Коммуникативная модель аргументации

В стандартном логическом определении доказательства используется понятие истины. Доказать некоторый тезис — значит логически вывести его из других истинных суждений. Но, как мы показали во второй главе, есть высказывания, не связанные с истиной, не имеющие истинностной оценки: это вопросы, просьбы, советы, обещания, оценки и т. п. Очевидно, что, оперируя ими, нам также нужно быть логичными и доказательными. Таким образом, встает вопрос о расширении понятия доказательства, т. е. о построении более широкой модели аргументации, в которой смягчались бы жесткие требования дедуктивного доказательства, но при этом она имела бы четко выраженную структуру и определенные правила обоснования высказываний и рассуждения в целом.

Логическое моделирование аргументации порождает множество ее моделей, в которых она воспроизводится посредством логических систем: формальных и полуформальных. Задачей логического моделирования является построение формально правильной системы зависимостей между аргументами и тезисом. Но, кроме этой задачи, при построении модели аргументации необходимо учитывать и систему содержательных, смысловых связей между тезисом и аргументами. Также нужно учитывать и воспроизводить в модели и правилах аргументации ее прагматические аспекты: ориентацию на адресата, обеспечение приемлемости и понятности аргументов и процедуры вывода.

Аргументация — процесс коммуникации, который объединяет совершенно различные уровни и способы рассуждений: от рассуждений в обычной жизни до логико-математического доказательства в формальных системах. Если назвать рассуждения, которые фактически используются в обыденной жизни, естественными рассуждениями, а выводы в логико-математических исчислениях — формальными выводами, то все разнообразие рассуждений можно описать как башню, в основании которой лежат естественные рассуждения, прагматически ориентированные на приемлемость аргументации в данном конкретном случае с учетом обстоятельств времени, места, психологического состояния субъекта и адресата аргументации и т. п., а на вершине которой расположены формальные рассуждения (образ «башни рассуждений» принадлежит В. Н. Брюшинкину).

В формальных рассуждениях роль субъекта сведена к минимуму, но при анализе естественных рассуждений (аргументации в широком смысле слова) необходимо учитывать все прагматические факторы.

Существует много видов коммуникации с аргументацией: научный спор, защита диссертации или дипломного проекта, допрос, бытовой спор. Во всех этих и подобных им коммуникативных ситуациях необходимо различать следующие компоненты: сообщение, автора сообщения, получателя сообщения, обратную связь между автором и получателем сообщения. Схематично это можно представить так:

Таким образом, мы получаем базовую модель аргументации, включающую коммуникативную сторону. На основании этой модели мы можем сформулировать следующую структуру аргументации с ее основными компонентами:

  • 1) субъект-субъектное отношение, т. е. отношение «аргумента-тор — реципиент (адресат)»;
  • 2) предмет аргументации (спорное положение, тема, содержание информации);
  • 3) логическая структура (совпадает со структурой доказательства):
    • а) тезисы сторон (выраженные точки зрения на предмет);
    • б) аргументы (доводы) — средства аргументации;
    • в) демонстрация (логические правила) (может быть точной или вероятностной);
  • 4) правила регулирования (регламента, тактики, методики и т. п.).

Аргументация всегда диалогична, поэтому выбор средств обоснования ориентирован на собеседника, зависит от предмета обсуждения, а также от коммуникативных (убеждающих) способностей собеседников. В коммуникативных взаимодействиях аргументацию отличает от доказательства момент поиска: тезис может быть не дан заранее, его нужно найти, определить. В процессе аргументации выдвигаются гипотезы, отбрасываются неудачные шаги, критически пересматриваются доводы. В коммуникативной модели аргументации нужно учитывать возможные сбои в аргументации: искаженное восприятие, неточная интерпретация, неточность выражения мысли в языке. Это также должно найти отражение в требованиях к аргументации.

В аргументации смягчаются правила, сформулированные по отношению к тезису, аргументам и демонстрации в доказательстве, вводятся новые требования, учитывающие интересы участников коммуникации.

Прагматические правила аргументации:

по отношению к тезису:

  • — тезис должен быть приемлемым для адресата (особенно если ставится цель убедить его);
  • — используемые выражения должны быть понятны адресату (необходимо учитывать его возраст, образовательный и культурный уровень и т. п.);
  • — тезис может уточняться, видоизменяться в ходе аргументации; его окончательная формулировка дается в итоге проведенного обсуждения;

по отношению к аргументам:

  • — должны быть зафиксированы положения, признаваемые истинными всеми сторонами аргументации;
  • — каждое неясное (допускающее различные интерпретации) положение должно быть уточнено, объяснено на понятном примере;
  • — выдвигаемые гипотетические доводы должны фиксироваться каждой стороной аргументации;
  • — при необходимости можно вернуться к высказанному гипотетическому доводу, пересмотреть или отбросить его;
  • — если истинность какого-либо аргумента была поставлена под сомнение, он должен быть дополнительно рассмотрен и — в случае обоснования его ложности или недоброкачественности — исключен из дальнейшего обсуждения;

по отношению к демонстрации:

  • — используемые средства логики должны соответствовать контексту, быть убедительными;
  • — допустимо использование способов аргументации, основанных не только на логическом, но и на правдоподобном следовании, позволяющих получить не только достоверное, но и вероятностное умозаключение;
  • — любой логический шаг может быть пересмотрен в ходе аргументации и отброшен, если обоснована его неприемлемость (недоброкачественность).

В качестве способов демонстрации в аргументации могут быть использованы различные виды логик: классическая, неклассическая; различные типы выводов: недедуктивные (индуктивные, по аналогии). Использование разных типов логик позволяет вовлечь в аргументацию новые типы контекстов (контексты знания, мнения и др.).

Средства классической логики используются в аргументационных ситуациях, характеризующихся достаточностью и определенностью информации. В остальных случаях предпочтительнее неклассические методы. Это, например, методы трехзначной логики, в которых используются наборы из трех значений: «истинно», «ложно», «возможно» (или: «истинно», «ложно», недоказуемо/неизвестно»). Возможны также методы модальных логик, в которых принимаются во внимание дополнительные характеристики высказываний. Это алетические модальности, когда высказывания характеризуются словами «необходимо», «возможно», «случайно»; деонтические модальности («обязательно», «запрещено», «разрешено», «безразлично»); эпистемические модальности («знает», «полагает»). Неклассические методы используются для временных контекстов (о будущем, о прошлом, со словами «раньше», «позже») и ряда других.

Следует помнить, что рассуждения индуктивного типа являются вероятностными в отличие от демонстративных и доказательных дедуктивных рассуждений. Поэтому в них возможны следующие типичные ошибки:

  • 1) «поспешное обобщение» (fallicia fictae universalitates) — состоит в распространении признаков, присущих лишь некоторым предметам определенного класса, на весь класс;
  • 2) «после этого, значит вследствие этого» (post hoc, ergo propter hoc) — состоит в смешении причинно-следственной связи с обычной последовательностью во времени. На том основании, что какое-то явление предшествует другому, оно признается причиной последнего.

При прогнозировании, сравнительном анализе часто используется аналогия когда на основе сходства двух объектов по каким-то параметрам делается вывод об их сходстве и по другим параметрам. Аналогия также дает лишь предположительное знание.

Ошибки аналогии возникают, когда в качестве основания аналогии берутся несущественные признаки или когда нет связи между основанием аналогии и переносимым признаком («мнимая аналогия»).

Представление аргументации

В процессе коммуникативного диалога аргументируемый тезис часто бывает представлен неявно, в виде определенной точки зрения. В этом случае установление точки зрения является первым шагом к распознаванию аргументации.

Индикаторами, указывающими на точку зрения, являются слова по-моему, я думаю, что..., в завершение я хочу сказать..., в целом и т. п.

Кроме того, в качестве индикаторов аргументации могут выступать: поэтому, таким образом, итак, следовательно, потому что, так как... Как правило, индикаторы аргументации являются и индикаторами точки зрения (защищаемого или опровергаемого тезиса).

Иногда индикаторы относятся к точке зрения, высказанной раньше (потому что, так как) это регрессивное представление аргументации.

Другие индикаторы показывают, что сейчас последует точка зрения {таким образом, по этой причине, поэтому), это прогрессивное представление аргументации.

Менее явные индикаторы аргументации: во-первых, во-вторых', с одной стороны... с другой стороны, должно быть', следует', в целом', вкратце и т. п.

Сумма всех аргументов, выдвигаемых в защиту точки зрения, называется аргументативным дискурсом.

Дополнительными средствами определения аргументов служат: контекст, культурный контекст, фоновая аргументация.

При интерпретации аргументативного дискурса необходимо начинать с того, что именно сказал автор (аргументатор). И лишь потом стоит обратиться к дополнительной информации.

Следует всегда остерегаться того, чтобы наше собственное мнение не повлияло на интерпретацию. Особенно опасны высказывания, начинающиеся со слов потому что, которые выражают следствие, а не причину. В этом случае они не выступают в качестве доводов, а служат для объяснения, уточнения или разъяснения. Но иногда такие высказывания используются и для манипуляций — тогда точка зрения представляется как общепризнанный факт, который надо лишь разъяснить. (В частности, речевые обороты, начинающиеся со слов «потому что», характерны для рекламы, носящей явно манипулятив-ный характер.) В таких случаях разумно проявить осторожность и считать объяснение аргументом. Это — стратегия максимально аргу-ментативной интерпретации, когда любое высказывание интерпретируется как аргумент.

В случае несогласия с оппонентом следует использовать максимально аргументативную интерпретацию.

Невыраженные точки зрения и невыраженные посылки

Иногда элементы аргументации опускают в силу очевидности, но в некоторых случаях это свидетельствует о слабости довода. Поэтому важны проверка и восстановление пропущенных элементов.

При полноценном диалоге соблюдается принцип кооперации, основанный на правилах ясности, искренности, эффективности, релевантности. Выявлению невыраженных элементов способствует логика. При восстановлении вывода необходимо учитывать и правила коммуникации, т. е. не только логические, но и прагматические соображения.

Если пропущена точка зрения, она может быть восстановлена как итоговый вывод, заключение, следующее из посылок. Например, в следующем рассуждении мнение автора (художника) вполне очевидно: «Хорошим директором галереи можно назвать того, кто покупает у вас картины. А тот, кто не покупает, — настоящее ничтожество. Господин Макаров никогда не покупает у меня картины, поэтому...»

С помощью правил коммуникации и логики могут быть эксплицированы и невыраженные посылки. Например, восстановим пропущенные элементы рассуждения «Степан любит петь, потому что он украинец». Шаги:

  • 1) дополнение исходной посылки до modus ponens с помощью добавления «если... то»: если Степан родом из Украины, то ему нравится петь. Степан родом из Украины;
  • 2) восстановление пропущенной посылки: «Все украинцы любят петь», «Большинство украинцев любят петь» и т. п. — выбирается наиболее прагматически подходящая.

Проверка аргументации

При оценке аргументации ее следует прежде всего проверить с точки зрения логических и прагматических противоречий.

Каждый отдельно взятый аргумент должен оцениваться по тому, основан он на правильном рассуждении или нет. Для этого должны быть эксплицированы все невыраженные посылки. Поскольку невыраженная посылка обычно помогает определить тип аргументации (дедуктивная или вероятностная), она также показывает, какая аргументационная схема связывает эксплицитную посылку с точкой зрения. Все это способствует правильности оценки каждого отдельного довода.

И уже потом следует определить, являются ли составляющие аргументацию утверждения приемлемыми и можно ли ответить на все контрольные вопросы, подходящие к данной аргументационной схеме.

Аргументационная схема определяется видом используемого умозаключения. Особое внимание нужно обратить на часто используемые вероятностные умозаключения. В качестве таковых рассмотрим умозаключения по «неправильному модусу» (имея в виду прежде всего modus ponens), умозаключения по аналогии и на основании отношения причинности. Умозаключения такого рода не могут рассматриваться как строгие доказательства, но в аргументации, для обоснования суждений, они широко применяются. И такое применение допустимо, если соблюдены те условия, о которых пойдет речь.

Умозаключение по «неправильному модусу» предполагает перенос признака с общего на частное, поэтому такую аргументацию еше называют симптоматической (или основанной на симптоматическом отношении). Поскольку в этом случае мы имеем дело с вероятностным выводом, следует уделить особое внимание проверке его правильности и обоснованности. Такая проверка одновременно является хорошей основой для критики подобных выводов.

Для проверки необходимо выявить скрытую посылку и задать контрольные вопросы. Рассмотрим это на примерах из учебника Ф. ван Еемерена и др. «Аргументация: анализ, проверка, представление».

Симптоматическая аргументация. Пример: «Джек — опытный учитель, потому что он почти не тратит времени на подготовку к занятиям». (Неявная посылка: мало времени на подготовку к занятиям тратят только опытные учителя.)

Для оценки аргументации, обосновывающей точку зрения, что Джек является опытным учителем, нужно убедиться в правильности скрытой посылки: действительно ли опытные учителя тратят мало времени на подготовку к урокам? По существу, перед нами — энтимема.

Кроме того, надо задать дополнительные контрольные вопросы: «Нет ли также опытных преподавателей, тратящих много времени на подготовку к занятиям?» и «Правда ли, что только опытные преподаватели тратят мало времени на подготовку к занятиям?» (Возможно, и скорее всего, так оно и есть, существуют неопытные преподаватели, которые тратят мало времени на подготовку к урокам из-за своей безалаберности и лени; может быть, Джек из их числа?) Только ответив на все эти вопросы, мы сможем решить, насколько обоснованно применение аргументационной схемы в данном случае.

Таким образом, общая аргументационная схема для симптоматической аргументации выглядит так:

А истинно для х,

потому что В истинно для х

и В характерно для А.

Контрольные вопросы:

  • — Не существует ли других А, у которых нет признака В?
  • — Не существует ли таких не-А, у которых есть признак В?

Аргументация, основанная на отношениях аналогии. Пример: «Нужно ли Джеймсу давать 10 долларов в неделю на карманные расходы, если его старший брат всегда получал только 5?» (Неявная посылка: с одним ребенком надо обращаться так же, как с другим.)

Оценка данной аргументативной схемы должна учитывать ряд факторов, например: не изменилась ли экономическая ситуация за последнее время; каково общественное мнение на этот счет; сколько получают на карманные расходы сверстники Джеймса. Одним словом, мы должны сравнить две ситуации (с одним и другим ребенком) и выяснить, правомерно ли проводить между ними аналогию.

Общая аргумента™вная схема для отношений аналогии такова:

А истинно для х, потому что В истинно для у и у сравним с х.

Контрольный вопрос.

Есть ли существенные различия между х и у?

Если мы сможем убедительно показать разницу между х и у (в нашем примере — между двумя братьями), это ставит под сомнение приведенную аргументацию.

Аргументация, основанная на причинном отношении. Пример: «У Лидии, должно быть, плохое зрение, потому что она всегда читает при слабом освещении». (Неявная посылка: а чтение при плохом освещении портит зрение.)

В приведенной аргументации высказывается точка зрения: у Лидии плохое зрение. В качестве аргумента-причины указывается чтение при слабом освещении. Заметим, что точка зрения высказана гипотетически («должно быть»), А может быть, у Лидии настолько хорошее зрение, что даже чтение при слабом освещении не наносит ему вреда? Поэтому здесь особенно важно правильно поставить контрольные вопросы.

Общая аргументативная схема для отношений причинности такова: А истинно для х, потому что А истинно для В и В ведет к А.

Контрольные вопросы:

  • — Всегда ли В ведет к А?
  • — Может ли этот эффект быть результатом чего-либо еще?
  • (В нашем примере: может ли плохое зрение быть результатом чего-либо, кроме чтения при слабом освещении?)

Определить тип аргументации помогают слова-индикаторы.

Для симптоматической аргументации: характерно, типично, естественно, присуще и т. п.

Для аналогии: подобно, сравнимо, сходно, соответствует, напоминает.

Для отношений причинности: неизбежно приведет', ведет', всегда, когда...; не может не быть.

При экспликации чужого мнения и проверке правильности аргументации следует также учитывать условия, в которых происходит коммуникативный диалог, обмен мнениями, точками зрения. Это:

  • 1) условия правильности речевых актов — подготовительные условия и условия ответственности, условие искренности, эффективности и т. д.;
  • 2) наличие сознательного нарушения правил, иносказания, что может рассматриваться как некий знак, предупреждение.

Таким образом, с помощью всех этих методов можно выявить невыраженное явно, лучше представить чужую аргументацию.

Структура сложной аргументации

Базисная модель аргументации дает нам представление об основных составных частях аргументационного процесса. Если же учитывать характер связи между аргументами (а это существенно для построения последовательной и убедительной системы аргументации), то почти любая аргументация предстанет как сложная. Определить структуру аргументации можно только тогда, когда станет понятным, каким образом аргументационный комплекс может быть разделен на единичные аргументы. Но и при единичном аргументе обычно остается еще одна, невыраженная посылка (обычно общее суждение), которую надо восстановить.

Выше, в пункте «Проверка аргументации», мы рассмотрели различные типы единичной аргументации. Было показано, что единичный аргумент всегда связан с обосновываемой точкой зрения (тезисом) определенной аргументационной схемой. Для анализа правильности аргументации необходимо восстановить данную схему (выявив при этом неявные посылки). Такой способ — разбиение сложной аргументации на несколько единичных и проверка их — является основным средством проверки аргументации в целом. Теперь мы покажем, каким образом из единичных аргументаций строятся более сложные схемы множественной, сочинительной и подчинительной аргументации.

Виды сложной аргументации:

множественная (когда аргументы не зависят друг от друга и в принципе равноценны). Такая аргументация используется в разнородной аудитории или если аргументатор не уверен в достаточности только одного довода:

Множественная аргументация:

Тезис

сочинительная (когда каждый из доводов, взятый в отдельности, недостаточен для доказательства тезиса). Аргументы при этом зависят друг от друга, и второй исключает возражения против первого и подкрепляет его:

Сочинительная аргументация:

Тезис

подчинительная (аргументы поддерживают друг друга, являются дополнительными доказательствами: «Я не смогу... потому что... потому что...»). В этом случае самое слабое звено определяет убедительность целого:

Подчинительная аргументация:

Индикаторы множественной аргументации: нет нужды говорить, фактически, помимо, не говоря уж о; другая причина, почему это происходит', одним из аргументов в поддержку является', во-первых, во-вто-рых кроме того', наряду с.

Индикаторы сочинительной аргументации: так же, как и тот факт, что', в дополнение к; помимо всего прочего', особенно потому, что', даже', плюс', не только... но и; что более важно.

При подчинительной аргументации перед каждым аргументом могут стоять стандартные индикаторы: потому что', по этой причине', поэтому, в конце концов', таким образом', поскольку, принимая во внимание.

В заключительной части сочинительной и подчинительной аргументации часто используются такие выражения, как: я делаю вывод', это следует из в заключение', это вытекает из того, что', принимая во внимание все вышесказанное', следовательно. (При множественной аргументации эти выражения не используются.)

При множественной аргументации существует несколько линий защиты, и если одна из них опровергнута, остальные позволяют продолжать защищать тезис. При сочинительной аргументации используется только одна линия доказательства, и если какая-нибудь его часть выпадает, то и все доказательство оказывается ослабленным или разрушается. В подчинительной аргументации недоброкачественность одного аргумента ведет к разрушению аргументации в целом.

Поэтому в сложных случаях при анализе рекомендуется ориентироваться на анализ множественной аргументации — стратегия максимально аргументационного анализа.

Единичная аргументация:

«Петров заслужил повышенную стипендию, потому что он много работал, чтобы получить ее». (Невыраженная посылка: а усердная работа должна быть отмечена.)

Множественная аргументация:

«Вы не могли учиться с моим братом на физико-математическом факультете в РГГУ, потому что в РГГУ нет такого факультета, у меня нет брата, а моя сестра учится в школе».

Сочинительная аргументация:

«Дома не было еды, а все магазины были закрыты, поэтому нам пришлось поужинать в ресторане».

Подчинительная аргументация:

«Я не смогу поехать в Питер на праздники, потому что у меня накопилось много задолженностей по учебе, а я хотел бы хорошо сдать сессию, чтобы получать стипендию, потому что мой отец потерял работу и из-за этого моя семья испытывает материальные затруднения».

Множественная, сочинительно-подчинительная аргументация:

«Я не пойду на первомайскую демонстрацию. Во-первых, я плохо себя чувствую, потому что простудился на прошлом митинге в защиту прав животных, на который я не мог не пойти, так как считаю эту тему важной для нашего общества, где привыкли не обращать внимания ни на людей, ни на животных, тем более на их права. Кроме того, мне не понятен их лозунг, потому что “Мир, труд, май” — это, с моей точки зрения, не лозунг. Не говоря уж о том, что я, даже если бы захотел, не смог бы пойти, так как в этот день моя сестра выходит замуж в Лондоне, так что в Москве меня не будет».

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >