ОРГАНИЗАЦИЯ МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ХОДЕ ВЕДЕНИЯ БОЯ (БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ)

Морально-психологическое обеспечение войск ведется в течение всего периода боя (боевых действий) и строится исходя из запланированных целей, поставленных задач, морально-психологического состояния личного состава и степени негативного информационно-психологического воздействия на личный состав и население района боя (боевых действий).

Информационно-пропагандистская работа в ходе боя (боевых действий) направляется на поддержание высокой морально-психологической стойкости, боеспособности, активности и упорства войск при ведении боя (боевых действий), готовности к решительному и безусловному уничтожению противника. Информационные потребности, относясь к сфере духовных потребностей личного состава, представляют собой его объективно обусловленное состояние к восприятию сообщений определенного содержания и формы, которые ему нужны для ориентации в окружающей действительности, выборе линии поведения и решения проблемных ситуаций, достижения внутреннего духовного и психологического равновесия и согласованности с социальной средой. В связи с этим основными задачами информационно-пропагандистской работы в этот период являются:

  • • целенаправленное разъяснение личному составу важности выполняемых задач;
  • • доведение непрерывной и разносторонней информации об обстановке и ее разъяснение всеми формами, методами, способами и средствами;
  • • оперативное и острое реагирование на паникерские проявления относительно способности к безусловной победе над врагом, недостатков вооружения и военной техники, преимуществ противника, проявления тревоги перед неожиданными и запланированными трудностями;
  • • сохранение бодрости и твердости духа, выработка хладнокровия, стойкости, умения преодолевать страх1.

Основными формами информационно-пропагандистской работы являются:

  • • боевое и оперативное информирование;
  • • прямое обращение командования к личному составу в наиболее напряженные моменты боя (боевых действий), доведение до него сведений о зверствах врага на временно захваченной им территории, об уничижительном обращении с пленными и т.п.;
  • • обмен опытом военнослужащих, ранее участвовавших в боевых действиях;
  • • пропаганда проявлений образцов мужества, героизма, отваги и стойкости;

См.: Система морально-психологического обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации. С. 356.

  • • индивидуальные беседы с военнослужащими, проявившими неуверенность и замешательство в отдельные периоды боя (боевых действий);
  • • доведение приговоров военных судов об осуждении военнослужащих за воинские преступления, невыполнение боевого приказа, дезертирство и т.д.1

Названные и другие задачи информационно-пропагандистской работы решаются и реализуются постоянно. В их практической реализации на различных этапах боя (боевых действий) имеются свои особенности, поэтому субъекты морально-психологического обеспечения применяют разные формы и методы работы. Так, например, в ходе второй чеченской кампании особое внимание в информационно-пропагандистской работе уделялось укреплению воинской дисциплины в воинских частях и подразделениях ОГВ(с), воспитанию у личного состава законопослушания, понимания необходимости беспрекословного подчинения приказу командира. В этих целях организовывались специальные юридические информации и встречи личного состава с работниками военной прокуратуры. Личному составу разъяснялись положения УК РФ об ответственности за воинские преступления, прежде всего такие, как неповиновение, совершенное в военное время или в боевой обстановке, самовольное оставление поля боя или отказ действовать оружием, добровольная сдача в плен, мародерство, насилие в отношении населения и др.2

Решение задач информационно-пропагандистской работы достигается:

  • • непрерывным анализом, своевременным прогнозированием, целеустремленным и систематическим доведением до органов управления, личного состава войск общественно-политической и морально-психологической обстановки;
  • • пропагандой решительных, успешных, неординарных, творческих, умелых, дерзких действий военнослужащих в экстремальных условиях боевой обстановки.

Нередко в структуре информирования выделяют командную информацию, которая распространяется, как правило, по каналам управления и является приоритетной при доведении ее до различных категорий личного состава. Чаще всего это уточняющая и разъясняющая информация, направленная на улучшение управления войсками. В ней раскрываются решения командования, обращения военных советов, распоряжения органов по работе с личным составом и т.д.

Опыт, накопленный в ходе боевых действий на территории Северного Кавказа, показывает, что наиболее распространенными формами оперативного и боевого информирования в ходе боя (боевых действий) и в минуты тактических пауз могут быть:

  • • информирование и митинги;
  • • короткие групповые и индивидуальные беседы;
  • • просмотр и прослушивание теле- и радиопередач;
  • • сообщение содержания обращений военных советов и информационных бюллетеней;
  • • выпуск стенгазет, боевых листков и листков-молний;
  • • передача важной информации с помощью портативных радиостанций и др.

Например, в ходе боев по разоружению незаконных вооруженных формирований ежедневно в отделениях, экипажах и расчетах офицерами проводилось информирование (15—20 мин). В перерывах между боями и во время отдыха для информирования использовались групповые и индивидуальные беседы, печать, радио, наглядная агитация, боевые листки, листки-молнии, в работе с местным населением применялись звуковещательные станции и СМИ1.

Важным направлением информационно-пропагандистской работы в ходе боя (боевых действий) является удовлетворение информационных потребностей и интересов личного состава. Специфика боевых действий определяет приоритетные информационные потребности и интересы военнослужащих, неполное удовлетворение которых нередко порождает обстановку так называемого информационного голода, а иногда и стресса. Именно это явление чаще всего провоцирует в войсках слухи, апатию, различные страхи, панику, которые нередко ведут к психогенным потерям. Для исключения этого используется оперативное информирование личного состава, местного населения районов ведения боя (боевых действий) о событиях в Российской Федерации и стране пребывания, которое осуществляется через дивизионные газеты, выходящие еженедельно на восьми полосах тиражом 1000—3000 экз. В этих же целях, а также для популяризации среди местного населения подвигов военнослужащих, достигнутых боевых успехов, разъяснения

См.: Опыт работы по организации морально-психологического обеспечения боевых действий по уничтожению бандфомирований в Республике Дагестан. С. 11.

целей и задач, решаемых войсками, используются возможности дивизионных телерадиоцентров. Кроме того, проводятся встречи с военнослужащими, имеющими боевой опыт, и ветеранами войск, военнослужащие участвуют в информационно-разъяснительной работе с местным населением.

Так, в ходе Операции по принуждению Грузии к миру (2008) за относительно короткое время была налажена система информирования войск и местного населения. Во всех частях СКВО, участвовавших в операции, были развернуты информационносправочные пункты. Оперативное и боевое информирование проводились ежедневно по 10—15 мин, при необходимости информирование проводилось 2—3 раза в день. К информированию личного состава привлекались командиры подразделений, офицеры штабов и воспитательных структур, иногда наиболее подготовленные военнослужащие рядового и сержантского состава по контракту и по призыву, составлявшие боевой актив.

Система информирования войск предусматривала также изготовление и распространение листовок и памяток, прослушивание теле- и радионовостей, непрерывное обеспечение войск периодической печатью. Информационные материалы готовили в основном офицеры воспитательных структур. При этом хорошим подспорьем стали специальные выпуски газеты СКВО «Военный вестник Юга России», информационные материалы, листовки, памятки, подготовленные управлением воспитательной работы СКВО, а также отделом воспитательной работы 58-й армии и отделением воспитательной работы мотострелковой дивизии. Всего за период проведения операции было подготовлено и издано три специальных выпуска газеты «Военный вестник Юга России» (первый тиражом 2000 экз., второй — 1500 экз., третий — 1500 экз., при этом выпуски за 12 и 15 августа 2008 г. подготовлены в 16- и 12-полосном форматах), осуществлен выпуск газеты мотострелковой дивизии «Доблесть» тиражом 1000 экз. С 11 августа 2008 г. была организована печать дополнительных тиражей газет «Красная звезда» в количестве 2000 экз. и «Российская газета» в количестве 6000 экз., а также их оперативная доставка подразделениям в зону проведения операции. Кроме того, было выпущено два информационных бюллетеня по 600 экз. каждый, подготовлено 10 типов листовок для местного населения и военнослужащих, участвующих в операции, тиражом по 500 экз. каждый1.

См.: Цыганок А. Грузино-югоосетинский конфликт и его влияние на Россию // Военно-промышленный курьер. 2008. № 47. 1ЖЬ: 1Шр://урк-news.ru/articles/4884 (дата обращения: 24.06.2016).

Сильное влияние на морально-психологическое состояние личного состава имеет персонификация, т.е. персональная адресность, передаваемых сообщений. По опыту боевых действий на Северном Кавказе, в Сирии можно утверждать, что данная форма удовлетворения информационных потребностей военнослужащих в сложных условиях является одной из самых эффективных. Боевые действия группировки ВКС в Сирии показали, что для информирования членов семей военнослужащих, выполняющих боевые задачи, эффективным средством являются «горячие линии», «горячие телефоны», по которым можно круглосуточно получить сведения, интересующие родственников военнослужащих. Подобные меры существенно снимают напряжение в обществе.

Большое значение имеет формирование у личного состава чувства ненависти к противнику. Командиры, органы по работе с личным составом должны понимать, что благодушное отношение к противнику затрудняет адаптацию военнослужащих к боевой обстановке. Например, если в начальный период в частях, прибывших в Чечню на доукомплектование ОГВ(с), только 20% личного состава поддерживало силовые методы по наведению там конституционного порядка, то через некоторое время, особенно после активного участия в боях, такой точки зрения придерживалось уже более 50% воинов, что в определенной степени было следствием эффективной информационно-пропагандистской (информационно-воспитательной) работы1.

Психологическая работа. Боевые действия представляют собой не только согласованные по цели, месту и времени удары, огонь и маневры войск, но, прежде всего, и ожесточенное противоборство целеустремленных, мыслящих, чувствующих, побуждаемых личными убеждениями, обладающих знаниями, навыками и умениями, волей и надеждами людей. И от того, у какой из противоборствующей стороны морально-психологические силы и возможности окажутся лучше сформированными, мобилизованными, сохраненными и в большей степени отвечающими потребностям боя, в определяющей степени зависит результат боя (боевых действий). Например, в 1999 г. в ходе боевых действий в Республике Дагестан высокий уровень нервно-психических расстройств был характерен для всех подразделений, непосредственно участвующих в боевых действиях. Так, проведенная после первых дней боев пси-

См.: Опыт работы по организации морально-психологического обеспечения боевых действий по уничтожению бандфомирований в Республике Дагестан. С. 13.

хологическая оценка в подразделениях 7 гв. вдд показала, что 15% личного состава получили боевые психические травмы, у 29% военнослужащих были отмечены выраженные последствия таких травм. После окончания боев для 90% военнослужащих было характерно невротическое расстройство сна, для 60% — неврозы навязчивых состояний[1].

Р.А. Габриэль описывает процесс приспособления военнослужащих к боевой обстановке в виде поэтапного нарастания у них боевой усталости и утраты боеспособности. Автор выделяет четыре таких этапа.

На первом этапе воины, попавшие в боевую обстановку, испытывают перевозбуждение, страх, утрату боевых навыков. Симптомами то угасающего, то вновь обостряющегося страха являются увеличивающаяся частота мочеотделения, понос, острые приступы жажды, отказ от пищи вплоть до анорексии — отсутствия аппетита, когда пища не усваивается, а извергается из желудка при рвоте. В случаях усиления опасности у воинов отмечаются повышенное потоотделение, нарушение координации движений, сильное дрожание конечностей и всего тела. Заметно снижается желание к общению с сослуживцами. Другими словами, резко усиливающиеся физиологические функции организма затрудняют воину возможность действовать. Этап обычно длится 5—7 дней. За это время значительное число военнослужащих повергается воздействию боевого шока. Те из них, кто остаются в строю, приобретают уверенность в себе, своем оружии, товарищах, боевой опыт.

На втором этапе физиологические функции в меньшей мере влияют на поведение воинов в бою. В его временных рамках (до двух недель) отмечается пик боевых возможностей личного состава.

По истечении трех недель непрерывного пребывания на передовой начинается третий этап процесс интенсивного нарастания боевого истощения. Солдаты утомляются даже после незначительной физической или психической нагрузки, теряют способность полноценно спать, особенно в ночное время. Некоторые из них оказываются неспособными четко ориентироваться в боевой обстановке. К примеру, не отличают огонь своих войск от огня противника, приближающиеся разрывы снарядов от удаляющихся. Как общая тенденция отмечается нарастание агрессивности, злобы, чрезмерной осторожности.

Четвертый этап пребывания на переднем крае (после 30 сут участия в боевых действиях) характеризуется появлением чувства беспомощности и безнадежности, навязчивых представлений о собственной гибели или ранении. У военнослужащих развивается апатия, ослабевает память, ухудшаются качества внимания, регрессируют боевые навыки. Сознание практически полностью занято мыслями о доме и фатальной уверенностью в своей смерти. Даже самые опасные события не могут вывести воинов из состояния апатии. Р.А. Габриэль завершает подробное исследование данного вопроса следующим выводом. Если после 45 сут непрерывного пребывания на поле боя военнослужащие не будут отправлены в тыл, они по своим психофизиологическим возможностям окажутся небоеспособными. Аналогичных позиций придерживаются американские психиатры Р. Свонк и У. Маршан. По их мнению, у 98% военнослужащих, непрерывно участвующих в боевых действиях в течение 35 сут, возникают те или иные психические расстройства1.

Все это делает актуальной и практически значимой деятельность органов по работе с личным составом по формированию у военнослужащих и лиц гражданского персонала всесторонней психологической устойчивости, готовности к активным эффективным боевым действиям в любых условиях обстановки. Основная роль в этом процессе принадлежит такому виду морально-психологического обеспечения, как психологическая работа. Особенности организации психологической работы в различных видах боя (боевых действий) зависят от избранного способа ведения боя (боевых действий), применяемого вооружения и военной техники, уровня психологической готовности личного состава к выполнению боевых задач в сложившихся (предполагаемых) условиях. Как показывает анализ исторического опыта Вооруженных Сил СССР, армий других государств, войн и военных конфликтов современности, значимость психологической работы носит не умозрительный, а конкретный характер и выражается в определенных результатах. Так, по исследованиям американских ученых, в период Второй мировой войны количество психических расстройств у солдат выросло по сравнению с Первой мировой войной на 300%. Общее количество освобождаемых от службы в связи с психическими расстройствами превышало количество прибывающего пополнения. По подсчетам зарубежных специалистов, из всех солдат, непосредственно участвовавших в боевых действиях, 38% имели различные психические расстройства. Психогенные потери в армии США во время войны в Корее, Вьетнаме составляли 24—28% от численности личного состава, непосредственно участвовавшего в боевых действиях[2].

Психологическая работа в ходе боя (боевых действий) направляется на достижение высокой боевой активности войск, формирование способности переносить нервно-психические нагрузки с целью сохранения боеспособности при выполнении боевых задач. Например, психологи установили, что динамика боеспособности военнослужащих в боевой обстановке в зависимости от продолжительности сна выглядит следующим образом:

  • • продолжительность сна 0 ч в сутки — сохраняется способность к выполнению боевых задач в течение трех дней. На четвертый день весь личный состав выходит из строя;
  • • продолжительность сна 1,5 ч в сутки — 50% боеспособности военнослужащих сохраняется в течение шести дней. К седьмому дню из строя выходит 50% личного состава;
  • • продолжительность сна 3 ч в сутки — 91% боеспособности личного состава сохраняется свыше девяти дней[3].

Запас сил человека связан также с таким его качеством, как работоспособность. Уже через 2—3 ч очень напряженной работы под влиянием вначале скрыто развивающегося утомления начинается такой ее спад, который уже может отражаться на качестве выполняемых действий. Для профилактики негативных последствии этого следует:

  • • постоянно думать о том, как сберечь силы к моменту наступления решающих событий;
  • • не тратить зря силы на ненужную суету и устранение последствий неорганизованности;
  • • использовать паузы в боевых действиях для отдыха и восстановления сил;
  • • поддерживать высокий морально-психологический настрой, который способен в определенной степени компенсировать развивающееся утомление и увеличить в 2—3 раза срок высокоэффективной работы[4].

В связи с этим командирами, специалистами органов по работе с личным составом должно особое внимание уделяться постоянному контролю усталости личного состава, который осуществляется с целью предотвращения неожиданного снижения боеспособности личного состава. Усталость, незаметная в первые дни боя (боевых действий), может внезапно и остро проявиться в ходе последующих боев (боевых действий). Так, например, через сутки без сна резко снижается мыслительная деятельность человека, через двое бессонных суток возможны грубые ошибки в принятии решения, импульсивные действия, через трое суток без сна человек теряет сознание. Важным моментом контроля за усталостью является учет общей продолжительности участия военнослужащих в боевых действиях. Так, согласно исследованиям германского военного специалиста Е. Диктора, пребывание личного состава на переднем крае в соприкосновении с противником не должно превышать 30—40 сут. Это связано с тем, что, как показывает опыт, после достижения пика морально-психологических возможностей, наступающего через 20—25 сут, у военнослужащих происходит их быстрый спад, связанный с истощением духовных и физических сил, в результате чего возрастают психогенные потери[5].

Не должна психологическая работа упускать из поля своего зрения и командный состав. Клаузевиц отмечал необходимость наличия у него чрезвычайно повышенной духовной способности, моральной готовности к военной деятельности и выделял ряд обязательных духовных качеств полководца, военачальника. К ним он относил, прежде всего, мужество — способность переносить страдания, испытания в ходе ведения боевых действий, а также силу ума и знания, сообразные должности. На высших командных постах умственная деятельность принадлежит к числу наиболее трудных, какие только выпадают на долю человеческого ума[6]. Это доказывают и воспоминания бывшего Министра обороны РФ П.С. Грачева по одному из эпизодов антитеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона: «Еще до ввода войск руководить операцией я назначил командующего войсками Се-веро-Кавказского военного округа генерал-полковника Митюхина Алексея Николаевича. А сам его подстраховывал. Но Митюхин, когда под станицей Слепцовской началась стрельба, запаниковал. Начал орать на подчиненных, растерялся. Я пробовал успокоить — не вышло. Потом позвонил ему: ты говорю, видимо, “заболел”, садись на вертолет и лети в Ростов»[7].

Содержание психологической работы в ходе боя должно направляться:

  • • на изучение и анализ динамики изменения социально-психологических характеристик личного состава и воинских коллективов;
  • • поддержание у личного состава психологических установок на ведение активных напористых боевых действий, проявление инициативы, творчества, креативности, готовности идти навстречу опасности и угрозе жизни даже при недостаточной укомплектованности, недостатке времени на подготовку, отсутствии полной информации о противнике;
  • • проведение профилактических мероприятий по повышению эмоционально-психологической устойчивости;
  • • формирование у военнослужащих инициативы и настойчивости, состояния уверенности в своих силах, своем вооружении и военной технике, способности уничтожить превосходящего противника, сломить его сопротивление, успешно завершить бой;
  • • проведение мероприятий по ослаблению влияния психотравмирующих факторов боя (боевых действий);
  • • психодиагностику, психокоррекцию и психореабилитацию военнослужащих, получивших боевые психические травмы;
  • • проведение мероприятий по снятию отрицательных последствий воздействия боевой обстановки на личный состав и т.д.[8] В ходе боя при активном взаимодействии с мобильными группами психологической помощи организуются психологическая поддержка и сопровождение войск, направленные на предотвращение индивидуальных и групповых отрицательных психических состояний, пресечение паники и других негативных явлений (слухи, пораженческие настроения и т.д.). Как показывает боевой

опыт, наращиванию психологической активности личного состава

способствуют:

  • • передача боевой информации;
  • • нахождение офицеров в боевых порядках;
  • • личный пример командиров и актива;
  • • пропаганда боевых успехов и героических поступков военнослужащих;
  • • поощрение отличившихся военнослужащих;
  • • сообщение о фактах жестокого обращения противника с гражданским населением и военнопленными;
  • • выявление и перекрытие каналов проникновения панических настроений;
  • • своевременное выполнение личным составом приемов психологической саморегуляции и волевой мобилизации;
  • • оказание экстренной психологической помощи психотравмиро-ванным военнослужащим и др.[9]

Основными формами психологической работы являются:

  • • психологическая помощь и сопровождение;
  • • социально-психологическая реабилитация личного состава. Психологическая помощь личному составу в преодолении психотравмирующих факторов боевой обстановки направляется:
  • • на прекращение или снижение интенсивности их воздействия путем вывода пострадавших в центры (пункты) психологической помощи и реабилитации;
  • • ликвидацию или блокирование источников психотравмати-зации;
  • • диагностику и коррекцию психического состояния личного состава, восстановление его боеспособности;
  • • психологическую поддержку, создание дополнительных стимулов повышения боевой активности военнослужащих;
  • • эвакуацию военнослужащих с тяжелыми боевыми психологическими травмами в медицинские учреждения для оказания врачебной и специализированной помощи;
  • • локализацию и изоляцию военнослужащих и воинских коллективов, подвергшихся деморализации, с целью исключения массовых негативных психологических воздействий на личный состав.

Эшелонирование этапов оказания психологической помощи, как правило, следующее:

в звене «подразделение» — первая психологическая помощь (само- и взаимопомощь);

в звене «часть» — квалифицированная психологическая помощь (психологами и медицинскими работниками).

Для оказания качественной психологической помощи военнослужащим, получившим боевые психологические травмы, они направляются в пункты психологической помощи и реабилитации. Основанием для этого является решение соответствующего командира, принимаемое по представлению психолога или заместителя командира по работе с личным составом. После выявления психологического поражения военнослужащий должен прежде всего как можно быстрее быть изолирован от воздействия экстремальной обстановки. После доставки пострадавшего в пункт психологической помощи и реабилитации ему необходимо омыть водой лицо и руки, согреть кисти рук и ступни ног. Затем дать успокоительное средство и уложить спать. Когда пострадавший проснется, его надо накормить и вновь уложить спать. Степень тяжести боевой психологической травмы и меры по восстановлению здоровья военнослужащего определяет специалист-психиатр. Работа по реабилитации пострадавшего проводится психологом после того, как острая реакция на боевую психологическую травму будет снята и военнослужащий вновь станет способен к рассудочным действиям. Главным средством возвращения пострадавших в строй является умелая психотерапевтическая беседа психолога.

Опыт последних лет, боевых действий на территории Северо-Кавказского региона, миротворческих операций в Югославии и Грузии, ликвидации последствий аварии атомной подводной лодки «Курск» показал, что одним из важнейших направлений психологической работы должно стать возвращение психики военнослужащих и населения района ведения боя (боевых действий) к фоновому эмоциональному уровню обстановки мирной жизнедеятельности и постепенного включения ее в систему повседневных социальных связей и отношений. Одним из мероприятий по восстановлению физических и моральных сил, нормализации психологического состояния личного состава может быть своевременный вывод войск из боя на отдых и доукомплектование. Это позволит предотвратить многие возможные отрицательные последствия психотравмирующего воздействия боя (боевых действий) на человека, сохранить его психическое здоровье.

Организация психореабилитационных мероприятий после боя (боевых действий) предназначена для восстановления боеготовности войск и личного состава. Эта система реализуется по шести направлениям:

  • • мероприятия боевой подготовки;
  • • материально-бытовое обеспечение;
  • • восстановление и обслуживание вооружения и военной техники;
  • • социальная реабилитация;
  • • психологическая реабилитация;
  • • медицинская реабилитация.

Три последних имеют личностную направленность, тесно взаимосвязаны, взаимозависимы и, собственно, составляют понятие реабилитации личного состава, в конечном счете предполагают восстановление физического, психического и социального самочувствия личности[10].

Социально-психологическая реабилитация военнослужащих, отмечает профессор В.Г. Маликов, осуществляется в целях их возвращения в обстановку здоровой жизнедеятельности и постепенного включения в систему повседневных социальных связей и отношений. Она предполагает:

  • • организацию специального периода реадаптации непосредственно в тыловых районах боевых действий, подготовку членов семей военнослужащих, их сослуживцев в пунктах постоянной дислокации к встрече участников боевых действий;
  • • оказание им помощи в преодолении симптомов «военизированной» психики;
  • • восстановление психического здоровья военнослужащих, получивших ранение, контузию, боевую и психическую травму[11]. Социально-психологическая реабилитация, как правило, осуществляется с использованием возможностей медицинского пункта и госпиталей различного уровня.

Основные усилия военно-социальной работы в период ведения боя (боевых действий) сосредотачиваются на реализации социальных и правовых гарантий военнослужащих, особенно тех, кто получил ранения, увечья, контузии и т.п., оказании им всесторонней социально-правовой помощи и поддержки. Мероприятия военно-социальной работы гуманитарного характера совместно с МЧС РФ проводятся среди беженцев, местного населения и военнопленных.

В период ведения боевых действий при организации военно-социальной работы с личным составом внимание также акцентируется на предупреждении фактов мародерства и бесчинств по отношению к гражданскому населению, неуставных взаимоотношений, хищений военного имущества в целях продажи и личного обогащения.

Особое внимание также должно быть уделено похоронам погибших военнослужащих, сообщениям о гибели и месте захоронения членам семей военнослужащих. По возможности траурные мероприятия должны проходить с участием войск, соблюдением ритуалов и отданием воинских почестей погибшим за свободу и независимость Родины.

Защита войск от негативного информационно-психологического воздействия проводится в целях нейтрализации психологической обработки и разложения войск, недопущения деморализации и морально-психологического подавления личного состава, изменения в свою пользу соотношения морально-психологической устойчивости противоборствующих сторон и поддержания ее на уровне, необходимом для ведения боя (боевых действий). Как показал опыт боевых действий конца XX — начала XXI в., для осуществления защиты войск от негативного информационно-психологического воздействия необходимо проводить мероприятия по перекрытию каналов враждебной информации, сбору и ликвидации подбрасываемых в расположение войск провокационных материалов (листовок, памяток, дезинформационных материалов и т.д.), «глушению» подрывной глобально распространяемой по Интернету информации, теле- и радиопропаганды, решительному пресечению распространяемых ложных слухов и попыток проникновения в воинские коллективы лиц с целью склонить военнослужащих к неповиновению, отказу от участия в боевых действиях, самовольному оставлению части, по выявлению и уничтожению (подавлению) сил и средств психологических операций противника. Например, в период первой чеченской компании боевики оказывали жесткий психологический прессинг на военнослужащих федеральных войск. По воспоминаниям генерала Г. Трошева, они, выходя в эфир на радиочастотах федеральных войск, предлагали нашим солдатам большие деньги за дезертирство, огонь по своим и особую мзду — за физическое устранение командиров[12].

Особое внимание уделяется транспарентности дипломатических и боевых действий при отражении агрессии, в интересах склонения мирового сообщества на свою сторону и развенчания мифов о законности нападения агрессора. Например, в рамках защиты военнослужащих от негативного информационно-психологического воздействия в ходе Операции по принуждению Грузии к миру (2008) было организовано взаимодействие с редакциями региональных газет, службой информации и общественных связей СКВО с целью объективного освещения событий в зоне грузино-югоосетинского конфликта. Организованное взаимодействие с представителями СМИ, аккредитованных в зоне конфликта, в том числе и иностранных, помогло сформировать положительный образ российской армии в зоне конфликта. Активно работали в зоне конфликта представители газеты СКВО «Военный вестник Юга России». Были освещены в СМИ переговорный процесс и непосредственный обмен военнопленными в районе населенного пункта Игоети, проведенные заместителем командующего войсками СКВО по воспитательной работе полковником П.П. Препелицей. О ходе и результатах усилий по освобождению военнопленных регулярно информировался личный состав и мировая общественность. Это придавало военнослужащим уверенность, порождало чувство сопричастности и ответственности за судьбы товарищей[13].

В период с 11 по 22 августа 2008 г. офицерами ГУВР ВС РФ во взаимодействии с представителями Управления пресс-службы и информации Президента РФ, Министерства иностранных дел РФ, пресс-службами Главного штаба Сухопутных войск, штаба СКВО и 58-й армии в местах ведения боевых действий, военных госпиталях, районах, подвергшихся наибольшим разрушениям от воздействия грузинской стороны, были организованы доставка, охрана и обеспечение работы групп российских и иностранных журналистов (всего более 350 чел.) в целях объективного информирования мировой общественности о ситуации в зоне операции. Кроме того, с 12 августа 2008 г. была организована работа трех телевизионных групп телеканала «Звезда» со спутниковым оборудованием, обеспечивающим передачу видеоматериалов в режиме реального времени. В период с 12 по 24 августа 2008 г. ими было подготовлено и выпущено в эфир 42 информационные программы общей продолжительностью 480 мин, два специальных выпуска программы «Служу России» продолжительностью 1 ч каждый[14].

Культурно-досуговая работа в ходе боя (боевых действий) организуется и проводится преимущественно в войсках, расположенных во вторых эшелонах (резерве), а также не принимающих активного участия в боевых действиях, и в районах восстановления боеспособности войск. В проведении мероприятий основную часть времени занимает всестороннее информирование о ходе боя (боевых действий), событиях в стране, на ТВД и в районе ведения боевых действий, прослушивание и просмотр теле- и радиопередач.

Опыт организации культурно-досуговой работы в боевой обстановке учит, что наибольшую эффективность показывают следующие ее формы.

  • • прослушивание радиопередач с использованием портативных радиоприемников;
  • • коллективный просмотр телепередач, чтение листовок о положении в зоне боевых действий и подвигах сослуживцев;
  • • выпуск боевых листков;
  • • организация выступлений концертно-художественных бригад и отдельных исполнителей непосредственно на боевых позициях.

На стационарных объектах войск (авиабазы, позиции РВСН, ПВО и т.д.) для проведения культурно-досуговой работы могут развертываться культурно-досуговые центры. Например, на авиабазе Хмеймим в Сирии, где дислоцируются В КС России, ведущие боевые действия против боевиков ИГИЛ, развернут культурный центр. В этом центре участники боевых действий могут проводить свободное от службы время и принимать именитых гостей с родины. Только за 2015—2016 гг. культурно-художественную поддержку российским военнослужащим, ведущим боевые действия, оказали такие именитые артисты, как Григорий Лепс, Денис Майданов, Елена Ваенга, Сергей Безруков и многие другие.

Планируя и организуя культурно-досуговую работу, заместитель командира по работе с личным составом должен учитывать, что она имеет свои особенности:

  • • проводится в сложных условиях обстановки, но непрерывно;
  • • ограниченные возможности проведения массовых мероприятий, в основном работа с небольшими группами и даже одиночными военнослужащими;
  • • содержание, формы и методы целиком зависимы от конкретной обстановки и боевой задачи войск.

В боевой обстановке формы клубной работы носят, прежде всего, оперативный характер.

Для действий в боевой обстановке и для широкого охвата личного состава средствами культурно-досуговой работы создаются внештатные агитационно-художественная бригады {группы). Их целью является:

  • • поддержания высокого морального духа личного состава;
  • • формирование у личного состава устойчивого психологического состояния и морально-боевых качеств;
  • • мобилизация личного состава на успешное решение боевых задач;
  • • восстановление физических и духовных сил личного состава в перерывах между боями;
  • • удовлетворение гедонистической потребности личного состава. Специалисты Военного университета А.Г. Караяни и П.П. Фоменко рекомендуют в состав внештатной агитационно-художественной бригады включать:
  • • лекторскую группу — 2—3 чел.;
  • • музыкальную группу — 2—3 чел. (баянисты, гитаристы и др.);
  • • чтецов — 1—2 чел.;
  • • хореографическую группу — 2—3 чел.

В целях обеспечения мобильности культурно-художественного обслуживания и наибольшего охвата личного состава, по их мнению, агитационно-художественная бригада может быть разделена на две-три агитационно-художественные группы. На одну агитационно-художественную группу для перемещения ее по местам дислокации войск и обеспечения ее выступления на местах они рекомендуют выделять одну автоклубную машину. Программа выступления агитационной художественной бригады (группы) должна быть рассчитана на 20—40 мин1.

Культурно-досуговая работа может проводиться и с проживающим в зоне боевых действий населением в интересах формирования позитивного отношения к российским военнослужащим и правильного понимания выполняемых ими задач. Например, только за три месяца боевых действий в Республике Дагестан было проведено более 150 концертов и выступлений для военнослужащих, гражданского персонала и местного населения. В частности, в интересах ОГВ(с) Северо-Кавказского региона в соединениях и воинских частях:

• концертной бригадой Ансамбля песни и пляски РВСН «Красная звезда» проведено 23 концерта для военнослужащих Воору-

Основы морально-психологического обеспечения деятельности войск (сил): учебник. М.: ВУ, 2000. С. 63.

женных Сил России (429 мсп 19 мед, 245 мсп 3 мед МВО, 175 обрс, 369 обоо и др., ВВ МВД России (Моздокский ОМОН, Ярославский ооСпНз), больных и раненых Моздокского военного госпиталя, местных жителей в г. Моздок (по плану проведения Дня города), станица Ищерская;

  • • концертная бригада Культурного центра ВС РФ работала для военнослужащих в районе станиц Каргалинская, Ищерская, Наурская (пять концертов и творческих встреч);
  • • перед жителями населенного пункта Червленая Наурского района выступил оркестр 20 мед;
  • • концертная бригада Ансамбля Внутренних войск МВД России провела четыре концерта для военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил и МВД в гарнизонах Махачкала, Кизляр, Даташурт;
  • • во Владикавказском гарнизоне на базе дома офицеров была развернута работа по участию военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил в первом туре фестиваля солдатской песни «Когда поют солдаты»[15].

Основные направления культурно-досуговой работы в боевой обстановке:

  • • в наступлении — воспитание у личного состава высокого наступательного порыва, непреклонной решимости стремительно продвигаться вслед за огневыми ударами и беспощадно уничтожать противника;
  • обороне — поддержание у военнослужащих высокой боевой активности, стойкости, выносливости, готовности к проведению контратак и переходу в решительное наступление;
  • • во встречном бою — поддержание у личного состава постоянной готовности к немедленному развертыванию в боевой порядок и быстрому проведению маневра, способности стремительными действиями нанести внезапный удар по противнику и добиться его разгрома в короткие сроки[16].

Одно из важных направлений культурно-досуговой работы в боевой обстановке — воспитание жгучей ненависти к агрессорам, разоблачение их преступлений. Это достигается разъяснением личному составу агрессивной сущности противника, видеопоказом преступлений его войск, организацией митингов на могилах погибших товарищей, просмотром документов хроники, использованием средств наглядной информации и т.д. Культурно-досуговая работа по воспитанию у личного состава ненависти к агрессору тесно увязывается с повышением бдительности и боевой готовности войск. На опыте Великой Отечественной войны, локальных войн и вооруженных конфликтов личному составу разъясняют коварные методы действий разведки противника, необходимость строжайшего сохранения государственной тайны, ограждения места дислокации войск от проникновения вражеских диверсантов и агентов.

Постоянным направлением культурно-досуговой работы, пишет В.И. Кузьмович, являются всемерная помощь личному составу в совершенствовании воинского мастерства, изучении вооружения и военной техники, воспитание у него стойкости и мужества, постоянной готовности к борьбе с сильным, технически оснащенным и коварным противником, мобилизация военнослужащих на умелые и решительные действия по выполнению боевых задач. Важное направление культурно-досуговой работы — разъяснение особенностей противостоящего противника, его сил и средств, организации, морально-психологического состояния и военно-технической подготовки. Это позволяет воинам вести борьбу с неприятелем, учитывая его как сильные, так и слабые стороны1.

Обеспечение войск техническими средствами работы с личным составом осуществляется за счет запасов, созданных в отделениях хранения технических средств вещевых складов объединения (соединения). В ходе боя (боевых действий) запасы технических средств работы с личным составом в войсках поддерживаются в пределах установленных норм, обеспечивающих решение поставленных силам и средствам морально-психологического обеспечения задач и возможность обеспечения ведения последующих боев (боевых действий) без оперативных пауз. Восполнение потерь технических средств работы с личным составом и запасных инструментов и принадлежностей в первую очередь осуществляется в войсках, ведущих боевые действия на главном направлении и выполняющих наиболее важные задачи. Передвижные ремонтные мастерские объединения (соединения) входе боя (боевыхдействий) направляются для работы в районы наибольшего выхода технических средств работы с личным составом из строя. Продолжительность работы передвижных ремонтных мастерских в одном районе в ходе боя (боевых действий) определяется объемом ремонтных работ и складывающейся обстановкой[17].

Походные технические средства работы с личным составом на автомобильной базе, подлежащие капитальному ремонту, эвакуируются, как правило, средствами объединения на станции (в порты, на пристани) погрузки для отправки на ремонтные предприятия. Походные технические средства работы с личным составом на автомобильной базе, отнесенные к безвозвратным потерям, эвакуируются средствами объединения и попутным транспортом для последующей разборки (разбраковки) в соответствии с указаниями довольствующих органов. Остальные походные технические средства работы с личным составом, отнесенные к безвозвратным потерям, разбираются (разбраковываются) на месте, узлы и агрегаты используются для восстановления или проведения ремонта боеспособных средств[18].

Рассмотрев содержательную часть организации морально-психологического обеспечения боя (боевых действий) по его видам, перейдем к раскрытию особенностей управления силами и средствами морально-психологического обеспечения в ходе боя (боевых действий).

В ходе боя (боевых действий) одним из направлений моральнопсихологического обеспечения является поддержание четкого выполнения функциональных обязанностей должностными лицами органов управления. Это направление реализуется:

  • • воспитанием офицеров органов управления в духе высокой личной ответственности за подготовку и своевременное доведение до войск планирующих и распорядительных документов, тщательным анализом боевых донесений;
  • • всесторонней поддержкой у них инициативы, оперативности и четкости в работе, а также их способности глубоко анализировать ход боя (боевых действий), прогнозировать развитие событий, делать обоснованные и адекватные выводы и вносить предложения;
  • • контролем и проверкой исполнения приказов и распоряжений командира.

Причем, как показывает опыт боевых действий на Северном Кавказе, от ошибок и панических стрессов не избавлены даже высшие офицеры. Вот как описывает эпизод по освобождению г. Шатой весной 1995 г. генерал Г. Трошев: «Во время высадки тактического десанта с вертолетов один из вертолетов завалился на хвост и скатился в обрыв. К счастью, никто не погиб, было только несколько раненых. Однако сдрейфил обычно хладнокровный и мужественный командующий авиацией группировки генерал В. Иванников: “Все, прекратить высадку!” — нервно закричал он в эфир. Пришлось его отстранить. “Ты что, — говорю, — все погубить хочешь?! Спасуем сейчас — в крови умоемся! Все рухнет!” Я вырвал микрофон: “Продолжать высадку! Не останавливаться!”»1.

Особое внимание в ходе организации морально-психологического обеспечения должно уделяться мероприятиям по обеспечению скрытого управления войсками, маскировки, охраны и обороны пунктов управления, созданию нормальных условий для работы и отдыха их личного состава.

В ходе проведения мероприятий по снижению эффективности ядерных и огневых ударов противника основные усилия моральнопсихологического обеспечения сосредотачиваются в подразделениях ракетных войск и артиллерии, авиации, разведки, РЭБ с целью обеспечения умелого применения ими всех возможных средств и способов для выявления и уничтожения (радиоэлектронного поражения) важнейших объектов противника. Содержание морально-психологического обеспечения в этих подразделениях включает:

  • • воспитание у личного состава глубокого понимания особой важности выполняемых боевых задач;
  • • его мобилизацию на достижение высокого боевого мастерства;
  • • поддержание вооружения и военной техники, а также средств управления в постоянной готовности к боевому применению;
  • • обеспечение высокой бдительности боевых расчетов, непрерывного и устойчивого управления войсками в любой обстановке, особенно в условиях РЭБ и непрерывного негативного информационно-психологического воздействия;
  • • обеспечение надежной охраны и обороны элементов боевого порядка2.

Защита, охрана и оборона сил и средств морально-психологического обеспечения в ходе боя (боевых действий) усиливаются с учетом возможного воздействия радиоактивного заражения и сильнодействующих ядовитых отравляющих веществ в результате разрушения АЭС и предприятий химической промышленности. При применении противником оружия массового поражения силы и средства морально-психологического обеспечения выводятся из зон заражения (районов пожаров, разрушений, затоплений) в безопасные районы. Действия их в зонах радиоактивного и химического заражения должны организовываться так, чтобы максимально уменьшить дозы облучения (заражения) личного состава, который с выходом из этих зон должен быть способен выполнить поставленные задачи. Восстановление потерь органов по работе с личным составом осуществляется за счет перераспределения внутри части, а также за счет резерва вышестоящих органов по работе с личным составом. Морально-психологическое восстановление боеспособности войск осуществляется по мере выполнения боевых задач при наличии оперативной паузы. Оно включает:

  • • дальнейшее наращивание (восстановление) уровня моральнопсихологического превосходства над противником, повышение (восстановление) психологической устойчивости войск;
  • • поддержание морально-психологического состояния личного состава на уровне, необходимом для успешного ведения последующих боев (боевых действий);
  • • психологическую реабилитацию военнослужащих, получивших боевые психологические травмы;
  • • организацию культурного досуга и полноценного отдыха личного состава, решение его социально-правовых проблем. Боеспособность сил и средств морально-психологического обеспечения восстанавливается обычно в их прежней организационной структуре и включает:
  • • восстановление нарушенного управления;
  • • сбор и изучение информации о морально-психологическом состоянии и степени боеспособности сил и средств морально-психологического обеспечения;
  • • уточнение задач органам по работе с личным составом, сохранившим боеспособность по поддержанию психологической устойчивости войск;
  • • своевременное восполнение потерь среди личного состава органов по работе с личным составом и технических средств работы с личным составом1.

Взаимодействие в интересах морально-психологического обеспечения боя (боевых действий) организуется и осуществляется с учетом особенностей обстановки, уровня морально-психологического состояния войск по поставленным задачам на всю глубину боя (боевых действий) и включает:

  • • выработку единого понимания в оценке общественно-политической, тактической, морально-психологической и информационной обстановки;
  • • согласование целей, задач, направлений совместных действий при организации морально-психологического обеспечения в ходе боя (боевых действий);
  • • разностороннюю пропаганду примеров мужества, героизма, отваги, боевых успехов, а также доведение до личного состава негативных примеров действий личного состава на поле боя и их последствий;
  • • объединение усилий в проведении защиты войск от негативного информационно-психологического воздействия.

Наиболее детально прорабатываются вопросы взаимодействия при нанесении первого ядерного удара, удара по первоочередным объектам, массированного огневого удара, при проведении контрподготовки, ведении боевых действий за удержание первой (главной) оборонительной линии (тактической зоны обороны), а также при нанесении контрударов.

Управление морально-психологическим обеспечением осуществляется отдельными распоряжениями, постановкой задач начальниками подчиненным лично, по техническим средствам связи или через своих представителей, которые при необходимости могут выезжать в наиболее важные районы.

  • [1] См.: Материалы межведомственной военно-научной конференции «Опыт работы воспитательных органов Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов по морально-психологическому обеспечению ан-титеррористической операции в Республике Дагестан». См.: Сыропятов О.Г. Медико-психологическое сопровождение специальных операций. Киев, 2013. С. 31—32.
  • [2] См.: Система морально-психологического обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации. С. 359.
  • [3] См.: Данилов А. Профилактика боевых психических травм в ВС США // Итоговый отчет по комплексной научно-исследовательской работе на тему «Концептуальные и методологические основы морально-психологического обеспечения деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации». М.: Изд-во ВУ, 1993. С. 93.
  • [4] См.: Морально-психологическое обеспечение действий инженерных войск. С. 238.
  • [5] См.: Морально-психологическое обеспечение подготовки и ведения боевых действий / под общ. ред. В.П. Ососкова. М., 1999. С. 239.
  • [6] Клаузевиц К. О войне. Т. 1.
  • [7] Цит. по: Трошев Г. Моя война. М.: Вагриус, 2001. С. 18.
  • [8] См.: Наставление по обеспечению военных действий Вооруженных Сил Российской Федерации (Морально-психологическое обеспечение); Наставления по морально-психологическому обеспечению; Боевые уставы видов и родов войск Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов Российской Федерации и др.
  • [9] См.: Материалы межведомственной военно-научной конференции «Актуальные проблемы морально-психологического обеспечения военной безопасности, подготовки и применения Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов Российской Федерации».
  • [10] См.: Морально-психологическое обеспечение действий инженерных войск. С. 224-225.
  • [11] См.: Основы морально-психологического обеспечения деятельности войск (сил): учебник. С. 54.
  • [12] См.: Трошев Г. Моя война. М.: ВАГРИУС, 2001. С. 31.
  • [13] См.: Сакун С.А. Информационно-пропагандистская работа во время миротворческой операции по принуждению Грузии к миру в 2008 г. С. 61—68. См.: Сакун С.А., Киселев А.В. Морально-психологическое обеспечение борьбы с терроризмом на Северном Кавказе // Военный академический
  • [14] журнал. 2014. № 1. С. 43—44.
  • [15] См.: Материалы межведомственной военно-научной конференции «Опыт работы воспитательных органов Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов по морально-психологическому обеспечению ан-титеррористической операции в Республике Дагестан».
  • [16] См.: Актуальные проблемы морально-психологического обеспечения деятельности войск (сил): учебник / под общ. ред. В.А. Кузнецова. С. 92—93. См.: Актуальные проблемы морально-психологического обеспечения деятельности войск (сил): учебник. Гл. VII.
  • [17] См.: Система морально-психологического обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации. С. 362.
  • [18] См.: Организация морально-психологического обеспечения во фронтовых (армейских, корпусных) операциях. С. 18. Трошев Г. Моя война. С. 66. См.: Зеленков М.Ю. Морально-психологическое обеспечение деятельности войск (сил) (подразделение — часть). С. 217—218.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >