СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ МИР США И КАНАДЫ: ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Количественные и качественные характеристики Русской Америки на протяжении XX столетия неоднократно изменялись, но основой данного социально-культурного феномена, залогом его дальнейшего существования и развития остается русский язык — не единственное, но главное условие сохранения нынешними и будущими поколениями русских американцев своей культурной идентичности. Президент России Д. А. Медведев, выступая на III Всемирном конгрессе соотечественников 1 декабря 2009 г. в Москве особо отметил роль русского языка, сохранение, развитие и популяризация которого является важнейшей задачей и России и российского зарубежья.

Владение русским языком для граждан США и Канады определяет не только его использование в повседневном общении в семье и в рамках диаспоры, но и причастность к русской литературе, вхождение в информационное пространство русскоязычной прессы, телевидения и Интернета, а также возможность более широкого и плодотворного участия в государственных и общественных программах международного сотрудничества[1].

В настоящее время во всех 50 штатах США проживает около 1 млн 300 тыс. человек, считающих русский язык основным языком общения. Наиболее многочисленные российские диаспоры сложились в Бостоне, Вашингтоне, Нью-Йорке, Сан-Франциско, Чикаго и Филадельфии; которые, соответственно являются центрами бытования живого русского языка. При этом, согласно переписи населения США 1990 г., в стране проживало три миллиона русских американцев[2], т.е. носителями языка является примерно треть диаспоры. Аналогичная ситуация сложилась и в Канаде. По официальным данным на 1991 г. русский язык считали родным от 32 до 35 тыс. канадцев, однако из них количество рожденных в СССР достигает около 100 тыс. человек[3]. Большинство молодежи Русской Америки является билингвальным, однако широко распространено явление, когда дети, родившиеся в Америке либо приехавшие в страну в дошкольном или младшем школьном возрасте, говорят только по-английски.

Руководитель детского русского театра «Радость» Людмила Вайнер, действующего с осени 2005 г. в Хьюстоне (штат Техас), отмечает: «Для многих, приехавших в Америку, жизнь начинается с одной, а то и с двух ступенек ниже. Поэтому первые несколько лет уходят на то, чтобы освоить язык, а чтобы выйти хоть на какой-то уровень в своей, часто новой, профессии, уходят годы. Родители настолько заняты своим устройством, настолько погружены в свои социальные, материальные, психологические проблемы, что дети просто выпадают из их жизни. Это вещь естественная, поэтому психологическая связь между детьми и родителями на три-пять лет, пока жизнь как-то наладится, ослабевает. Особенно сильно это сказывается на детях, если рядом нет бабушек или дедушек. Разрыв между детьми и родителями становится огромным, дети теряют русский язык, культуру, становятся американцами, и родители удивляются, почему это у них с детьми нет ничего общего»[4].

Если посмотреть на данный вопрос в ретроспективе, то можно увидеть, что задача сохранения русского языка и культуры младшими поколениями русских американцев была актуальной проблемой для российской интеллигенции в Америке еще в 1920-е гг. В данном отношении российская диаспора в США и Канаде находилась в невыгодном положении по сравнению с европейскими центрами зарубежной России. Если в таких странах, как Чехословакия, Югославия, Франция, школы, созданные в межвоенный период российскими эмигрантами во многих случаях имели юридический статус, равный соответствующим учреждениям начального и среднего образования в данных государствах, то в США дети эмигрантов были обязаны посещать американские школы и обучались на английском языке. Русские школы, создававшиеся представителями российской диаспоры, по сути, представляли собой культурно-просветительные учреждения. Впоследствии некоторые учебные заведения, в частности, ныне действующий православный лицей имени Святителя Иоанна (Максимовича) в Сан-Франциско, смогли организовать обучение по стандартным программам американской школы, которые дополняются русскими предметами — языком, литературой, историей, природоведением, Законом Божьим, катехизисом и т.п.

В целом, в 1920—1930-е гг. движение сохранения национально-культурной идентичности в Русской Америке в количественном отношении добилось незначительных результатов: специфика адаптации в американском обществе и, прежде всего, политика «плавильного котла» способствовали быстрой ассимиляции эмигрантской молодежи. В 1941 г. один из русских журналов Нью-Йорка констатировал, что «за очень малым исключением дети забыли свой русский язык»[5]. Количество иммигрантов, читавших русскую литературу, неуклонно снижалось до 8,3% во втором и 1,5 процентов в третьем поколении[6].

В то же время, в составе эмиграции первой волны выделилась, не особенно многочисленная, но очень стойкая группа носителей русского языка и культурных традиций, влияние которой заметно и в начале XXI в. Эта группа получила существенное подкрепление в лице российской интеллигенции, прибывшей на Североамериканский континент после Второй мировой войны. В 1920—1970-е гг. та часть российской эмиграции в Северной Америке, которая была вовлечена в общественно-культурную жизнь, работу в русских школах, издательствах и т.п. предпринимала (как правило, успешные) усилия для воспитания хотя бы своих собственных детей в духе отечественных культурных традиций. Можно заметить, что просветительное движение Русской Америки во многих случаях строилось на передаче эстафеты от поколения к поколению в рамках одной семьи. При этом наиболее четко эта линия прослеживается у потомков эмиграции первой волны, независимо от времени их переселения за океан. Важную роль здесь, безусловно, сыграл более высокий общий образовательный и культурный уровень «белой» эмиграции, что оказывало существенное влияние на формирование молодого поколения. Точно так же, как правило, не утрачивают культурной идентичности потомки российских интеллектуалов и деятелей искусства второй и третьей миграционной волны из СССР в США и Канаду.

В ряде случаев, потомки таких семей в третьем-четвертом поколении, не владеющие в силу обстоятельств русским языком (воспитание с раннего детства в иностранных учебных заведениях и т.п.), тем не менее, осознают свою причастность к русской культуре, считают Россию исторической родиной, а иногда уже взрослые люди изучают русский язык, начинают сотрудничать в культурных организациях Русской Америки. С другой стороны, в среде эмигрантской интеллигенции, особенно в 1970—1980-е гг., порой имел место сознательный отказ от русского языка, как элемент политического и эмоционального протеста против советской системы, и стремление как можно скорее полностью ассимилироваться.

Низкий образовательный уровень двояким образом влиял на проблему культурно-языковой идентичности эмигрантов и их детей. При условии проживания в компактной колонии происходило сохранение на бытовом уровне русского языка при столь же элементарном владении английским. Подобные примеры можно было видеть, как уже упоминалось выше, в русском поселке в Стратфорде в 1920—1970-е гг., а в современной Америке — на Брайтон-Бич и в других центрах российской диаспоры[7]. «Наряду с интеграцией и ускоренной языковой ассимиляцией русскоязычная диаспора в США сохраняет устойчивые культурные архетипы (от староверов до обитателей Брайтон-Бич)»[8].

Адаптация в отрыве от русскоязычной среды, как правило, вела к быстрой утрате русского языка, в том числе, и представителями старшего поколения. В любом случае, большинство иммигрантов, особенно в первые годы проживания в США и Канаде, испытывало потребность в общении с земляками, с удовольствием пользовалось русскоязычной прессой, радио, телевидением (при наличии таковых в данном городе или штате и финансовой возможности покупать русские газеты, журналы и книги). «Хотя в двадцати шести домиках нашей подковы (русский дачный поселок в Монтиселло — О.В.) жили исключительно выходцы из СССР, я единственная получала газету на русском. Она ходила по рукам и зачитывалась до дыр», — вспоминает Алла Радзинская[9].

Определенное культурное влияние на российскую диаспору оказывал и рост интереса к русскому языку и культуре в американском обществе в 1950—1960-е гг. В 1958 г. Е.Г. Алексеева впервые начала вести на американском телевидении уроки русского языка[10]. А в 1960 г. к коллективу Славянского факультета Университета имени Джорджа Вашингтона обратилось местное телевидение с предложением организовать телевизионный курс русского языка. Его ведущими стали Владимир Толстой и Наташа Кларксон, а научно-педагогической основой программы занималась также профессор Е.А. Якобсон, подготовившая специальный сборник упражнений в дополнение к ее же учебнику «Основы русского языка». Во время весенних каникул она организовывала лекции по русской истории, литературе и искусству для своих «телевизионных студентов»[11]. «Программа оказалась очень удачной и популярной — вспоминала она впоследствии — Более тридцати пяти тысяч человек слушали этот курс, семьсот восемьдесят девять получили за это баллы в своих университетах»[12]. Создавались и учебные группы, собиравшиеся в частных домах, некоторые просили о дополнительных уроках[12]. Часть слушателей, по свидетельству Е. Якобсон, впоследствии посвятила себя русистике и славистике в США, внося вклад в изучение российского историко-культурного наследия.

В начале февраля 1993 г. в столице штата Техас г. Хьюстон начала работу радиопрограмма на русском языке «Мы, Техас и Россия». Она транслировалась в прямом эфире по субботам первоначально в течение часа, затем продолжительность передачи увеличилась сначала до двух, а затем и до трех часов. Ее первые слушатели «со слезами в голосе говорили о том, что случайно наткнулись на русскую речь по радио, а до этого 15 лет жили в Хьюстоне, и ничего подобного не было»[14]. О том, какое значение для русскоязычного сообщества Техаса имела эта передача, говорит тот факт, что ее первые поклонники образовали впоследствии нечто вроде клуба и поддерживают дружеские отношения. Радиопередачи, с одной стороны, способствовали сохранению иммигрантами своей культурно-языковой идентичности, с другой — помогали адаптироваться в Америке. Жительница Хьюстона С. Лобачева впоследствии писала: «Это было время, когда, например, к одной из мастеров женских причесок можно было прийти на стрижку и услышать: «Подожди, сейчас закончится русская радиопрограмма, тогда и ...». И все сидели и ждали окончания радиопрограммы на русском языке в Хьюстоне, чтобы потом подстричься или покрасить волосы. Кто-то вспоминал, что передачи для вновь прибывших вселяли надежду новичкам на благополучный исход переселения: если они смогли, то я смогу тоже. И получилось. Человек находил себя в Хьюстоне, в США»[12].

Можно отметить, что радиопрограмма «Мы, Техас и Россия» является, по сути, семейным предприятием Софьи Таборовской — создателя, бессменного режиссера и ведущей, и ее сына Михаила Таборовско-го. Содержание радиопрограммы отражало и отражает интерес слушателей и к жизни в новом социуме и к событиям на постсоветском пространстве. В частности, в начале 1990-х гг. передавались интервью с российскими дипломатами, политическими лидерами Российской Федерации и стран СНГ — М.С. Горбачевым, Г. Алиевым и др.

Важнейшим условием сохранения культурно-языковой идентичности русскими американцами является непрекращающееся влияние печатного слова. Русскоязычная печать на Североамериканском континенте представлена ежедневными газетами, популярными еженедельниками, литературной периодикой, в том числе, т.н. «толстыми журналами». Некоторые газеты и журналы на русском языке, выходящие в США и Канаде уже многие десятилетия, давно сами стали явлением русско-американской культуры. Другие, уже не существующие, обеспечивали в свое время сохранение культурно-языковой среды Русской Америки, в том числе в отдаленных уголках Североамериканского континента.

Издательская деятельность и система распространения русскоязычной прессы и литературы, приходившей из других регионов мира была одним из важнейших аспектов оощественно-политическои и культурной жизни российских колоний в США и Канаде[16]. Данное явление, так же, как и большинство других направлений развития русской Америки, сформировалось еще во второй половине XIX в. В 1860-х гг. в Америке появляются русские книжные магазины, центром которых в 1880-е гг. становится Нью-Йорк. «Приток книг шел в основном из России, хотя изданием литературы (преимущественно брошюр и справочников) занимались в Соединенных Штатах некоторые редакции русских газет (“Голос труда”, “Новый мир”, “Русское слово” и др.). Поступали также русские издания, напечатанные в европейских центрах эмиграции (Лондоне, Женеве, Париже и др.)»[17]. По мере того, как росло число эмигрантов из России в начале XX в., возникали новые русские книготорговые учреждения в ряде городов США: в Чикаго открылся книжный магазин Г. Валернштейна, в Филадельфии — «Родное слово», в Бостоне — русский книжный магазин А. Шапиро, в Нью-Йорке в 1915 г. открылся книжный склад С. Ефимова; «The Universal Book Agency» M. Гуревича предлагало большой выбор русских книг, в частности, изданные в России собрания сочинений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Н.А. Некрасова, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева и др., а также англо-русские словари и самоучители. Здесь же принималась подписка на газеты и журналы из России, продавалась выходившая в Париже газета «Наше слово». Кроме того, М. Гуревич с июня 1914 г. был американским агентом издательства И. Ладыжникова[18].

Многие из этих книжных центров продолжали действовать и в 1920— 1940-е гг. Так, в Нью-Йорке существовало Русско-американское книжное агентство «Век», предлагавшее новую и антикварную литературу на русском языке. Развивалась в рассматриваемый период издательская активность социал-демократических, эсеровских и анархических групп, монархических организаций, партии «Молодая Россия» и пр. Библиотеки, книжные магазины и издательства поддерживали устойчивые связи с издательскими книготорговыми центрами российского зарубежья в европейских странах и на Дальнем Востоке, обеспечивая русско-американского читателя широким ассортиментом издательской продукции. В центрах российского зарубежья Северной Америки развивалась издательская деятельность, действовали книжные магазины и склады, общественные и частные библиотеки. По данным справочника «Dealers of Polish and Russian Books Active Abroad 1918 to Present», составленном A.Klossowsky и W.Zalewski (Warsaw-Stanford, 1990) в 1918— 1945 гг. за рубежом действовало 252 русских книжных магазина, из них в Германии — 36, во Франции — 42, в США — 40[19]. В 1923 г. в Нью-Йорке действовал Русский национальный книжный магазин, в Кливленде работала русская типография, в Нью-Хейвене — издательство «Друг» и типография И.И. Гуцула и пр. В то же время, в довоенный период издательская активность российской эмиграции в США и Канаде была значительно слабее, чем в Европе. Эмигрантские массы здесь не только были больше погружены в процесс социально-экономической адаптации, почти не оставлявшей свободного времени для чтения, но и в подавляющем большинстве владели английским языком, а значит могли удовлетворять свои информационные и культурные запросы при помощи англоязычной печати.

Издательская активность российской эмиграции в США и Канаде в целом осуществлялась в общем русле развития русской зарубежной книжной культуры и информационной деятельности, присущей и другим центрам российского рассеяния[20]. Особенно разнообразным был спектр периодических и продолжающихся изданий. В США и Канаде в межвоенный период выходили печатные издания различного профиля и типов: более 10 печатных органов общественных и профсоюзных объединений, общественно-политические, информационные, литературные, научно-популярные, развлекательные журналы и газеты.

Основными центрами развития печатного слова в русской Америке были Нью-Йорк, Сан-Франциско и Чикаго, где размеры русскоязычной диаспоры обеспечивали распространение и коммерческий успех изданий, а также Детройт, Бостон, Филадельфия, Питтсбург, Монреаль и некоторые другие города. В крупных городах США выходило по нескольку русскоязычных газет и журналов, которые обеспечивали формирование единого информационного пространства в рамках русской Америки, способствовали вовлечению выходцев из России в американскую жизнь, создавали информационное поле для развития в США и Канаде российского бизнеса, культурных проектов, благотворительности. Также, как и другие сегменты общественной активности российских эмигрантов в США и Канаде периодическая печать была достаточно сильно политизирована и, в то же время, являлась барометром настроений в различных социальных и территориальных сегментах российского зарубежья в Северной Америке.

18 ноября 1923 г. в Нью-Йорке была организована издательско-просветительная группа «Зарница», создатели которой поставили перед собой задачу «совместно работать над приобретением знаний и по мере сил распространять таковые среди своих собратьев рабочих». Во главе издания стояли М. Новаш, И. Дзиоменко и П. Козлов.[21] Группа «Зарница», издававшая в конце 1920-х гг. в Нью-Йорке одноименный журнал, ставила своей целью отклик на «живые запросы трудовых русских людей, раскинутых по всей Америке».[22] В переписке с читателями редакция давала медицинские и психологические консультации, отвечала на различные вопросы практического и научно-познавательного характера. Подписчиком «Зарницы» был, в частности, поэт Арсений Несмелов, проживавший во второй половине 1920-х гг. в Калифорнии[23].

В Детройте издавался в конце 1920-х гг. журнал «Пробуждение» анархистского или, в терминологии издателей, «свободнического» направления. Программа журнала предусматривала отрицание монархизма и большевизма, а также ненасильственные формы политической борьбы с такими их проявлениями, как, в частности, отказ от идеи вооруженной интервенции в Россию с целью свержения власти большевиков[24].

Характерно, что русскоязычная печать в США и Канаде усиленно пропагандировала идеал «русского американца», который был, как мы видели, взят на вооружение культурно-просветительным движением Русской Америки. Российскому эмигранту предлагалось проявить предприимчивость, стремление к знаниям и получению профессии, освоению языка и культуры новой родины, но и не забывать о своих корнях.

В 1926 г. редакция и контора издававшейся в Нью-Йорке газеты «Рассвет», ориентированной на «рабочие организации безвластнического (анархистского) направления», переехали в Чикаго, где ими было куплено издание «Русский вестник» и его хорошо оборудованная типография. К началу 1930-х гг. в Чикаго, помимо газеты «Рассвет», выходили также еженедельник «Русское обозрение» и журнал «Дело труда».

В демократической печати Русской Америки всячески поощрялось и поддерживалось стремление колонистов к получению образования и рабочих специальностей, изучению английского языка. Редакциями русских газет и журналов порой предлагалась и конкретная помощь соотечественникам. Так, отвечая на письма читателей, редакция «Зарницы» писала: «Изучить ремесло в С.Ш. — дело не такое уж трудное, каким оно представляется Вам. Приезжайте осенью в Нью-Йорк, и мы с радостью поможем Вам поступить в техническую школу, а если сможем, устроим вас и на должность» или « В Ваших летах многое можно достигнуть. Искренне рекомендуем Вам, без страха и сомненья поступить в агрокультурный колледж. Трудности встретятся, но это пусть Вас не пугает: лучше переносить трудности на протяжении первых двух-трех лет, чем таскать железнодорожные шпалы всю жизнь».[25]

В 1926 г. в Чикаго стала выходить газета «Американская Русь», выпускавшаяся агрономом М. Волковым и М. Романовичем. Весьма характерна программа газеты:

«1. Следует учиться: в школах, при помощи книжек, в разговорах с хорошими людьми.

  • 2. Следует улучшать наше экономическое положение: путем честного труда, сбережениями.
  • 3. Следует ближе знакомиться с американской жизнью и воспринимать все хорошие стороны американцев.
  • 4. Не следует забывать, что мы русские, и во всех колониальных делах действовать, как и подобает выходцам из одной страны: без зависти, без ненависти, без интриг, а с любовью к общему делу, дружно и честно по отношению друг к другу»[26].

Характерной для демократической русской печати в США и Канаде была пропаганда среди читателей благодарного чувства к Америке, как великой стране, у которой можно многому научиться. «Взоры русских обращены теперь к американцам, к той нации, которая проявила себя перед всем миром в славной знаменитой борьбе за освобождение народов от рабства, к той стране, плодами культуры и просвещения которой пользуется весь свет, к той стране, которая в экономической жизни европейских государств ныне играет главенствующую роль и которая в данное время обладает наибольшей долей мирового золотого запаса и имеет массу свободных капиталов», писал А.Е. Рябченко в 1921 г.[12]

Журнал «Зарница» в середине 1920-х гг. полемизировал с поверхностными представлениями о бездуховности и меркантильности американцев, приводя статистические данные об огромном количестве книг, издающихся в США, в том числе, религиозной и философской литературы. «Мы, русские, пришельцы в этой стране. Многие из нас остаются чуждыми Америке, даже прожив здесь 20 лет и более. Даже те, которые изучили английский язык хорошо, даже те, которые получили хорошее образование на родине, зачастую совершенно не знают Америки, не понимают ее, не видят ее души... Они судят Америку, не потрудившись изучить ее... Америка велика, могуча и прекрасна»[28].

В Нью-Йорке в 1930-е гг. представитель великого князя Кирилла Владимировича в США С.С. Вадковский выпускал «Вестник монархиста», в Бостоне уполномоченный русского императорского дома по штату Массачусетс инженер-полковник А. Цыгальский издавал монархический журнал «Вестник русского духовного воскресения». В Сан-Франциско выходил журнал «Вера и правда», газеты «Наша газета и «Наше слово» под редакцией генерал-майора Г.Т. Киященко. Следует отметить, что газеты и журналы правого направления, такие, как «Россия», «Вестник монархиста» или «Вера в победу», выходившие в 1930—1940-е гг. в Нью-Йорке, демонстрировали оторванность от политических и социально-культурных реалий внутренней жизни российской диаспоры и международной обстановки, сосредоточившись на разного рода утопиях или демонстрации верноподданнических чувств по отношению к находившимся за границей представителям дома Романовых. Описания тезоименитств и свадеб императорской фамилии и монархических собраний занимали основное место в хронике текущих событий, публиковавшихся в подобных изданиях. В основном, это были малотиражные издания со слабой полиграфической базой (или размножавшиеся на пишущей машинке) ориентированные на небольшие группы единомышленников. В то же время, надо признать, что они способствовали сохранению в Русской Америке сословно-корпоративных структур, являющихся важной частью ее историко-культурного облика.

Сходные недостатки, только с противоположным знаком, демонстрировала и партийная периодика левых групп. Такие издания имели, таким образом, довольно узкую читательскую аудиторию и существовали короткие промежутки времени, тем более, что в Америку поступала многообразная печатная продукция из Европы, удовлетворявшая информационные и духовные запросы любых общественных групп российской эмиграции в США и Канаде.

Особое место среди эмигрантской периодики занимает старейшая русская газета в Северной Америке (существует с 1910 г.) — «Новое русское слово», которая и по сей день издается в Нью-Йорке. В течение 50 лет, начиная с 1923 г., бессменным редактором газеты «Новое русское слово» был М.Е. Вейнбаум. Его руководство обогатило содержание и литературный уровень газеты, несколько хромавший в 1920-е гг.[29] Период наибольшей активности издательства связан с пореволюционной эмиграцией, особенно в 1930—1940-е гг. В конце 1930-х гг. из Европы в Америку перебрались некоторые эмигрантские журналисты и писатели: С.А. Поляков, А. Седых, М.А. Алданов, участие которых в издании «Нового русского слова» дало газете новый импульс и сообщило ей широкий общественно-культурный характер[30].

Культурно-просветительные и литературные объединения российской эмиграции в США также осуществляли время от времени выпуск различных сборников или продолжающихся изданий. Среди них необходимо упомянуть «Записки Русского исторического общества в Америке» (Сан-Франциско), сборник Литературно-художественного кружка в Сан-Франциско «Дымный след» (1925 г.) и т.п. Свой ежемесячный орган «Ученье — свет» имело Студенческое общество взаимопомощи Русского Народного университета в Нью-Йорке.

Интенсификация издательской деятельности пореволюционной эмиграции, а также становление элитарных направлений в русско-американской литературе и искусстве постепенно проявляются с середины 1930-х гг., когда в США постепенно начинают прибывать из Германии, Франции, Чехословакии и других стран российские писатели, журналисты, ученые, которых наступление нацизма лишило условий для свободной творческой деятельности.

Определенная эволюция в благотворительной, общественно-политической и культурной деятельности российских эмигрантов связана с событиями Великой Отечественной войны, когда Зарубежная Россия, включая североамериканскую диаспору, должна была определить свои позиции по отношению к происходящему. Спектр мнений по этому вопросу нашел отражение на страницах периодической печати и в направленности благотворительных акций, проводившихся в 1940-е гг. российскими эмигрантами в Северной Америке. В годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. произошло достаточно резкое идейное размежевание российской эмиграции, причем поляризация взглядов нашла свое отражение на страницах русскоязычной прессы в США и Канаде. Так, в 1942 г. консервативная газета «Россия» рассуждала о небоеспособности Советской армии, а в 1944—1945 гг., когда исход Великой Отечественной войны уже был очевиден, писала, демонстрируя свою лояльность, что желает победы Америке, как другу России, но не большевикам[31]. «Новое Русское слово», напротив, печатало сводки о боях в России, помещало перепечатки статей из «Известий» и других советских газет о подвигах солдат и офицеров, обзоры советского кино, рекламу советских пластинок и т.п.[32] Публикации «Нового Русского слова» были проникнуты гордостью за победы над фашистскими войсками. Так, С. Поляков-Литовцев в заметке «Московский парад» в июле 1944 г. писал: «Восемь русских армий неумолимо двигаются на запад. Это Россия, двинувшаяся с нижней Волги. Она остановится только на Эльбе. Ибо: Россия Германию разбила»[33].

Развитие в США и Канаде русскоязычной периодической печати было особенно важно в период 1940—1980-х гг., когда «железный занавес» отсекал не только Россию от зарубежья, но и зарубежье от России. Большинство издававшихся в СССР книг, газет и журналов были доступны только в крупных библиотеках США и Канады, кроме того, они не соответствовали информационным и культурным запросам основной массы социума Русской Америки. При этом издательская активность российской эмиграции в других регионах мира сильно сократилась.

История русскоязычной печати в Северной Америке во второй половине XX в. представляет собой самостоятельную, обширную тему. Поэтому в рамках историко-культурной проблематики следует выделить следующие основные моменты. К началу 1950-х гг. в США на русском языке выходили 5 ежедневных газет и 14 изданий еженедельных, ежемесячных и ежеквартальных, многие из которых выпускались на высоком уровне[34]. Однако массовый читатель, как правило, являлся потребителем русскоязычной прессы на начальном этапе языковой адаптации, а затем переходил на англоязычные издания[12]. На развитие общественно-культурной среды российской эмиграции в США и Канаде, прежде всего, оказывали влияние печатные издания, рассчитанные на определенный круг читателей, прежде всего, интеллигенцию и интеллектуальную элиту и являющиеся носителями лучших отечественных литературных и научных традиций. На издательскую активность российской диаспоры в США влияла и политическая атмосфера «холодной войны». Так, с 1952 по 1956 г. в Нью-Йорке существовало «Издательство им. Чехова», созданное по инициативе американских политических кругов с целью идеологической борьбы с коммунизмом[36].

Многие эмигранты «первой волны», прибывшие в 1940 — 1950-х гг. в Северную Америку, продолжили свою литературно-издательскую деятельность, сотрудничая в ряде новых изданий, основанных в этот период в рамках российской диаспоры[37]. В 1942 г. М. Алдановым и М. Цетлиным в Нью-Йорке был основан «Новый журнал», брендом которого и в наши дни является приверженность тематике, стилю и эстетике «классической» зарубежной России, что порой вызывало и вызывает у критиков обвинения в старомодности. Так, Сергей Довлатов заявлял в переписке с Владимовыми, что «Новый журнал» «крайне старомоден, там до сих пор обсуждаются распри Краснова с Деникиным, шансы Антанты в борьбе с большевиками и ошибки Врангеля при переходе через реку Збруч. В лучшем случае там публикуется переписка Мережковского с Философовым»[38]. Разумеется, эта точка зрения является спорной, поскольку «Новый журнал» публиковал и публикует современные художественные произведения, и литературную критику[39]. И читатели, и сотрудники «Нового журнала» придавали большое значение культурно-исторической роли этого издания. Так, по свидетельству Р. Гуля, профессор М.М. Карпович всегда рассматривал «Новый Журнал» как «некое свое служение России»[40]. По мнению Марины Ада-

мович, «Новый журнал» «доныне занимает лидирующее положение среди русскоязычной литературной периодики Северной Америки»[41].

С 1967 г. начали издаваться «Записки Русской Академической Группы в США». При этом значительная часть материалов сборника посвящалась темам русской истории, культуры, философии, литературы и искусства, экономики. В том числе были выпущены специальные сборники, посвященные Л. Толстому, Ф. Достоевскому, И. Тургеневу, Н. Гоголю, А. Чехову, А. Пушкину, М. Лермонтову, А. Ахматовой, М. Булгакову, А. Фету. В записках печатались И.О. Лосский, Е.В. Спек-торский, Н.С. Тимашев, Г.В. Вернадский, Г.П. Струве и др.[42]

Свои издания, как правило, недолговечные, создавали в 1950— 1960-х гг. различные кружки и объединения творческой интеллигенции. Так, например, в 1957 г. Литературно-художественный кружок в Сан-Франциско издавал альманах «У Золотых ворот» (составитель — М.Ю. Авинова)[43].

«Центр культуры эмигрантов из Советского союза» издает в Нью-Йорке журнал «Слово/Vord» — «демократическое издание на русском и английском языках», публикующее материалы по широкому кругу тем, как общественно-политических, так и связанных с литературой и искусством. Журнал считает своей главной задачей способствовать взаимопониманию между американской и русской культурами. Его издатели полагают, что эмиграция — это особая культура с собственной спецификой, отличная и от родной культуры, и от культуры страны проживания эмигрантов, почему издатели настаивают на билингве[44].

В крупных центрах Русской Америки традиция выпуска литературных сборников и альманахов оказалась необычайно устойчивой, что свидетельствует о стабильном присутствии в составе региональных колоний групп русскоязычной интеллигенции, которая сохраняет любовь и интерес к подобного рода изданиям. Нельзя не отметить, что эта привязанность в течение XX в. была характерна и для эмигрантского и для советского читателя.

В Филадельфии в 1977—1982 гг. издавался поэтический альманах «Перекрестки», преемником которого стало аналогичное издание «Встречи», выходившее под редакцией поэтессы Валентины Синкевич. Альманах представлял читателю творчество лучших эмигрантских и российских авторов XX в. — от Георгия Иванова до Ирины Ратушинс-кой. На его страницах были опубликованы произведения Лидии Алексеевой, Александра Галича, Ивана Елагина, Вячеслава Завалишина, Юрия Иваска, Наума Коржавина, Юрия Кублановского, Арсения Не-смелова, Ирины Одоевцевой, Валерия Перелешина, Зинаиды Шаховской и многих других). Марина Адамович в 1999 г. писала: «Филадельфийский альманах “Встречи” — явление уникальное для эмигрантской русскоязычной литературы (невозможно объяснить, как вообще удается выжить поэтическому альманаху в условиях массовой культуры)»[45]. Также в Филадельфии в 1990-е гг. издавался литературный ежегодник «Побережье», под редакцией И. Михалевич-Каплана, в котором печатались произведения классиков русской зарубежной литературы, мемуары деятелей культуры, статьи по проблемам литературоведений и искусствознания. Международное Пушкинское общество в Нью-Джерси (председатель Марк Митник) в 2000-е гг. выпускает журнал «Арзамас»; и т.п.

При неизбежном размежевании русско-американского журнальнолитературного сообщества на определенные течения и стили, в нем была слабо выражена конкуренция между изданиями, что говорит о недостаточной насыщенности издательского рынка. В 1999 г. М. Адамович опубликовала в «Континенте» обзор современной русскоязычной литературной периодики в США, которая представляет профессиональный «взгляд изнутри» на роль периодической печати в культурной жизни современной Русской Америки. Весьма ценным является положение о том, что «русские периодические издания в Америке с годами выработали одно завидное качество: они не делят авторов на «родных» и «пришлых», круг авторов — общий»[12].

Влиятельный сегмент русскоязычной периодической печати представляют собой общественно-политические и корпоративные издания, некоторые из которых уже упоминались выше. Ценная информация о культурно-просветительной активности российской эмиграции в Соединенных Штатах содержится в материалах общественно-литературного журнала «Русский вестник», который в 1935—1957 гг. выпускали в Нью-Йорке Русское объединенное общество взаимопомощи (РООВА) и Федерация молодежи.

С 1974 г. по настоящее время выходит в свет орган КРА — бюллетень «Русский американец» (Нью-Йорк), на страницах которого публикуется не только текущая информация о жизни Конгресса и русской общины США, но и статьи, посвященные истории и культуре Русской Америки, деятельности выдающихся ученых, писателей, художников российского происхождения.

В ноябре 1996 г. вышел в свет первый номер популярного журнала «Большой Вашингтон» (издатель и главный редактор — С.Л. Кузнецов), создатели которого поставили перед собой задачу «сплачивать вокруг великого русского языка и русской культуры людей разных национальностей, исповедующих разные религии»[47]. Первые номера распространялись в штате Мэриленд, точнее в столице графства Монтгомери — Роквилле, где проживала основная масса русскоязычного сообщества, и соседнем городке — Гейтерсбурге. Постепенно журнал получил распространение по всей Америке, а в 2000-е гг. появился и в России. «Большой Вашингтон» в 1990-е гг. сыграл важную роль в создании нового образа России в глазах эмигрантского общества. На страницах журнала читатель видел уже не «империю зла», а новую, открытую миру страну, которая видела в эмигрантах не врагов и предателей, а соотечественников, хранителей общих для метрополии и диаспоры культурных ценностей и традиций.

Первым из русскоязычных изданий в США «Большой Вашингтон» стал печатать материалы о культурных мероприятиях в российском посольстве, в том числе, о благотворительных концертах и балах, которые устраивались им при участии российских дворян, живущих в Вашингтоне — князя Н. Оболенского, графа В. Толстого, князя Г. Гагарина и др. Позиция эмигрантской элиты повлияла на настроения представителей «третьей волны», диссидентов и др., которые в большей степени опасались контактов с официальными представителями бывшего СССР. Ветераны Великой Отечественной войны из Вашингтона, Балтимора, Филадельфии и Нью-Йорка стали приезжать в российское посольство на День Победы 9 мая[12].

В Русской Америке выходит широкий спектр русскоязычных газет и еженедельников, в том числе проводящих политику поддержки русского языка и историко-культурных инициатив. Так, в Филадельфии многие годы издается газета «Мир» (издатель и главный редактор — Иосиф Винокуров), имеющая и в настоящее время широкую популярность в русскоязычной Америке. В Калифорнии наиболее крупными являются газеты «Панорама», «Взгляд», журналы «Факт» и «The Russian», газеты «Кстати», «Контакт», «24 часа», «Мы и Америка». В Сан-Франциско и Районе Залива действуют также две русскоязычные телевизионные студии, принадлежащие, соответственно, фирмам «Русарт» и Trade House USA.

В Бостоне под редакцией И. Лебедевой выходит информационноаналитическое издание «Бостонский космополит» («Russian community Journal»), посвященное актуальным проблемам жизни и деятельности русскоязычного сообщества в США и событиям, происходящим в современной России. С апреля 1998 г. начала выходить литературная газета «Бостонский марафон», которая определяет своей целью охранение старой высокой традиции российской культуры[49]; и т.п.

Большинство наиболее популярных русскоязычных газет США и Канады имеет электронные версии или приложения, что существенно расширяет круг их читателей, в том числе, делает русско-американскую прессу доступной для российских пользователей Интернета. Растет и аудитория американских радио- и телепрограмм на русском языке. В 2000-е гг. организаторы вышеупомянутой программы «Мы, Техас и Россия», о которой уже упоминалось выше, распространили свое вещание на другие штаты США и по всему миру, в том числе, на территорию Российской Федерации, стали уделять большее внимание развитию контактов с российским радио и телевидением. В частности, в феврале 2009 г. в Хьюстоне побывала телевизионная группа телеканала ТВ-Центр (Москва) во главе с ведущим православной телепрограммы протоиереем Алексием Уминским и редактором А. Полушиным, которые в прямом эфире отвечали на вопросы радиослушателей, касаясь различных проблем церковной, общественно-культурной и международной жизни: о православном образовании, объединении церквей, отношениях между Россией и Грузией и т.п., причем отклики на передачу приходили через Интернет не только от аудитории Русской Америки, но и из России[12]. «Новые технологии связывают страны и континенты невидимыми нитями. И только люди могут подать другу другу руку помощи, поделиться друг с другом общими интересами, моральными и нравственными устоями, принадлежностью к одной религии или к общей культуре, основанной на едином родном языке. В данном случае — на русском», — пишет С. Лобачева из Хьюстона в редакцию журнала для соотечественников «Шире круг»[14].

В 1950—1970-е гг. в Северной Америке наблюдается значительный рост спроса на периодику и книги на русском языке. Это явление было обусловлено несколькими обстоятельствами. Прежде всего, резко возросла численность русскоязычных диаспор в США и Канаде. Многие иммигранты, не слишком хорошо владевшие английским языком, испытывали не только культурную, но и чисто практическую потребность в русской книге для приобретения и восстановления различных профессиональных знаний и навыков. При этом интерес к русскоязычным изданиям стали все больше проявлять и американские читатели: ученые, аспиранты, студенты. В США в этот период существовал политический заказ на развитие советологии и русистики, вызванный ситуацией «холодной войны», что требовало обеспечения специалистов соответствующей литературой, в том числе, новейшими советскими изданиями, учебниками русского языка, словарями и т.п. Кроме того, 1957— 1961 гг. стали эпохой пробуждения во всем мире интереса к Советскому Союзу, связанного с запуском первого спутника и космическим полетом Юрия Гагарина[52].

На этой волне в 1950-е гг. в США было возобновлено «Книжное дело Елены и Виктора Камкиных», существовавшее в Харбине в 1920— 1930-е гг. Книжный магазин Виктора Камкина в Вашингтоне (Victor Kamkin Bookstore) к 1958 г. стал самым крупным и известным центром распространения русской и советской книги в США. Камкин установил прочные связи с зарубежными русскими издательствами, а также наладил контакты с советской «Международной книгой», что позволило ему получать широкий спектр новейших изданий на русском языке. Магазином Камкина была налажена доставка литературы по почте, охватывавшая не только Северную Америку, но и другие регионы мира. Кроме того, В.П. Камкин занимался и издательской деятельностью, выпустив с 1950 по 1970 г. четырехтомное собрание сочинений Николая Гумилева, «Грасский дневник» Галины Кузнецовой, воспоминания Ирины Одоевцевой «На берегах Невы», произведения Т. Фесенко, И. Елагина, И. Легкой, А. Кторовой и других авторов.

Через несколько лет после открытия в столице США книготоргового дела Камкиных в Сан-Франциско появился книжный магазин «Знание», которым руководила сестра Е.А. Камкиной.

Книжный магазин Виктора Камкина в Вашингтоне являлся не только коммерческим предприятием, но и культурным центром, где устраивались литературные вечера и балы, встречи с писателями и поэтами, презентации новых изданий на русском языке. Примечательно, что, начиная с 1960-х гг., здесь стали бывать советские литераторы — Е. Евтушенко, А. Вознесенский, Б. Полевой, В. Катаев, Б. Ахмадулина и другие представители советской творческой интеллигенции, имевшие возможность посещать Соединенные Штаты.

После смерти Камкина в 1974 г. его книжное дело было продолжено его вдовой Е.А. Камкиной и ее помощниками, семьей Забавских. В 1991 г. в огромном помещении магазина, находившемся недалеко от центра Вашингтона, размещалось около 2 млн книг, включая современные российские и эмигрантские издания и антикварную литературу. Помимо книг здесь реализовывались музыкальные записи, иконы, сувениры, ювелирные изделия и т.п. Одной из услуг, предоставлявшихся «Victor Kamkin Bookstore», была подписка на российскую и зарубежную прессу. После кончины Е. Камкиной в 2000 г. предприятие было преобразовано в два магазина русской книги в Вашингтоне — «Victor Kamkin» (во главе с внучатым племянником Е.А. Камкиной Игорем Карагеоргием) и «Russian Online Inc» и один в Балтиморе — «Русский дом»1. В течение некоторого времени они сохраняли ассортимент изданий и спектр услуг, предлагавшийся фирмой Камкиных в предшествующие десятилетия, однако дела магазина «Виктор Камкин» шли все хуже, и в марте 2002 г. фирма обанкротилась. Около 2 млн книг, находившихся на складе в г. Роквилл, оказались под угрозой сожжения по приговору судебных властей графства Монтгомери. Благодаря личному вмешательству члена конгресса от штата Мэриленд Констанцы Мореллы и директора библиотеки Конгресса США, известного русиста Джеймса Биллингтона книги были спасены. Они получили временный приют на полицейском складе, а затем были перемещены в г. Гейтерсбург. Владельцы магазина приняли решение передать в дар Библиотеке Конгресса русскую классику и около 100 пластинок с записями классической музыки. Однако в феврале 2006 г. было принято еще одно судебное постановление о принудительном освобождении склада за долги по арендной плате. Около 400 тыс. экземпляров русских книг и журналов были выброшены в мусоросборники и вывезены для переработки[53]. «По следам Камкиных пошли многие — теперь на одном только Брайтоне несколько больших русских книжных магазинов», — писал журнал «Большой Вашингтон»[54].

Помимо переизданий классики российской и эмигрантской литературы Русская Америка стала одним из главных центров публикации авторов второй и третьей волны эмиграции. Необходимо подчеркнуть, что русская книга в США и Канаде во второй половине XX в. несла с собой историчность тем и мышления, свойственную отечественным авторам. Интеллектуальные круги эмиграции второй волны стремились осмыслить свою трагическую противоречивую судьбу, что нашло отражение и в научных исследованиях по проблемам Второй мировой войны и политической истории СССР, опубликованных на русском и иностранных языках, и в многочисленных произведениях художественной литературы[12]. «В центральных библиотеках США читатель может познакомиться с глубоко психологичными произведениями Л.Д. Ржевского «Между двух звезд», В.И. Алексеева «Россия солдатская», Т. Фесен-ко «Повесть кривых лет», Е. Гагарина «Возвращение корнета», В.Л. Гер-лаха «Изменник», И. Одоевцевой «Оставь надежду навсегда» и многими другими. В центре эмигрантской литературы — обыкновенный русский человек, живущий в СССР, а затем в результате войны попавший в Германию или германский плен»[56].

Значительный вклад в современную русско-американскую культуру внесли представители второй волны эмиграции, российские философы и литературные критики Р. В. Иванов-Разумник и С. А. Аскольдов, поэт Иван Елагин, литературоведы Людмила Фостер и В. Марков, литераторы О. Анстей, Б. Филиппов, Д. Кланевский, В. Юрасов и Б. Ширяев[57].

Новый мощный пласт русской литературы в Америке формируется в 1970—1980-е гг., благодаря творчеству А. Солженицына, В. Аксенова и других политических эмигрантов. Русско-американскому читателю, в отличие от советского, были широко доступны «Архипелаг Гулаг» и другие произведения, раскрывающие драматическую историю России XX в.

Литература Русской Америки разных эпох, стилей, идейных направлений является, во-первых, колоссальным резервуаром русского языка, во-вторых, культурно-ментальной самобытности, ярким проявлением феномена зарубежной России в целом и ее североамериканского сегмента в частности. Через литературу, в виде переизданий и библиотечных фондов вернувшуюся к российскому читателю, устанавливается интеллектуальная и духовная взаимосвязь между отечественным читателем и близкими ему социально-культурными группами российского зарубежья в Америке.

В 1970—1980-е гг. в США сложилось довольно многочисленное сообщество российской творческой интеллигенции: художников, писателей, поэтов, критиков и др. — представителей политической и религиозной эмиграции из СССР. В его составе присутствовали приверженцы различных литературных, художественных и общественно-политических течений, однако для большинства было характерно стремление к продолжению творчества на русском языке и общению с единомышленниками. Эта потребность удовлетворялась благодаря существованию в Русской Америке русскоязычных издательств, радиостанций, литературных объединений, которые становились центрами притяжения для вновь прибывавших в США эмигрантов. В то же время, возникали и новые корпоративные структуры российской творческой интеллигенции, в большей степени соответствовавшие ментальным и общественным запросам «третьей волны», чем организации, созданные в предшествующие десятилетия. Некоторые появившиеся в этот период творческие союзы, кружки, клубы продолжают активно действовать до настоящего времени, являясь неотъемлемой частью культуры Русской Америки.

В феврале 1979 г. был основан Клуб русских писателей Нью-Йорка. В течение 20 лет его участники собирались на кафедре славянских языков Колумбийского университета, благодаря поддержке и активному участию в работе клуба его куратора, профессора университета русиста доктора Р. Белнапа. В 2000 г. заседания клуба проходили на квартире редактора его вебсайта Михаила Мазеля, а с 2001-го г. — в Русском Отделе организации «У» в Вашингтон Хайтс (район Манхеттена), которым руководит Лия Гескина. В настоящее время президентом Клуба является Евгений Любин, секретарем-казначеем — Евгения Димер.

Членами клуба были в разное время писатели, имена которых вошли в историю отечественной словесности XX в.: Вл. Максимов, В. Некрасов, И. Бродский, Л. Ржевский, Б. Нарциссов, И. Елагин, В. Завалишин, Ю. Харитонов и др., а также художник М. Вербов — последний ученик Репина. В клубе выступали Соломон Волков, Юз Алешковский, Эрнст Неизвестный, Борис Филиппов, Лев Ошанин, Марта Тернавська, Бел Кауфман, Т. Успенская, В. Крейд, профессора американских университетов, издатели, переводчики и многие другие. В настоящее время Клуб русских писателей объединяет около ста литераторов США, живущих в районе большого Нью-Йорка, Бостона, Филадельфии, Коннектикута, Род-Айленда, Огайо, Чикаго, Калифорнии.

С 1980 г. при клубе существует издательство, которое первоначально издавало газету «Литературный вестник», а потом стало печатать альманахи клуба и книги его участников. Всего члены клуба издали за все эти годы его существования более 120 книг прозы и поэзии[58].

Центром литературно-художественной жизни Нью-Йорка стал Культурный центр эмигрантов из Советского Союза. 29 сентября 1988 г. на вечере Евгения Рейна здесь состоялось выступление Иосифа Бродского[59]. 14 мая 1991 г. московские поэты Лев Рубинштейн, Александр Еременко, Юрий Арабов, Владимир Друк и Иван Жданов, получившие известность в 1980-е гг. представители клуба «Поэзия», выступали в Центре культуры эмигрантов из Советского Союза в Манхэттене. Встречу вел председатель поэтического клуба в Нью-Йорке Геннадий Капов. На его сайте в Интернете можно не только прочитать обзор творчества московских гостей, но и увидеть изображение афиши, оповещающей русскую аудиторию Нью-Йорка о предстоящем мероприятии[60].

В конце 1990-х — 2000-е гг. среди россиян, живущих в США, стали зарождаться новые литературные кружки и клубы, возникали общественные русские библиотеки. Это явление было следствием не только увеличения численности представителей интеллигенции в составе российской диаспоры, но и всплеском интереса к отечественной культуре во всем зарубежье, вызванным общественно-политическими событиями в России. Фактором возрождения литературного движения в русском зарубежье стал в этот период «книжный бум», охвативший все мировое русскоязычное пространство. Например, в 1998 г. был основан Клуб любителей книги в Бенсонхерсте (район Нью-Йорка), начало которому положила инициатива Е. Лебедевой по организации на паях библиотеки русской книги, причем взнос составлял всего 25 центов. В создании клуба, а затем и журнала приняли участие бывшие российские библиотекари, преподаватели школ и вузов и представители других профессий, главным образом, представители старшего поколения. На собрания клуба, проходившие несколько раз в месяц, приглашались известные российско-эмигрантские писатели и поэты (Белла Дижур, Анатолий Алексин, Марк Поповский, Дина Рубина, Эдуард Штейн и др.)[61].

«При том колоссальном наследии в области литературы и философской мысли, которое дала российская эмиграция XX в., при всем его стилистическом и идейном разнообразии, обращению к различным общественно-политическим и национальным стратам в России и за рубежом, эти, казалось бы, простые, «школьные», идеалы в лице Пушкина, Тургенева, Толстого, Чехова остаются основой в процессе возвращения зарубежного Русского мира в Россию»[62]. Очередное празднование дня рождения А.С. Пушкина в российском зарубежье 8 июня 2003 г. было отмечено торжественным мероприятием в культурном центре Бкоге/юШ УМ- У?НЛ в Нью-Йорке, на котором происходило в то же время подведение итогов Всемирного литературно-поэтического конкурса «Надежды Лира золотая», посвященного 300-летию Санкт-Петербурга. На этот конкурс поступило «небывалое доселе в культурной жизни Русского Зарубежья количество произведений» — 41157 (стихотворений — 17471, литературно-критических статей — 9003, рассказов — 11216). Организатором конкурса выступил Первый Литературный музей А.С. Пушкина в США (Нью-Йорк), Почетное жюри возглавила известная писательница, внучка Шолом-Алейхема Бел Кауфман. Первые премии в области поэзии и прозы были вручены соответственно вдове поэта Бориса Чичибабина за его Пушкинский цикл «Экскурсия в лицей» и художнику-пушкинисту Н. Энгелю (Э. Насибулину) за воспоминания, посвященные столетию С.С. Гейченко. Второй и третьей премии удостоились 35 человек из США, Канады, Германии, Израиля, Португалии, России, Украины и других стран; в том числе 7 детей, а поощрительные премии за прозу и стихи разделили 48 человек, также из разных стран, в том числе — 12 нью-йоркцев[63].

В настоящее время в Нью-Йорке продолжает действовать Общество русской культуры имени А.С. Пушкина, которое возглавляют Виктория Курченко (президент) и Елена фон Тизегаузен (вице-президент). На его собрания приглашаются ученые, писатели, поэты, художники, музыканты. Одним из современных проектов Общества является открытие в Нью-Йорке Музея русской культуры (Музея русской эмиграции), а также участие в создании документальных фильмов по теме «Вклад русской эмиграции в историю и развитие США». При Обществе существует архив, который пополняется архивными записями и видео-интервью с представителями старшего поколения российской диаспоры в Америке.

В современной Русской Америке сохраняется и развивается участие в историко-культурном движении структур Русской Православной церкви за рубежом, которое получило значительный новый импульс в результате объединения церквей, состоявшегося 17 мая 2007 г. Часть американцев российского происхождения в третьем-четвертом поколении вовлечена в работу Объединенных русских православных клубов (ОРПК). Эта организация, созданная в просветительных целях в 1927 г., располагает отделениями в 13 штатах и занимается организацией религиозных, культурных, благотворительных, общественных и спортивных мероприятий, издает ежемесячный «Русский православный журнал», ежегодно проводит конференции. С 1 октября 2006 г. в зале при кафедральном соборе Сан-Франциско в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» эмигрантские общественные организации начали проводить благотворительные базары и фестивали «Вкус России»[64].

Развитие в Русской Америке церковной печати связано с именем архиепископа Виталия Максименко (1873—1961), получившего широкую известность в российском зарубежье благодаря своей миссионерской и просветительной деятельности. В дореволюционный период он возглавлял типографию в Почаевской лавре, где, в том числе, издавался с 1910 по 1917 г. журнал «Русский инок». При его участии «Печатное братство преподобного Иова Почаевского», воссозданное во второй половине 1920-х гг. в местечке Ладомирово (Чехословакия), стало одним из крупных издательских центров русской зарубежной церкви. В конце 1930-х гг. архиепископ Виталий прибыл в США, где сыграл важную роль в объединении Автономной Американской церкви с РПЦ за рубежом и в обустройстве в Джорданвилле Свято-Троицкого монастыря, настоятелем которого являлся с 1948 г. Здесь же была возобновлена деятельность Почаевского печатного братства. Любопытно, что в мае 2002 г. в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле было возобновлено издание журнала «Русский инок» в формате Интернет-страницы. Данное издание освещает жизнь православных монастырей и других центров церковной жизни в США, а также распространяет православную литературу, музыку и видеофильмы на русском языке, в том числе на территории России[65].

Помимо сообществ творческой интеллигенции, активистов КРА, сотрудников русскоязычных СМИ, деятелей церкви и других категорий русских американцев, которые по роду своей деятельности являются носителями и пропагандистами русского языка и культуры, в рамках Русской Америки живут и работают тысячи людей самых разных профессий, национальностей, религий, которые с любовью и уважением относятся к языку своей исторической родины и хотели бы передать его своим детям. В данной ситуации огромную роль играет институт русской школы, который сложился в США и Канаде еще в эпоху классической зарубежной России и не только продолжает свое существование, но и переживает в 1990—2000-е гг. своего рода ренессанс на основе традиций, сложившихся в 1920—1950-е гг.

В течение десятилетий русские зарубежные школы, как в Европе, так и в США, выстраивали свои программы так, чтобы учащиеся получали не только знание родного языка, но и представления об истории, географии, природе, культуре России. Аналогичный подход сохраняется и в современной системе просвещения, действующей в рамках российской диаспоры в США и Канаде. «Сколько поколений воспитала эта школа за почти 60 лет своего существования, воспитала в духе любви к России и в понимании истинной традиции русской культуры!» — пишет главный редактор «Нового журнала» М. Адамович о русской школе в г. Наяк (штат Нью-Йорк)[66].

По свидетельству М.А. Холодной — русской американки во втором поколении, уроки русского языка, литературы, фольклора, которые преподавались в церковно-приходских школах и кружках Русской Америки, в том числе известными учеными и деятелями искусства, оказывали огромное воздействие на развитие личности детей и закрепление их культурно-языковой идентичности. Когда в конце 1980-х гг. состоялись первые контакты между детскими учреждениями российского зарубежья и России, то «при посещении США детьми из Советского Союза оказалось, что русские дети в Америке знают гораздо больше народных песен, чем их сверстники — школьники из СССР»[67].

В ряде случаев знакомство с культурой и искусством исторической родины, происходившее в детском возрасте, оказывало влияние на выбор будущей профессии потомками российских эмигрантов. Например, воспитанник Приюта святителя Тихона Задонского в США Николай Масенков стал исполнителем русских песен и романсов[68]. Выпускники русских школ впоследствии нередко возвращались в них в качестве преподавателей или оказывали культурно-просветительным учреждениям материальную поддержку.

Современные русские школы в США и Канаде выстраивают свои программы, учитывая специфику социальных и культурных запросов родителей и самих детей, поддерживая при этом традиционные направления и формы обучения.

С 1995 г. в Вашингтоне действует русская школа «Олимп», в которой могут обучаться дети с 3 до 17 лет русскому языку, литературе, истории, географии. Кроме того, ведутся занятия по театральному искусству (драма), шахматам, изобразительному искусству, дополнительно — балетом и математикой; при школе работает также группа русского языка для взрослых. Как сообщает журнал «Большой Вашингтон», занятия в школе «Олимп» проводятся с 9 до 2 часов дня каждую субботу[69]. Школа «Олимп» выступает в качестве организатора летних лагерей, в которых предлагает детям «с пользой провести летние каникулы на берегах реки

Потомак в пригородах Вашингтона». Во время каникул продолжается обучение детей русскому языку в ходе занятий в творческих и спортивных кружках, экскурсий, просмотра фильмов на русском языке[70].

В программу лагерей входят и традиционные русские сказки и песни «вокруг костра», которые еще в 1920-е г. стали неизменным атрибутом летнего отдыха русских скаутов, соколов, «костровых братьев» и других аналогичных детских и юношеских организаций российского зарубежья[12]. Примечательно, что в 2005 г. руководитель русского скаутского движения из Вашингтона, физик Никита Зеленский был награжден премией «Учитель года» от имени Американской ассоциации русского языка, культуры и образования. Более 30 лет Н. Зеленский посвящал все свое свободное время детям, организуя походы на лыжах, байдарках, велосипедах, совмещая спортивные занятия с преподаванием русского языка, истории и культуры России[72].

В настоящее время в мире Русской Америки происходит «объединение русскоязычных детских садов, школ, творческих студий»[73]. В пригороде Вашингтона Гейтерсбурге из домашней студии, организованной энтузиастом культурно-просветительного дела Светланой Соколовой для ее сына и детей ее друзей и знакомых, вырос детский центр «Арина Родионовна», в котором стали заниматься дети разного возраста (от 2,5 до 16 лет), разных национальностей и вероисповеданий. Помимо занятий по театральному искусству, бальным танцам и рисованию в Центре велись уроки ритмики, русского языка и литературы, математики, развитию речи; был организован прием логопеда. В мае 2004 г организация получила новое название — Детский учебный центр творческого развития {Creative Art Studio) «Алые паруса», при этом расширялась программа занятий: начиналось изучение русского, грузинского и армянского языков на основе изучения культуры этих народов для всех желающих детей и взрослых, носителей других языков. Одновременно были открыты курсы английского языка для взрослых. Существенно, что для детей дошкольного возраста Центр работает как детский сад, а для школьников — как группа продленного дня. Сотрудниками Центра предоставляются услуги по бэбиситтингу, организации детских праздников и дней рождения по приемлемым ценам[74]. Таким образом, данное учреждение выполняет одновременно культурно-просветительные и социальные функции. На основе русского языка (на котором шло основное обучение в Центре) создавалась среда полилингвального и по-ликультурного общения и образования. Наряду с задачей развития творческих способностей детей и сохранения их культурной идентичности, осуществлялось содействие социальном и языковой адаптации их родителей в американском обществе.

Сохраняется в Русской Америке традиция участия деятелей культуры и искусства в просветительной работе с детьми. Например, народная артистка России Елена Соловей, в течение длительного периода времени проживающая в США, под Нью-Йорком, создала детскую театральную студию, в которой дети эмигрантов обучаются русскому языку, драматическому искусству, танцам, музыке, живописи[75].

В ряде случаев культурно-просветительные программы русских школ дополняются изучением традиций тех или иных социальных страт диаспоры, в частности, большое внимание этому уделяют казачьи общины, социальная активность которых развивается в рамках традиционных для российского зарубежья территориально-организационных центров — казачьих станиц[76].

Сохраняют свою популярность в российской диаспоре США и Канады церковно-приходские школы. В ведении Западно-Американской епархии РПЦЗ в настоящее время действуют три ведущих церковных школы Русской Америки — в Сан-Франциско, Бурлингейме и Лос-Анджелесе, в которых по данным на 2006 г. обучалось более 200 учеников в возрасте от 4 до 18 лет. Всего приходские просветительные учреждения епархии охватывают около 400 детей. Характерно, что руководство школ подчеркивает свою приверженность духовным, образовательным и культурным традициям дореволюционной России. Помимо церковных дисциплин, русского языка и литературы, русской истории, в лучших церковно-приходских школах действуют кружки прикладного искусства, музыки и танца и т.п. В частности, танцевальный ансамбль Свято-Кирилловской церковной гимназии Сан-Франциско с успехом выступает на различных культурных мероприятиях российской диаспоры в Калифорнии. Кроме того, в Сан-Франциско в 1996 г. был открыт Лицей во имя Святителя Иоанна (Максимовича), епископа Шанхайского и Сан-Францисского, в котором единовременно получали образование более 50 православных учащихся различных национальностей. В отличие от церковно-приходских школ Лицей работает по полной программе американских школ, поддерживая высокие образовательные стандарты[77]. В русской Канаде пользуется известностью церковно-приходская школа при храме Святой Троицы в Торонто, которую посещают несколько десятков детей и подростков.

Развитию в США и Канаде русских школ и других просветительнокультурных центров способствует активизация формирования новых профессионально-корпоративных и региональных объединений в рамках русскоязычной диаспоры. Например, с 2001 г. существует Ассоциация русскоязычных полицейских Нью-Йорка, которая насчитывает более 200 человек из разных служб нью-йоркской полиции. Ее возглавляет Михаил Белогородский, приехавший в США в 1995 г. из Симферополя[78]. Подобные структуры демонстрируют устойчивость образа «русского американца» — успешного, социально и экономически адаптированного гражданина США (либо Канады), сохраняющего при этом связь с русским языком, культурой, бытовыми традициями.

В 2000-е гг. проблема сохранения и развития в США русского языка и культуры фактически вышла за пределы диаспорального уровня, привлекая внимание не только американской культурной общественности, но и властей. Так, Раиса Чернена, эмигрантка из Минска, создала в Нью-Йорке благотворительный фонд «Be proud», то есть «будь горд своим происхождением, храни свои культурные традиции, будь не просто американцем, но русским американцем»[12]. Ассоциация сумела убедить одного из депутатов городского совета, представляющего избирателей Брайтон-Бич, Доминика Рикия в целесообразности ежегодного проведения в Нью-Йорке «русского дня»[12].

В 1990—2000-е гг. культурно-просветительные и образовательные центры Русской Америки становятся участниками диалога между Россией и Дальним зарубежьем, в том числе вовлекаются в реализацию программ по сохранению русского языка. 10—12 июня 2005 г. в Гейтерсбурге (пригороде Вашингтона) состоялась Первая международная конференция «Проблемы и опыт развития русской культуры и сохранения русского языка в Америке». Ее инициаторами стали русскоязычные школы и средства массовой информации Вашингтона, при участии Российского культурного центра, Американского университета, Академии Театрального искусства (бывшего ГИТИСА) и Театра-студии им. Станиславского в Вашингтоне. В форуме приняли участие более 300 представителей из 10 штатов США, в том числе из городов Вашингтона, Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Балтимора и др., а также из Германии и Канады. Целью конференции был поиск новых форм сохранения русского языка, установления методологического и технологического сотрудничества между русскими школами Америки, обмен опытом по созданию условий для развития и воспитания детей, изучение возможностей для организации в Америке единого педагогического центра, который занимался бы проблемами сохранения русского языка. Россию представляла делегация из Москвы во главе с заместителем руководителя Департамента международных связей столицы А.Сорокиным, включавшая также московских педагогов и деятелей культуры. Работа в рамках конференции проходила по нескольким секциям. В ходе форума происходило живое, заинтересованное обсуждение проблем, связанных с культурно-образовательным развитием русскоязычного мира Америки и его консолидации[81]. Российская делегация передала организаторам конференции комплекты учебников и учебно-методической литературы и другие печатные и видео-материалы[12]. Главным итогом форума стало создание Американской ассоциации русского языка, культуры и образования (ААРКО). Кроме того, участниками конференции было принято решение о юридическом оформлении Ассоциации «Русский мир Америки» с последующим вхождением в Международный Союз российских соотечественников. Следует отметить, что конференция имела значительный резонанс в городском сообществе, о чем свидетельствует решение мэра Гейтерсбурга Сиднея Каца объявить дни ее проведения, 10—12 июня, ежегодными днями российской культуры[12].

С 29 по 31 октября 2005 г. Американская ассоциация русского языка, культуры и образования (президент Виктория Брайлица) проводила в Вашингтоне Дни российского образования, для участия в которых были приглашены делегации из различных штатов США, в том числе, из Пенсильвании и Нью-Йорка, из Канады и России. Мероприятие было приурочено одновременно к нескольким датам — традиционному российскому Дню учителя, годовщине Пушкинского лицея и 80-летию Российских обществ дружбы. Можно заметить, что среди знаковых элементов мероприятия доминировали не специфически эмигрантские, а российские, точнее, даже советские институции (День учителя и Общества дружбы), однако центральное место по-прежнему занимало творчество и личность А.С. Пушкина — единого всемирного символа русской культуры[84].

Уже в середине 1990-х гг. «отмечается интерес к «русскому прошлому» Америки и среди жителей современной Аляски и довольно мощной колонии русских в Калифорнии: восстанавливаются памятники, созданы музеи, устраиваются праздники историко-культурного характера»[85]. На рубеже веков развитие историко-культурного движения в Русской Америке получило весьма существенную поддержку в лице представительств Российской Федерации в США и Канаде.

В 1990-е гг. началось сотрудничество культурно-просветительного общества «Русская Америка» с дипломатическими представительствами МИД РФ в США и генеральным консульством России в Сан-Франциско. В гом числе, совместно с российскими учреждениями были подготовлены различные юбилейные мероприятия и программы в связи с 250-летием Русской Америки в 1991 г., 50-летием установления воздушного моста «Аляска—Сибирь», Международной морской экспедиции курсантов 1998 г. и т.п. Состоялась также российско-американская экспедиция «К истокам Русской Америки — Дом на Сухоне» ( по рекам и городам Русского Севера), «Северные храмы» (к 200-летию православия в Америке) и др.[86]

10 декабря 1999 г. состоялось торжественное открытие Российского культурного центра (The Russian American Cultural Center — RACC) в Вашингтоне. Российский культурный центр являлся частью Российского Центра международного научного и культурного сотрудничества при Правительстве Российской Федерации. (Росзарубежцентра) — независимой организации, действовавшей с 1994 г. в структуре Российского МИД в целях поддержки международного сотрудничества в науке, культуре и образовании. Указом Президента Российской Федерации от 6 сентября 2008 года № 1315 было создано Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество), к которому перешли полномочия Росзарубежцентра.

Представительство Россотрудничества в США расположено в центре американской столицы в престижном районе Калорама, недалеко от метро Дюпон, в 20 мин. ходьбы от Белого дома. На официальном сайте данной организации имеется информация о ее деятельности, а также об историческом здании, в котором размещается Центр. Здание Русского культурного центра в Вашингтоне, выполненное в стиле модерн, было построено в 1895 г. знаменитой вашингтонской семьей Уолш МакЛейн, которая в начале XX в. владела газетой «Вашингтон Пост» и которой принадлежал крупнейший в мире голубой бриллиант «Надежда», находящийся на экспозиции в Смитсоновском музее природоведения в Вашингтоне. В 1957 г. здание было выкуплено советским правительством, на протяжении более 40 лет здесь работал консульский отдел посольства; Первый этаж здания представительства Россотрудничества в США выполняет церемониальные функции. Здесь расположены Московская комната, декорированная в традиционном русском стиле, Зеркальный зал и Российско-американская комната, центральным элементом которой является красочное панно, изображающее важнейшие этапы развития российско-американских отношений.

На втором этаже здания представительства расположена Пушкинская библиотека (более 2 тыс. книг, около 300 фильмов на видеокассетах и DVD, более 100 аудиокниг), Космическая библиотека, рассказывающая об истории российско-американского сотрудничества в области освоения космоса, 2 учебных класса, где проходят занятия курсов русского языка при РКЦ. В Российском культурном центре в Вашингтоне устраивались и устраиваются выставки, демонстрации фильмов, творческие встречи с деятелями российской культуры и искусства.

Ежедневно в Российском культурном центре работает детский клуб русского языка «Орленок» (расположен в 2 учебных классах на 3-м этаже здания). Для размещения гастролирующих музыкальных коллективов и художников из России в здании представительства оборудованы 2 гостевых номера[87]. В начале 2006 г. Представительством Росзару-бежцентра в Вашингтоне был создан Клуб любителей русского языка.

19 ноября 2009 г. в представительстве Россотрудничества в США состоялся Праздник Осени, подготовленный силами учащихся и педагогов детского клуба русского языка «Орленок». Дети подготовили несколько песен, танцевальных номеров и множество стихов. В программу праздника были включены занимательные игры с участием детей и родителей, веселые загадки и призы. «Волшебными гостями» праздника стали Царевна-Осень и Петрушка, рассказавшие ребятам истории и сказки на тему осени. Завершился вечер праздничным застольем, где малыши смогли отведать плоды нового урожая, а также традиционные русские угощения, приготовленные родителями.

Деятельность структур МИД в США способствует формированию позитивного представления о России и россиянах в американском обществе через знакомство с историей, искусством и культурой народов Российской Федерации. Этот процесс оказывает позитивное влияние и непосредственно на Русскую Америку, стимулируя ее институциональное развитие, социально-культурную активность, рост интереса к истории и культуре страны своего происхождения у молодых поколений русских американцев. Деятельность Русского культурного центра вносит вклад в создание единого историко-культурного пространства, включающего российское зарубежье и Россию, как в ретроспективе, так и в их современном развитии. Так, например, 25 мая 2008 г. в Российском культурном центре в Вашингтоне прошла презентация художественной выставки «Палитра престижных» («Palette of the prestigious»), где в основном были представлены работы художников-иммигрантов, выходцев из бывшего СССР, а также современных российских живописцев и графиков. Организатором выставки явился существующий с 2003 г. «Союз художников из России в США», которым руководит бывшая москвичка, член Союза Художников СССР и России Екатерина Московская («Ekaterina Moskovskaya Artist Union of Russia i№ US»). На выставке были представлены работы Екатерины Московской (проживающей в Александрии), обосновавшихся в районе Вашингтона и Балтимора художников Ноя Волкова, Анастасии Рюриковой-Саймс, Евгении Лужиной-Салазар, грузинского художника Владимира Канделаки, московского художника Дмитрия Алексеева. Была представлена также графика известного российского музыканта и художника Андрея Макаревича. На вернисаже гостям предлагалось традиционное русское угощение и разнообразная живая музыка — от русской народной до джаза.

19 апреля 2009 г. Российский культурный центр в Вашингтоне по случаю православной Пасхи устроил вечер, в программу которого входил концерт музыкальной группы «Балалайка» (Республика Коми) и праздничное застолье. «Балалайка» представила интерактивную музыкальную программу, состоявшую из старинной и современной русской музыки, американского кантри и фрагментов классических произведений. Как сообщало в анонсе мероприятия РИА «Новости» из Вашингтона, устроенное организаторами традиционное русское застолье «по размаху не уступит концерту. Куличи, пасхи, блины с икрой, салат оли-вье, пироги, соленые огурцы и маринованные помидоры — далеко не полный список представленных в меню блюд. Не останутся недовольными и те, для кого русская кухня привычна — кебабы из курицы и баклажанные рулеты с чесночной начинкой внесут в рацион приятное разнообразие»[88].

Россотрудничество учитывает тот факт, что интерес к России в так называемой «одноэтажной» Америке очень высок. Жители небольших провинциальных городов США часто не имеют возможности приобщиться к культуре и искусству других стран, не выезжая за пределы своего города или штата. В 2008 г. по инициативе представительства Россотрудничества в США в городе Гринсборо была проведена специальная презентация, посвященная России, а также встреча с местными представителями власти. В 2009 г. масштаб мероприятия удалось значительно расширить. Помимо лекций о России в штате Северная Каролина удалось организовать гастроли группы «Балалайка».

С 10 по 14 ноября 2009 г. в штате Северная Каролина (США) прошли Дни Российской культуры, подготовленные представительством Россотрудничества в США. В течение 4 дней в нескольких городах Северной Каролины — Винстоне, Шарлотте и Гринсборо — состоялись презентации, посвященные России, а также концерты российской группы «Балалайка» из Республики Коми (г. Сыктывкар). Мероприятие посетили более 2500 человек[89]. Подобные акции, как показывает опыт последних лет, привлекает и представителей российской эмиграции и американцев и способствуют росту авторитета региональных русскоязычных общин.

С 18 по 21 ноября 2009 г. в Чикаго (штат Иллинойс) прошла Российская национальная выставка, организованная Министерством промышленности и торговли Российской Федерации при поддержке компании World Business Chicago и Торгово-промышленной палаты города Чикаго. В работе экспозиции приняло участие представительство Россотрудничества в США. На выставке были представлены ведущие компании России в области космонавтики, энергетики, природных ресурсов, экономики, культуры и образования. Особое внимание было уделено сфере образования с точки зрения создания условий для интеграции научных и образовательных программ, расширения обмена студентами и молодыми учеными, ускорения создания новых научных центров и технопарков. Столь масштабная экспозиция, представляющая достижения современной России, проходила в США впервые за многие годы. Официально открывали выставку заместитель министра промышленности и торговли России И.С. Матеров и мэр г. Чикаго Ричард Дейли1.

Аналогичный «Русский культурный центр» в Нью-Йорке, также основанный в 1998—1999 гг., регулярно выступает в качестве организатора множества выставок, литературных вечеров, спектаклей, кинопоказов, научных конференций и симпозиумов, выдвигает образовательные проекты, в том числе, в виртуальном пространстве. Фактически он представляет американскому обществу не только далекую Россию, но и 700 000 русских американцев, проживающих в Нью-Йорке.

7 февраля 2007 г. в Вашингтоне официально открылся Год русского языка в мире, проводившийся по инициативе Президента Российской Федерации В. В. Путина. В США акция осуществлялась Представительством Росзарубежцентра при МИД РФ в Вашингтоне, Американской Ассоциацией русского языка, культуры и образования (ААРКО), при поддержке Посольства Российской Федерации в США, и Американского Совета по Международному Образованию (АСПРЯЛ).

На церемонии торжественного открытия, которая прошла в здании Российского культурного центра, присутствовали официальные представители России и США, руководители и сотрудники американских общественных организаций, занимающихся проблемами изучения русского языка в США, российская и американская пресса. На церемонии открытия Года русского языка директор АСПРЯЛ, доктор Д. Дэвидсон в частности сообщил, что в своем выступлении 6 января 2007 г. президент США Джордж Буш заявил о новом подходе к изучению иностранных языков в системе американского образования. Глава Белого дома призвал отойти от классической системы изучения европейских языков — немецкого, французского и испанского — и больше сконцентрироваться на преподавании ведущих мировых языков, среди которых назвал и русский. Дэвидсон также приветствовал усилия правительства России, которое значительно активизировало работу по распространению русской культуры и образования в США. В частности, резко увеличился поток студенческих обменов, со все большим размахом проводились американо-российские конференции с участием ректоров университетов. С выступлениями о проектах в области культуры и науки, приуроченных к Году русского языка, выступили старший советник Посольства РФ в США Е.К.Зведре и советник Посольства РФ в США И.В.Попова. Президент Американской Ассоциации русского языка культуры и образования (ААРКО) В.Брайлица-Бонелли представила обращения организаций российских соотечественников Германии, Англии и Франции, а также Правительства Москвы по случаю начала Года русского языка в США.

В ходе мероприятия в Российском культурном центре в Вашингтоне также состоялась официальная церемония открытия Медиа-центра в одном из залов первого этажа. Медиа-центр был оборудован современной информационной техникой, включая компьютер с электронными российскими каталогами и скоростным доступом в Интернет. Его посетителям были доступны 4 российских телевизионных канала, системы для просмотра фильмов на русском языке как на кассетах, так и на ЭУЭ, музыкальное оборудование для прослушивания аудио-книг. По расчетам сотрудников Представительства Медиа-центр, оснащенный современной техникой и самыми свежими материалами о России, должен был придать новый импульс работе Российского культурного центра, привлечь новых посетителей, в том числе, молодежь, студентов.

Завершило культурную программу официальной церемонии открытия Года русского языка в США выступление детского фольклорного хора «Русская мозаика» русской школы «Алые паруса» (г. Гейтерсбург, ш. Мэриленд). Мероприятие освещалось ведущими российскими и американскими СМИ.

В рамках Года русского языка Росзарубежцентр в течение 2007 г. явился одним из основных организаторов проектов не только языкового, но и культурного, исторического, образовательного и научно-технического плана по продвижению русского языка в США. Наиболее значимыми событиями Года русского языка стали Международный конкурс сочинений для изучающих русский язык как иностранный на тему «Россия, ее язык и культура в вашей жизни», который проходил в университетах и школах всех американских штатов. К участию в работе жюри конкурса, председателем которого являлся Посол России в США Ю.В. Ушаков, были приглашены видные американские общественные деятели и известные эксперты-русисты, среди них директор АСПРЯЛ профессор Д.Дэвидсон, директор Библиотеки Конгресса Д. Биллингтон, бывший посол США в России П.Смит и другие.

В мае 2007 г. состоялся Первый Конгресс русскоязычной прессы США, на котором присутствовало более 300 журналистов самых различных изданий на русском языке из всех регионов страны. Кроме того, в программу Года русского языка в США вошли семинар «Сотрудничество российских и американских вузов» с участием ведущих вузов России и США, Первый международный Конгресс русскоязычных СМИ США, Вторая научно-практическая конференция преподавателей-ру-систов средних школ США, презентация курсов русского языка и учебных программ, Международный форум ученых и преподавателей-ру-систов России и США.

13 ноября 2003 г. в Нью-Йорке по инициативе доцента Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова О.А. Зацепиной, проживавшей в течение нескольких лет в США, был основан Русско-американский культурный центр «Наследие» (The Russian American Cultural Heritage Center, сокращенно — РАКСИ), в котором в настоящее время сотрудничает около 1000 человек. Основными направлениями деятельности центра были заявлены: культура, образование, работа с детьми, благотворительная деятельность.

Российско-Американский Культурный Центр «Наследие» представляет собой некоммерческую, благотворительную образовательную организацию, главной целью которой является сохранение и распространение русского языка и русской культуры в США. «В работе Центра принимают участие те, кому важно понимание истории американцев, говорящих по-русски и внесших немалый вклад в развитие российско-американской общины; те, кому дорого сохранение и развитие начинаний, отражающих лучшие традиции этой общины. Наша цель — перебросить мосты между поколениями, между различными этническими и религиозными группами, и выявить ту общность интересов, которая объединяет всех, для кого русский язык — родной, — говорится на сайте РАКСИ. — Члены нашего Центра приносят свои таланты и возможности в поддержку этой цели. Среди нас — студенты и преподаватели университетов, художники, писатели, музыканты, артисты, те, кто говорит по-русски, и те, кто не знает русского языка, представители различных этнических и религиозных групп... Мы ставим перед собой задачу сохранения культуры, традиций и ценностей, привезенных носителями русского языка из стран, где они жили. Наши усилия направлены на развитие американских традиций, обогащаемых многими поколениями эмигрантов из разных стран и регионов мира»[90].

РАКСИ руководит Совет Директоров, в который входят представители русско-американской общественности, образовательных и научных центров США и России, учреждений православной церкви, благотворительных организаций и др.: О.А. Зацепина — президент и исполнительный директор РАКСИ, кандидат философских наук, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова; Родригес Хулио — секретарь-казначей РАКСИ, президент «Фонда пуэрто-риканского наследия», профессор Городского Университета Нью-Йорка; К.Э. Гиацинтов — Президент ассоциации русского дворянства Америки, доктор химических наук, президент и исполнительный директор международной компании DRG; Маркс Доналд — президент компании «MarxGroup», член попечительского Совета Кеннеди-центра (Вашингтон); А.Б. Ручкин — директор образовательного центра «Grint» (Москва), доктор исторических наук. В Почетный Совет Директоров РАКСИ были избраны представитель: — Архиерейского Синода РПЦЗ В.К. Голицын (Нью-Йорк); И.И. Сикорский — сын известного авиаконструктора и попечитель отдела, посвященного его деятельности в Авиационном музее Новой Англии в Хартфорде (штат Коннектикут), адвокат (Нью-Йорк); Н.В. Случевский — президент Фонда Столыпина (Россия); Е.В. Маяковская — профессор Городского университета Нью-Йорка; Г.А. Шереметев — член Совета директоров Конгресса Русских Американцев.

При этом центр «Наследие» работает, опираясь на поддержку Посольства России, Генерального консульства России в Нью-Йорке, Постоянного представительства России при ООН, Представительства Московской Патриархии в Нью-Йорке и РПЦЗ, Правительства Москвы и Московского Дома Соотечественников, а также администрации города и штата Нью-Йорк, что позволило Центру развернуть активную и разнообразную деятельность[12].

Начиная с 2003 г. РАКСИ регулярно (четыре раза в год) выступает организатором концертов русской оперной музыки, которые привлекают как представителей русскоязычной диаспоры Нью-Йорка, так и широкую публику. Деятельность Центра в значительной степени адресована американскому научному и образовательному сообществу; в частности, с 2005 г. «Наследие» проводит также четыре раза в год «Русские салоны» в Колумбийском университете и организует на базе различных колледжей в Нью-Йорке ежегодные международные симпозиумы, главная цель которых — распространение информации о современной России. Кроме того, РАКСИ принимает участие в сборе материалов по истории Русской Америки и создании документальных фильмов о российском зарубежье в США.

Большое внимание Центр уделяет работе с детьми: с 2006 г. «Наследие» устраивает в Нью-Йорке новогодние елки для русских детей, родившихся в США и усыновленных из России в американские семьи, а с 2007 г. — ежегодные детские фестивали русской культуры. Первый из таких фестивалей состоялся 19 мая 2007 г. в одном из самых красивых уголков Манхэттена — Форт-Трайон-Парке. На фестиваль прибыли детские коллективы из семи городов США и один коллектив (130 человек) — из российского Ханты-Мансийска. Президент РАКСИ О.А. Зацепина впоследствии вспоминала: «Мы и не подозревали, на что замахнулись. Это дело не по силам и более крупным, зрелым и солидным организациям. Трудностей было много, но главные были связаны с финансированием, со спецификой административного устройства Манхэттена и, безусловно, с тем, что мы были первопроходцами в этом начинании. Против нас была даже природа — в этот день почти беспрерывно шел проливной дождь. Но я считаю, что мы успешно справились с поставленной задачей...»[92]. Об успехе мероприятия свидетельствовали не только аплодисменты и праздничное настроение публики и участников Фестиваля, но и позитивная реакция присутствовавших на мероприятии представителей городских властей, которые предложили сделать его ежегодным. Завершился Фестиваль Благотворительным балом в представительстве Российской Федерации при ООН в Нью-Йорке, организованном при поддержке и участии представителя Российской Федерации при ООН В.И.Чуркина.

17 января 2009 г. в Генеральном консульстве России в Нью-Йорке состоялся очередной новогодний праздник для детей, который при содействии Генконсульства организовывал и проводил Русско-Американский культурный центр «Наследие». Рождественская елка стала первым событием из цикла образовательно-культурных встреч для русскоязычных детей и их родителей, запланированных РАКСИ в 2009 г. Темами последующих встреч в течение года стали русский народный костюм, русская Масленица, русская свадьба и др.

Все эти мероприятия не только являются эффективной формой развития у младшего поколения российской диаспоры интереса к русскому языку, литературе, традициям, но и также обогащают поликультур-ную среду Нью-Йорка, формируют в американском обществе более объективные и позитивные представления о российской истории, культуре и искусстве, как классическом, так и современном. Кроме того, деятельность «Наследия» способствовала развитию общественно-культурных контактов молодежи Русской Америки с исторической родиной. Так, например, лауреаты Детского фестиваля в Нью-Йорке — трио «Сударушка» смогли отправиться в октябре 2007 г. в Москву на первый фестиваль «Русская песня»1.

16—21 июня 2009 г. Российский Фонд мира совместно с Русско-Американским фондом культуры при активном участии мэрии Нью-Йорка и крупнейшей городской газеты «Дэйли Ньюз» реализовал благотворительный проект по организации в Нью-Йорке Фестиваля «Русское Наследие» и Русско-Американской книжной ярмарки. В фестивале принял участие заместитель Председателя Правления Российского Фонда мира, поэт Андрей Дементьев, которому мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг вручил специальную награду за вклад в мировую культуру и укрепление отношений между Россией и США. В рамках фестиваля были организованы разнообразные выставки и концерты, посвященные русской культуре и творчеству народов, проживающих на территории бывшего СССР. К книжной ярмарке особый интерес проявили студенты Колумбийского университета, многие другие американцы, интересующиеся Россией, выходцы из стран бывшего СССР, проживающие в США и т.д. Можно упомянуть и такие инициативы, как постоянно действующий с 1999 г. «Нью-йоркский фестиваль российских фильмов», организованный композитором А. Журбиным. Имеет место и активизация культурного движения в американской провинции, где существуют русскоязычные общины.

В 2000 г. небольшая группа добровольцев, проживавших в столице штата Аризона г. Финиксе выдвинула идею создания Русского Дома культуры для всех окрестных жителей. В эти годы, как сообщается на сайте организации «Русский центр Аризоны», русскоговорящие семьи иммигрантов были расселены небольшими группами (семьями или группами, прибывшими в США на постоянное место жительства по одной программе) по всей долине штата, и были разделены значительными расстояниями. Учитывая плохое развитие общественного транспорта и большую занятость людей на основных работах, устройство регулярных вечеров и собраний представляло значительную сложность. Однако стремление к общению и удовлетворению культурных запросов оказалось достаточно сильным для того, чтобы «своими силами и на свои личные средства» создать Русский Центр Аризоны (РЦА)[93].

Русский Центр Аризоны является некоммерческой благотворительной организацией русскоязычного общества штата. В его задачу входит работа по следующим направлениям:

  • • ознакомление желающих с интернациональной российской культурой и искусством;
  • • организация традиционных российских праздников и мероприятий;
  • • помощь и поддержка в организации традиционного русского отдыха;
  • • помощь в преодолении языковых барьеров, обучение английскому и русскому языкам;
  • • развитие традиций творчества народов России и поддержка талантов в США.

Структура РЦА включает отделы: по внешним культурным связям, культурный, учебный, здоровья и социальной помощи населению, маркетинга и рекламы, развития и специальных проектов, по созданию Русской Православной христианской церкви в Аризоне. Организацией руководит Совет директоров во главе с А. Смаш, Г. Черноивановым и О. Шайхеевой.

В начале 2009 г. Русский Центр Аризоны принял решение открыть курсы русского и английского языков для детей и взрослых и наладить работу Русского Детского Музыкального Театра РЦА[12].

В Миннесоте в 2006 г. начал действовать Русский культурный центр (РКЦ) «Русская душа», в работу которого в течение последующих двух лет было вовлечено более 60 человек — разного возраста, пола, вероисповедания. В организации праздников, спектаклей, концертов принимали участие русскоязычные и смешанные семьи. Руководитель центра Елена Каллевиг сообщала: «Как правило, у нас привлечены к работе все члены семьи: мама с дочкой выступают на сцене, папа с сыном устанавливают аппаратуру, декорации, фотографируют. В нашей семье заняты все — от 5-летнего Гоши, «звезды» танцевальной студии «Родник», до 59-летнего дедушки, американца Дуга, который стал нашим бессменным Дедом Морозом и даже выучил слова «С Новым Годом!»1. Центр «Русская душа» предложил русскоязычному сообществу Миннесоты разнообразные программы и уроки — от народных танцев до фи-лимоновской игрушки. В 2008 г. была создана детская студия русского танца и игр «Родник», участники которой выступали на многих престижных площадках Твин Ситиз. Занятия в кружках и студиях центра велись на двух языках, благодаря чему дети, в семьях которых говорят по-английски, чувствовали себя комфортно. Центром проводились и массовые мероприятия, рассчитанные на широкую публику. Так, на программе «Городские экскурсии» в Лендмарк-Центре в январе 2009 г. присутствовало около 800 человек. Кроме того, центром Русская душа» были организованы «Зимний Бал», Новогодняя елка, празднование Масленицы, «Фестиваль Наций» и экспозиция «Русский Берег Гризли» в зоопарке Миннесоты. В 2009 г. РКЦ была подготовлена выставка уникальных костюмов ручной работы в галерее Хеннепин, которая получила восторженные отклики зрителей и приглашение сделать новую выставку в 2010 г. Деятельность РКЦ получила признание общественности и властей Миннесоты, став единственным представителем России в поликультурном центре штата «Global Arts & Culture».

В процессе становления РКЦ «Русская душа» в Миннесоте выкристаллизовались цели организации: «с помощью народного искусства помочь эмигрантам справиться со стрессом аккультурации и адаптации»2. Занятия в фольклорном ансамбле и кружках создавали для детей и их родителей новое поле общения, способствовали их социализации. Сохранение, а для многих, и освоение русскоязычного пространства, изучение народных песен, танцев и ремесел являлось эмоциональным и интеллектуальным стимулом, помогало повышению самооценки, раскрытию творческих способностей, гармоничному развитию личности. Следует отметить, что успешная работа и популярность РКЦ послужила отправной точкой для становления более системного подхода к задаче сохранения русского языка и культуры путем создания в Миннесоте русскоязычного образовательного центра. В 2009 г. на сайте «Русской души» в 2009 г. был представлен проект чартерной русской школы, направленный на гармоничное развитие личности ребенка. Инициативная группа приступила к разработке примерной программы занятий для детей от 5 до 9 лет с планируемым в дальнейшем переходом к полному среднему образованию. Приглашались к сотрудничеству русскоязычные учителя различных предметов3.

1 Каллевиг Елена. Наши дети и стресс эмиграции (Миннесота) // Шире круг. 2008.

№ 6.

  • 2 Там же.
  • 3 www.rusculturemn.com

В 2000-е гг. в различных городах США и Канады проводились детские праздники русской культуры и фестивали искусств. В частности, в г. Хьюстон (штат Техас) их организатором неоднократно выступала Объединенная Русско-Американская ассоциация (иЯАА), которая была создана здесь 27 мая 2005 г., а в сентябре 2007 г. принята в Международный Совет Российских Соотечественников в ходе юбилейного заседания Президиума Совета, посвященного пятилетию создания МСРС. «Мы прекрасно понимаем важность сохранения русского языка и культурных традиций в среде эмигрантов и переселенцев, и поэтому мы создаем и всегда поддерживаем проекты в области культурной, образовательной, социальной и благотворительной деятельности в Хьюстоне и Техасе в целом, особенно если в этих мероприятиях участвуют взрослые и дети, говорящие по-русски», — отмечала в своем письме в редакцию журнала «Шире круг» президент Ассоциации Елена Суворова-Филипс[4].

Вскоре после создания иЯАА в Хьюстоне был организован Детский театр «Радость» под руководством Людмилы Вайнер. Ассоциация выступила спонсором премьерного представления — спектакля «Кошкин дом», который состоялся 27 ноября 2005 г. Репертуар театра был «построен на русском языке, на народных сказках, на русской литературе для детей, и это позволяет, в какой-то степени, совместить детство родителей и детство их детей. Если дети учат те же стихи, что и их родители учили в этом возрасте, поют те же детские песенки, говорят на том же языке, это закладывает фундамент взаимопонимания между детьми и взрослыми на долгие годы»[12]. Работа театра была организована на самодеятельных началах — в качестве сценаристов, костюмеров, худож-ников-декораторов выступали родители и дети старшего возраста и просто энтузиасты, увлеченные делом сохранения русского языка и культуры в Америке.

В течение 2006 г. иЯАА подготовила и провела серию культурных мероприятий: Рождественскую елку для детей, вечер к 8 марта, спектакль «Техасский цирюльник и другие приключения Фигаро», концерт русского виртуоза-гитариста Петра Полухина с программой «Прощай, Техас!» и Пушкинский бал-маскарад (в октябре 2006 г.). В марте 2007 г. Ассоциация устроила праздничную дискотеку «Диско-80», в октябре 2007 г. — Бал-маскарад «Жизнь удалась», в ноябре того же года — пикник «Ноябревка», 28 декабря 2007 г. — Новогоднюю елку совместно с русской школой (действующей в Хьюстоне с 2002 г.). В 2008 г. иЯАА организовала дискотеку «По волне моей памяти», фестиваль «Моя семья» (апрель—май 2008) и Праздник Нептуна 26 июля 2008 г.[12]

Фестиваль «Моя семья» был организован IIЯЛА в связи с трехлетием деятельности и призван «популяризировать русский язык и культуру среди российских соотечественников и внедрять в общественное сознание образ полноценной семьи, сохранение семейных традиций, уважение к старшему поколению»[12]. Ассоциация выступила с инициативой проведения фестиваля «Моя семья» в конце 2007 г.; спонсорскую помощь в проведении акции оказало Генеральное Консульство Российской Федерации (США, Хьюстон). Собранные средства были переданы Детской студии рисования под руководством Сергея и Даши Лукиных (ЛЯСЕ), Детскому театру «Радость», пансионату «Синяя птица». В рамках Фестиваля состоялся конкурс сочинений и рисунков, по итогам которого дети получили подарочные сертификаты. Награждение происходило перед спектаклем «Три поросенка» Русского детского театра Хьюстона, а затем все участники спектакля и конкурсов фестиваля, с их родителями и друзьями, с членами иЯЛА и других организаций выехали на пикник в парковую зону озер.

В небольшом городе Каламазу (штат Мичиган) с 1995 г. проводятся ежегодные Русские фестивали, в ходе которых проходят фольклорные выступления коллективов, лекции об истории и культуре России, мастер-классы по росписи матрешек, дегустация блюд российской кухни и многое другое. С 14 по 21 ноября 2009 г. здесь состоялся 14-й Русский фестиваль, организованный при поддержке Пушкинского общества г. Каламазу, Посольства России в США и Представительства Россо-трудничества.

Гостями фестиваля стали учащиеся средней школы при посольстве России в США, которые привезли в Каламазу специальную фольклорную программу, состоящую из старинных русских народных песен и танцев. В рамках фестиваля выступили музыкальные коллективы «Русский дуэт» и «Русское поле», а также хор города Каламазу. Кроме того, гостям фестиваля были представлены театральная постановка «Жар-птица, конек-горбунок и Василиса Прекрасная» по мотивам русских народных сказок и серия лекций о России. На церемонии закрытия директор фестиваля Джеролин Селкирк передала Почетный диплом с гербом штата Мичиган представителю Россотрудничества в США Е.Н. Агошкову. Тем самым организаторы фестиваля выразили благодарность Представительству Россотрудничества в США за многолетнюю помощь и поддержку Русского фестиваля в Каламазу[12].

В деле сохранения культурных и языковых традиций российской эмиграцией в США и Канаде существенную роль сыграла научная и просветительная деятельность американских русистов и славистов, которые внесли непосредственный вклад в издание литературы на русском языке и пропаганду русской культуры в американском и эмигрантском сообществе[100]. В частности, профессор славистики и русского языка и литературы В.Р. фон Вирен-Гарчинская в 1976 г. к 200-летию США организовала в Нью-Йорке симпозиум, посвященный роли русской диаспоры в американской науке, технике и культуре. Она же выступила инициатором создания Славянско-американской культурной ассоциации и Американской ассоциации по изучению русского наследия, читала лекции и устраивала выставки, посвященные русской культуре[101].

В новейшее время научное сообщество США и Канады, включая историков, архивистов, сотрудников музеев и библиотек, все более активно участвует в изучении и публикации архивов российского зарубежья, находящихся в Северной Америке. Значительный вклад в решение этой задачи вносят американские специалисты российского происхождения. Так, во многом благодаря усилиям русско-американской культурной общественности было осуществлено издание второго выпуска серии «Материалы к истории русской политической эмиграции»[102], в содержании которого раскрываются судьбы представителей второй послереволюционной эмиграции, ее история и чаяния. Среди авторов сборника видные политические и общественные деятели второй волны: Ф.М. Легостаев, Н.А. Троицкий, Д.В. Константинов, К.Ф. Штеппа, профессор офтальмологии Нью-Йоркского университета Е.Т. Федуко-вич, заведующая русским отделом библиотеки Бингамтонского университета В.Г. Фурсенко[103].

Необходимо упомянуть и об уникальном собрании документов российской эмиграции Гуверовского института войны, революции и мира в Стэнфорде, которые постепенно публикуются в серии «Русские сокровища Гуверовской башни», в которой был, в частности, издан трехтомник переписки Б.А. Бахметева и В.А. Маклакова[104] и материалы семейного архива И.И. и А.Н. Серебрянниковых[105].

Примером российско-американского культурного сотрудничества в деле сохранения и возрождения историко-культурного наследия российского зарубежья является уникальная работа по восстановлению негативов с фотографическими видами России, выполненных в 1905— 1916 гг. фотографом и ученым С.М. Прокудиным-Горским по методике тройной фотографии (при съемке объекта через цветные фильтры на одной стеклянной пластине получались три различных черно-белых изображения). Впоследствии часть негативов была вывезена во Францию, где демонстрировалась на различных просветительных лекциях и семинарах, а в 1948 г., после смерти фотографа 1902 стеклянных негатива были проданы Библиотеке Конгресса США[106].

Центром собирания и изучения памятников русской литературы и искусства XIX—XX вв. является Институт современной русской культуры в Остине (штат Техас), организованный Д. Боултом. Существенную роль в организации института сыграли русские эмигранты «третьей волны» — поэт К.Кузьминский и литературовед И. Левин. Институтом осуществляется «создание архива, библиотеки, собирание фото- и киноматериалов, грампластинок и т.д.; классификация и систематизация материалов, организация выставок, семинаров. При институте действует созданный И. Левиным отдел архивов и библиографий. Особое внимание к Институту привлекли конференции, посвященные К. Малевичу, И. Чашнику, Д. Бурлюку, П. Филонову и др.»[107].

По разным подсчетам в Канаде в середине 2000-х гг. проживало около 300 соотечественников, однако институциональная структура диаспоры, в том числе в культурно-просветительной сфере, здесь развита значительно более слабо, чем в США. Инициативы по сохранению историко-культурного наследия российской эмиграции в Канаде, налаживанию культурных контактов с Россией исходят в большей степени от МИД РФ и Посольства Канады в Российской Федерации, чем от общественных организаций Русской Канады. В то же время, в последнее время здесь увеличилось число русскоязычных газет, появилось русскоязычное телевидение. Большой популярностью пользуется радиостанция «Русские волны», действующая с 1993 г. В Торонто имеется Русский дом, актив которого устраивает благотворительные концерты, литературные вечера и т.п. В Калгари существует Русско-канадское культурное общество, и т.п.

Наиболее активно в культурно-просветительном движении участвуют потомки эмигрантов первой волны и представители объединений казачества. Культурные учреждения данного типа существуют в Оттаве, Торонто, Монреале, Роудоне. В то же время, современным русским канадцам, очевидно, не хватает культурных учреждений, деятельность которых была бы адресована широкому социуму диаспоры. В русскоязычном виртуальном пространстве Канады присутствуют многочисленные высказывания о разобщенности русскоязычного населения, отсутствии каких-либо ярких событий в сфере культуры и искусства. Русские центры, созданные в предшествующие десятилетия, воспринимаются значительной частью русско-канадской молодежи как безнадежно устаревшие. Так, например, выходцами из Харбина был основан «Русский центр» в Ванкувере», о котором один из авторов сайта Canada.ru пишет: «Он не превратился в центр русской культуры, если не считать культурой чаепития с самоваром «а ля рюс», где русские «бабки» разговаривают на ломаном русско-английском языке. Собираясь «по блины», они все же приглашают и всех желающих зайти к ним (в том числе и всех канадцев), но это — их бизнес, а не желание быть именно русским Центром»[108].

В 2000-е гг. в Канаде стали проводиться русские фестивали и другие мероприятия, аналогичные тем культурным акциям, которые устраивались русскоязычным сообществом в США. 11 июня 2005 г. в зале North York Civic Centre в Торонто проходил Первый Русский Культурный Форум «Наше наследие» в рамках Русскоязычного Конгресса Канады. Как сообщается на сайте Патриаршего подворья РПЦ в Торонто, на Форуме впервые встретились вместе представители творческой интеллигенции русскоязычной общины Канады, работающие в области литературы, живописи, театра, музыки, балета, науки, образования и те, кто заинтересован в обсуждении вопросов сохранения культурного и исторического наследия, развития современной культурной жизни русскоязычной общины Канады, представители русскоязычных средств массовой информации.

В эти же дни 11 — 12 июня 2005 г. в субботу и воскресенье на площади Мела Ластмана района North York г. Торонто проходил 4-й «Русский Фестиваль». Участников и посетителей приветствовали представители городской власти, Генеральный консул Российской Федерации в Торонто, организаторы Фестиваля. На сцене выступали театральные группы, музыкальные ансамбли и солисты, детские танцевальные коллективы, певцы, исполнители. Проводились викторины, показ мод, были представлены различные организации и частный бизнес русскоязычной общины Торонто.

В течение двух дней работы на Фестивале были представлены подготовленные Патриаршим подворьем РПЦ в Торонто фотовыставка «60 лет. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война», стенд с фотографиями, отображающими различные стороны деятельности общины Подворья, и небольшая выставка-продажа икон, нательных крестиков, молитвословов, аудиокассет церковных песнопений Русской Православной Церкви, книг и брошюр религиознонравственного содержания, опубликованных в России. На вопросы интересующихся выставкой Подворья отвечали находившиеся около стендов выставки прихожане Подворья.

Сотрудничество Канады и России активно развивается преимущественно в деловой сфере[109], однако в последние годы частью бизнес-проектов становятся и культурные акции, в том числе мероприятия, напоминающие о ценности культурно-исторического наследия Русской Америки. Например, когда 12 января 2008 г. в Торонто в банкетном зале Paramount Conference & Event Venue проходил Russian Business Gala 2008, темой празднования было избрано «Наследие поколений». Церемонию организовала и проводила издатель газеты «Русский Экспресс» и справочника «Русский Торонто» Майя Мастер и популярный журналист из Нью-Йорка Виктор Топаллер. «Бизнес-Гала» собрал вместе свыше восьмисот членов русскоязычной общины, бизнес-элиты и представителей правительства провинции Онтарио, городских властей и СМИ Торонто. Среди почетных гостей были почетный мэр Торонто Мэл Ластман, городской советник Джорджио Мамалити, директор колледжа полиции Торонто Роберто Хаусман, консул-советник Консульства РФ в Торонто Н.В. Пукалов с супругой и настоятель Подворья Русской Православной Церкви в Торонто, приглашенный для вручения наград победителям. Примечательно, что одна из наград в категории Community Involvement Award предназначалась для Валерия Токмакова, основателя, бессменного руководителя и автора программы для русскоговорящего Торонто «Русские волны».

  • 20 июня 2008 г. в Нью-Йорке состоялся Форум российских соотечественников в США, который принял резолюцию, утверждающую неразрывную связь русскоязычного сообщества в Америке с российской культурой и русским языком, как одним из сокровищ мировой цивилизации. Участники Форума заявили о своем стремлении поощрять деятельность культурных центров, играющих огромную роль в удовлетворении нужд русскоязычной общины в области культуры и искусства, а также в сохранении общих духовных ценностей и культурной самоидентификации общины; оказывать поддержку русским культурнообразовательным организациям США в реализации проектов по сохранению и изучению русского языка; поощрять инициативы культурных центров по формированию музеев и архивов различных волн российской эмиграции во имя сохранения исторического и культурного наследия[110].
  • 24 апреля 2009 г. в представительстве Россотрудничества в Вашингтоне прошло заседание Координационного Совета российских соотечественников в США, подготовленное при активной поддержке и участии Посольства России в США. На встрече присутствовали представители российских ассоциаций со всей территории Америки — от Техаса до Аляски, которые еще раз подтвердили стремление общественности Русской Америки расширять и развивать культурную сферу своей деятельности, прежде всего, уделяя внимание сохранению отечественного исторического и художественного наследия за рубежом.

Таким образом, задачи сохранения культурно-языковой идентичности решались российской диаспорой в США и Канаде на протяжении всего XX в., в результате чего был накоплен колоссальный опыт просветительной работы. Многие формы историко-культурной активности российских эмигрантов успешно перешли из первой четверти XX столетия в XXI в., являясь в настоящее время не только частью практической деятельности культурной общественности, но и своего рода памятниками социальной истории Русской Америки.

Сохранение культурно-языковой идентичности в рамках современной Русской Америки складывается из нескольких компонентов: сохранение традиционной и формирование новой системы обучения русскому языку детей и всех желающих; развитие русскоязычных СМИ — газет, журналов, радио и телевидения, ориентированных на различные возрастные и социально-профессиональные страты российской диаспоры; всемерное расширение культурных контактов между Русской Америкой и Россией, чему способствует деятельность Россо-трудничества и других организаций, созданных при участии Российской Федерации.

  • [1] Выступление Президента России Д.А.Медведева на III Всемирном Конгрессе соотечественников (Москва, 1 декабря 2009 года) // Московский Дом соотечественника. Официальный сайт. http://www.mosds.ru/Soot/soot_zi_261-l.shtml
  • [2] Корнилов А.А. Серверы крупнейших организаций русской эмиграции в США. С.98.
  • [3] Интервью посла России в Канаде Г.Э. Мамедова корреспонденту ИТАР-ТАСС «Россия—Канада: время для активного бизнес-диалога» // МИД РФ. Департамент информации и печати // http://www.mid.ru/bl.nsf/new
  • [4] Шире круг: Журнал о соотечественниках и для соотечественников. 2009. № 1.
  • [5] Вера в победу. Нью-Йорк, 1941. № 7. С.З.
  • [6] Руцким Л.Б. Русская диаспора в Соединенных Штатах Америки в первой половине XX века. М., 2006. С. 188
  • [7] Алла Радзинская. Я живу в Америке, на пятом этаже. М., 2004. С.66—67.
  • [8] Пивовар Е.И. Российское зарубежье. Социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. М., 2008. С. 266.
  • [9] Аша Радзинская. Указ. соч. С. 139.
  • [10] Русские в Северной Америке. С. 18.
  • [11] Якобсон Е.А. Пересекая границы. Дореволюционная Россия — Китай — Америка. М, 2004. С.234.
  • [12] Там же.
  • [13] Там же.
  • [14] Шире Круг. 2009. № 2.
  • [15] Там же.
  • [16] См.: Вишнякова Н.В. Из истории распространения русской книги в США // Вестник Омского университета, 1998, Вып. 3. С. 44-50; Издательское и библиографическое дело русского зарубежья: Учебное пособие / Михеева Г.В., Шомракова И. А., Базанов П.Н., Полотовская И.Л. СПб., 1999.
  • [17] Вишнякова Н.В. Указ. соч. С.44.
  • [18] Там же. С.44-45.
  • [19] Эмиграция и репатриация в России / В.А. Ионцев и др. М., 2001. С.54.
  • [20] Вишнякова И.В. Из истории распространения русской книги в США // Вестник Омского университета, 1998, Вып. 3. С. 44.
  • [21] Зарница. Нью-Йорк, 1926. Май. Т.2. № 12. С.24.
  • [22] Там же. 1925. Май. Т.1. №.1 С.1.
  • [23] Там же. 1926. Апрель. Т.2. № 11. С.26.
  • [24] Пробуждение. Детройт, 1927. Апрель. № 1. С. 1—2; Май. № 2. С.1.
  • [25] Зарница. Нью-Йорк, 1926. Сентябрь. Т.2. № 14. С.25.
  • [26] Там же. Июнь. Т.2. № 13. С.24.
  • [27] Там же.
  • [28] Там же. 1926. Сентябрь. Т.2. № 14. 17-18.
  • [29] ГАРФ. Ф.6425. Оп.1. Д.19. Л.13.
  • [30] Березовая Л.Г. Культурная миссия пореволюционной эмиграции как наследие Серебряного века // Новый Исторический вестник. 2001. № 3(5).
  • [31] Россия. Нью-Йорк, 1942. 3 мая 1942 г. № 2337. С.2; 1944. Среда. 26 января. № 2806. С.2.
  • [32] См. напр. Кетлинская В. Моральная сила советского человека // Новое Русское слово. Нью-Йорк, 1944. Воскресенье. 30 июля. № 11782. С.З.
  • [33] Новое Русское слово. Нью-Йорк, 1944. Воскресенье. 23 июля. № 11775. С.З.
  • [34] Руцким А. Б. Указ. соч. С. 186.
  • [35] Там же.
  • [36] Издательское и библиографическое дело русского зарубежья: Учебное пособие / Михеева Г.В., Шомракова И.А., Базанов П.Н., Полотовская И.Л. СПб., 1999. С. 71.
  • [37] Цурганов Ю.С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй мировой войне. М., 2001. С.221.
  • [38] Письма Сергея Довлатова к Владимовым/ Публикация, вступительная заметка, подготовка текста и комм. Андрея Арьева) // «Звезда» 2001, №9.
  • [39] Творчество диаспоры и «Новый журнал» = Tvorchestvo diaspory i «Novyi zhurnal» = Russian literature in exil and the New Review : [Сборник статей и докладов] / под ред. Марины Адамович и Вадима Крейда New York : New rev., 2003.
  • [40] Роман Гуль. Я унес Россию: Апология эмиграции. Т. III. Россия в Америке. М., 2001. С.199.
  • [41] Марина Адамович. Русскоязычная литературная периодика США // Континент. 1999. №102.
  • [42] Ульннкина Т. И., Магеровский Е. Л. Зарубежная Россия: Архив Русской Академической группы в США (Киннелон, штат Нью-Джерси// Русская газета. 2005. 13 октября. №40 (111).
  • [43] Незабытые могилы. Т.1. С.21.
  • [44] Роскультура.ги: Российская культура в событиях и лицах. Кузнецова А. Издалека. 02.11.2009, http://www.rosculture.ru/reviews/iteml811
  • [45] Марина Адамович. Указ. соч. С.47.
  • [46] Там же.
  • [47] Кузнецов С. Родину мы все-таки не сдали... // Большой Вашингтон. 2006. № 8(43). С. 1.
  • [48] Там же.
  • [49] Марина Адамович. Указ. соч. С.48.
  • [50] Там же.
  • [51] Шире Круг. 2009. № 2.
  • [52] Большой Вашингтон. 2006. № 8 (43). С.50—51. ' Там же.
  • [53] Там же. 2006. № 7 (42).
  • [54] Там же.2006. № 8 (43). С.49.
  • [55] Там же.
  • [56] Корнилов Л.Л. Об историческом значении русской послевоенной эмиграции в США. С. 75-76.
  • [57] Фрейнкман-Хрусталева Н.С., Новиков Л.И. Эмиграция и иммигранты. История и психология. СПб., 1995. С. 103.
  • [58] Клуб русских писателей Нью-Йорка //rwc.synnegoria.com/30/history.html
  • [59] Стрелец. Париж-Нью-Йорк, 1988. № 10. С. 38—39.
  • [60] http://www.gkatsov.com/articles/MOSCOW_POETS_IN_NY.html
  • [61] Кторова Алла. Клуб любителей книги // Большой Вашингтон. 2004. № 4 (39). С.31.
  • [62] Пивовар Е.И. Указ. соч. С. 420.
  • [63] Большой Вашингтон. 2003. № 3 (38). С.43.
  • [64] Казаки зарубежья. С. 16.
  • [65] http://www.russian-inok.org
  • [66] Адамович М. Мы не в изгнаньи, мы в «посланьи» (США) // Шире круг. 2008 №5.
  • [67] Юрьева И., Землякова О. Из истории собрания общества «Родина» // Российский Фонд культуры: Официальный сайт.
  • [68] Казаки зарубежья. С.6.
  • [69] Большой Вашингтон. 2003. № 3 (38). С.6.
  • [70] Там же. 2004. № 4 (39). САЗ.
  • [71] Там же.
  • [72] Там же. 2005. № 6 (41). С.51.
  • [73] Подгорбунский С. Новое открытие «Русской Америки» // Большой Вашингтон: Российско-американский журнал. 2005. № 6(41). С.49.
  • [74] Там же. . 2004. № 4 (39). С.86.
  • [75] Там же. 2003. № 3 (38). С.37.
  • [76] Живет душа Россией... С.29.
  • [77] Святыни Русского зарубежья в США / Отв. ред. и сост. Т.В. Таболина. М., 2006. С. 35-36.
  • [78] «Русский день» в Нью-Йорке // Радио «Свобода». 11 мая 2009 .г.
  • [79] Там же.
  • [80] Там же.
  • [81] Большой Вашингтон. 2005. № 6 (41). С.48.
  • [82] Там же.
  • [83] Там же.
  • [84] Там же. С.50—51.
  • [85] Святославскии А. В. Русские на Североамериканском континенте в XIX — начале XX в. (События, факты и цифры) // Культура Российского Зарубежья. М., 1995. С.116.
  • [86] Пивовар Е.И. Указ.соч. С.436.
  • [87] http://www.rs-gov.ru/node/1535
  • [88] РИА Новости. Вашингтон, 19 апреля.
  • [89] http://www.rs-gov.ru/node/1535 ' Там же.
  • [90] The Russian American Cultural Heritage Center // www.rach-c.org/pages/russian. htm
  • [91] Там же.
  • [92] Беседа с Ольгой Зацепиной, президентом Русско-Американского Культурного Центра «Наследие» // Шире круг. Журнал о соотечественниках и для соотечественников. 2008. № 3. ' Там же.
  • [93] http://www.arizonarussiancenter.us/ArizonaRussianCenter_about_us.html
  • [94] Там же.
  • [95] Шире круг: Журнал о соотечественниках и для соотечественников. 2009. № 1.
  • [96] Там же.
  • [97] Там же.
  • [98] Там же.
  • [99] Там же.
  • [100] Болховитинов Н.Н. Русские ученые-эмигранты (Г.В. Вернадский, М.М. Карпович, М.Т. Флоринский) и становление русистики в США. М., 2005.
  • [101] Русские в Северной Америке. С. 102.
  • [102] В поисках истины. Пути и судьбы второй эмиграции: Сб. статей и документов / Сост. Карпов В. С., Попов А. В., Троицкий Н. А.; Под общ. ред. А. В. Попова; Предисл. В. В. Захарова; Вступ. статья А. В. Попова. М.: РГГУ, 1997.
  • [103] Пронин АЛ. Пути и судьбы «второй» эмиграции // Международный исторический журнал. N16, июль—август 2001.
  • [104] «Совершенно лично и доверительно!» Б.А. Бахметев — В.А. Маклаков. Переписка. 1919—1951. В 3-х томах. Т.1. Август 1919 — сентябрь 1921. М., 2001; Т.2. Сентябрь 1921 — май 1923. М., 2002. Т.З / Под ред. О. Будницкого. М., 2004.
  • [105] Китай и русская эмиграция в дневниках И.И. и А.Н. Серебренниковых, 1919— 1934. В 5 томах. Т.1. «Пока же мы счастливы тем, что ничто не угрожает нам...» / Вступительная статья, подготовка текста, биографический словарь и комм. А.А. Хисамутдинова; Под общ. ред. С.М. Ляндреса. М., 2006.
  • [106] Волкова г.В. Фотография и общество зарубежной России. 1920—1930-е годы. М., 2007. С.34.
  • [107] Попов А. В. Россика в негосударственных хранилищах США // Отечественные архивы. 1996. № 2. С.26.
  • [108] Русские в Канаде (община ) // http://www.canada.ru/imm/russian/
  • [109] Российская газета. Федеральный выпуск №3447 от 6 апреля 2004 г.
  • [110] Соотечественники в США. Нормативные документы. http://www.compatriotsru. com/russian/normativnye-dokumenty
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >