Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow Народная религиозность в современной крестьянской субкультуре

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Субкультурная парадигма позволяет представить российскую культуру как единую систему, основанную на субкультурных подсистемах, принципиально отличных друг от друга, в том числе и в сфере духовного развития. В результате открывается динамичная реальность, где и известные богословы, и простые прихожане православного храма, и те, кто только номинирует себя православным, в равной мере оказываются причастны русской православной традиции, хотя и репрезентируют эту традицию в различных формах поведения и сами находятся на разных ярусах этой единой культуры.

Субкультурный подход позволяет описать крестьянство как наиболее традиционалистскую часть российского общества, людей, постоянно живущих на земле, занимающихся сельским трудом традиционного типа, генетически укорененных в сельском социуме. В современной ситуации крестьянство оказывается на пересечении устной и письменной традиции как противоположных культурных модальностей. Специфическая «окрашенность» крестьянской субкультуры: семейное хозяйство, хозяйствование на земле как базисный способ проявления природы человека и основа цивилизации, деревенский традиционализм и консерватизм, низшее положение в системе социальной иерархии - образуют семантические границы сельского локуса, в рамках которого формируется особый тип религиозности, который вводит в мир понятий, образов и архетипов традиционной русской культуры.

Проблема феномена народной религиозности на протяжении ряда столетий рассматривается с различных исследовательских позиций -от классической этнографии до современных междисциплинарных подходов. Основные направления разработки проблемы связаны в отечественной науке с концепциями «обрядоверие», «двоеверие» и «народное православие». Феномен «народных верований» объясняется сплавом православной религиозности и русской этнической специфики, синтезом православных и языческих элементов. Переосмысление существующей историографической традиции в категориях современного опыта позволяет представить народную религиозность как сумму проявлений неканонических религиозных взглядов и практик крестьянина, называющего себя православным, складывающуюся в силу его социального положения и специфических интересов. В основе ее - синкретичное и диалогичное соединение народного и церковного.

Советская эпоха ознаменовала ликвидацию многих элементов и тенденций развития народной религиозности. В этот период агентом приобщения к основам православной веры выступала в основном семья, а не «свидетельство» церкви. При верующих старших родственниках безверие не было всеохватным. Семейные практики повседневной религиозности зачастую оказывались сильнее атеистической политики, являясь механизмом преемственности «веры» предков. Выживание архаизированной веры осуществлялось за счет сохранения традиционных религиозных ритуалов в быту, спонтанной религиозной социализации детей, однако в условиях нарушения коммуникации между поколениями зачастую происходила деформация «веры», утеря ее смысла, следование исключительно традиции.

Образ матери-земли, культ семьи, предков, хронотоп, регулируемый православными постами/праздниками, восприятие обрядов как физических символов сакрального хронотопа - таковы фундаментальные компоненты крестьянского традиционного мировидения, сформированного в процессе перекодирования жизненного опыта в религиозные образы, которые продолжают сегодня жить в социокультурном пространстве. В сельском (деревенском, земельном) социуме, локализованном в пространстве в силу своего земледельческого характера, механизм трансляции религиозного знания не ограничивается рамками крестьянской семьи. Определенная его часть помимо семьи транслировалась по каналам общинной организации и преломлялась через призму интересов социума, направленность которых определяла сельскохозяйственная доминанта в соответствии с природными ритмами и хозяйственными работами. Аграрно-земледельческие праздники, теснейшим образом связанные с земледельческими интересами и чаяниями крестьян, иллюстрируют синкретичную сущность обрядовой религиозности, синтезирующей в себе народные и христианские элементы мировосприятия, обеспечивающие устойчивость и архетипич-ность народной веры.

Таким образом, народная религиозность есть способ репрезентации православия в крестьянской субкультуре, особая сфера или область социокультурной жизни. Она включает в себя и продукты религиозной деятельности людей (идеи, образы, ценности) и специфические виды культовой и внекультовой деятельности (обряды). Резюмируя картину современного состояния, можно сказать, что интуитивночувственная религиозность крестьянства, тесно соприкасающаяся с народным творчеством и домашним хозяйством, постепенно вытесняется, уходит из сферы рефлексии и остается в сфере бытовых ситуаций, обычаев, традиционных рефлексов, малоосознаваемых установок. Память об этом неофициальна, и лишь эго-документы дают нам развернутые сведения о данной стороне религиозности, которые незаменимы как в реконструкции религиозной жизни недавнего прошлого, так и осмыслении реалий современности.

Представленный в монографии опыт новой концептуализации народной религиозности «деревенского мира» может быть использован в качестве аналитико-методологического инструментария в широком спектре культурологических исследований. Осмысление многообразия духовно-религиозной жизни современного общества посредством анализа его отдельных субкультур имеет не только важное теоретическое, но и прикладное значение - не только для адекватного осмысления реальной религиозной ситуации, но и как средство обеспечения взаимопонимания между разными сегментами социума, «взаимопере-водимости» их культурных кодов.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы