ПРЕДИСЛОВИЕ

В русской уголовно-юридической литературе имя Листа пользуется заслуженной известностью. Мы не встретим в нашем отечестве такого писателя, который, излагая вопросы уголовного права, обходился бы без знакомства с трудами этого ученого, и нет у нас ни одного новейшего сочинения по уголовному праву, в котором бы имя Листа не занимало почетное и нередко первое место. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на почтенные труды наших выдающихся русских криминалистов — Н.Д. Сергеевского, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого и многих других. Один из наших известнейших профессоров уголовного права является серьезным защитником идей Листа, положив их в основание своих исследований (см.: Фойницкий И.Я. «Учение о наказании в связи с тюрьмоведением» и другие работы того же автора). В свою очередь, иЛист выделяется из числа западных ученых тем, между прочим, что интересуется трудами русских писателей, что трудности русского языка, являющиеся обычной причиной незнания иностранцами русской литературы, его не останавливают и что мнения русских писателей цитируются в его трудах так же добросовестно, как и мнения итальянцев, французов, голландцев и других. Если ко всему этому мы прибавим то, что Лист принимал живое и самое деятельное участие в критическом разборе проекта нового русского уголовного уложения, то придем к убеждению, что из современных западных ученых наиболее близко стоит к русской науке уголовного права профессор Лист.

Неутомимая энергия и желание распространить новые веяния в уголовно-правовой области далеко за пределы Германии характеризуют Листа и выставляют его в привлекательном свете. Его усилиями призван к жизни известный «Международный союз уголовного права», насчитывающий в числе своих членов ученых, практиков и людей, интересующихся вообще общественными вопросами, со всех концов мира. Его, затем, инициативе обязано своим существованием чреватое будущими своими практическими последствиями дело издания сравнительного уголовного законодательства всех стран. Наконец, стараниями его же создана в Галле специальная семинария уголовного права, двери которой открыты для всех желающих усовершенствоваться в науке уголовного права и перейдя порог которых каждый встретит единственную в своем роде специальную библиотеку и просвещенное, сердечное отношение самого директора этого института.

Ввиду всего сказанного представляется вполне естественной попытка изложить на русском языке одну из работ Листа и доставить, таким образом, возможность пользоваться ею тем из русских читателей, которым иностранные труды недоступны.

з

К сожалению, однако, тогда как в русской литературе имеются уже в переводе порою значительно устарелые труды некоторых западных ученых— Бернера, Гольтцендорфа, Глазера, Миттермайе-ра, Стивена, а из более новых — Тарда, Ломброзо, из работ Листа на русском языке не изложена до сих пор еще ни одна.

Восполнить этот пробел хоть отчасти мы и имеем в виду.

Предлагая настоящую работу благосклонному вниманию читателей, мы позволяем себе надеяться, что избавляем их от необходимости рыться в специальных иностранных журналах, в которых она помещена на немецком языке, и вместе с тем выражаем наши чувства признательности самому профессору Листу, учиться под руководством которого мы имели одно время счастье.

Имея в виду, что настоящая книга предназначается нами не только для специалистов (которым доступны, конечно, те же очерки в немецком их издании), но и для той, вообще, части интеллигентной читающей публики, которая интересуется вопросами общественными, мы сочли себя вправе несколько смягчить или ослабить в предлагаемых ниже очерках чисто научный элемент в интересах наибольшей их популяризации. Для этого мы нашли нужным, во-первых, отказаться от многих выносок и ссылок в оригинале как на тексты законов разных стран, так и на мнения писателей и, во-вторых, совершенно устранить, сохранив общие выводы, цифровые данные уголовной статистики и те части трактата, которые по своему чисто местному характеру или по обстоятельствам времени, их к жизни призвавшим, не могут представлять существенного интереса для русских читателей.

Но именно ввиду этих сокращений мы считаем безусловно необходимым в самом начале же работы выяснить исходные точки зрения автора, что поможет читателям ориентироваться в дальнейшем изложении и освоиться с развиваемыми там идеями.

Приводимое же в конце настоящего предисловия письмо к нам автора укажет читателям на то значение, какое он сам приписывает предлагаемому трактату, и на чувства, испытываемые им ввиду изложения на русском языке одной из его многочисленных работ.

Выяснить отправные точки зрения автора мы можем на основании тех идей, которые развиваются им в различных изданиях учебника по уголовному праву (см.: Von Liszt. — Lehrbuch, 1884, 1891).

В глазах Листа уголовное право призвано к выполнению жизненной цели: бороться с врагом общественного благополучия — с преступлением и сразить его. Бороться с ним необходимо, потому что, если оставить в стороне прежние метафизические теории, все право существует ради людей и для того, чтобы доставить их жизненным интересам достаточную охрану. Прежнее уголовное право, имевшее под собой метафизическую почву, не могло и думать о борьбе с преступлением, с преступностью вообще: оно было чуждо жизни, не обращало внимания на главное — на причины или факторы, порождающие преступление. Обращать же на них внимание необходимо, но это возможно только тогда, когда существует здоровая уголовная политика.

Уголовная политика рекомендует государству вести борьбу с преступлением на началах рациональных и путем таких карательных средств, которыми бы достигалась не одна, а многие карательные цели в зависимости оттого — каков преступник, к какой категории правонарушителей он принадлежит, каковы его индивидуальные особенности и каковы, вообще, факторы его внутреннего, личного состояния преступности.

Факторы последнего, по Листу, бывают трех родов: 1) физические, 2) общественные, 3) индивидуальные.

В первую категорию входят условия космические, во вторую — все те, которые коренятся в общественной жизни, в третью — те, которые находятся в живой, индивидуальной личности преступника и распадаются на условия: а) прирожденные, б) приобретенные, в) случайные. На основании этих оттенков, в природе индивидуальных факторов лежащих, Лист делит преступников на следующие три класса: 1) преступники прирожденные, 2) случайные, 3) привычные — исправимые и неисправимые.

Таким образом, задачи уголовной политики сводятся к выработке рациональных начал борьбы с каждым из указанных классов преступников. При этом в отношении условий преступности космических общество беспомощно; борьба с общественными условиями есть дело социальной политики, а борьба с индивидуальными условиями есть дело уголовного права и предмет забот карательной государственной деятельности. Для этой цели и существует наказание. С точки зрения последнего, правопорядок, стремящийся водворить мир, обеспечить людям охрану их жизненных интересов, правовых благ, является боевым порядком. Он стремится сокрушить восставшую против него отдельную волю, почему и наказание как орудие борьбы с преступлением получает смысл принуждения. Принуждение может быть психическим или посредственным (Motivation) или механическим — непосредственным (Gewalt). Путем первого рода принуждения достигаются: исправление как создание мотивов общественных—в широком смысле слова, устрашение — в смысле создания и укрепления мотивов эгоистических; путем второго рода принуждения достигается одна основная и в высшей степени важная, с точки зрения предложенного взгляда на миссию уголовного права, цель. Если право, вообще, существует ради людей, для обеспечения их жизненных интересов и правовых благ, то миссия уголовного права резюмируется в усиленной охране особенно важных и особенно в ней нуждающихся интересов. Вот почему цель, принуждением второго рода достигаемая, состоит в отделении людей вредных от всех прочих, в лишении первых всякой возможности вредить вторым (Selection). Уголовная политика рекомендует извлекать всевозможную пользу из гибкой природы наказания и поставить борьбу с преступностью в зависимость от отдельного случая.

Таковы в общих чертах основные, отправные точки зрения автора нижеследующих очерков. Последние представляют, по-види-мому, попытку доказать практическую пригодность требований уголовной политики. Необходимым дополнением всего изложенного является последняя глава настоящей работы, где автор несколько подробнее и общим образом останавливается на научной стороне вопроса и на возможных последствиях принятия во внимание новых уголовно-политических доктрин. Эта глава представляет особенный интерес, потому что в ней автор в самое последнее время снова формулировал свои взгляды и попытался занять ясное в науке место среди враждебных друг другу, особенно в последнее десятилетие, направлений в уголовном праве.

В заключение позволяем себе привести здесь письмо к нам автора по поводу предложенного нами изложения на русском языке настоящей работы. Содержание этого письма следующее:

«С чувством глубокой признательности узнал я о желании Вашем предпринять изложение на русском языке моих «Задач уголовной политики». Считаю нелишним сказать здесь по этому поводу несколько слов.

Со времени появления первых глав «Задач» наука наша, успевшая усвоить главные воззрения, разработанные в настоящем труде, не могла, конечно, в своем неудержимо-поступательном движении не поколебать устойчивости некоторых моих отдельных и частных взглядов и суждений. Но, не настаивая на них, я, однако, полагаю необходимым заявить, что основная моя точка до сих пор остается неизменной. Может быть, по этой причине мне позволено будет приписать своей работе значение чисто историческое — в том смысле, что она, исчерпывая и объединяя различные мнения о нашем предмете других авторов, является первой попыткой развить в основных чертах уголовно-политическую программу недалекого будущего. Такой именно характер этой работы может, думается мне, предохранить ее от забвения.

Ваше предприятие осуществляет для меня возможность непосредственной беседы с русскими читателями и в особенности более тесного общения с русскими криминалистами, своими талантами и энергией внесшими немалую лепту в сокровищницу нашей науки.

Примите и проч.

Профессор, Д-р Франц фон Лист.

Галле, 26 октября 1894 г.»

Работы профессора Л иста под указанным заглавием выходили в свет в течение нескольких лет, а именно с 1888 по 1894 год, и помещались в издаваемом им уголовно-юридическом журнале «Zeitschriftfurdiegesamte Strechtswissenschaft», а также и в известиях международного союза уголовного права — «Bulletin de I’Union Internationale de Droit penal».

Б. Гурвич

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >