Эта загадочная вероятность

В современной науке понятие вероятности занимает видное место, причем в самых разных науках, например в физике и экономике. Вероятностная революция в науках о природе и обществе проходила на фоне классического математического учения о вероятности, согласно которому величина вероятности есть отношение случившихся событий к числу возможных событий. При этом все возможные события считались независимыми друг от друга и, следовательно, равновозможными.

Приведенное выше определение вероятности не было адекватным ни для физики, ни для экономики, где события совсем не обязательно являются равновозможными. Выход из создавшегося положения предложил Рихард фон Мизес. Он понимал вероятность как предел относительной частоты в бесконечной последовательности. Это определение не предполагает равной возможности наступления событий. Но и его понимание вероятности спорно. Фиксируется исход событий, т.е. следствие, а не их причина. В этой связи философ Карл Поппер предложил интерпретировать вероятность как некоторую предрасположенность. Речь идет о про-пенситивной концепции вероятности, которая многое разъясняет. Для начала проиллюстрирую это обстоятельство на примере физики. До появления квантовой механики физики полагали, что в отличие от событийной пропенситивная вероятность отсутствует. Однако выяснилось, что событийная вероятность является проявлением пропенситивной. Но так же обстоят дела в экономике, равно как и в других науках.

Удивительно, но в годы, предшествовавшие появлению квантовой механики, кардинально изменившие наши представления о вероятности и неопределенности, американский экономист Фрэнк Найт сумел высказать актуальные мысли относительно этих феноменов. В 1921 году он ввел представление о двух рисках, измеримом и неизмеримом. В первом случае вероятности могут быть определены, а во втором нет. Остается не вполне понятным, как же принимать решения в условиях неопределенности.

Экономисты находят выход из затруднительного положения в том, что в соответствии со своим опытом вводят некоторые рисковые предпочтения в форме критериев Вальда, Гурвича или Сэвиджа, надеясь на тот или иной результат. Слабость этих критериев мне видится в том, что вне рассмотрения остается пропенситивная вероятность. Сравним подходы, использующиеся соответственно в физике и в экономике.

Физики не утверждают, что неопределенности в принципе не измеряются. Имеется в виду другое, совместное измерение двух величин накладывает определенные ограничения на вероятности, что и характеризуется в качестве неопределенности. Возникает крамольная мысль: может быть, нечто аналогичное имеет место и в общественных науках. Если дела обстоят именно таким образом, то придется отказаться от тезиса Найта о принципиальной неизмеримости неопределенности. Введение в науку переменных, которые в принципе не могут быть измерены, признак плохого научного вкуса. Найт, разумеется, заслуживает похвалы за акцент на феномене неопределенности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >