ПРЕОДОЛЕНИЕ КРИЗИСА

Основные стратегии

Потребность общества в объективном преодолении кризиса ощущается с самого его начала. Различные социальные слои, по-своему оценивающие кризис и его причины, ищут свои пути выхода из кризиса. Как отмечалось выше, каждый человек так или иначе должен овладеть сложившейся ситуацией. Однако «кризисное время предъявляет человеку не индивидуальный счет, требует от него не просто выживания и адаптации. Речь идет о том, чтобы не только самому выйти из кризисной ситуации. Нужно выводить из нее общество, а это самостоятельная задача»[1] [2]. Общая потребность в преодолении кризиса выражается средствами массовой информации, формулируется политиками и учеными, приобретает характер лозунгов и требований в массовых манифестациях и, наконец, реализуется через правительственные программы.

Каждый социальный кризис конкретен, но не менее конкретны и пути выхода из него. Однако можно все же указать несколько основных «стратегий», которые в самом общем виде указывают на 'Направление движения, предпочтительное в том или другом случае для преодоления (Кризисной ситуации. Не всегда эти стратегии определяются достаточно четко и ясно, а подчас они даже сознательно маскируются в политических целях. Тем не менее основные их черты определить ,не так уж трудно.

Первая стратегия может быть названа реставрационной. Ее смысл состоит в том, чтобы возвратить общество к прежнему, докризисному состоянию, устранив те факторы и их производные, которые действуют в кризисной обстановке.

В Польше такую стратегию по существу все время проводила ПОРП, которая исходила из предпосылки, что достаточно восстановить ее авторитет в массах и политическую власть, как все будет исправлено. Выступая на XXVI съезде КПСС, первый секретарь ЦК. ПОРП Станислав Каня, например, говорил: «Мы последовательно работаем над восстановлением силы и активности партии, ее связей е трудящимися... Мы опираемся на .марксистско-ленинское учение, обращаемся к историческим и интернационалистическим традициям нашей партии»[3]. Тот же оратор, выступивший на 9-м 'пленуме ЦК ПОРП в марте 1981 г., отверг идею соглашения с оппозицией, (борющейся за власть, и заявил: «Существуют экономические и политические границы компромисса. Нельзя скрывать, что мы уже давно перешли допустимую границу экономических возможностей. Есть границы и тогда, когда мы обсуждаем политические требования. Эти границы определяются интересами социализма, необходимостью сохранения руководящей роли партии, заботой о безопасности нашего государства и его положением как члена социалистического содружества»[4].

Однако дело не в примирении с аппозицией. ПОРП развивала идею :не пассивного сопротивления обстоятельствам, а активного отстаивания прежних ценностей, институтов, норм, отношений. На одной из политических дискуссий в Польше в 1981 г. сторонники правительства подчеркивали: «В стране проходит контрреволюционный процесс, и поэтому применять против него следует соответствующие методы, т. е. партия должна использовать в борьбе против контрреволюции все имеющиеся средства»[5]. Логическим завершением этой стратегии было введение военного положения.

У нас наиболее ярким проявлением реставрационной стратегии был путч в августе 1991 г. Как и в польском реставрационном варианте, стратегия военного переворота ни в коей мере не могла оправдать себя. Возврат к прошлому невозможен; действия, направленные на восстановление прежних порядков, могут на время только (Камуфлировать кризисную ситуацию, но они не в состоянии ее преодолеть. К тому же, как показал исторический опыт, подобные действия вызывают мощный отпор со стороны демократических сил общества.

Вторая стратегияневмешательство в происходящие события. По существу это проявление надежды на то, что все «само по себе образуется». Такая политика нерешительности, затягивания и проволочек в принятии хотя бы каких-то мер была свойственна и польскому, и нашему кризису — до 1992 г. Думается, что ничего нет хуже подобной политики, которая ничего не исправляет и все оставляет в подвешенном состоянии. Известно, что «под лежачий камень вода не течет». В нашем случае это означает, что те факторы и -силы, которые вызвали кризис, продолжают действовать разрушительным образом, кризис углубляется и затягивается и одна нерешенная проблема порождает множество других.

Третья стратегияобновление общества, активный выход из кризиса путем отбрасывания старого, отказа от него, развития нового, что родилось в кризисной или еще в предкризисной ситуации.

Для реализации этой стратегии нужно, разумеется, знать прежде всего направление движения: что понимается под новым, «куда нам плыть», какое общество мы хотим построить, какие элементы будущего мы находим уже в сегодняшней действительности.

Вопрос этот не простой. Он стоит перед обществом в каждый переходный период. Стоял он и перед большевиками в 1917 г. Многие выдающиеся политики и общественные деятели того времени предупреждали о том, что выбрать верную стратегию преодоления обширного кризиса — очень не легко. Г. В. Плеханов писал о том, что если революционное правительство «будет искать спасения в идеалах «патриархального и авторитарного коммунизма», внося в эти идеалы лишь то видоизменение, что, вместо Перувианских «сынов солнца» и их чиновников, национальным производством будет заведовать социалистическая каста», то «при такой опеке народ не только не воспитался бы для социализма, но или окончательно утратил бы всякую способность к дальнейшему прогрессу, или сохранил бы эту способность, благодаря возникновению того самого экономического неравенства, устранение которого было бы непосредственной целью революционного правительства»[6]. Как подтвердила история, именно ЭТО 'И произошло.

Сейчас подобные вопросы возникают вновь. Общее направление социально-экономического и политического развития интересует всех, является предметом дискуссий и научных исследований. В самой общей форме .на вопрос о стратегии обновления могут дать ответ многие специалисты в области общественных наук — историки, философы, политологи, экономисты. Правда, до недавнего времени эти ответы были однообразными: коль скоро мы находимся в социалистическом обществе и строим коммунизм, то это и есть наши идеалы. Теперь же 'ситуация переменилась и в печати можно встретить более свободные от идеологии рассуждения и целые концепции. Так, Е. и В. Золотухины в статье ««Нормальное» и «аномальное» общество», не прибегая к социально-классовым характеристикам настоящего и будущего, рисуют картину желаемого общества, которое они называют «нормальным». При всей спорности самого подхода и применяемой терминологии, следует обратить внимание на следующие черты этого общества, которые обладают достаточной привлекательностью:

целостность самовоспроизводства общества, когда благополучно функционируют не только отдельные его структуры, но и вся социальная система как единое целое;

устойчивость общественной системы, означающая, что различные внешне-и внутриполитические проблемы хотя и вызывают потрясения в обществе, но не сокрушают его основ;

наличие гибких адаптационных возможностей, постоянного импульса к развитию, открытость и восприимчивость к новому.

«Говоря обобщенно, нормально развивающееся общество — это общество, возникающее естественно-исторически, без грубых разрывов социальной ткани. Именно путь гибких реформ, или, точнее, «революций типа реформ»... без тотальной ломки всего и вся оказывается гораздо более приемлемым, социально привлекательным, чем путь ультрареволюционный, основывающийся на жестком 'Насилии»[7].

Перекликается с этой позицией и точка зрения Н. Наумовой: наиболее важные предпосылки для успешного выхода из кризиса — это мобилизация социального потенциала, формирование гибкой и динамичной социальной структуры, обеспечение позитивного взаимодействия с внешней (международной) средой. Однако «основной предпосылкой является эффективное социальное управление, сохранение управляемости социальной системы»[8].

Конечно, от этих несколько идеальных представлений далеко до конкретных путей реализации этой стратегии, но наша задача здесь ограничивается тем, что мы лишь называем основные стратегии, которые можно использовать в кризисной ситуации. Выбор их — дело политиков, далеко не всегда полагающихся на мнения ученых.

Тем не менее — и это надо подчеркнуть, — если политический руководитель способен верно оценить сущность процессов, происходящих в обществе, определить их характер и направленность, выявить прогрессивные и перспективные элементы общественного развития, то преодоление кризиса в опоре на эти элементы вполне возможно, хотя, разумеется, и весьма нелегко.

Взаимопроникновение нового и старого в ходе развития кризиса

Рис. 15. Взаимопроникновение нового и старого в ходе развития кризиса

Рассмотренная третья стратегия была, как представляется, хотя и непоследовательно, но все же .применена руководителями России в конце 1991 — начале 1992 г., когда правительство республики достаточно решительно встало на путь проведения реформ.

2. Говоря о выборе стратегии, необходимо сделать два замечания. Первое: этот выбор (возврат назад, выжидание, обновление) в большой степени зависит от мировоззрения и политической позиции руководящих слоев и лиц. Обстановка кризиса, а также различные политические силы, наука, средства массовой информации, конечно, толкают к той ли иной стратегии, вынуждают к одному или другому решению, но его принятие остается .в .конечном счете на совести (и ответственности) политических руководителей. М. С. Горбачев проявлял медлительность, его выбор (если он и осуществлялся) состоял в стратегии выжидания. И в конце концов ему пришлось уйти. Российское руководство после короткого периода раздумий выбрало стратегию обновления, эффективность которой, надо полагать, покажет будущее.

Второе замечание состоит в том, что хотя мы говорим о стратегии выхода из кризиса, но по существу принимаемое решение касается по меньшей мере трех вопросов. Во-первых, как быстрее преодолеть тяжелую кризисную ситуацию, обеспечить населению минимальные условия для выживания. Во-вторых, как поступить с остатками развалившейся старой системы. В-третьих, что надо сделать для укрепления новой системы — норм, институтов, ценностей, отношений. Эти три вопроса взаимосвязаны, пересекаются, но тем не менее не совпадают, каждый требует определенного решения. По этой причине стратегия выхода из кризиса представляется сложной, 'многослойной (рис. 16).Особенно трудно предусмотреть этапы этой стратегической программы, последовательность принимаемых мер и комплексную взаимосвязь между ними.

Стратегия выхода из кризиса 80—90-х годов в нашем обществе сосредоточивалась в основном на экономических проблемах.

Непосредственное преодоление кризиса

Укрепление новой системы

Рис. 16. Составные элементы стратегии выхода

из кризиса

Программа под руководством академика С. Шаталина «500 дней», программа Г. Явлинского и другие экономические программы включали основное ядро стратегии — переход к рыночной экономике. Вокруг этого ядра шли яростные споры, оно привлекало внимание отечественных и зарубежных специалистов.

Однако эффективная стратегия выхода из кризиса не может ограничиваться экономическими проблемами. Ведь сам кризис многопланов, включает политические, социальные, духовные и иньге аспекты. Поэтому и стратегия должна быть комплексной: должны быть разработаны несколько стратегий, учитывающих все эти стороны дела и объединяемых единой целью — преодолеть развал общественной жизни, сохранить и обновить полезные институты, создать новую ситуацию, обеспечивающую развитие страны.

Интересен еще один вопрос: каковы ожидания населения по поводу сроков выхода из кризиса? Эти ожидания исследовались рядом психологов и социологов. Приведем, например, таблицу, относящуюся к январю 1992 г., когда общего кризиса в его наиболее острой фазе по сути еще не было. На вопрос: «За какой период Россия сумеет преодолеть социально-экономический кризис» последовали такие ответы (в % к числу опрошенных)[9]:

К конце 1992 г. 6

За 2—31 года 20

Примерно за 5 лет 21

На это уйдет лет 110 10

Понадобится несколько десятилетий, а то и больше б

Россия так и не выберется из кризиса 7

Затруднились ответить 23

О репрезентативности этого опроса свидетельствует фактическое совпадение приведенных ответов с теми, которые были получены в других социологических исследованиях. Приведем, иапри-

мер, данные, полученные петербургскими социологами на основании опросов населения ® различных регионах 'СССР в целом и отдельно в Эстонии ,в декабре 1990 г.[10] На вопрос: «Когда наступят положительные результаты перехода к рынку для большинства населения?» последовали такие ответы (в %):

СССР

Эстония

Через 1>—2 года

2

'її

Через 3—5 лет

18

'28

Не раньше, чем через 10 лет

19

28

Не раньше, чем через 15 лет

7

9

Переход к рынку ничего не изменит

14

'2

Переход к рынку не начнется

6

4

Затрудняюсь ответить

34

28

  • [1] 82 Наумова Н. Человек и кризисное время: преодоление//Свободная мысль. 1991. № 7. С. 19.
  • [2] Наумова Н. Человек и кризисное время: преодоление//Свободная мысль. 1991. № 7. С. 81.
  • [3] Правда. 1981. 25 февр.
  • [4] Там же. 1 апр.
  • [5] Там же. 2 июня.
  • [6] Плеханов Г. В. Соч. М.: Пг., 1923. Т. 2. С. 81.
  • [7] Свободная мысль. 1991, № 15, С. 46.
  • [8] Наумова Н. Переходный период//Коммунист. 1990. № 8. С. 5.
  • [9] См.: Когда Россия сумеет преодолеть кризис//Известия. 1992. 3 февр.
  • [10] См.: Сдвиги позиции граждан относительно экономических преобразований и развития рыночных отношений (Отв. исполнитель Б. 3. Докторов). СПб., 1991. С. 32.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >