Китай

Открытие Китая для европейцев после Первой опиумной войны (1839—1842) и разгрома китайского флота англичанами означало вступление огромной империи Цин в новый этап своего существования, в период колониализма. К этому времени маньчжурская династия уже пережила период своего расцвета и клонилась к упадку. Поражение цинского Китая в войне было наглядным проявлением этого упадка, а навязанная стране система неравноправных договоров, предоставлявшая иностранному капиталу торговые, таможенные и прочие льготы и привилегии, стала символом нового этапа в ее истории.

Чтобы выплатить контрибуцию, китайское правительство пошло на повышение налогов, основная тяжесть которых пришлась на крестьян. Недовольство налоговым гнетом и в целом властью маньчжуров вылилось в 1850 г. в мощное крестьянское восстание, вошедшее в историю как крестьянская война тайпинов.

Вождем тайпинов стал Хун Сюцюань (1814—1864). В начале 40-х гг. в Гуанчжоу он сблизился с христианскими европейцами-миссионерами и проникся их идеями. Из христианства Хун взял, во-первых, идею о высшем едином Боге, чьим пророком он вскоре стал себя воспринимать, во-вторых, близкую китайской традиции идею о социальном равенстве и справедливости, которую он отождествлял с принципом «тайпин» (равенство, благоденствие). Отсюда — создать государство Тайпин тяньго («Небесное государство великого благоденствия»).

В 1851 г. восставшие крестьяне захватили юг Китая и объявили о создании нового государства. Сам Хун был провозглашен императором, а его полководцы получили титулы князей. Таким образом, движение тайпинов, как это не раз случалось с крестьянскими восстаниями в Китае, обрело очертания привычной для империи бюрократической структуры. Руководители движения получили княжеские титулы, обзавелись дворами и гаремами, начали борьбу между собой за власть.

Два года спустя тайпины захватили Центральный Китай, превратив город Нанкин в свою столицу. Все эти события и явная неспособность маньчжурской династии справиться с движением начинают беспокоить европейские державы, лишь недавно открывшие двери Китая для колониального капитала. Осенью 1856 г.

англичане высадили войска в Гуанчжоу. Начинается Вторая опиумная война (1856—1860). Китай вновь потерпел поражение, после чего вынужден был открыть еще 5 портов на побережье и 3 порта на реке Янцзы. После этого европейцы активизируют свою помощь маньчжурам в борьбе с тайпинами. В 1864 г. начался штурм Нанкина. Около 100 тыс. человек — жителей города — погибли. Сам Хун покончил с собой.

В целом после опиумных войн и помощи со стороны Англии, Франции и США в подавлении восстания тайпинов Китай превратился в полуколонию Запада. Во второй половине XIX в. влияние Англии в Китае стало преобладающим. Во главе китайских морских таможен в должности генерального инспектора с 1859 г. состоял англичанин. Ведущее влияние на банковский сектор китайской экономики, денежное обращение и кредит оказывал Гонконгско-Шанхайский банк, основанный англичанами в 1864 г. В руках англичан было пароходство по реке Янцзы. Морская торговля между Китаем и Европой осуществлялась на английских судах. Наряду с англичанами, свое влияние на Китай стремились распространить и другие державы. В конце века после войны с Китаем Япония захватила остров Тайвань и Ляодунский полуостров в Желтом море. Франция и Германия активизировали свои усилия на юге Китая. Маньчжурия стала сферой исключительного влияния России. Таким образом, к концу века территория Китая была поделена на сферы влияния между различными державами. Китаю все больше грозили утрата суверенитета и расчленение.

Массовое недовольство политикой правящей династии Цин находило выход в растущем движении против нарастающего европейского влияния. Недовольство «заморскими дьяволами», «варварами» становилось все более широким и вылилось в движение против европейских миссионеров. С лета 1898 г. под лозунгом «Поддержим Цин, уничтожим иностранцев» повстанцы разрушали христианские церкви и дома миссионеров, преследовали принявших христианство китайцев, а заодно громили лавки иностранных торговцев, помещения консульств в торговых центрах.

Ощущая поддержку населения, цинское правительство в конце 1898 г. встало на более жесткие позиции по отношению к иностранцам. Обстановка в Пекине становилась все более накаленной. Иностранные миссии ввели в город вооруженные отряды для охраны. В Пекине и по всей стране распространились слухи о предстоящей расправе с иностранцами, а также листовки, в которых высмеивались европейцы, особенно миссионеры. Возглавило движение общество «Ихэтуань» (Отряды справедливости и мира), идеологическая основа которого восходила к даосско-буддийским верованиям, традиционным приемам китайского кулачного боя, за что восставшие получили в европейской прессе наименование «боксеров».

Выступления ихэтуаней начались в провинции Шаньдун в 1898 г. и были направлены против немецких миссионеров, солдат и специалистов, намечавших трассу железной дороги. Местные власти пытались навести порядок, но движение, несмотря на это, ширилось. В 1899—1900 гг. оно переместилось в столичную провинцию. Весной 1900 г. на совещании посланников держав было принято решение направить в Пекин дополнительный контингент войск для охраны миссий. Кроме того, в адрес цинского правительства были направлены заявления угрожающего характера, которые 17 июня были подкреплены захватом крепости Дагу близ Тяньцзиня сводным отрядом иностранных войск, что фактически означало объявление войны.

В подобной ситуации императрица Цыси решила поддержать ихэтуаней и использовать подходящий момент для того, чтобы дать отпор европейским державам. Императрица открыла ворота Пекина перед ихэтуанями, а также ввела в город регулярную армию, солдаты которой были резко настроены против иностранцев. 11 июня в Пекине солдаты убили на улице советника японского посольства, 20 июня — немецкого посланника. Вскоре по всей стране началось истребление иностранцев. Великие державы приступили к ответным действиям. Объединенный отряд войск Англии, США, Германии, Японии, России, Франции, Италии и Австро-Венгрии разбил ихэтуаней и в августе 1990 г. взял Пекин. С восстанием было покончено.

Восстание ихэтуаней было последней попыткой сохранить устои традиционного общества, выступлением исчезающей старой традиционной структуры в свою защиту, против вмешательства «чужаков». Традиционный Китай оказался слабым не потому, что восставшие были плохо вооружены, хотя это тоже сыграло свою роль. Слабость его определялась совокупностью многих причин и не в последнюю очередь тем, что империя находилась на нисходящей ветви своего цикла. Внутренняя коррупция и произвол в стране достигли таких размеров, что уже не было единого стержня, политики, вокруг которой могли бы сплотиться все. Страну раздирали противоречия, верхи страшились невежественных низов и не доверяли им, а низы, в свою очередь, презирали верхи за разложение, приспособленчество, готовность сотрудничать с колонизаторами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >