Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

Распря Фок - Блохинцев

Основным героем нового раздела является академик Владимир Александрович Фок. Речь идет о гениально одаренном физике, внесшим значительный вклад в развитие квантовой механики, квантовой теории поля и теории тяготения. Безусловно, он заслуживал Нобелевской премии, которую не получил в силу недостаточной прозорливости Нобелевского комитета. Фок был не только одаренным физиком, но и мужественным человеком, способным говорить правду, даже если это было связано с риском для жизни. К этому следует еще добавить его исключительный интерес к философии физики. В указанном отношении он явно выделялся среди своих коллег по цеху физики. Как раз интерес Фока к философии физики является предметом дальнейшего обсуждения. Фок резко критиковал некоторых советских философов, как он выражался, за «невежественную критику физических теорий». Его соответствующая статья была опубликована в 1951 году в журнале «Вопросы философии» лишь после получения Л. Берия положительных отзывов от ведущих советских физиков того времени. Фок, разумеется, очень рисковал. Он ведь находился под контролем органов госбезопасности. Дважды он арестовывался, но всякий раз академику П. Капице удавалось добиться его освобождения.

Когда речь шла о научной истине, Фок становился предельно принципиальным. Особенно его занимали философские вопросы квантовой механики. В 1945 году в «Докладах академии наук СССР» появилась статья Л.И. Мандельштама и И.Е. Тамма, в которой они подчеркивали, что соотношение неопределенности энергия-время, записанное в виде формулы АСА/ > Ь , относится к поведению квантовых объектов. Через два года появилась статья В.А. Фока и Н.С. Крылова, в которой критиковалась позиция Мандельштама и Тамма. Они утверждали, что указанное соотношение неопределенностей относится не к микрообъектам, а к взаимодействию микрообъектов с измерительными приборами. К этому следует добавить, что у Фока были замечательные отношения и с Мандельштамом, и с Таммом. Он не соглашался с ними, явно руководствуясь максимой Аристотеля «Платон мне друг, а истина дороже». Кстати, в рассматриваемом споре участвовали три академика!

Принципиальная позиция Фока была такой: до взаимодействия с приборами нет как таковых квантовых частиц, а есть всего лишь возможности. Возможности превращаются в действительность лишь в результате взаимодействий с макросистемами. «Пока прибор не выбран и не приведен в действие, существуют только потенциальные возможности, совокупность которых и характеризует состояние объекта».

Существенно иного понимания квантовой механики придерживался член-корреспондент Д.И. Блохинцев. В отличие от Фока, следовавшего за Бором, он считал главным понятием квантовой механики не волновую функцию, соотносимую с отдельными частицами, а оператор плотности, относящийся либо к потоку частиц, либо к результатам измерений.

Увы, оба замечательных физика совершали существенные метанауч-ные ошибки. Да простит меня читатель за мое критическое отношение к признанным авторитетам.

Фок полагал, что в квантовой механике получает дальнейшее развитие принцип относительности к средствам наблюдения, столь тщательно разработанный в рамках двух теорий, развитых Эйнштейном. В отсутствие системы отсчета нет смысла говорить о физических явлениях. Это утверждение верно. Неверно, на мой взгляд, что системой отсчета для суждения о квантовых объектах следует избрать исключительно измерительный прибор. Если две квантовые частицы взаимодействуют между собой, то они смотрятся в зеркало друг друга. Они существуют, но не во взаимодействии с приборами. Неправ Фок, утверждая, что до взаимодействия с измерительным прибором частицы являются всего лишь потенциальными возможностями. Они реальны не в меньшей степени, чем измерительные приборы. Речь идет о различных типах реальности.

Беда Блохинцева состояла в недооценке им потенциала понятия волновой функции. В конечном счете это приводило к недооценке вероятностной природы квантовых объектов. Подобно Эйнштейну, он допускал, впрочем, с известными оговорками, существование скрытых параметров, обеспечивающих однозначно предсказываемое поведение квантовых объектов.

Спор Фока с Блохинцевым, то и дело приводивший к их острым высказываниям в адрес друг друга, в основном касается вопроса о физической реальности. Что реально? Физические объекты, признаки которых значатся в записи физических уравнений. Высшим судьей в этих вопросах является научная теория.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы