ЭКОЛОГО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕХНОЛОГИЙ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЭКОСИСТЕМ

АНАЛИЗ ПУТЕЙ ЭКОЛОГИЗАЦИИ ОТРАСЛИ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ

На протяжении всей истории человечества лес рассматривался, прежде всего, как источник сырьевых ресурсов и топлива, который, обладая способностью к возобновлению, особой помощи не требует. Это привело к истощению лесов во многих странах мира, к частичной утрате ими хозяйственного, социального и природоохранного значения. Не обошло это и Россию, даже те ее регионы, которые всегда считались многолесными.

Особого внимания требует зона тайги, на которую приходится около 10% суши. Более 50% таежной зоны, играющей важнейшую роль в стабилизации биосферы Земли, приходится на Россию. Поэтому состояние таёжного пояса планеты в значительной степени зависит от состояния наших таёжных лесов (Михайлов Ю.П., 1989 г.).

В растительном покрове тайги доминирует лесная растительность, поэтому сохранность лесов является ключом к сохранению природных комплексов тайги. Это не означает, что лесные ресурсы не должны использоваться, а лишь говорит о том, что состояние лесов при их эксплуатации не должно ухудшаться.

На Россию приходится 1/5 мировой площади лесов и примерно такова же доля по запасам древесины. Ежегодный прирост составляет более 990 млн м3, а потенциальная его величина оценивается в 2,0 и более млрд м3 в год. Покрытая лесом площадь и запасы древесины увеличиваются. При этом расчетная лесосека (разрешенный объем ежегодной рубки леса) составляет около 635 млн м3, а фактический объем законной рубки - не более 180-190 млн м3 в год.

Анализируя динамику показателей лесопокрытой площади и общих запасов древесины, а также объемов ежегодной заготовки и прироста древесины, можно прийти к выводу, что дефицит лесосырья России явно не грозит. Однако такое заключение ошибочно. Последствия длительной эксплуатации сводятся не к общему количественному, а к качественному ухудшению лесного фонда, к снижению коммерческой ценности лесов и их потенциала для эксплуатации.

Рассматривая возможности лесопользования и пути его рационализации, надо учитывать:

- во-первых, то, что леса и нагрузка лесоэксплуатации распределены неравномерно по территории страны (табл. 5).

Таблица 5

Распределение запасов древесины по регионам России (по данным «Российского статистического ежегодника», 2011 г.)

Регион

Общий запас древесины (%)

2008

2009

2010

Россия в целом

100

В том числе

Северный район

10

10,1

10,2

Северо-Западный район

2

2,1

2,1

Центральный район

4

4,4

4,4

Волго-Вятский район

3

2,7

2,7

Центрально-Черноземный

район

0,2

0,3

0,3

Поволжский район

0,8

0,8

0,9

Северо-Кавказский район

1

0,9

0,9

Уральский район

6

6,7

6,7

Западно-Сибирский район

13

14,8

14,9

Восточно-Сибирский район

34

32,5

32,4

Дальневосточный район

26

24,7

24,5

Большая часть лесных массивов и запасов древесины сосредоточена в азиатской России (73%). На долю Европейской части, вместе с Уралом, приходится лишь 27% запасов. Однако в лесозаготовке доля этого региона, особенно Европейского Севера, в течение десятилетий доходила до 60%. Поэтому леса здесь сильно истощены рубками. Аналогичная ситуация начинает складываться в некоторых регионах Сибири, в первую очередь в Иркутской области и Красноярском крае, а также на юге Дальнего Востока, где ведутся интенсивные рубки леса. В местах дислокации лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий ощущается дефицит сырья;

  • - во-вторых, истощение запасов в основных лесопромышленных регионах порождает тенденцию сдвига лесозаготовок в Сибирь, на Дальний Восток, в неосвоенные районы Европейского Севера, где крайне мала плотность населения, отсутствуют транспортные коммуникации и населенные пункты. В этих условиях расширение лесопользования становится, с одной стороны, экономически невыгодным, а с другой - возрастает угроза малонарушенным лесам, имеющим высокую природоохранную ценность. Поэтому бытующее представление о лесах России как о бескрайних просторах нетронутой дикой природы - преувеличение (Птичников А.В., Мокрушина Л.С., Воропаев А.И., 2006 г.). Малонарушенные лесные территории становятся все более редкими в стране;
  • - в-третьих, вырубки и гари без активных лесовосстановительных мероприятий в основном возобновляются лиственными породами, что ведет к уменьшению доли хвойных и увеличению лиственных пород в составе лесов, снижению коммерческой ценности лесных массивов. Объем заготовки лиственных пород потенциально оценивается в 230 и более млн м3 в год, но они мало востребованы промышленностью;
  • - в-четвертых, леса России отличаются низкой продуктивностью. По сравнению с зарубежной Европой, где ежегодный прирост древесины составляет 3,9 м3/га, в лесах Европейской части России с Уралом он не более 2,16 м3/га. Почти половина лесов страны (46,3%) относится к V и более низким бонитетам, т.е. к лесам, где ведение интенсивного лесного хозяйства невыгодно из-за больших сроков возобновления и малого эффекта от лесохозяйственных мероприятий.

Таким образом, лесные площади и запасы древесины в России велики, но лишь небольшая часть лесов (около 1/3) может интенсивно использоваться в дальнейшем. Это территории, где относительно развитая производственная и социальная инфраструктура. Но именно эта треть лесных массивов уже истощена и разорена в результате нерационального лесопользования и экстенсивного ведения лесного хозяйства в прошлом, когда затраты на воспроизводство лесов и его методы не соответствовали масштабам лесопользования.

Это дает основание говорить о том, что лесные ресурсы России не являются уникальными даже в масштабах Европы (М. Л. Карпачев-ский, В. К. Тепляков, Т. О. Яницкая, А. Ю. Ярошенко, 2009 г.). При лесоресурсных показателях Европейско-Уральского региона, близких к зарубежной Европе, объемы заготовки в них совершенно разные. В 2002 году в этом регионе было заготовлено 66,3 млн м3 древесины, а в странах Европы - 504,1 млн м3. Причина заключается в том, что наши леса значительно беднее и менее доступны как с точки зрения развития транспортной сети, так и в целом с экономических позиций. Лучшие лесные массивы, расположенные в выгодных транспортногеографических условиях, отличающиеся высокой концентрацией запасов, вырублены или истощены в результате длительной нерациональной эксплуатации.

Для дальнейшего развития лесопользования и ведения лесного хозяйства необходимо учитывать не только природные особенности лесов, но и более сложные в стране экономические условия, а также возрастающие экологические и социальные требования. Поэтому выход отрасли на лидирующие позиции будет зависеть не только от наличия лесных ресурсов, но и от коренной перестройки лесного хозяйства и лесопользования, в целом лесных отношений, от перехода на устойчивое управление лесами, отвечающего экономическим, экологическим и социальным принципам.

Кардинальное изменение взаимоотношений человека и лесных экосистем было положено Всемирной конференцией ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де Жанейро в 1992 г., которая выдвинула парадигму устойчивого лесопользования и управления лесами. Это предполагает формирование такой системы лесных отношений, которая, с одной стороны, обеспечивает пользование ресурсами леса в интересах населения, а с другой - поддержание лесов как части природного ландшафта в экологически приемлемом и посильном для общества состоянии (Птичников А.В., Мокрушина Л.С., Воропаев А.И., 2006 г.). Переход на устойчивое пользование и управление лесами важен для России по следующим причинам:

  • - во-первых, лесной комплекс является определяющим в половине субъектов Федерации. Учитывая крупные запасы древесины, давно ставится вопрос об увеличении доли лесопромышленного комплекса в ВВП страны. Считается, что он может давать продукции на 100-120 млрд долларов, вместо получаемых сейчас 10-12 млрд долларов. Для этого нужно увеличить объем заготовки древесины примерно в 3 раза, что вряд ли реально в условиях России с экономической точки зрения, а также в связи с экологическими и социальными последствиями. Поэтому нужен поиск такого варианта лесопользования, который бы отвечал всем этим критериям;
  • - во-вторых, на Россию приходится более 50% всей таежной зоны Земли (Сочава В.Б.), которая играет важнейшую роль в стабилизации биосферы Земли. Поэтому от наших таежных лесов, от рациональности организации лесопользования в них в значительной степени зависит состояние тайги как категории «глобального ли планетарного значения» (Михайлов Ю.П., 1989 г.). Это не означает, что лесные ресурсы не должны использоваться, а лишь говорит о том, что состояние лесов как ключевого фактора сохранения природных комплексов тайги при эксплуатации не должно ухудшаться;
  • - в-третьих, если в сельском хозяйстве ошибку можно исправить в следующем году, то в лесном она может выявиться лишь через много лет (50, 100 или даже 150), и от этого будут страдать не современные поколения, а их потомки (Уиллиамс М. Р., 1991 г.).

Сложившаяся в России ситуация требует коренного пересмотра системы лесопользования. Необходима такая система пользования лесом, которая бы учитывала современное состояние лесонасаждений, соответствовала парадигме устойчивого пользования и управления лесами.

Это означает, в первую очередь, структурные изменения в отрасли, которые приведут к увеличению выпуска продукции глубокой переработки древесины, повышению экономической эффективности лесопользования. Без этого трудно рассчитывать на успешное решение экологических и социальных проблем, связанных с развитием лесопромышленного комплекса.

В настоящее время Россия отстает от развитых стран по уровню производства основных видов продукции переработки древесины, особенно ЦБП. Несмотря на некоторое улучшение показателей за период с 1990 г., до сих пор на производство бумаги и картона направляется в 4 раза меньше древесины, чем например, в Финляндии. В расчете на душу населения у нас производится бумаги и картона в 11,5 раз меньше, чем, например, в Австрии (таблица 6). В то же время большую долю в экспорте занимает деловая древесина в круглом, необработанном виде. Поэтому нужна такая система пользования лесом, которая, с одной стороны, позволила бы увеличить выпуск конечной продукции с высокой добавленной стоимостью и выйти на уровень развитых стран, а с другой - повысив экономическую эффективность лесопользования, не увеличивая объем заготовки древесины, давала бы возможность снизить нагрузку на природную среду и таким образом сохранить экологическую и социальную роль леса. Таким образом, главным направлением развития лесного комплекса должен стать не рост объемов заготовки древесины, а углубление переработки сырья, выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, резкое сокращение объемов экспорта древесины. В то же время предложения о строительстве новых ЦБК и других лесоперерабатывающих предприятий необходимо тщательно обосновывать, поскольку многие из существующих уже испытывают дефицит сырья. Кроме того, высказываются опасения в том, что продукция новых предприятий по себестоимости может оказаться неконкурентоспособной на мировом рынке. Поэтому необходимо рассматривать также варианты реструктуризации существующих ЛПК и ЦБК, направленные на модернизацию производства, на выпуск более дорогостоящей продукции. В качестве примера можно привести Котласский ЦБК, где идет подготовка к выпуску высококачественной мелованной бумаги, до сих пор поставляемой из Финляндии.

Таблица 6

Производство бумаги и кар гона на душу населения, кг (по данным «Российского статистического ежегодника», 2009 г.)

Страны

Производство

Россия

54

США

278

Япония

226

Франция

160

Италия

170

Австрия

625

Германия

282

Болгария

58

Польша

79

Китай

59

Важнейшей задачей в развитии лесопользования является строительство лесных дорог. Например, в Архангельской области, которая относится к основным лесопромышленным регионам страны, их протяженность в 10 раз меньше, чем в развитых лесных странах. В прежние годы здесь главную роль играл водный транспорт. Сейчас значение его для перевозки древесины во многих регионах резко снизилось. Однако возврат к этой схеме доставки сырья вряд ли реален и целесообразен. С одной стороны, это требует огромных затрат на дноуглубительные работы для проводки плотов или барж с лесом, а с другой повышает риск потери лесосырья при авариях на сплаве древесины. В то же время строительство лесных дорог, повышая доступность лесов, напротив, создает условия для развития лесопользования и интенсификации лесного хозяйства.

Учитывая состояние лесов, освоенность промышленными рубками и их доступность, необходимо пересмотреть размер установленной для России расчетной лесосеки, которая составляет 550-600 млн м3 в год и используется менее чем на 30%. Она больше соответствует биологическому потенциалу, создает иллюзию крупных лесосырьевых ресурсов, а потому требует корректировки в сторону снижения.

Проблемой в России является слабое использование продукционного потенциала лесных земель. В других странах эту проблему решают в том числе за счет плантационного лесовыращивания. Например, в Канаде 1 га лесных посадок приносит в среднем 4,0 м3 древесины в год. Средний прирост в лесах Архангельской области составляет 1,09 м3/га, Вологодской - 1,8 м3/га, в Европейско-Уральском регионе России - 2,16 м3/га. Однако возможности для такого лесовыращивания пока у нас ограничены. Поэтому лесные плантации в таежной зоне страны практически отсутствуют. Тем не менее они позволили бы повысить качество, продуктивность и стоимость выращиваемого леса. Вероятно, это дело будущего.

В то же время необходимо изучить опыт Финляндии, где на севере страны на заброшенных сельскохозяйственных угодьях население, при поддержке государства, осваивает плантационное лесовыращива-ние. На Европейском Севере России, кроме Вологодской области, тоже нет значительных сдвигов к возрождению сельского хозяйства, и огромные пространства, ранее занятые пашней и лугами, сейчас заросли кустарником. Поэтому стоило бы учесть этот опыт северных соседей.

Важнейшим условием устойчивого лесопользования является сохранение коренных малонарушенных лесов, довольно крупные массивы которых остались на Европейском Севере, в Архангельской области, в междуречье Северной Двины и Пинеги, Пинеги и Вашки, на Онежском полуострове, а также в Республике Коми, вдоль склона Уральских гор (Ярошенко А.Ю., Потапов П.В., Турубанова С.А., 2001 г.). В ряде мест здесь наблюдается усыхание лесов. Поэтому их ускоренная вырубка, с учетом возраста насаждений и качества, вряд ли даст большие выгоды, но нанесет непоправимый экологический урон.

Одним из принципов устойчивого лесопользования является его соответствие интересам всех групп населения, а не только лесопромышленных компаний. Лес в нашей стране, а особенно на Севере, традиционно выступал как источник дополнительных доходов для сельского хозяйства и местного населения. В постсоветский период сельхозпроизводители во многом тоже выживали за счет заготовки и распиловки древесины. Для малообеспеченных слоев населения лес и сейчас зачастую является единственным источником существования, выполняя, по Л.Н. Гумилеву, функцию «кормящего ландшафта (Тишков А.А., 2005 г.). Учитывая это, необходимо по возможности сохранить наиболее продуктивные и посещаемые населением лесные массивы вблизи поселков и деревень, а также обеспечить лесом сельхозпроизводителей. Этого требует и ситуация, связанная с вступлением России в ВТО, диктующая необходимость дополнительных мер для сохранения устойчивости нашего сельского хозяйства.

Важным индикатором соответствия лесного комплекса международным требованиям устойчивого лесопользования является ситуация в лесных поселках, которые во многих регионах стали анклавами социального неблагополучия, находятся на грани выживания (Козырев В.Г., 2007 г.). Одним из механизмов, способствующих решению этих вопросов, является лесная сертификация. Однако это в корне не решает проблему. Большинство лесных предприятий не отвечают принципам социальной ответственности. Поэтому для решения этого вопроса требуются совместные усилия бизнеса и государства.

В перспективе, возможно, встанет вопрос о введении частной собственности на лес, как и на другие виды природных богатств. Необходимо при этом предусмотреть преимущественное право наделения лесными угодьями населения лесных поселков, как это было сделано с землей при реорганизации колхозов и совхозов. Это позволяют и имеющиеся у жителей навыки ведения лесного хозяйства и лесопользования. В противном случае местное население, оставшись без работы, будет обречено на незаконные рубки леса и браконьерство. Таёжные поселки в итоге будут утрачены.

Одним из вариантов закрепления населения может стать интенсификация развития лесного хозяйства. Этому способствует и новый Лесной кодекс РФ, вступивший в силу с 01.01.2007 г., который обязывает лесозаготовителей заниматься ведением лесного хозяйства и охраной лесов от пожаров. В лесных поселках для этого есть пока еще готовые специалисты.

Таким образом, за многовековой период эксплуатации леса России, особенно в лесопромышленных регионах, сильно изменились, снизилось их ресурсное, экологическое и социальное значение. Поэтому сложившиеся подходы к лесопользованию требуют пересмотра.

Учитывая неустойчивый характер лесопользования, сложное финансовое положение лесозаготовительных предприятий, проблемы с обеспечением сырьем лесоперерабатывающих предприятий, рост количества и площади лесных пожаров и незаконных рубок леса, снижение социальной и экологической роли леса, можно прийти к выводу, что лесной комплекс России не обеспечивает высокого уровня развития экономики, качества жизни населения и сохранения природной среды. Поэтому от стратегии развития, направленной на рост объемов лесопользования, необходимо отказываться. Основной упор нужно сделать на интенсификацию лесопользования, углубление переработки древесины, выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, резкое увеличение объемов лесовосстановительных работ, создание оптимальной модели лесопользования, отвечающей экономическим, экологическим и социальным требованиям [5, с. 152-166].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >