Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

Юм против всех

Дэвид Юм - вершина британской философии XVIII века. Всегда доброжелательный и невозмутимый, он, неизменно избегающий резких выражений, подверг своих предшественников по линии британского эмпиризма уничтожающей критике. То, что казалось им очевидным воплощением научного метода, он решительно ставил под вопрос. В конечном счете выяснялось, что очередная научная истина переводится им в разряд всего лишь привычек, верований и традиций.

Френсис Бэкон ставил превыше всего индуктивный метод. А Юм невозмутимо заявлял, что любое знание индуктивного свойства сомнительно, ибо оно всего лишь вероятностно.

Локк считал, что следствия объясняются причинами. Юм полагал, что наблюдения свидетельствуют лишь о смежности причины и следствия во времени. Но если одно следует после другого, то отсюда нельзя сделать вывод о наличии действительного причинения.

Беркли доказывал существование Бога. Но из наличного, а это для человека впечатления и производные от них менее яркие в жизненном отношении идеи, невозможно вывести существование небесного господина. Французские друзья Юма, в частности Руссо, принимали его за атеиста. Но Юм столь же неохотно принимал ортодоксальный атеизм, как и ортодоксальный теизм.

Френсис Хатчесон развивал этические идеи, не особенно стараясь дать им всестороннее обоснование. Юм ставил под вопрос и основания этики как наиболее всеобщего учения о природе человека. Этика понимается как наука о должном, сущем. Но должное невозможно вывести из сущего, того, что есть. Следовательно, этика сомнительнее физики, науки о сущем. Приведенное рассуждение Юма вызвало столько затруднений, что его стали называть «гильотиной Юма». Он считал, что истоки этики находятся в верованиях и традициях. Авторы же, пытающиеся вывести истинность этических положений, находятся на ложном пути.

На первый взгляд совершенно непонятен пиетет британцев перед авторитетом Юма как выдающегося философа. В Великобритании Юма ставят столь же высоко, как немцы Канта. На мой взгляд, объяснение феномена Юма состоит в акценте на проблемное знание. Он никого не вынуждает отказаться от его воззрений, а всего лишь ставит невинный вопрос: «А вы уверены в том, что говорите? Может быть, вы заблуждаетесь?» Британцы не терпят окончательных ответов, они неизменно стараются быть предельно основательными. Эта традиция находится в прекрасном соответствии с воззрениями Юма. Именно поэтому он стал символом английской философии.

Продемонстрировав высокий полет философской мысли, Юм после всех виражей вынужден опуститься на землю. А ею оказываются его представления о верованиях и традициях. Скептическое отношение к науке обходится в конечном счете дорого. Она размывается. И вот тут вполне уместны определенные требования к самому великому скептику. Большие сомнения вызывает его научная компетенция.

Юм получил юридическое образование. С подросткового возраста он увлекался надфилософскими проблемами. Свое учение он выработал в основных чертах уже в возрасте 27-28 лет. К этому времени он получил юридическое образование. На склоне своих лет Юм, написав восьмитомную историю Англии, прославился в качестве историка. Он внес определенный вклад в экономику, кстати, находясь в приятельских отношениях с выдающимся экономистом Адамом Смитом. Имя Юма не является также рядовым для психологов, особенно представителей ассоциативной психологии. Он ведь превыше всего ставил ассоциацию идей, впрочем, отказываясь от выделения их закономерностей.

Все науки, которые упомянуты в предыдущем абзаце, находились во времена Юма в стадии становления. Строго говоря, размышления шотландца скользили по их поверхности. По преимуществу они имели спекулятивный характер. Увы, высокий полет Юма происходил не в области метанауки. Спешу списать это обстоятельство на историческую ограниченность XVIII столетия. Юм, конечно же, заслуживает многих добрых слов. Они были приведены выше.

В заключение раздела обращусь к гильотине Юма. Есть науки о сущем - физика, химия, геология и биология. Но есть также науки о должном, таковы все технические и общественные науки. Что касается наук о должном, утверждает Юм, то они не выводятся из наук о сущем, следовательно, не являются науками. В действительности же нет никакой необходимости выводить из одних наук другие. Критика Юма правомерна по отношению к тем, кто пытается свести науки о должном к наукам о сущем. Но она не ставит под сомнение статус наук о должном, т.е. всех тех наук, в которых концепты являются ценностями.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
     
    Популярные страницы