Правовое регулирование института производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних и его эффективность на современном этапе

Под институтом права понимается обособленная группа правовых норм, которые регулируют определенные общественные отношения. К таким общественным отношениям можно отнести и отношения, складывающиеся по поводу совершения преступления лицом, не достигшим совершеннолетия, и предназначенные для реализации уголовной ответственности таких лиц.

Обособление указанных правоотношений вызвано теми возрастными особенностями, которые присущи несовершеннолетним. Современный подход к выявлению существенных свойств и особенностей личности, уровень развития которых определяет способность к уголовной ответственности, характеризуют Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила).1

Официальный комментарий к основному тексту подчеркивает связь нижнего порога уголовной ответственности с характеристикой «эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости, достаточной для сознания ответственности перед обществом».

Уголовный кодекс РФ установил два возраста уголовной ответственности: 16 и 14 лет. В УПК РФ имеется глава 50 «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних», 13 статей которой регулируют особенности по таким категориям уголовных дел. В ч. 2 ст. 420 УПК РФ сказано, что производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке с учетом изъятий, предусмотренных гл. 50 УПК РФ. Таким образом, ссылаясь на указанную норму, ученые-процессуалисты считают, что институт производства по делам в отношении несовершеннолетних содержит «две группы норм, на которых базируется уголовнопроцессуальное законодательство, касающееся несовершеннолетних: а) определяющие общие правила судопроизводства; б) представляющие собой изъятия из этих общих правил ...».2 Такую же позицию высказывал Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и ориентирует судебную практику на соблюде-

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила): [приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи 29 ноября 1985 г.] // Советская юстиция. - 1991. - №№ 12-14.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. И. Л. Петрухин. - М.: изд-во Проспект, 2008. - С. 622.

ние двух главных принципов производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: проведение его по общим правилам, предусмотренным УПК РФ; проведение его с обязательными изъятиями, установленными нормами гл. 50 УПК РФ.

В Постановлении от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», хотя прямо об этом не говорится, но обращается внимание судов на соблюдение в том числе и уголовно-процессуального законодательства.1

Общие правила уголовного судопроизводства закреплены в части первой УПК РФ «Общие положения», включающей шесть разделов: «Основные положения», «Участники уголовного судопроизводства», «Доказательства и доказывание», «Меры процессуального принуждения», «Ходатайства и жалобы», «Иные положения». Присутствие в них норм, регулирующих производство в отношении несовершеннолетних, является оправданным, т.к. общие положения уголовнопроцессуального закона определяют сущность уголовно

процессуального права России, его направленность, принципы построения судопроизводства и отражают конституционные требования осуществления производства по всем уголовным делам независимо от их категории.

В то же время в других разделах УПК РФ, не относящихся к общим положениям, содержатся нормы, также регулирующие особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. К ним можно отнести:

  • - выделение из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетним обвиняемым (п. 2 ч. 1 ст. 154 УПК РФ):
  • - проведение закрытого судебного заседания при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет (п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ);
  • - разрешение судом вопроса о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего в случаях, предусмотренных ст. 90 и 91 УК РФ при постановлении приговора (п. 15 ч. 1 ст. 299 УПК РФ);
  • - разрешение судом вопроса об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного

Российская Федерация. О применении судами норм Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 // Российская газета. - 2004. - № 60. - 25 марта.

воздействия в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ при исполнении приговора (п. 16 ст. 397 УПК РФ) и др.

Таким образом, регулирование особенностей производства по делам несовершеннолетних не ограничивается только общими положениями и изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ. Разрозненность норм института производства по делам в отношении несовершеннолетних не способствует эффективности правового регулирования данной категории уголовных дел, затрудняет анализ и совершенствование юридической охраны прав несовершеннолетних.

В то же время юридическая наука и практика, государство и общество в лице соответствующих органов и организаций должны учитывать комплекс факторов, влияющих на эффективность права и норм законодательства. Одним из таких факторов является правильное построение институтов отраслей права. Упорядоченность общественных отношений, степень их соответствия выраженным в праве моделям поведения и покажет нам эффективность правового регулирования.1

Исследование эффективности правовых институтов и отдельных норм законодательства требует новых методологических подходов, связанных прежде всего с изучением психологических, антропологических аспектов данной проблемы, преодолением детерминизма в объяснении правовых явлений. Институт производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних как нельзя более наглядно может показать насколько успешно (эффективно) право должно отражать социальные интересы, потребности развития общества, обеспечивать социальную справедливость и защиту интересов лица, не достигшего возраста совершеннолетия.

Психологическая эффективность данного института права характеризует возможность личности к самореализации и комфортному существованию в сфере его правовых норм. Наполнение психологическим содержанием уголовно-процессуальных понятий и норм предполагает соответствующий уровень научного обеспечения на основе оценки способности личности несовершеннолетнего осознавать значение своего поведения и управлять им, исходя из уголовно-правовых запретов и дозволений. Именно разработанное с использованием профессиональных психологических знаний, понятие возрастной вменяемости (уголовно-правовой дееспособности), как предпосылки уголовной ответственности, представляет «каркас» для всего института производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Жинкин, С. А. Проблемы обеспечения эффективности норм права и норм законодательства: монография / С. А. Жинкин. - Краснодар: изд-во КСЭИ, 2008. -С. 88.

Правильное понимание взаимосвязи нормативных и психологических требований в контексте обеспечения эффективности правового регулирования преступлений несовершеннолетних должно исходить из того, что правовая форма создает специальные предпосылки для ограничения человеческого поведения, которые реализуются через внутренние (психологические) условия. В связи с этим необходим более широкий взгляд на характер уголовно-процессуальных норм в отношении несовершеннолетних в рамках правового регулирования.

Как отмечается в литературе, на современном этапе развития общества происходит отрыв позитивного права от духовно-моральных начал, «вырождение» его в «законничесгво», превращение права в некий технико-юридический агрегат, агрегат преимущественного оформи-тельного порядка, призванного в основном адекватно, с формальной стороны, закрепить решения деловых проблем.1 Здесь важным является новое осмысление самого понятия права, рассмотрения его не только как системы установленных государством предписаний, но и регулятора социально-духовного уровня личности, а особенно несовершеннолетнего. Большое значение при этом имеет антропологическая ориентация права, которая позволяет разрабатывать и внедрять программу идеологических, воспитательных, социальных мероприятий, направленных на обеспечение соблюдения правовых норм несовершеннолетними.

Нормы права должны отвечать основополагающим качествам и потребностям человека, его сущностным характеристикам. Для исследования эффективности права заслуживает внимания концепция так называемой «динамической структуры личности», согласно которой личность образуется на основе взаимодействия следующих четырех сторон: а) социально обусловленные особенности личности; б) индивидуальные особенности различных психических процессов; в) опыт личности; г) биологически обусловленные особенности.2 Учет указанных особенностей позволит построить нормы права в отношении несовершеннолетних так, что в них отразится личность именно несовершеннолетнего с присущими ему антропологическими составляющими.

Помимо биологической и социальной сущности человека выделяются также другие аспекты его природы, имеющие значение для эффективности права. Такими аспектами являются этнический, территориальный, половой, возрастной. В зависимости от них природа человека в разных людях представлена по-разному. Это должно быть выражено в правовых нормах в виде индивидуализации подходов к личности лица,

Гриценко, Г. И. Правопонимание: антропологические и социокультурные аспекты: монография / Г. И. Гриценко. - Ставрополь: изд-во СГУ, 2002. - С. 14.

Сычев, Ю. В. Микросреда и личность: философские и социологические аспекты / Ю. В. Сычев. - М.: Мысль, 1974. - С. 25.

совершившего преступление с целью положительного воздействия на его воспитание, соблюдения прав и интересов другой личности.

На современном этапе развития юридической науки и практики именно эффективность правового воздействия на общественные отношения, складывающиеся в сфере совершения преступного деяния несовершеннолетним, является мерилом действующих специальных норм права, учитывающих особенности личности таких лиц. Но нельзя забывать, что и сами нормы процессуального института производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних находятся в общей системе всего российского права, зависят от них и развиваются вместе с ним. Для того чтобы вывести юриспруденцию на уровень науки XXI в., пишет С.С. Алексеев, необходимо, во-первых, взять на вооружение правоведения достижения человеческого духа - высшие ценности философского постижения мира, духовной культуры, морали, высокие гуманитарные идеи, другие достижения философии, социологии, всего комплекса гуманитарных наук; во-вторых, с учетом новых материалов попытаться выйти через анализ самой правовой материи на новый уровень науки.1

Институт производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в том виде, как он существует в УПК РФ, далек от совершенства. Об этом свидетельствует ежегодное возрастание числа совершенных преступлений различной тяжести лицами, не достигшими возраста 18 лет. Повышение его эффективности должно идти по пути максимального обособления норм, составляющих содержание данного института с учетом знаний, наработанных всеми науками, изучающими личность несовершеннолетнего, его потребности, мотивацию поведения и разрешения конфликта с его участием.

Например, к ним можно отнести и такие знания, которые относятся к девиантному поведению. Появление специального термина -девиантность - позволяет изучать уже не только сам факт отклонения, а также склонность и готовность несовершеннолетнего (группы несовершеннолетних) порождать внешне наблюдаемые отклонения от общепринятых норм.

Социальные девиации, по мнению исследователей, имеют следующие обязательные атрибуты:

  • 1) расхождение между индивидуальной линией развития индивида (группы) и доминирующими ценностями / тенденциями общественной жизни;
  • 2) негативная реакция общества, идентификация / стигматизация данного расхождения как социально нежелательного - девиантного,

СМ.: Алексеев, С. С. Тайна права. Его понимание, назначение, социальная ценность / С. С. Алексеев. - М.: Норма, 2001. - С. 24.

анормального, антисоциального, асоциального, преступного, сексуально-ненормального;

  • 3) стремление общества контролировать и устранять нежелательное поведение и его носителей в форме остракизма, наказания, изоляции, уничтожения (в крайних случаях);
  • 4) ограничение прав носителей девиации, ограничение их социальных возможностей, социальная дезадаптация и снижение качества жизни.1

Характеристика девиантного поведения включает в себя и психопатологический критерий, с точки зрения которого все поведенческие проявления делятся на две группы: «здоровые - болезненные». Считается, что расстройство из области психической патологии (психопатии, неврозы, психозы и т. д.) связано с отклоняющимся поведением.

Термин «девиантное поведение» имеет возрастные ограничения и может применяться к детям не ранее 7-9 лет. Только к этому возрасту (а в ряде случаев и позже) можно говорить о наличии способности понимать и контролировать свое поведение. Если же поведение ребенка младше девяти лет существенно отклоняется от возрастной нормы, то его целесообразно рассматривать как одно из проявлений незрелости, невротических реакций или нарушений психического развития.2

Такие знания необходимы при совершенствовании процессуальной процедуры по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, так как основной целью их производства является корректировка девиантного поведения, имеющего возрастной или психопатологический характер.

Решение данных задач в процессе уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних требует применения специфических методов психологической работы, а это, в свою очередь, - участия специалиста - психолога.

УПК РФ предусматривает, что в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно (п. 2 ст. 425 УПК РФ). Таким образом, законодатель не только не предусматривает участие психолога для всех несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности, но и не считает его участие обязательным, если предоставляет лицу, производящему расследование выбор между ним и специалистом - педагогом.

Змановская, Е. В. Психология девиантного поведения: структурнодинамический подход: монография / Е. В. Змановская. - СПб.: Петербургский институт МВД России, 2005. - С. 21.

Змановская, Е. В. Девиантное поведение и группы: учебное пособие / Е. В. Змановская, В. Ю. Рыбников. - СПб.: Питер, 2011. - С. 30.

Между тем, корректировка девиантного поведения требует в первую очередь реализации знаний психологии, поскольку опирается на использование именно психологических методов.

При таких обстоятельствах уголовное судопроизводство в отношении несовершеннолетних не может быть признано полностью научно обоснованным, эффективным и нуждается в перестройке.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >