Дифференциация уголовно-процессуальной формы производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

В процессуальной литературе последних лет справедливо отмечается, что форме - сложному общественному явлению - присущи как внешние, так и собственные, внутренние противоречия.

Главной причиной этих явлений можно считать противоречия, возникающие между динамикой развития общественных отношений и стабильностью формы.

В то же время дискуссия о том, должна ли форма уголовного судопроизводства быть единой для всех уголовных дел или ее необходимо дифференцировать, в научной литературе ведется уже давно.

Сама идея дифференциации имеет как своих сторонников1, так и противников.2

Большинство ученых полагает, что процессуальная форма может быть дифференцирована, но при этом они склоняются либо к упрощению уголовного судопроизводства, либо к его усложнению или под видом борьбы за «процессуальную экономию» подвергают критике ряд демократических принципов и институтов уголовного процесса, абсолютизируя идею дифференциации.1

Дифференциация уголовно-процессуальных форм делает более эффективным уголовное судопроизводство, поскольку она позволяет учитывать и интересы уголовного судопроизводства и особенности уголовного дела.

Как правильно пишет Е. В. Хаматова: «Трудно представить, что дела об убийстве и клевете будут рассматриваться без учета их специфики по абсолютно одинаковой схеме».2

То есть порядок уголовного судопроизводства не только не исключает, но и предполагает его дифференциацию в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления и личности правонарушителя.

Е. Г. Лукьянова пришла к выводу, что «в процессуальном праве процессы дифференциации охватывают как его систему в целом, так и отдельные ее элементы: отрасли, подотрасли и институты. Дифференциация возможна и на уровне правовой нормы. В рамках отдельной отрасли процессуального права дифференциация правового регулирования обнаруживается на уровне стадий процесса, на уровне этапов процесса и на уровне процессуальных действий. В отраслевых рамках возможна, помимо уровневой, и структурная дифференциация - дифференциация производств».3

В зарубежном уголовном судопроизводстве дифференциация уголовного процесса заложена изначально и осуществляется в зависимости от классификации преступных деяний. Например, в Англии разграничиваются производство по делам, преследуемым с обвинительным актом и суммарное производство; во Франции порядок производства зависит от классификации деяний: преступления, проступка, правонарушения.

Действующий УПК РФ подтвердил обоснованность и целесообразность дифференциации уголовно-процессуальной формы, закрепив различные виды производств, и тем самым превратил ее из тенденции развития уголовно-процессуального законодательства в реальность.

Целью дифференциации форм уголовного судопроизводства является оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности, достигаемые в ходе демократических процедур с сохранением ос-

новных гарантии прав участников уголовного судопроизводства и при условии реализации всех процессуальных принципов.

Следует отметить, что в юридической литературе понятие дифференциации уголовно-процессуальной формы трактуется по разному.

По мнению Т.В. Трубниковой, «под дифференциацией уголовного процесса понимается существование в системе уголовного процесса ряда самостоятельных производств, приспособленных для различных потребностей».1

Д.П. Великий определяет дифференциацию уголовно-процессуальной формы и как свойство уголовно-процессуальной формы, и как тенденцию ее развития, и как способ построения уголовного процесса, и как уголовно-процессуальный принцип».

Такое широкое понимание дифференциации уголовнопроцессуальной формы не согласуется со словарным ее определением как разделение, расчленение целого на различные части, формы, ступени.[1] [2] [3]

С.С. Цыганенко формулирует понятие дифференциации «как одного из направлений развития уголовно-процессуального права, представляющего специфический метод правового выражения в уголовнопроцессуальной форме материально-правовых и процессуальных условий деятельности его субъектов.

Его применение ведет к структуризации процессуальных отношений в виде комплекса производств по уголовному делу, состоящего из общего порядка уголовного судопроизводства и его дифференцированных видов».[4]

В науке уголовно-процессуального права, в основном, говорят о трех видах уголовно-процессуальной формы: производстве по уголовным делам, осуществляемом в общем порядке, усложненном производстве и упрощенном производстве.[5]

Некоторые авторы считают, что дифференциация уголовного процесса и выделение в его структуре самостоятельных производств должны зависеть не только от степени сложности процессуальных форм, но и от их направленности. По данному критерию следует разделять производства на основные, дополнительные и особые.1

Под дифференциацией уголовно-процессуальной формы многие авторы понимают ее упрощение. А.В. Кищенков, проводя исследование таких форм, считает, что «под упрошенным производством следует понимать самостоятельное производство по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести или о преступлениях, характеризующихся небольшой степенью сложности установления их фактических обстоятельств, расследование или рассмотрение которых осуществляется с большей быстротой и эффективностью по сравнению с обычным порядком производства, достигаемых за счет изменения процессуальной формы деятельности его участников и структуры отдельных частей производства".[6] [7] 3.3. Зинатуллин, вспоминая о длительных годах «шараханья» от единой унифицированной формы к различным упрощениям, которые не отвечали усилению охраны прав и законных интересов участников процесса, отмечая, что процессуальная форма строится, прежде всего, с учетом общих методологических закономерностей познавательной деятельности, пишет: «Нам нужна единая унифицированная уголовно-процессуальная форма для всех дел, для всех стадий их движения, для производства любого процессуального действия».[8]

Но нельзя забывать, что быстрое расследование и разрешение уголовного дела не в меньшей мере отвечает гарантиям прав личности в уголовном судопроизводстве. Прав Л.В. Головко, утверждая, что «...хотим мы того или нет, но ускорение процесса есть объективная тенденция новейшего развития уголовно-процессуального права во всем мире... и вряд ли она по каким-то причинам в России свою объективность теряет».[9]

Н. В. Соколова сделала обобщающий вывод, что «очевидной тенденцией развития всех составляющих процессуального права является дифференциация применительно к специфике регулируемых отношений, сопряженная, однако, с унификацией общеправовых категориальных составляющих и, прежде всего, общих категорий и институтов процессуального права как единого правового феномена».1

Дифференцированность современного уголовного судопроизводства как в досудебном, так и судебном производстве уже закреплена в уголовно-процессуальном законе. Ее виды можно определить в зависимости от различных оснований. В досудебном производстве к таким основаниям относятся: 1) форма уголовного преследования (ст. 20 УПК РФ); 2) форма предварительного расследования (ст. 150, 157, 223, 317.4 УПК РФ); 3) категория уголовного дела (гл. 50, 51, 52 УПК РФ).

В судебном производстве основаниями дифференциации уголовно-процессуальной формы являются:

  • 1) процессуальный порядок производства (разд. IX, X, XI, XII, XIV УПК РФ);
  • 2) категория уголовного дела (гл. 50, 51 УПК РФ);
  • 3) процессуальный порядок пересмотра судебных решений (гл. 44, 45, 48, 49 УПК РФ).

Существование дифференциации уголовно-процессуальной формы по уголовным делам в отношении несовершеннолетних признается не всеми учеными-процессуалистами.

Ссылаясь на мнение Н.С. Мановой о том, что признаком самостоятельности формы досудебного производства является наличие совокупности существенных особенностей в порядке осуществления деятельности по установлению (доказыванию) обстоятельств совершенного преступления и виновности лица2, А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, Н.А. Власова делают вывод: «не могут рассматриваться в качестве самостоятельных форм досудебного производства особенности производства по отдельным категориям уголовных дел (в отношении несовершеннолетних, о применении принудительных мер медицинского характера), а также в отношении отдельных категорий лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ».3

Особенности уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних затрагивают почти все институты уголовнопроцессуального права, включая участников уголовного процесса, доказательств и доказывания, мер процессуального принуждения, возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, судебного производства и др. Наличие таких особенностей предполагает осуществление особых действий, отличных от общего порядка судопроизводства, и в связи с этим построение и реализацию собственного процесса по делам в отношении несовершеннолетних в рамках единого уголовного судопроизводства. Признание самостоятельности (дифференциации) производства по данной категории уголовных дел не означает полного отрыва от общих положений уголовного процесса, т.к. они находятся в тесной взаимосвязи, и надо признать, общий порядок производства по всем уголовным делам занимает ведущую позицию. Но если отрицать дифференцированность производства по делам в отношении несовершеннолетних, значит не видеть проблемы дальнейшего развития уголовно-процессуальных отношений, где одним из субъектов является лицо, которому требуются дополнительные процессуальные гарантии соблюдения его прав и законных интересов.

Кроме того, контингент несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности, также подразделяется на три категории, о чем уже было сказано. Это обстоятельство обязательно должно учитываться при определении объема и глубины дифференциации таких категорий дел.

  • [1] Трубникова, Т. В. Теоретические основы упрощенных судебных производств
  • [2] / Т. В- Трубникова. - Томск, 1999. - С. 22.
  • [3] Великий, Д.П. Указ. соч. - С. 17. Современный словарь иностранных слов / сост. Н. М. Черкасова. - М.: Фе-ник§, 2009. - С. 209.
  • [4] Цыганенко, С. С. Общий и дифференцированный порядки уголовного судопроизводства: автореферат дисс. ... д-ра юрид. наук / С. С. Цыганенко. - СПб., 200ф - С. 16.
  • [5] См.: Якуб, М. Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве / М. Л. Якуб. - М.: Юридическая литература, 1981. - С. 104.
  • [6] См.: Якимович, Ю. К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства / Ю. К. Якимович. - Томск: изд-во ТГУ, 1991. - С. 8; Малахова, Л. И. Уголовнопроцессуальная деятельность: общие положения: автореферат дисс. ... канд. юрид. наук / Л. И. Малахова. - Воронеж, 2002. - С. 22. Кищенков, А. В. Упрощенные производства: проблемы теории законодательного регулирования и правоприменения: автореферат дисс. ... канд. юрид. нау^ / А. В. Кищенков. - Владивосток, 2010. - С. 8.
  • [7] Зинатуллин, 3. 3. Парадоксы уголовно-процессуальной формы в УПК РФ / 3.
  • [8] Зинатуллин // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения: материалы международной научно-практической конференции (к 5-летию УПК РФ). - М.: МГЮА, 2007. - С. 36. 4
  • [9] Головко, Л. В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве / Л. В. Головко. - СПб.: изд-во «Юридический центр Пресс», 2002. - С. 236. Соколова, Н. В. Этапы становления процессуального права России: с 1917 г. по настоящее время: автореферат дисс. ... канд. юрид. наук / Н. В. Соколова. -Владимир, 2007. - С. 8. Манова Н. С. Досудебное и судебное производство: сущность и проблемы дифференциации процессуальных форм / под ред. В. М. Корнукова. - Саратов: изд-до Саратовской государственной академии права, 2003. - С. 94. Соловьев, А. Б. Общие условия предварительного расследования: монография / А. Б. Соловьев, М. Е. Токарева, Н. А. Власова. - М.: Юрлитинформ, 2005. -С. 10.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >