Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История

Россия в пространстве истории

История человечества — это история составляющих человеческое сообщество стран и народов. Каждая страна прошла свой путь исторического развития, в том числе и Россия. История России есть часть всемирной истории. Поэтому историю России можно познать только исходя из задач изучения всеобщей истории человечества.

Ныне одни историки, в основном представители почвенничества, ищут и находят в нашем прошлом, прежде всего, великие военные победы и международное доминирование России, обеспеченные ее державно-государственной мощью. Другие, как правило, приверженцы либеральных ценностей, делают акцент на изъянах многовекового политического устройства страны, его несовместимости с гражданскими свободами, чем объясняют регулярно повторявшиеся в российской истории катастрофы. Но, наверное, надо исходить из того, что в нашей истории было и то, и другое. Были великие победы и великодержавные амбиции, откаты модернизации и катастрофические провалы. Однако в общественном сознании все еще прочно живет привычка к поиску внутреннего врага, поэтому в лагерь «врагов России» зачисляются то революционеры, то либералы, то демократы, то еще кто-то, в зависимости от идеологических воззрений и политических пристрастий историков.

Чтобы наиболее полно представить историю страны, необходимо учитывать следующие основные факторы: I) пространство, территория, географические условия, где происходило становление и развитие этноса; 2) конкретно-историческая эпоха развития;

3) народ, его этнические особенности, характер, волевые способности к преобразованиям, его выдающиеся личности; 4) системообразующие элементы социокультурной общности — государство, политическая и культурная элита, институты. Каждый из этих факторов придает своеобразие истории страны. Так, к примеру, пространство и природная среда, географические и климатические особенности могут ускорять или замедлять темп развития, влиять на общественное разделение труда.

Важный параметр цивилизационного процесса — способность к развитию. Развитие — главное достижение российской истории: относительно мирная колонизация огромного пространства; создание мощной государственности; успешная ассимиляция других народов; формирование сильной экономики и «массового общества», по уровню потребления и благосостоянию уступающего только промышленно развитым странам, но превосходящего все остальные, и т.д. Эти успехи и достижения были обеспечены в относительно сжатые сроки и оплачены высокой ценой.

Но, развиваясь по общеевропейскому пути, Россия в каждый момент своей истории больше походила не на современные ей европейские страны, а на эти страны в прошлом. Поэтому некоторые историки говорят об асинхронности исторического развития нашей страны. Многие важные перемены происходили в России не одновременно с соответствующими переменами в большинстве стран Европы, а с определенным запозданием. Асинхронность исторического процесса России и Западной Европы объясняется как более ранним началом западноевропейского развития в условиях преемственности с античностью, так и различными тормозящими факторами, действовавшими на протяжении многих столетий русской истории.

Большинство современных западноевропейских народов начали свой исторический путь на самой заре средневековья в пределах Западной Римской империи или вблизи от этих пределов, т.е. на уже освоенной культурной территории. Россия же стала выступать из «дописьменного и до государственного мрака» только в IX в., на северо-восточной окраине Европы, в значительном удалении от сложившихся центров культуры. Из других причин стоит отметить и географические особенности Восточно-Европейской равнины, которые обусловили колонизационный процесс в качестве константы российского исторического развития. Резервы и ресурсы внутренней колонизации способствовали росту хозяйства и общественных отношений «вширь», а не «вглубь», замедляя темпы отечественной культурно-исторической эволюции.

Известный историк А.А. Зимин в свое время писал, что первоначально огромные просторы Восточно-Европейской равнины были почти не освоены. На юге в степях появлялись и исчезали орды кочевников, на севере возникали разбросанные кое-где поселения финнов и других северных племен. Становление государственности происходило в условиях страны, только еще колонизирующейся восточными славянами. Этнос формировался в двух своих разновидностях: северорусской (великорусской) и южнорусской (украинской). Варяги и эсты, славяне и печенеги, финны и хазары — все они формировали правящий слой, все входили в состав княжеской дружины полукупцов-полувоинов.

Позднее, с XVIII в., государство, осознав военно-техническое и экономическое превосходство более развитых к тому времени стран Европы, поворачивает огромную страну в русло «догоняющей модернизации»: внедряет мануфактурную промышленность, новую систему вооруженных сил и управления, светскую науку и образование, другие элементы новоевропейской культуры. Однако новые идеи, институты и процессы попали на «социокультурную почву», не вполне подготовленную для их восприятия. В результате императорский период истории России характеризует культурный и психологический разрыв между быстро меняющейся городской культурой и более консервативной культурой деревни. Россия одновременно жила как бы в разных эпохах. Оборотной стороной «догоняющей модернизации» стал рост социальной напряженности между верхами (дворянством и интеллигенцией) и традиционными низами (главным образом, крестьянством).

Обратимся вновь к Зимину. Он пишет, что расхождение между цивилизациями в XVIII и XIX вв. было настолько разительным, что «могло создаться впечатление о двух мирах, живших каждый своею жизнью». Отличия между этими цивилизациями были порождены разными историческими условиями жизни. Дворянская цивилизация была основана на подневольном труде крестьян. Недаром с падения крепостного права начался ее закат. Она могла создавать свои шедевры в усадьбах и парках так же, как греческие философы творили за счет рабов, а американские писатели в плантациях, обслуживавшихся неграми. Крестьянская же цивилизация порождена потом и кровью, повседневными заботами о хлебе насущном, о босоногих несчастных ребятишках. Дворянская цивилизация была вскормлена европейскими учениями. Она не имела реальных корней в российской действительности, была вненациональной. Крестьянская цивилизация — плоть от плоти порождение «матери-сырой земли». Другой наш историк, А.С. Ахиезер, также пишет о разрыве, «социокультурном расколе» между верхом и низом, охватившем всю страну. Отсюда — высокий уровень дезорганизации общества, неэффективность решений, поскольку решения в дезорганизованной среде не могут быть эффективными. А дезорганизация порождает опасность постоянного сползания к катастрофе.

Однако не существует никаких непреодолимых национальных особенностей, которые навсегда обрекают русского человека на невежество, воровство, пьянство, нелюбовь к демократии. Наши особенности — не национального происхождения, а социального. В сталинском колхозе приходилось воровать, потому что иначе умрешь с голода. На советских заводах процветало воровство, потому что государственная собственность в сознании «работяг» была «ничейной». И пресловутое русское пьянство — это социальный феномен, но никак не культурно-цивилизационный. Люди пили и пьют, потому что не видят социальных перспектив, погрязли в борьбе за выживание. Все это можно изжить в хорошо организованной рыночной экономике, в условиях гражданского общества, устоявшегося социального и психологического климата, позволяющего каждому осуществлять свободный выбор. Именно к такому мироустройству сейчас медленно и сложно идет Россия, в трудностях модернизации и реформ преодолевая негативное наследие традиционного общества. А сколько времени это займет — не сможет сказать ни один историк.

Мы по-прежнему плохо и выборочно усваиваем исторические уроки. Наша беда заключается в том, что российская модернизация способствует не столько вхождению России в модерность, сколько укреплению феодально-имперских оснований культурно-цивилизационной системы. Модернизация во имя укрепления империи приводит к перераспределению жизненной энергии человека из сферы повседневности в сферу светских или религиозных мегапроектов, создает мир, где человек лишь подручное средство, а укрепление империи — великая цель.

В 1939 г. Уинстон Черчилль, любитель красного словца, определил Советский Союз, как «секрет, завернутый в тайну, скрывающую в себе загадку». Подобная характеристика во многом применима и к нынешней России. И все же, с каждым историческим циклом некоторый объем качественных перемен «входит» в общество. Ни один из «витков» модернизации не проходит впустую. Недаром исследователи и аналитики все чаще говорят о «личностных ресурсах» развития и в управленческом слое, и в бизнес-классе, и в других социальных слоях и группах. Судя по всему, история развивается по каким-то лишь ей известным законам и «тропам». Исторический опыт модернизации в России и мире свидетельствует, что человеческая история — это непрерывный процесс разрешения одних проблем и создания новых. Мир усложняется — усложняются и проблемы. Мир глобализируется — глобализируются и феномены, ранее носившие локальный характер. Люди постоянно ищут способы их разрешения, но при этом создают новые проблемы.

Вопросы и задания:

  • 1. Расскажите, какие функции выполняет историческая наука, какими методами и принципами она пользуется при изучении исторических фактов и событий.
  • 2. Какие основные категории использует историческая наука? Какие концепции исторического развития Вы можете назвать? Охарактеризуйте их.
  • 3. Зачем нужна периодизация истории?
  • 4. В чем отличия западного и восточного типов цивилизации?
  • 5. Подумайте, чем лично для Вас может быть интересна история России.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы