Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

Беркли против Локка

Давно подмечено, что часто спорят друг с другом представители не только различных, но и одинаковых направлений. От согласия до распри - один шаг. В этой связи мне приходит на память творчество ирландского философа Джорджа Беркли, того самого, имя которого носит американский приморский город, в котором расположен знаменитый Калифорнийский университет. Удивительно, но Беркли прославился на весь мир своим парадоксальным утверждением, что «существовать - значит быть воспринимаемым» (лат. esse est percipi). Это положение часто приводится различными авторами в качестве любопытного казуса, расцениваемого как недоразумение. Очевидно, мол, что вещи существуют объективно, независимо от сознания. Но в таком случае остаются непонятыми слава Беркли, а также вполне заслуженное признание его наряду с Локком в качестве одного из столпов британского эмпиризма.

Локк утверждал, что существуют вещи с первичными, не зависящими от людей качествами, например геометрической формой и плотностью. Но есть также вторичные качества, чувства людей, которые свидетельствуют о первичных качествах. Все вторичные качества вызываются к жизни первичными. Впрочем, объяснить соответствие, которое существует между ощущениями и признаками вещей, трудно. Как объяснить, например, соответствие запаха сероводорода свойствам самого сероводорода? Малопонятно. Беркли, заметив трудность, с которой столкнулся Локк, решительно выступил против него. Существуют, мол, лишь ощущения человека. Если это так, а Беркли ничуточки не сомневался в справедливости своего утверждения, то отпадает необходимость в объяснении парадокса Локка: есть вторичные и первичные качества, вторичные качества по своей природе отличаются от первичных качеств, но свидетельствуют именно о них.

Беркли всего лишь шесть лет после кончины Локка, последовавшей в 1704 году, мыслил в принципиально иной манере, чем он. Нет, мол, никакой необходимости признавать два рода качеств, ибо если даже предположить их отдельное друг от друга существование, то придется признать, что они обладают различной природой. Но то, что совпадает по природе, является одним и тем же. Поэтому справедливо считать, что тела являются комплексами ощущений. На мой взгляд, признавая философские заслуги Беркли, следует прежде всего отметить, что он находился на правильном пути.

Действительно, при всем их внешнем отличии мир чувств и мир вещей устроен одинаково. В каком отношении? В концептуальном (!). Представьте себе, что вы рассуждаете о физических явлениях. В рассуждениях вы используете те же самые концепты, которые приписываются самим физическим процессам. Есть объективные явления, есть язык, есть ментальные образования. Существенно, однако, что все три мира всегда знаменуют собой одно и то же концептуальное устройство. Беркли был близок к пониманию этого обстоятельства. Он ведь утверждал, что мир един, а не разнороден. Но то, что он утверждал, многим показалось парадоксальным. В отличие от Беркли они констатировали разнородность существующего, объективного и субъективного. Им было трудно понять его.

Беркли, утверждая, что мир полностью однороден, заблуждался. Мир однороден лишь в концептуальном отношении, но эта однородность выступает в различных обличиях, в объектном, ментальном, а также языковом.

Но как же объяснить соответствие чувств миру объектов? Декарт и Лейбниц, размышляя над этим вопросом, пришли к выводу, что гармонию между двумя мирами установил Бог. Австрийский физик и философ Эрнст Мах придерживался другой версии. Чтобы выживать, человек вынужден строить свой ментальный мир по образу объективного мира.

Мах, спустя полтора века после Беркли, также придерживался убеждения, что тела являются комплексами ощущений. Но и он остался непонятым. Его, как и Беркли, обвинили в солипсизме. Они, мол, считают, что мир существует благодаря исключительно им самим. Они безуспешно отбивались от обвинений в солипсизме в свой адрес.

Резче всех против Беркли и Маха выступал в начале XX века наш легендарный соотечественник Владимир Ильич Ленин. Он полагал, что и Беркли, и Мах страдали расстройством психики. Его особенно раздражала приверженность ряда российских социал-демократов, в частности, Богданова, Базарова и Луначарского, философии Маха. В их адрес он выдвигал обвинение в предательстве марксистской теории, объективной необходимости социалистической революции. Она является не субъективным предположением, а объективной необходимостью, в правомерности которой не приходится сомневаться. Подлинные истоки воззрений Беркли и Маха прошли мимо внимания Ленина. В противном случае он, возможно, усомнился бы даже в марксизме.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы