Контрольные вопросы

  • 1. Насколько минимизация налогов влияет на общую эффективность бизнеса?
  • 2. Каковы принципы налогообложения и как они согласуются с офшорной практикой?
  • 3. Что обусловливает важность вопросов налогообложения для любого государства, в том числе для офшорного центра?
  • 4. В чем основная идея формирования бизнесменами цепочек налогового и финансового планирования?
  • 5. Какие параметры следует учитывать при создании цепочек налогового и финансового планирования?

Международные соглашения об избежании двойного налогообложения в системе использования преимуществ офшорных территорий

Совершенствование законодательства каждого офшорного центра индивидуально. Хотя можно найти общие черты, сходные тенденции и выделить большие группы офшоров по принадлежности к той или иной правовой системе, все-таки различий и индивидуальных черт куда больше. Исторический опыт, геополитическое положение, особенности культуры и менталитета населения — все это оказывало и продолжает оказывать воздействие на законодательство офшорных центров, делая правовую систему каждого из них во многом уникальной.

В связи с этим необходимо выделить общие черты. В основе законодательной системы всех офшоров лежат рамочные законы, на которых базируется вся конструкция. Как правило, это акты (законы) о компаниях. В развитие офшорного законодательства после базового закона принимаются многочисленные акты, регулирующие деятельность в банковской, страховой и трастовой сферах и проч. Эти акты, с одной стороны, дают многочисленные и широкие льготы компаниям, с другой — налагают на их работу ряд ограничений, чаше всего касающихся того, что невозможно вести некоторые виды деятельности или совершать отдельные операции, а также взаимодействия с оншорными компаниями страны-регистратора.

В некоторых юрисдикциях, хотя они, безусловно, могут быть отнесены к офшорам, нет специального налогового законодательства. Чаще всего это касается так называемых внутренних офшоров, т.е. офшорных центров, покрывающих не всю территорию независимого государства или автономного зависимого административно-территориального образования, а лишь какую-то их часть (например, офшорные кантоны Швейцарии, некоторые штаты США, внутренние автономии Великобритании). В данном случае отдельные налоговые льготы, зачастую очень существенные, что и привлекает в подобные регионы бизнес, устанавливают эти внутренние офшоры на налоги и сборы их уровня (компетенции).

Законодательство офшоров предусматривает регистрацию бизнеса в тех же организационно-правовых формах, что и во всем прочем мире. Особой популярностью пользуются корпорации и акционерные компании, трасты, партнерства (или товарищества). Все эти формы обладают известной степенью гибкости и функциональности, вследствие чего весьма востребованны. Кроме того, пользуются все возрастающей популярностью многообразные новейшие гибридные формы: ЬЬС, ЬОС и т.п.

Перечень льгот, которое предусматривает офшорное законодательство разных юрисдикций, очень широк. Они касаются и предоставляемой к аудиту отчетности, и собственно преференций (тотальные или по конкретным видам деятельности) по разным налогам. Ставки налогов во многих офшорах чисто символические или вообще нулевые. Но распространяться преференции могут на компании также выборочно: офшорные (т.е. со специальным статусом) компании гарантированно получают льготы, а вот прочих нерезидентов это может касаться избирательно. То же относится и к оншорным компаниям — в разных центрах льготного налогообложения к ним применяются неодинаковые подходы (прежде всего различия касаются классических офшоров и налоговых гаваней). Ряд престижных офшорных центров установил не такие уж низкие ставки по целому ряду налогов, прежде всего по налогу на доход.

Для офшорных компаний, как правило, не существует ограничений на виды деятельности (за исключением банковской и в ряде случаев страховой), требуется наличие в стране регистрации юридического адреса или агента, разрешается открывать любые банковские счета и нет требований раскрывать информацию об этих счетах, имена учредителей, акционеров, директоров, бенефициаров компании или эта информация строго закрыта для всех, кроме регистратора офшорных услуг. В значительном количестве офшорных центров допускается осуществление функций директора не только физическим, но и юридическим лицом, которым может стать наряду с другими и «секретарская» компания, что обеспечивает практически двухуровневый механизм защиты коммерческой тайны. Естественно, ситуация с офшорами постоянно меняется. Например, до присоединения к Китаю Гонконга и Макао офшорные компании там имели возможность заниматься любыми видами деятельности, после же вхождения в состав КНР, несмотря на сохранение офшорного статуса этих двух территорий, китайское правительство исключило некоторые виды деятельности из перечней разрешенных для офшорных компаний видов.

Договоры об избежании двойного налогообложения получили весьма широкое распространение в мире — к настоящему моменту между государствами их заключено около 3 тыс. и продолжается рост количества заключаемых соглашений. Их цель — облегчить участь бизнеса, содействовать развитию международной коммерции, поскольку, если бы такой инструмент регулирования налоговых отношений между странами отсутствовал, предпринимателю, ведущему бизнес в международном масштабе, пришлось бы уплачивать налоги в двойном размере — там, где он резидент, и там, где он ведет бизнес. Не нарушая закона, бизнесмен получает возможность большой экономии на налогах.

Если иностранное юридическое лицо извлекает доход из деятельности на территории какого-либо государства, образуя при этом по его законодательству постоянное представительство, то с этого дохода юридическое лицо платит налоги в этом государстве, а у себя на родине от таковых освобождено. В противном случае (если постпредство не создано) налоги будут удерживаться на родине предпринимателя, а в данном государстве (иностранном для него) он от них будет освобожден. Такова общая логика для всех договоров об избежании двойного налогообложения. Детали каждого договора весьма многообразны, и упор делается на то, какие именно конкретные виды налогов подлежат уплате на родине, а какие — в иностранном государстве/стране получения дохода.

Виды доходов, которые могут быть предусмотрены договорами об избежании двойного налогообложения, следующие: доход от коммерческой деятельности; доход от транспортной деятельности (международных перевозок); доход от недвижимого имущества; дивиденды (часть распределяемой компанией прибыли); проценты (по кредитам); доход от авторских прав и лицензий (роялти); стоимость движимого и недвижимого имущества; доход от предоставления независимых личных услуг; доход от работы по найму; гонорары директоров; доход от государственной службы; пенсии; доход студентов, практикантов и ученых.

Российская Федерация к настоящему моменту заключила несколько десятков договоров (соглашений) об избежании двойного налогообложения с иностранными государствами. Первые такие договоры были заключены еще Советским Союзом в 1950-х гг. (например, Протокол о взаимном освобождении авиапредприятий и их служащих от уплаты налогов в связи с Соглашением между Правительством СССР и Правительством Норвегии о воздушном сообщении от 31 марта 1956 г.), но особенно активно — в 1970-х гг.

Количество таких соглашений все время увеличивается, что свидетельствует о постоянном расширении международных экономических связей нашей страны и последовательной политике либерализации международной предпринимательской деятельности с участием отечественных бизнесменов.

Государства зачастую заключают подобные соглашения, преследуя политические или общеэкономические цели, но не всегда в полной мере просчитывают детально все возможные последствия реализации этих соглашений. В частности, все их побочные эффекты могут проявиться позже в связи с изменением внутреннего законодательства. Наглядный пример — наша страна. Когда СССР заключал договоры об избежании двойного налогообложения, отечественная экономическая система была в достаточной мере закрыта от внешнего мира и функционировала на нерыночных основах, соответственно воспользоваться преимуществами этих договоров могли только государственные предприятия (всесоюзные внешнеэкономические объединения) системы Министерства внешней торговли СССР, поскольку действовала государственная монополия на внешнюю торговлю и другие виды ВЭД. После экономических реформ начала 1990-х гг., когда Россия перестроила свою экономику, основываясь на современных рыночных принципах ведения хозяйства, эти договоры приобрели совсем иное звучание — ими стали активно пользоваться бизнесмены для оптимизации своей деятельности.

Международные соглашения заключают на годы, и изменить их в одночасье в соответствии с текущим политическим моментом не так-то просто. В особенности это касается налоговых и инвестиционных соглашений, потому что их денонсация в одностороннем порядке способна существенно навредить деловому имиджу страны. Яркий пример — Соглашение об избежании двойного налогообложения между СССР и Кипром 1982 г., которое, хотя и вызывало многочисленные нарекания со стороны государственных ведомств нашей страны, так и не было отменено несмотря на то, что массово использовалось российскими бизнесменами как легальный и эффективный канал вывоза капитала из России на Кипр.

Соглашения об избежании двойного налогообложения далеко не всегда предсталвяют собой эффективный канал ухода капиталов из России, поскольку во многих странах действие этих соглашений не распространяется на офшорные компании, не являющиеся налоговыми резидентами по месту их регистрации. Однако в ряде офшорных центров все компании, в том числе и офшорные компании всех разновидностей, подпадают под действие таких соглашений.

Нельзя сказать, что в целом офшоры выступают лидерами по числу заключенных соглашений подобного рода, напротив, многие офшоры вообще их не заключали, а другие заключили лишь одно-два таких соглашения (например, остров Мэн, Монако, Нидерландские Антильские острова). Весьма распространено заключение соглашений об избежании двойного налогообложения между самими офшорными центрами. У ряда офшоров есть ограниченные соглашения, действие которых распространяется только на определенные отрасли или виды деятельности (например, у Гонконга).

Однако если офшорный центр не имеет подобных соглашений, это не означает автоматического его выключения из цепочек налогового и финансового планирования — он может быть использован в связке с другими офшорами. Ряд стран (ЮНКТАД насчитывает их более 60) связывают прочные отношения по типу «инвестор — объект инвестиций», в которых одной из сторон выступает офшорный центр (например, Маврикий — Индия, Кипр — Россия).

Успех офшоров также определяется их участием в других международных регулирующих соглашениях, например, в Гаагской конвенции по апостилированию документов от 5 октября 1961 г. Апости-лирование упрощает легализацию любых документов, задействованных в международном коммерческом обороте, сегодня к Гаагской конвенции присоединилось большинство офшорных центров.

Следует сказать, что благодаря используемым в налоговом праве принципам резидентности и территориальности налогообложения в мире разработаны две типовые модели соглашений об избежании двойного налогообложения. Базовую модель налогового соглашения разработали эксперты ОЭСР, заложив в его основу принцип резидентности. Согласно данному принципу предусматриваются низкие ставки налога на репатриацию прибыли, и доход юридических и физических лиц облагается налогом по месту их резидентности. При этом в соглашениях специально оговариваются виды деятельности, которые не образуют постоянного представительства иностранного предприятия. Как правило, это использование складских помещений, организация выставок, маркетинговая и рекламная деятельность, строительно-монтажные работы и т.п. При таком подходе страна — источник извлечения дохода в значительной степени теряет право облагать налогом на своей территории деятельность иностранного юридического или физического лица. По этой причине заключение соглашений по модели ОЭСР оправданно только между странами, находящимися приблизительно на одном уровне экономического развития, а также с учетом существования в договаривающихся государствах льгот по тем или иным налогам, видам деятельности или организационно-правовым формам компаний.

Впоследствии в целях защиты интересов развивающихся стран (источников доходов ТНК) под эгидой ООН была разработана альтернативная модель налогового соглашения, основанная на принципе территориальности. В соответствии с данной моделью доходы облагаются в стране, где они извлечены и где предусмотрены высокие ставки налога на репатриацию прибыли.

Что касается России, то она, так же как и СССР, при заключении налоговых соглашений в основном применяет модель ОЭСР, что может вредить ее экономической безопасности, если в сферу действия соглашения об устранении двойного налогообложения непосредственно или опосредованно (как в случае с офшорами, являющимися колониями промышленно развитых государств) попадают офшорные компании иностранного государства. В этой ситуации доход офшорной компании облагается минимальным налогом (или вовсе не облагается) по месту ее регистрации, а не там, где она извлекает прибыль.

Особое место принадлежит заключенному еше Советским Союзом в 1982 г. Соглашению с Кипром, которое некоторые специалисты рассматривают чуть ли не как основной канал бегства капиталов из России. Представляется, что возможны следующие причины такой ситуации:

  • • существуют историко-культурные связи между Россией и Кипром;
  • • Кипр занимает выгодное географическое положение;
  • • создана высокоразвитая инфраструктура офшорного центра при относительной дешевизне предоставляемых услуг;
  • • сложился благоприятный инвестиционный климат;
  • • положения Соглашения об избежании двойного налогообложения распространяются на все компании — как резидентские, так и офшорные;
  • • все офшорные компании на Кипре платят единый налог в 10% (до 1 января 2003 г. — 4,25%), благодаря чему они считаются налоговыми резидентами и их офшорный статус не очевиден для российских налоговиков;
  • • процедура регистрации офшорной компании относительно проста и удобна;
  • • достаточно высока степень предоставляемой конфиденциальности.

Масштабы использования преимуществ указанного Соглашения, да и вообще размах офшорных операций, проводимых российским бизнесом через Кипр, красноречиво характеризуют следующие цифры: до 25% всех офшорных компаний, учрежденных россиянами, зарегистрировано на Кипре, а ежемесячные прямые инвестиции кипрских компаний превысили 4 млрд долл. Несмотря на проведенную на Кипре налоговую реформу как следствие вступления страны в ЕС, сохранено множество лазеек, по-прежнему позволяющих свести налоговые платежи к минимуму, используя упомянутое Соглашение.

Офшорное законодательство постоянно изменяется. На него оказывают влияние ведущие западные страны и международные регуляторы, попытки сделать офшорные операции более транспарентными для иностранных налоговиков. В ряде офшорных центров Азиатско-Тихоокеанского ареала банковские правила пересмотрены в сторону их ужесточения, во многих из этих центров ликвидированы акции на предъявителя и проч. Ирландия, Мэн и Нормандские острова (Европейский ареал) ужесточили правила, касающиеся статуса компаний-нерезидентов и статуса директоров, введено лицензирование компаний, совершающих трастовые, «секретарские» и регистрационные операции. Изменения коснулись и Карибского ареала: многие офшоры поддержали инициативу Базельского форума финансовой стабильности и присоединились к программе транспарентности «знай своего клиента» (know your client, KYC). Многие офшоры (Гернси, Британские Виргинские острова, Маврикий) приняли законы, противодействующие отмыванию денег, полученных преступным путем, т.е. пошли навстречу требованиям международных регуляторов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >