Ресурсы океана

Помимо ресурсов, расположенных на континентах, человек во всё больших объёмах эксплуатирует ресурсы Мирового океана. Океан используется как источник продовольствия, со дна океана извлекаются полезные ископаемые, и он изрезан огромной невидимой сетью морских путей.

Около '/4 всех белков животного происхождения в рационе человечества составляют «дары моря» — рыба, ракообразные и моллюски. Ещё около ‘/20 нашего белкового рациона составляет мясо, полученное за счёт скармливания скоту рыбной муки. Этот источник белков намного богаче говядины, яиц и птицы. В прибрежных странах Азии и в Океании доля морских продуктов в белковом рационе ещё выше и достигает 90 %. Океан даёт в 8 раз больше продуктов питания, чем пресноводные водоёмы. Почти все рыбопромысловые районы находятся на континентальном шельфе и в мелководных морях в пределах так называемых прибрежных экономических зон шириною 370 км (200 морских миль). Это связано с тем, что именно там сосредоточена жизнь в океане, тогда как открытый океан по существу представляет собой полупустыню (см. п. 3.5). От трети до половины расходов рыболовных судов составляют расходы на горючее, поэтому затраты «ископаемой» энергии углеводородов на получение единицы пищевой энергии океана велики. Например, чтобы добыть 1 пищевую калорию мяса креветок, затрачивается около 75 калорий горючего; для пелагических рыб это соотношение составляет примерно 1 :20. Заметим, что для пресноводной рыбы, получаемой в рыбоводческих хозяйствах, это соотношение близко к 1 : 1.

Всё крупное промысловое рыболовство мира почти полностью сосредоточено на континентальном шельфе или недалеко от него. Самая высокая первичная продуктивность характерна для районов поднятия глубинных холодных вод, а потому промысловое рыболовство в этих районах развито сильнее всего. Хотя важными в промысловом отношении являются многие рыбы, основная часть мирового улова состоит из относительно небольшого числа видов. На побережье Атлантики, например, основные промысловые рыбы на севере — сельдь, треска, пикша и палтус, тогда как южнее добываются кефаль, морской каменный окунь, горбыль и королевская макрель. Всего шесть видов составляют половину мировой добычи морских рыб: перуанский анчоус (до 1972 и после 1995 г.), атлантическая сельдь, атланти-

ческая треска, макрель, минтай и южноафриканская сардина. Далее идут камбаловые (включая морской язык, камбалу и палтусов), лососёвые и тунцы (включая бонито). Треска, минтай и камбалы — донные рыбы, добываемые тралом, рыбы остальных групп добываются в поверхностных водах. Большинство этих рыб питается планктоном (пищевая цепь относительно коротка).

С 1940 по 1970 год мировой улов океанической и морской рыбы вырос в три раза (рис. 5.25). Широко бытовало мнение, что пищевые ресурсы Мирового океана почти неограниченны, и продовольственная проблема может быть решена за их счёт. Этот оптимизм основывался на предположении, что ресурсы открытого океана сопоставимы с ресурсами шельфа. Оказалось, что это — грубая ошибка. И в то же время в этих расчётах не принималось во внимание, что нагрузка на шельф уже превысила способность экосистемы к воспроизведению стада. Поэтому в 70-е годы улов не вырос, несмотря на увеличение рыболовного флота. Стало ясно, что рыбы вылавливается слишком много, и её почти не остаётся для воспроизводства популяций. В следующие 30 лет улов вырос всего на 30 %, а потребление рыбы и других морепродуктов на душу населения резко упало (рис. 5.25). Проблема усугубилась тем, что многие рыбаки были вынуждены переключаться на лов малоценных пород рыбы, так как популяции лучших пород, таких как лосось, треска или атлантическая сельдь, были изрежены в крайней степени.

20 Потребление надушу населения, кг/год

Улов, млн. т/год 90

  • -80
  • -70
  • -60
  • -50
  • -40
  • -30
  • -20
  • 2 ?

Годы

1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000

І І I-1 I

Рис. 5.25. Душевое потребление и мировой улов рыбы, ракообразных и моллюсков в 1940—2000 гг.

-10

Значительный вклад в этот спад мировой добычи рыбы внесла экологическая катастрофа, разразившаяся у берегов Перу. Здесь в зоне апвеллинга (см. п. 3.5, рис. 3.12) у западных берегов Южной Америки образуются благоприятные условия для бурного роста морской биоты. С середины 50-х годов XX века здесь стало быстро развиваться рыболовство, ориентированное на лов анчоусов, на долю которых в 1965—1971 гг. приходилось до '/5 мирового улова рыбы и других морепродуктов (рис. 5.26, вверху). Учёные Продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН предупреждали, что вылов анчоусов значительно превышает допустимый уровень. Дело в том, что по неизвест-

  • 9
  • 3
  • 1970 1980 Годы
  • 160
  • 120
  • 40

1970 1975 1980 1985 1990

Рис. 5.26. Вверху: улов анчоусов у берегов Перу в зоне апвеллинга. Резкий спад добычи в 1972 г. — следствие превышения допустимого улова. Внизу: резкое сокращение численности особей голубого тунца старше 10 лет в ареале его обитания — Западной Атлантике в результате хищнического перелова

ным пока причинам направление ветров над Тихим океаном иногда меняется, при этом апвеллинг у берегов Перу прекращается. Это хорошо известное явление называется Эль-Ниньо. С приходом Эль-Ниньо резко падает концентрация планктона, а вслед за ней сокращается и способность популяции анчоусов к воспроизводству. Правительство Перу пренебрегло предупреждениями учёных.

В 1972 г. из-за чрезмерного вылова популяция анчоусов не смогла восстановиться, и уловы уменьшились сначала в 5, а впоследствии и в 10 раз по сравнению с допустимым уровнем! Одновременно от голода погибла масса морских птиц и хищных рыб. Страна понесла огромные убытки, природа — ещё большие. Примерно в это же время из-за неконтролируемого хищнического лова произошла деградация популяции голубого тунца в Западной Атлантике (рис. 5.26, внизу). Нет сомнений, что такова же судьба северокаспийской популяции осетра, трески и сельди в Восточной Атлантике.

К сожалению, эти уроки не идут впрок, и по отношению к продовольственным ресурсам океана человечество в целом ведёт себя так же как перуанские рыбаки в 1967—1971 гг.

Уничтожению популяций морских животных способствуют развернувшаяся в последние годы добыча нефти на континентальном шельфе и большая транспортная нагрузка, которую несёт на себе океан. Бурение тысяч разведывательных скважин ведётся как раз на местах нереста. При авариях нефтяных платформ и нефтеналивных танкеров в море попадает огромное количество нефти, вызывающее гибель морских животных и птиц на больших площадях. Кроме того, стремясь сэкономить деньги, недобросовестные судовладельцы занимаются промывкой танков, отводя суда подальше от берега, чтобы их не могли поймать полицейские и охранные службы. Значительный ущерб шельфовым экосистемам наносят и загрязнения, поступающие с континента.

По мере того как человек всё плотнее заселяет континенты и исчерпывает их ресурсы, он, естественно, «обращается к морю» в поисках полезных ископаемых, пищи и даже жизненного пространства. Однако большую часть водного пространства можно уподобить полупустыне, которая производит очень немного пищи. Окраины океанов, окружающие материки, представляют собой, по-видимому, основное место нахождения не только пищевых, но и наиболее важных минеральных ресурсов — нефти и рудных ископаемых. Такое размещение рудных осадков определяется путём, по которому шло переосаждение богатых рудоносных пород.

Однако богатства океана не только не безграничны, но разработка их связана с серьёзнейшим риском загрязнения среды, и свидетельством этому служат учащающиеся случаи утечки нефти. Представление о «морском роге изобилия» может оказаться не более чем гиперболой. И если международное сотрудничество в изучении моря и разведке его богатств развивается год от года, то многие проблемы в регулировании использования морских ресурсов решаются слишком медленно. Океан следует рассматривать как важнейшую часть биосферы, поддерживающей существование человечества, а не как инертный «склад запасов», из которого можно бесконечно черпать.

Подводя итог, нужно заметить, что разорение и загрязнение Мирового океана — одна из острых проблем, плохо решаемых до сих пор.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >