выбрасывать в атмосферу в течение одного года какое-либо одно опасное загрязняющее вещество в количестве 10 т либо комплекс опасных загрязняющих веществ, общее количество которых составляет 25 т. Источники загрязнения, выбрасывающие в атмосферу загрязняющие вещества, не включенные в перечень опасных для здоровья людей, обязаны иметь сертификат, если общее количество выбрасываемых ими в атмосферу загрязняющих веществ в течение года составляет 100 т.

Выдача сертификатов соответствия допускаемого количества загрязняющих веществ в выхлопных газах автомашин лимитам (нормативам) распространяющихся на них стандартов регулируется законодательством штатов. В данном случае речь идет об обязательных стандартах, принимаемых каждым штатом, которые, разумеется, не вправе устанавливать нормативы менее жесткие, по сравнению с федеральными, но вправе закреплять в своих стандартах более жесткие нормативы, учитывающие специфические особенности регионов: географическое положение, климат, рельеф, населенность, инфраструктуру и т.д.

Все автомашины должны пройти проверку соответствия количества содержащихся загрязняющих веществ в выхлопных газах нормативам, закрепленным стандартами штата для данного класса, вида, модели (smog test, smog check). Владельцы автомашин, юридические и физические лица, обязаны получить сертификат соответствия, являющийся обязательным требованием при регистрации или перерегистрации принадлежащих им автомашин.

Система (программа) проверок {smog check program) штата Калифорния, основанная на наиболее жестких стандартах, позволила значительно уменьшить количество выбрасываемых в атмосферу загрязняющих веществ миллионами автомашин, ежедневно находящимися на дорогах штата. По данным Комитета по вопросам охраны воздуха штата Калифорния {California Air Resources Board), входящего в систему ЕРА штата, действующая система позволяет предотвратить выброс в атмосферу ежедневно до 400 т загрязняющих веществ. Выброс двух основных загрязняющих веществ уменьшился: углеводорода — на 12,3%, окиси углерода — на 9,8%. Вместе с тем отмечается, что намеченные программой задачи еще не выполнены, поскольку планировалось уменьшить их выброс на 25%.

Требования стандартов обязательны для изготовителей, производящих ремонтные работы подрядчиков, а также потребителей. Владельцы автомашин обязаны периодически проверять их на соответствие содержания в выхлопных газах загрязняющих веществ установленным нормативам (лимитам).

Рассмотренные системы стандартов, закрепляющие экологические требования, направленные на обеспечение надлежащего качества водных объектов, питьевой воды и атмосферного воздуха, содержат весьма подробную и детальную регламентацию, что помогает эффективному решению задач поставленных законом. Достаточно сказать, что комплекс стандартов о качестве атмосферного воздуха, например, составляет 123 статьи. Причем наряду с технико-юридическими нормами в них имеются и «обычные» правовые нормы организационного характера.

Штаты вправе утверждать свои стандарты, закрепляя в них более высокие показатели качества окружающей среды и дополнительные или более жесткие требования к потенциальным источникам ее загрязнения по сравнению с федеральными стандартами.

В 2007 г. Департамент природных ресурсов штата Айова {Iowa Department of Natural Resources) на основе проверки действующих стандартов качества вод, ежегодно проводимой в соответствии с требованиями Закона о чистоте вод, разработал и представил на утверждение ЕРА ряд новых, а также пересмотренных стандартов, распространяющиеся на водотоки и водоемы штата общей протяженностью более 14 тыс. миль, предназначенные для отдыха и развлечений, а также рыболовства и жизнедеятельности других живых организмов. Стандарты закрепили показатели качества вод, отвечающие новейшим научно-техническим достижениям. Постановлением ЕРА от 11 февраля 2008 г. эти стандарты были утверждены до следующего пересмотра.

В феврале 2008 г. ЕРА одобрило разработанный и представленный Департаментом природных ресурсов {Department of Natural Resources) штата Айова новый стандарт качества вод, распространяющийся на участок поверхностных вод штата общей протяженностью 14 тыс. миль и предназначенных для жизнедеятельности водной фауны и флоры, рыболовства, купания и других видов отдыха и развлечений. По сравнению с ранее действовавшим стандартом, в нем закреплены более высокие показатели качества вод, гарантирующие их безопасность и пригодность использования по указанному назначению, с учетом проведенных штатом мероприятий по охране вод от загрязнения и на основе новейших научных методов определения качественных характеристик вод и проверки их соответствия установленным требованиям[3].

Первичные стандарты питьевой воды штата Нью-Джерси закрепляют максимально допустимые нормативы содержания в ней загрязняющих веществ в соответствии с федеральными стандартами и дополнительно 18 других синтетических органических соединений.

Локальные стандарты, утверждаемые органами местного самоуправления, вправе устанавливать дополнительные или более высокие показатели качества отдельных объектов окружающей среды и более жесткие нормативы выброса загрязняющих веществ и требования к потенциальным источникам ее загрязнения, по сравнению со стандартами штата и федеральными стандартами.

Требования международных стандартов становятся обязательными при условии утверждения их в качестве национальных стандартов, т.е. международно-правовая норма трансформируется в норму национального права.

В международной торговле обязательные, а также добровольные стандарты США либо другой страны приобретают обязательную силу для сторон в результате ссылки в контракте (договоре) на конкретный стандарт.

Так, компания Wall-Mail Stores Inc. выдвинула в качестве обязательного условия для всех своих поставщиков из Китая (это примерно тысяча компаний) соответствие их товаров требованиям экологических стандартов США в части уменьшения выброса загрязняющих веществ, утилизации отходов, упаковки, экономичности (уменьшение расхода горючего и т.п.). Компания осуществляет розничную торговлю промышленными и продовольственными товарами 70 млн наименований через сеть более чем 65 тыс. крупных магазинов-супермаркетов[4].

Обязательные документы нормативно-технического регулирования, будь то регламенты, стандарты, кодексы и др., как уже отмечалось, — необходимое условие, средство реализации законодательства, органическая часть системы правового обеспечения в области охраны окружающей среды. Без них положения закона являются декларацией, призывом, а не работающими нормами.

В главе 3 в качестве примера плодотворного сотрудничества ЕРА с экологическими общественными организациями, промышленностью и акционерами приводилась система изданных ЕРЛ 21 декабря 2011 г. стандартов {Mercury and Air Toxic Standards), закрепляющих новые, значительно более жесткие нормативы допускаемого количества выброса в атмосферу ртути и таких токсичных загрязняющих веществ, как мышьяк, никель, цианид, селен. Эти стандарты распространяются на работающие на угле электростанции, которые ежегодно выбрасывают в атмосферу одной только ртути более 50 т. Внедрение новых стандартов позволит уменьшить выброс ртути на 90%. Главная цель новых стандартов — улучшение и поддержание надлежащего качества атмосферного воздуха и соответственно всемерная охрана жизни и здоровья людей, в первую очередь детей. Ожидаемый эффект характеризуется следующими количественными ежегодными показателями: уменьшение преждевременной смертности — на 11 000, инфарктов — на 4700, приступов астмы у детей — на 130 000, визитов к врачам и обращений в отделение скорой помощи — 5700, дней невыхода на работу по болезни — 540 000. Расходы на лечение предположительно должны сократиться на 37 млрд долл.[5]

Принятие технически и экономически обоснованных стандартов, точно так же как принятие прогрессивных законов, еще не ставит точку в решении проблемы; нужно обеспечить их реализацию, соблюдение и исполнение всех норм, требований и правил. В этой связи представляют интерес прямо противоположные высказывания относительно рассматриваемых стандартов, а возможно, и их дальнейшая судьба.

Президент Национальной ассоциации производителей (NationalAssociation of Manufacturers) Тиммонс (Timmons) заявил, что ЕРА приняло самый дорогостоящий нормативный документ, имея в виду затраты на его внедрение, и что введение его в действие причинит колоссальный ущерб экономике страны и приведет к сокращению рабочих мест и повышению цен на электроэнергию.

Руководитель ЕРА в администрации президента Барака Обамы Лиза Джексон, напротив, заявила, что закрепленные в новых стандартах нормативы базируются на проверенной и апробированной системе контроля, действующей более чем на половине работающих на угле электростанций страны, и ее повсеместное внедрение вполне реально, учитывая современный научно-технический уровень. Выбор остается за промышленностью: инвестирование действующих электростанций и модернизация систем контроля, закрытие старых либо строительство новых электростанций. Анализ ЕРА показывает, что лишь 5% действующих электростанций следовало бы закрыть, поскольку они функционируют уже 40-50 лет и устарели[6].

Это заявление представляется исключительно важным. Действительно, государство, не решая непосредственно технико-экономические проблемы промышленности, должно лишь устанавливать «правила игры», гарантирующие реализацию прав граждан на здоровую окружающую среду и не являющиеся тормозом развития экономики, в данном случае сферы производства.

В Меморандуме президента США о введении в действие рассмотренных стандартов подчеркивается, что согласно Закону о чистоте атмосферного воздуха срок внедрения стандартов — три года; при необходимости оснащения промышленности новейшим контрольным оборудованием и разработки новой системы контроля этот срок может быть продлен еще на один год. ЕРЛ полагает, что четыре года являются в данном случае реальным сроком внедрения новых стандартов. К аналогичному выводу пришло Министерство энергетики США (Department of Energy). Вместе с тем в Меморандуме отмечается, что при наличии объективных причин, исключающих возможность соблюдения новых стандартов, в отдельных случаях могут выдаваться в установленном порядке временные разрешения на отступление от их требований.

Согласно оценкам ЕРЛ, разработка внедрение и обеспечение эффективного применения рассматриваемой системы стандартов позволит создать дополнительно 46 тыс. краткосрочных и 8 тыс. долгосрочных рабочих мест1.

Несмотря на принятие новых стандартов, баталии относительно их необходимости и обоснованности продолжаются, что вообще характерно для американской политико-правовой системы. В числе оппонентов стандартов, наряду с представителями промышленности, также конгрессмены, требующие пересмотра и отмены новых стандартов. Так, сенатор Конгресса США, член Комитета по вопросам окружающей среды и общественных работ (Environment and Public Works) Джеймс Айнхоф (James Inhofe) полагает, что внедрение новых стандартов потребует дополнительных расходов примерно на 11 млрд долл., приведет к росту цен на электричество и сокращению рабочих мест на 1,4 млн долл.

Среди пропонентов новых стандартов, наряду, разумеется, с ЕРА, экологические организации, в частности NRDC и EDF, позиция которой приведена выше, многие государственные и политические деятели, представители деловых кругов, активно выступающие за разработку экологически чистой энергетики, общественные организации и ассоциации, занимающиеся вопросами здравоохранения, например, Ассоциация по лечению легочных заболеваний (American Lung Association) и Фонд по вопросам лечения астмы и аллергии (Asthma and Allergy Association).

Весьма показательно заявление мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга (Michael Bloomberg): новые стандарты станут не только спасением множества жизней и повысят качество жизни миллионов людей; они ускорят также переход от энергетики, базирующейся на потреблении угля, одного из главных источников загрязнения окружающей среды, к чистой энергетике и будут способствовать привлечению для ее развития инвестиций и, соответственно, росту экономики2.

В условиях современного финансово-экономического кризиса в США все большее внимание уделяется закреплению в стандартах нормативов, направленных на эффективное и рациональное использование энергоресурсов и, соответственно, уменьшение негативного воздействия на окружающую среду в результате потребления традиционных источников энергии (нефть, уголь, газ), нередко определяемых как «грязные источники энергии» (dirty sources). Наряду с атомными электростанциями, они являются главными источниками энергии в США. При этом 40% всей потребляемой энергии в стране приходится на энергоснабжение, отопление и охлаждение зданий и сооружений.

Планируемое в США сокращение потребления энергии к 2030 г. на 25% позволит ежегодно уменьшать выброс в атмосферу 17,49 млн т загрязняющих веществ. Лидером зеленого строительства в США является штат Калифорния. Введение в действие в 2014 г. более жестких энергосберегающих стандартов (нормативов) позволит уменьшить ежегодный выброс примерно 300 тыс. т окиси углерода, одного из главных парниковых газов. Кроме того, ежегодная экономия платы за электроэнергию составит в штате Калифорния — не менее 100 млн долл.[7]

Международная комиссия по проблемам изменения климата и энергобезопасности (Internationa! Commission on Climate and Energy Security) призвала страны «большой двадцатки» при разработке антикризисных экономических стратегий учитывать необходимость перехода к «экологически чистой» экономике и в качестве условия для оказания государственной поддержки выдвигать переход на экологически чистые технологии.

Практика разработки и внедрения «зеленых стандартов» позволяет, по нашему мнению, сделать вывод, что понятие «экологические требования» шире понятия «природоохранные требования», которые направлены на обеспечение сохранности окружающей природной среды, предотвращение ухудшения качества естественной среды обитания. Экологические требования имеют своей целью также всемерное и планомерное улучшение качества окружающей среды на основе новейших достижений науки и техники и способствуют все более полному удовлетворению материальных и духовных потребностей граждан современного общества.

Проблема «экология — экономика» заслуживает специального рассмотрения. В рамках настоящего исследования хотелось бы высказать следующие соображения.

Представляется убедительной позиция специалистов, полагающих, что между экологией, охраной окружающей среды и развитием экономики нет неразрешимых противоречий. При правильной организации производственной и иной хозяйственной деятельности затраты компаний и предприятий на экологию окупаются за счет снижения себестоимости, завоевания новых рынков, роста реализации предлагаемых ими продукции и услуг, различных средств экономического стимулирования со стороны государственных органов на всех уровнях управления (федеральном, штатов, локальном) и др.

Имеют место три заблуждения относительно влияния действующего природоохранного законодательства США на экономику. Первое — экологические правовые нормы способствуют росту безработицы в масштабах страны. Второе — эти нормы зачастую приводят к выходу из бизнеса достаточно эффективных хозяйствующих субъектов. Третье — многие компании строят предприятия за рубежом, с тем чтобы избежать требований более строгих американских законов, что также повышает уровень безработицы.

Анализ состояния экономического развития США более чем за 30 лет после принятия действующих в настоящее время природоохранных законов свидетельствует о беспочвенности таких выводов.

Ужесточение требований природоохранного законодательства встречало серьезное сопротивление со стороны многих представителей промышленности как в период введения в действие основополагающих законодательных актов 1970-х годов и последующих к ним изменений и дополнений, так и в процессе реализации содержащихся в этих законах требований. Например, при рассмотрении Конгрессом проекта Закона 1970 г. «О чистоте атмосферного воздуха» Американская ассоциация автомобилестроителей СAutomobile Manufacturers Association) заявила, что его принятие ставит перед автомобилестроением невыполнимые задачи, и она будет вынуждена закрывать заводы. Ли Якокка (Lee Iacocca), с 1960 г. вице-президент, а в 1970— 1978 гг. — президент Ford Motor Company, предупредил, что предусматриваемые этим законом стандарты на выброс загрязняющих веществ приведут к ликвидации автоиндустрии и представляют серьезную угрозу американской экономике в целом и каждому гражданину в отдельности.

Эти прогнозы не оправдались. Закон стал действенным инструментом в обеспечении чистоты атмосферного воздуха и борьбе с его загрязнением. Более того, многие американские компании пришли к выводу, что природоохранное законодательство вовсе не сказывается отрицательно на их финансовом положении и стали включать мероприятия по предотвращению ухудшения качества окружающей среды и рациональному использованию энергетических и других ресурсов в свои бизнес-планы[8].

К сказанному можно добавить, что процесс все большего ужесточения норм и требований, связанных с уменьшением расхода топлива и, соответственно, выброса загрязняющих веществ автомашинами продолжается. Для американской автоиндустрии, одной из ведущих отраслей экономики страны, это особенно важно в условиях жесточайшей конкуренции с автомобилестроителями Японии и Германии, причем не только на мировых рынках, но и в самих США. В современном мире неуклонно возрастает спрос на более энергоемкие и, следовательно, «экологически чистые» автомашины.

Производители автомашин постоянно ведут между собой ожесточенную конкуренцию, стремясь расширить рынок своей продукции или, по крайней мере, удержать его на определенном уровне. Это закон рыночной экономики. В условиях энергетического кризиса и целенаправленной технической политики, ориентированной на ресурсосбережение, одной из важнейших характеристик автомашин (наряду со скоростью, мощностью, безопасностью, комфортабельностью, внешним видом и др.) является их экономичность, а именно расстояние, которое автомашина преодолевает на скоростных дорогах при расходовании одного галлона бензина. Американские автомобилестроители регулярно публикуют эти данные в соответствии с произведенной ЕРА оценкой каждой конкретной марки серийно выпускаемых автомашин. Рост производства и потребления энергоемких автотранспортных средств, а также агрегатов оборудования и т.п. позволяет решать одновременно и природоресурсные, и природоохранные задачи.

Не подтвердились и опасения, что налоги, взимаемые на мероприятия в области экологии, так называемые эконалоги (ecotaxes)1, отрицательно скажутся на экономике США, поскольку станут дополнительным грузом для компаний-налогоплательщиков, потребуют привлечения дополнительных средств, снизив тем самым их рентабельность и конкурентоспособность производимой ими продукции и услуг. Об этом свидетельствуют аналитические исследования, проведенные Институтом мировых ресурсов (World Resources Institute) и Центром экономических исследований (Center for Economic Studies).

Согласно опросу общественного мнения по проблеме взаимодействия, экологии и экономики, примерно две трети (63%) граждан США убеждены, что между охраной окружающей среды и экономикой нет противостояния и что проводимая экологическая политика не препятствует развитию экономики; они могут идти что называется «рука об руку» (go hand to hand). Тем не менее, если пришлось бы выбирать между ними, 71% опрошенных отдали бы предпочтение экологии[9] [10].

Как видно из средств массовой информации, даже в последние годы, в условиях финансово-экономического кризиса, состояние экологии имеет для американцев первостепенное значение. Однако «зеленая индустрия» не должна ложиться дополнительным грузом на экономику. Она должна стать органической частью единой системы экономики страны и способствовать не только решению природоохранных и ресурсосберегающих задач, но и выходу ее из финансово-экономического кризиса. В США это уже достаточно внушительная индустрия, ежегодный объем которой составляет примерно 2 млрд долл.[11]

По расчетам федерального правительства США, инвестиции в «зеленую экономику» помогут создать в стране в ближайшие 10 лет 5 млн новых рабочих мест. При подготовке этой части программы выхода США из экономического кризиса был учтен опыт Германии, являющейся в настоящее время в Европе лидером в области разработки «зеленых технологий» и альтернативных источников энергии. За последние 5 лет в Германии было создано 250 тыс. новых рабочих мест, причем 50 тыс. человек заняты получением энергоресурсов, используя энергию ветра. Предполагается, что к 2020 г. «зеленая энергетика» станет крупнейшим сектором экономики Германии и ее удельный вес превысит даже автоиндустрию, одну из крупнейших в мире[12].

  • [1] CFR. 40. Part 50.
  • [2] Whitman v. American Trucking Association, 531 U.S. 457, 121 S. Ct. 903, 149 L. Ed. 2d 1 (2001).
  • [3] http://yosemite.epa.gov/epa/admpress.nsf/ 3/28/2008
  • [4] Wall-Mart wants Chinese waste cut // Los Angeles Times. March 14. 2008. P. 4.
  • [5] First, Mercury and Air Toxic Standards Imposed on U.S. Power Plants (http://www.ens-newswire.com/ens/dec2011/201 l-12-21-21-03.html).
  • [6] Ibid. Solutions. Environmental Defense Fund (EDF). 2012 Spring. Vol. 43. No. 2. P. 7-9. Ibid.
  • [7] Archibald A. Energy efficiency will save Californians money // Santa Monica Daily Press. 2012. March 14. P. 1,10.
  • [8] Blatt H. America’s Environmental Report Card. The MIT Press, 2005. P. 220-222.
  • [9] Наряду с США, система эконалогов действует во многих промышленно развитых странах Европы. В период с 1991 по 2000 г. эконалоги были введены в Швеции, Дании, Испании, Нидерландах, Великобритании, Финляндии, Германии, Италии, Франции.
  • [10] Blatt Н. Р. 234-235.
  • [11] См.: Horner Ch.C. The Politically Incorrect Guide to Global Warming and Environmentalism. Regnery Publishing, Inc., 2007. P. 19-20.
  • [12] How Germany Created Jobs by Going Green // Los Angeles Times. 2009. May 24. Parade. P. 10.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >