Нашествие на Русь

Завоевания своего деда продолжил Батый (Бату-хан). В декабре 1237 г. его войска вступили в пределы Рязанского княжества. Скорее всего, это был поход без четко обозначенных целей, смыслом которого являлись грабеж и получение дани, а не захват территории, мало привлекательной для кочевников в силу их образа жизни и хозяйственно-экономического уклада. Границы же вторжения зависели не столько от конкретных замыслов, сколько от степени сопротивления, которое им могло быть оказано. При всей разноречивости в оценках соотношения сил между монголо-татарами и русскими очевидно преимущество первых в уровне организованности, дисциплины и единства, что обеспечило им победу во время похода 1237—1241 гг.

У историков нет единого мнения о численности монгольской армии. Современные исследователи опровергают летописные данные о 600 тыс. человек и полагают, что их было от 30 до 120 тыс. Видимо, в военных действиях против Руси принимало участие примерно 50 тыс. воинов, притом собственно монголов там было не более 10 тыс., а остальные — представители покоренных народов.

Рязань героически оборонялась, но, не получив помощи от других княжеств, пала. После этого была взята и сожжена Москва, а в начале февраля 1238 г. войска Батыя подошли к Владимиру. Столица Северо-Восточной Руси была взята штурмом, а 4 марта на р. Сити, где владимирский князь Юрий Всеволодович попытался собрать все силы, в ожесточенном сражении русское войско было разгромлено. Весной 1239 г. монголы обрушились на Южную, а затем Юго-Западную Русь. В декабре 1240 г. после ожесточенной осады Батый взял Киев. После этого монголы покорили Галицко-Волынскую Русь. Затем они вторглись в Польшу, Венгрию и Чехию. Весной 1242 г. из столицы монгольской империи Каракорума пришла весть о смерти великого хана Угедея, поэтому Батый, так и не изведав поражений, повернул свои войска назад.

Причины поражения русских заключались в политической раздробленности, а также в превосходстве монголов, как в численности, так и в подготовленности войск, в уровне военной дисциплины. В результате нашествия особенно пострадали города, которые, впрочем, уже вскоре были восстановлены. Тем не менее, все это в определенной степени подорвало городские ремесла, затормозило и деформировало развитие товарно-денежных отношений. Разорение городов, обеднение населения, сбор дани в пользу Орды — все это усиливали натурализацию хозяйства, консервировали патриархальность русской деревни.

Нередко основной ущерб, причиненный нашествием, видят в последующем монголо-татарском иге, задержавшем развитие России на 200 лет. Такое представление вытекает из упрошенного понимания исторического процесса как однозначно заданного, который может развиваться либо «вперед», либо «назад», либо стоять на месте. Другое дело, что может измениться направление развития. Именно это и произошло в результате монголо-татарского нашествия и ордынского господства. Оно не столько затормозило, сколько изменило направленность развития Руси. В ее облике стали сильнее проявляться черты «восточного» уклада.

Русь попала в зависимость от монгольского государства, получившего в дальнейшем название Золотая Орда. Основанная Батыем в 1242 г., она была крупнейшим государством средневековья и держала под своим контролем весь Волжский путь. Сами монголы называли это государство «улус Джучи» по имени отца Батыя. Золотая Орда с этнической точки зрения представляла пеструю смесь самых разных народов— монголы, волжские булгары, русские, буртасы, башкиры, мордва, ясы, черкесы и др. Основную массу населения Орды составляли различные тюркоязычные племена и народы, в среде которых уже в XIV в. стали растворяться монголы, забывая свою культуру и язык.

Русские земли непосредственно в состав Золотой Орды не входили. Золотоордынские ханы рассматривали их как политически автономные, имеющие свою собственную власть, но находящиеся в зависимости от Орды и обязанные платить дань — «выход», которую собирали до начала XIV в. баскаки — уполномоченные хана. От дани освобождалось только духовенство. Монголы провели перепись русского населения, чтобы учитывать подворную дань. Однако сопротивление, оказанное им на Руси, вынудило Орду передать в начале XIV в. сбор дани в руки самих русских князей. Дань была обременительной: во-первых, «десятина» — десятая часть всех доходов, во вторых, «тамга» — сбор от занятий ремеслом и торговлей, в третьих, «запросы» — дополнительные сборы. Кроме того, Орда стремилась использовать не только экономический, но и военный потенциал Руси, привлекая русские дружины к участию в войнах против своих противников.

Ордынцы не стремились насаждать своих порядков на Руси. Единственное, что их интересовало — это своевременная и полная уплата дани. Но получение дани во многом зависело от политической стабильности на Руси, которая по-прежнему подвергалась серьезным испытаниям из-за княжеских усобиц. Это заставило Орду активно заняться урегулированием княжеских конфликтов и вылилось в систему ярлыков — права ордынских ханов контролировать передачу наследования княжеских уделов и великого княжения с помощью особых грамот. Помимо поддержания определенной политической стабильности, Орда была также высшей инстанцией, к которой апеллировали князья в своих спорах.

Население Руси нередко поднималось на ордынцев. В 1257 г. произошло восстание в Новгороде в знак протеста против переписи населения. В Новгород приехали Александр Невский и ордынские послы. Последовали жестокие расправы над мятежниками. В 1254 г. жители Галицко-Волынской Руси во главе с князем Даниилом выступили против ордынского военачальника. В 1262 г. восстали жители Владимира, Суздаля, Ростова, Ярославля, Устюга Великого. Одним из самых крупных выступлений против ордынцев было восстание в Твери в 1327 г., вызванное произволом и насилиями баскака Чол-хана, посланным ханом Золотой Орды Узбеком в Тверь для сбора дани. Прибыв в город, Чол-хан изгнал из дворца князя, воины его отряда стали грабить и оскорблять горожан. Попытки тверичей жаловаться князю не имели успеха. По решению вече все ордынцы во главе с Чол-ханом были перебиты. Восстание было подавлено ордынцами только с помощью дружины Ивана Калиты.

К середине XIII в. среди русских князей сложились две группировки. Одна, во главе с великим князем Владимирским Андреем Ярославичем и Даниилом Романовичем Галицким, поддерживаемая князьями западных, наименее пострадавших от нашествия земель, выступала против признания зависимости от Орды. Другая, куда входили в основном князья северо-восточной Руси, склонялась к соглашению с Ордой. Эту же позицию заняла церковь, получившая от завоевателей ряд привилегий и подозрительно относящаяся к расчетам представителей антиордынской группировки на соглашение с западными странами и папской курией, усматривая в этом угрозу католицизма. Политику компромисса с Ордой стал активно проводить в жизнь Александр Невский. Справедливо считая гибельным открытое противостояние ордынцам, он надеялся использовать их в своих интересах, в том числе для борьбы с западной католической опасностью, которая в сознании людей той эпохи воспринималась как угроза православной вере.

Вопрос о степени влияния татаро-монгольского нашествия и ордынской зависимости принадлежит к числу спорных. Существует две основные точки зрения.

  • А). Монголо-татарское нашествие и ордынское иго принесли разорение, гибель людей, задержало развитие, но существенно не повлияло на жизнь, быт и государственность Руси. Эту позицию защищали С. Соловьев, С. Платонов, М. Покровский.
  • Б). Монголо-татары в целом оказали положительное влияние на общественную и социальную организацию русских, на формирование и развитие Московского государства. Впервые эту мысль высказал Н. Карамзин, который считал, что зависимость от Орды способствовала преодолению раздробленности русской земли, созданию единой государственности, подводя русских к мысли о необходимости объединения. Разделяя эту мысль, В. Ключевский выделял еще одну сторону власти ордынского хана над русскими князьями — он полагал, что она выступала для Руси в качестве объединительного фактора и что без арбитража Орды князья уничтожили бы Русь своими усобицами.

Многие современные историки отмечают значительное влияние Орды на русскую жизнь, культуру, язык, общественное устройство. В то же время, они считают, что в результате нашествия и последовавшей зависимости усилилось проявление деспотической тенденции в политической традиции Руси. А уплата дани в условиях низкой продуктивности сельского хозяйства означала почти полное изъятие из сферы производства прибавочного продукта. Соответственно, это побуждало феодалов компенсировать низкие доходы за счет ужесточения эксплуатации зависимого люда. Зависимость от Золотой Орды сдерживала экономическое и культурное развитие русских земель и стала одной из предпосылок оформления крепостнической системы.

Превращение Руси в «улус» Золотой Орды привело к тому, что ее культурно-цивилизационная орбита сдвинулась к Востоку. Русь оказалась под влиянием восточной цивилизации, что сказалось на многих сторонах ее жизни, предопределив культурно-цивилизационный раскол и оформление политической традиции восточного деспотизма.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >