Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Бюджетное устройство России

СУБЪЕКТЫ БЮДЖЕТНОГО ПРАВА КАК СУБЪЕКТЫ, ЗАДЕЙСТВОВАННЫЕ В РЕАЛИЗАЦИИ ЭЛЕМЕНТОВ БЮДЖЕТНОГО УСТРОЙСТВА РОССИИ

Характеристика субъектов права является одним из важнейших вопросов юридической науки, применительно к настоящей работе - бюджетно-правовой теории. Внимание к данному вопросу было обращено еще в «советский» период российской науки[1]. И в настоящее время концепция субъектов бюджетного права, как и субъектов финансового права в целом, не потеряла актуальности[2]. Столь значительный интерес обусловлен возложением на них бремени непосредственной реализации элементов бюджетного устройства, бюджетного метода ведения государственного хозяйства, «вне которого» государство не может существовать, исполнять свои задачи и функции.

Традиционно субъектами бюджетного права признаются субъекты, наделенные бюджетной правосубъектностью, позволяющей им участвовать в правоотношениях, связанных с реализацией элементов бюджетного устройства. Согласно теории права, правосубъектность - это способность быть субъектом права, она складывается из трех элементов: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Правосубъектность субъектов бюджетного права носит специальный характер. Их правоспособность означает способность иметь бюджетные полномочия в связи с осуществлением бюджетной деятельности государства и муниципальных образований, служит условием вступления субъектов в бюджетные правоотношения. Бюджетная дееспособность - способность реализовывать бюджетные права и нести юридические обязанности, в результате чего возникают юридически значимые последствия. Бюджетная деликтоспособность - производная от бюджетных полномочий способность нести юридическую ответственность за свои действия. Отсюда бюджетная правосубъектность как определяющая характеристика субъектов бюджетного права представляет собой основанную на нормах бюджетного права способность выступать субъектом бюджетного права, т.е. осуществлять в связи с реализацией элементов бюджетного устройства бюджетные полномочия, нести ответственность.

Субъекты бюджетного права России объединяются в две группы: а) коллективные субъекты (органы государственной власти и местного самоуправления, Банк России, казенные учреждения, государственные внебюджетные фонды); б) публично-правовые образования. Коллективные субъекты - организованные, обособленные группы людей, наделенные бюджетными полномочиями, выступающие как единое целое[3]. К публично-правовым образованиям относятся государство и входящие в его состав публично-правовые образования, исходя из государственного устройства (Российская Федерация, а также субъекты РФ, муниципальные образования).

Круг субъектов бюджетного права России разнороден, различается их роль в реализации элементов бюджетного устройства, обусловленная содержанием бюджетных полномочий.

Например, государственные внебюджетные фонды «наделены» бюджетами, которые наряду с бюджетами публично-правовых образований входят в бюджетную систему Российской Федерации; имея организационно-правовую форму юридических лиц, они выступают в качестве участников бюджетного процесса. Иные субъекты бюджетного права - казенные учреждения - также выполняют ряд важных для бюджетного устройства функций, будучи участниками бюджетного процесса (администраторы доходов бюджета; получатели бюджетных средств; главные распорядители и распорядители средств соответствующего бюджета) (по анализу ст. 6, 20, 152, 158, 160.1-162 БК РФ).

В российской литературе различных периодов неоднократно поднимался вопрос о возможности рассмотрения физических лиц в качестве субъектов бюджетного права - в аспекте получения ими средств из бюджета[4]. Применительно к действующему законодательству дискус-сионность данного вопроса отчасти объясняется смыслом законоположений: ст. 78 БК РФ предусматривает предоставление из бюджета субсидий физическим лицам. Это ставит вопрос: возможно ли физических лиц рассматривать в качестве субъектов бюджетного права - получателей бюджетных средств?

С принятием Федерального закона от 26 апреля 2007 г.[5] вопрос относительно субъектов бюджетного права, имеющих статус получателей бюджетных средств в соответствии с бюджетным законодательством России, разрешен окончательно. Согласно ст. 6 БК РФ в редакции названного Закона, получатели бюджетных средств - это органы государственной власти, управления государственным внебюджетным фондом, местного самоуправления, находящиеся в ведении главного распорядителя (распорядителя) бюджетных средств казенные учреждения, имеющие право на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств за счет средств бюджета. Остается открытым вопрос относительно использования бюджетных средств (соответственно, ответственности) иными субъектами: бюджетными и автономными учреждениями, которым законодательство России допускает выделять средства из бюджета[6]. Субъекты, признанные БК РФ получателями бюджетных средств, в таком качестве выступают участниками бюджетного процесса, соответственно, несущими обязанности использовать средства бюджета по целевому назначению. БК РФ в действующей редакции не признает физических лиц в качестве получателей бюджетных средств.

Проблему определения роли физических лиц в развитии бюджетных отношений в значительной степени разрешают понятия «расходные обязательства», «денежные обязательства» и др. По определению ст. 6 БК РФ, денежные обязательства - это обязанности получателя бюджетных средств уплатить бюджету, физическому и юридическому лицу за счет средств бюджета денежные средства. Исходя из буквального толкования ст. 6 БК РФ, бюджетные средства предоставляются физическим и юридическим лицам в результате исполнения обязанностей уполномоченных получателей бюджетных средств, минуя необходимость наделения физических и юридических лиц статусом «получателей бюджетных средств». Как подчеркнул В. В. Бесчеревных, граждане и организации не могут выступать субъектами бюджетных отношений, так как «не принимают непосредственного участия в стадиях бюджетного процесса»[7]. Средства бюджета предоставляются физическим и юридическим лицам частно-правового статуса в рамках гражданско-правовых, трудовых правоотношений, правоотношений социального обеспечения и др. Отсюда следует некорректность рассмотрения указанных лиц в качестве субъектов бюджетных правоотношений, субъектов бюджетного права России.

Основными субъектами бюджетного права России являются именно публично-правовые образования - государство, муниципальные образования - выступающие в лице уполномоченных органов власти и управления. Иные субъекты могут быть тем или иным образом связаны с бюджетной деятельностью (получение средств из бюджета, участие в бюджетном процессе И Т.Д.).

Отмеченное объясняется следующими доводами. Субъект - носитель целесообразной деятельности, сознательного действия, действующий по своему усмотрению и желанию. С точки зрения юридической науки субъектом правоотношения является тот, кто в конкретном правоотношении осуществляет права и обязанности[8]. Следовательно, субъекты, задействованные в реализации элементов бюджетного устройства, должны отвечать следующим признакам: быть непосредственными носителями цели бюджетной деятельности; реализовывать полномочия, вытекающие из поставленных целей и затронутых интересов.

Цель и интерес выступают характеристиками субъекта, выявляющими его потребности, показывающими, какие действия способствуют сохранению его статуса как совокупности полномочий. Функционирование бюджетного устройства связано с интересами и целями государства в целом, выступает сферой реализации его суверенных полномочий как субъекта публичного права. Поэтому интерес, проявляющийся в рамках правоотношений, обеспечивающих реализацию элементов бюджетного устройства, носит государственно значимый характер. Он выходит за рамки «заинтересованности» отдельных субъектов бюджетного права - органов государственной власти и местного самоуправления, казенных учреждений и др., - сформированных государством, осуществляющих полномочия от лица государства (муниципальных образований) в рамках бюджетной деятельности. Бюджетная деятельность государства основана на функционировании бюджетного фонда, являющегося частью казны (собственности) публично-правовых образований разных уровней, согласно ст. 214, 215 ГК РФ. Правоотношения, обеспечивающие реализацию элементов бюджетного устройства, предполагают реализацию государством и муниципальными образованиями статуса собственника публичных ресурсов. Поэтому бюджетное устройство связано с достижением целей и реализацией интересов удовлетворения потребностей государства, вытекающих из «свойств государственной жизни», не зависящих «от случайной прихоти власти»[9] [10]. Отмеченное подтверждает то, что в качестве основных субъектов, деятельность которых позволяет реализовать элементы бюджетного устройства, следует рассматривать именно государство и муниципальные образования, объединяемые понятием «публично-правовые образования».

Понятие «публично-правовое образование» является сравнительно новым для российского законодательства , но не для финансовоправовой теории. В литературе различных периодов также употребляются термины «общественно-территориальное образование»[11], «политико-территориальное образование»[12], «общественное образование»[13], «административно-территориальная единица»[14], «публично-территориальное образование»[15]; «территориальное образование»[16]. Как отмечалось, понятием «публично-правовые образования» охватывается государство в целом и входящие в его состав территориальные образования (муниципальные образования и др.).

Выделение публично-правовых образований в качестве самостоятельных субъектов права обусловлено делением территории государства на отдельные части в целях реализации суверенных полномочий, децентрализации власти (в основном специфично для модели бюджетного устройства федеративных государств). Отсюда в теории финансового права России признано, что государство является субъектом бюджетного (финансового) права не только в целом, но и в своих «частях»[17]. Это определяет особенности бюджетного устройства Российского государства, реализации требований к его элементам публично-правовыми образованиями различных уровней.

Деление территории государства на указанные «части», наделенные правовым статусом, самостоятельностью участия в соответствующих общественных отношениях, охватывается юридическим подходом к классификации публично-правовых образований. В зависимости от степени политико-правовой самостоятельности различаются государственные образования (государство - Российская Федерация, субъекты РФ) и административно-территориальные единицы (муниципальные образования). Такой подход актуален в основном для государств с федеративным устройством. В унитарных государствах входящие в их состав публично-правовые образования самостоятельности практически не имеют, на что обращалось внимание в гл. 1 работы.

Следует констатировать существование наряду с общим статусом субъектов права статуса «специального», применимого к сфере установления и функционирования бюджетного устройства - «бюджетноправового». Бюджетно-правовой статус публично-правового образования - это составная часть его правового статуса, обусловленная ролью в бюджетной деятельности государства, реализацией правовых требований бюджетного устройства конкретного государства. Правовой статус включает права и обязанности (полномочия), юридические гарантии, интересы, предметы ведения, юридическую ответственность, правовые принципы и т.д.

Для характеристики статуса публично-правовых образований используется и термин «бюджетная компетенция»[18]. Содержание этого термина также оценивается неоднозначно. «Компетенция» охватывает предметы ведения[19] [20], функции', основные направления деятельности субъекта права[21]. В компетенцию входят права и обязанности (полномочия) субъектов, составляющие «ядро» их правового статуса. Поэтому предлагается рассматривать бюджетную компетенцию в аспекте прав и обязанностей.

В целях нашего исследования требуется освещение тех содержательных характеристик бюджетно-правового статуса публичноправовых образований, которые выявляют особенности их участия в отношениях, обеспечивающих реализацию элементов бюджетного устройства Российского государства, отвечают специфике российской концепции бюджетного устройства. Такими характеристикам, на наш взгляд, выступают интересы, права и обязанности указанных субъектов.

Интересы, будучи составляющей правового статуса, заслуживают внимания как факторы, определяющие содержание полномочий субъектов права. Значение интереса в реализации полномочий субъектов различных отраслей права подчеркивается многими учеными[22]. Согласно одной из концепций, интерес субъекта обуславливает смысл, целевую направленность его поведения (Р. Иеринг)[23]. Несмотря на то что подобная трактовка интереса поддерживается цивилистами, мы считаем уместным учитывать ее при исследовании публичных интересов субъектов, задействованных в реализации элементов бюджетного устройства. Это объясняется имущественным характером многих финансовых правоотношений, позволяющим в ходе их исследования в известной степени учитывать выводы гражданско-правовой науки.

Реализация элементов бюджетного устройства, как отмечалось, связана с реализацией интересов государства в целом. В общем виде эти интересы заключаются в формировании и функционировании централизованных денежных фондов - бюджетов бюджетной системы в целях финансового обеспечения задач и функций государства на различных территориальных уровнях посредством сосредоточения доходов и осуществления расходов. Трактуемые в общем виде интересы публичноправовых образований проявляются в бюджетных правоотношениях различных видов. Например, применительно к межбюджетным отношениям в российской финансово-бюджетной практике интересы заключаются в выравнивании уровня бюджетной обеспеченности субъектов РФ и муниципальных образований, «доставлении» средств для пополнения их бюджетов для финансирования государственных и муниципальных услуг.

Бюджетное законодательство, не оперируя понятием «интерес», наделяет публично-правовые образования теми правами, которые соответствуют их интересам, - публичным интересам территориального характера. Например, из ст. 131 БК РФ следует право субъектов РФ получать дотации из федерального бюджета, отвечающее их заинтересованности в бюджетной обеспеченности. Пункт 7 ст. 131 БК РФ предусматривает право субъектов РФ получать дотации с учетом факторов, влияющих на уровень их бюджетной обеспеченности. Установленное правомочие отвечает интересам публично-правовых образований, нуждающихся в повышенном объеме ресурсов под влиянием социально-экономических, климатических, географических и иных условий. Наделяя участников бюджетных отношений правами, соответствующими их интересам, закон накладывает ограничения на их деятельность в виде обязанностей (целевое использование средств бюджета, принятие бюджета в срок и др.), соблюдение которых обеспечивается контролем финансовой дисциплины (по анализу ст. 38, 130; п. 4, 6, 7 ст. 131; п. 1 ст. 132; ст. 136; п. 1 ст. 139 БК РФ). Пределы этого ограничения также обусловлены особенностями юридической конструкции модели бюджетного устройства. В федеративных государствах (Российская Федерация) публично-правовые образования наделены значительной самостоятельностью в бюджетной сфере, подкрепляемое также возможностью получать поддержку вышестоящего бюджета, «ограничения» их статуса не так значительны, как в унитарных государствах.

Приведенные примеры подтверждают, что интересы и потребности публично-правовых образований, реализуемые в рамках правоотношений в сфере бюджетного устройства, взаимосвязаны. Влияние потребностей на поведение и интересы субъектов отмечено и в литературе[24]. В свою очередь, потребности порождаются условиями жизнедеятельности субъектов. Применительно к особенностям публично-правовых образований «условия» заключаются в их территориальной протяженности, социально-экономических, географических, климатических и иных признаках, учитываемых при расчете бюджетной обеспеченности (п. 6 ст. 131 БК РФ). Эти «условия» предопределяют различия потребностей населения публично-правовых образований в «общественных благах» и услугах, создают необходимость разработки целевых программ, учитываемых при формировании и использовании бюджета. В федеративных государствах, в том числе в России, субъекты федерации и муниципальные образования имеют полномочия принимать и реализовывать «свои» целевые программы в соответствии со своими потребностями. В унитарных государствах практика «территориальных» целевых программ ограничена общегосударственным регулированием, в централизованном порядке фиксирующем потребности в осуществлении доходов и расходов на территориальных уровнях. Это наводит на мысль, что модель бюджетного устройства федеративного государства является моделью, позволяющей наиболее достоверно зафиксировать интересы и потребности конкретных публично-правовых образований (при условии, что они в целом совпадают с функциями и задачами конкретного государства), сформировать «территориальное» правовое регулирование, оптимально регулирующее бюджетную деятельность в пределах конкретных территорий. Иными словами, если модель бюджетного устройства федерации максимально позволяет учесть территориальные интересы публично-правовых образований в ходе бюджетно-правового регулирования, установления и реализации элементов бюджетного устройства в том или ином содержании, то модель бюджетного устройства унитарного государства основана на «подведении» территориальных интересов под общегосударственные. Звено территориальные «потребности» и «интересы» (финансовые, бюджетные) теряется в модели бюджетного устройства унитарного государства, охватываясь таковыми общегосударственного уровня.

Таким образом, выстраивается система факторов, предопределяющих содержание правового статуса публично-правовых образований как субъектов, задействованных в реализации элементов бюджетного устройства Российской Федерации: характеристики публично-правовых образований - субъектов РФ, муниципальных образований, Российской Федерации в целом (географические, климатические, социальноэкономические, традиции и др.) - потребности (нуждаемость в денежных средствах для формирования конкретного бюджета бюджетной системы и др.) - интересы - бюджетные полномочия, предусмотренные законодательством (законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов РФ, бюджетными нормативными правовыми актами муниципальных образований).

Отмеченное позволяет сформулировать вывод о значении интереса как элемента правового статуса публично-правовых образований, реализуемого ими в связи с функционированием бюджетного устройства России. Проявляющиеся в бюджетных правоотношениях интересы носят публичный характер, что отвечает публично-правовому содержанию категории «бюджетное устройство государства». Интересы публичноправовых образований, «допускаемые» для реализации в соответствии с особенностями государственного устройства России, в известной степени предопределяют содержание их полномочий в бюджетной сфере - в том числе установление бюджетно-правового статуса вследствие реализации требований к разграничению предметов ведения. Бюджетное законодательство России наделяет субъектов РФ и муниципальные образования правами, необходимыми для реализации требований элементов бюджетного устройства на территориальных уровнях, но и накладывает ограничения в виде обязанностей, связанных с соблюдением требований пределов бюджетной компетенции, финансовой дисциплины, обеспеченной бюджетным контролем (глава 2 БК РФ). Отсюда в конечном счете формирование правового положения субъектов в бюджетной сфере обусловлено сложившимся бюджетным устройством.

От того, «уловит» ли законодатель интересы субъектов правоотношений, зависит качество правового регулирования, четкость правового статуса субъектов. По мнению представителей теории права, без четкого установления субъективных прав и обязанностей нельзя говорить о высоком уровне правового регулирования, поскольку особенность правового регулирования как раз и заключается в их установлении[25]. В связи с этим охарактеризуем подробнее бюджетные права и обязанности публично-правовых образований.

Субъективное право трактуется как предусмотренная законом мера дозволенного поведения, проявляющегося в формах: активное поведение; требование от обязанного лица совершить активные действия, воздержаться от действий; защита прав[26]. Применительно к публичноправовым образованиям - субъектам бюджетного права России - такие формы поведения проявляются следующим образом (на примере межбюджетных отношений). Российская Федерация уполномочена предоставлять межбюджетные трансферты субъектам РФ (активные действия). Предоставляя бюджетные средства, она имеет право требовать от субъектов РФ в лице уполномоченных органов власти соблюдения установленных законом условий (требование действий). Должная реализация этих форм поведения подкрепляется защитными механизмом обеспечения финансовой дисциплины (приостановление выделения бюджетных средств, бюджетный контроль, привлечение к ответственности И Т.Д.).

Юридическая обязанность - это установленная законом мера должного поведения, обеспеченная применением принуждения. Как и юридически возможное поведение, юридическая обязанность имеет несколько форм проявления: активные действия; пассивное поведение; соблюдение требований управомоченных лиц; обязанность нести юридическую ответственность при наличии состава правонарушения. Например, на публично-правовые образования возложены расходные обязательства, заключающиеся в обязанностях предоставления бюджетных средств юридическим лицам, органам государственной власти, органам местного самоуправления, иным субъектам. Соответствующие обязанности реализуются за счет активного поведения уполномоченных на использование бюджетных средств субъектов. Расходные обязательства публично-правовых образований в составе Российской Федерации разнообразны, соответственно, разнообразны и сферы реализации соответствующих обязанностей (ст. 6, глава 11 БК РФ). Пассивное поведение выражается в соблюдении субъектами отношений нормативных требований воздержаться от совершения тех или иных действии (недопустимость изъятия в течение финансового года дополнительных доходов, экономии по расходам бюджетов, полученных в результате эффективного исполнения бюджетов, и т.д.). За нарушение бюджетного законодательства виновные субъекты привлекаются к ответственности.

Бюджетное нормотворчество и практика России стоят на том, что юридические права и обязанности публично-правовых образований, реализуемые в бюджетных отношениях, в большинстве случаев совпадают[27]. Это объясняется тесной связью прав с задачами и функциями государства, что делает обязательной их реализацию. Имеет место так называемое «позитивное» обязывание как одна из сторон проявления императивного метода регулирования отношений в сфере бюджетного устройства. Право публично-правового образования на бюджет подразумевает одновременно его обязанность рассмотреть и утвердить правовой акт о бюджете, так как при отсутствии бюджета невозможно осуществлять государственные и муниципальные расходы. Предоставление межбюджетных трансфертов также является не только к правом, но и обязанностью публично-правовых образований. Государство стремится обеспечить экономическое благосостояние и целостность территории, эффективно исполнять задачи и функции как на общегосударственном -федеральном, так и территориальных уровнях, чему способствует распределение денежных средств в режиме межбюджетных отношений.

Подход совпадения прав и обязанностей публично-правовых образований прослеживается в законодательстве. Исходя из ст. 31 БК РФ, за

мы РФ, права и обязанности «совмещены»: «Принцип самостоятельности бюджетов означает: право и обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления самостоятельно обеспечивать сбалансированность соответствующих бюджетов и эффективность использования бюджетных средств; право и обязанность ...самостоятельно осуществлять бюджетный процесс...»

Однако представители российской науки различных периодов указывают на существование «раздельных» прав и обязанностей субъектов финансового права[28]. Например, соблюдение условий предоставления межбюджетных трансфертов (ст. 130 БК РФ), является не правом, а, скорее, обязанностью субъектов РФ и муниципальных образований. Отнесение отдельных «участков» компетенции субъектов бюджетного права именно к обязанностям подтверждается и другими примерами законоположений: установление обязанности субъектов РФ возвратить суммы не использованных в предыдущем финансовом периоде субсидий, выделенных им из федерального бюджета; обязанность Центрального Банка РФ предоставлять отчеты Федеральному казначейству и т.д.[29]. Таким образом, анализ законодательного регулирования свидетельствует о существовании прав и обязанностей «в прямом смысле слова». В то же время следует констатировать, что примеры совпадения прав и обязанностей более распространены, это позволяет охватывать их единым понятием - «бюджетные полномочия». Данный термин используется и в законодательстве - как федеральном (ст. 7-9 БК РФ), так и региональном[30].

Состав бюджетных полномочий публично-правовых образований находится в прямой зависимости от разграничения их компетенции в соответствии с государственным устройством. В федеративных государствах, к которым относится и Россия, конституционно закрепленные предметы ведения публично-правовых образований предопределяют установление в отраслевом законодательстве состава их расходных обязательств, объема бюджетных прав по отношению к иным бюджетам бюджетной системы РФ, иные полномочия в связи с реализацией элементов бюджетного устройства РФ. При этом следует учитывать, что бюджетные полномочия публично-правовых образований производны от их права на бюджетный фонд - составную часть казны.

К полномочиям Российской Федерации, осуществляемым в связи с реализацией элементов бюджетного устройства, относятся следующие: установление правовых основ бюджетной системы Российской Федерации, бюджетной классификации РФ, бюджетного процесса, межбюджетных отношений, расходных обязательств государства и муниципальных образований, государственных и муниципальных доходов, управления государственным и муниципальным долгом, нормативов отчислений от федеральных налоговых платежей, бюджетного контроля, порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства, исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов; осуществление бюджетного процесса относительно федерального бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов; формирование доходов бюджета и осуществление расходов бюджета, предоставление межбюджетных трансфертов из федерального бюджета и др. (по анализу ст. 71 Конституции РФ; ст. 7, 50-87, 129-142.4 БК РФ).

Из перечисленных полномочий следует, что бюджетно-правовой статус России имеет свои особенности: как «государственное образование» она наделена бюджетными правами относительно публичноправовых образований нижестоящего уровня - субъектов РФ и муниципальных образований. Это означает, что именно Российская Федерация посредством нормативного правового регулирования устанавливает основы бюджетного устройства государства в целом. Данное положение соответствует отнесению Конституцией РФ финансового регулирования к предметам ведения Российской Федерации (ст. 71). При этом фактическое «превалирование» государственной бюджетной компетенции Российской Федерации сопряжено с провозглашением в законодательстве России самостоятельности бюджетов бюджетной системы РФ, самостоятельности бюджетной компетенции субъектов РФ и муниципальных образований (например, ст. 8, 9, 31 БК РФ). Отмеченное позволяет судить о специфике российской модели бюджетного устройства: имея классические «федеративные черты», она несет на себе отпечаток унитаризма, централизации, присущей России советского периода.

Региональная и местная компетенция нормотворчества обусловлена целесообразностью отрегулировать те или иные вопросы в соответствии с потребностями конкретных публично-правовых образований.

Проанализировав особенности бюджетных полномочий публичноправовых образований в составе Российского государства, предлагается объединить эти полномочия в три группы по критерию содержательного значения для реализации элементов бюджетного устройства:

  • а) имущественные права публично-правовых образований: право собственности на бюджет как денежный фонд - казну;
  • б) полномочия «строго бюджетного» характера: права на рассмотрение и утверждение правового акта о бюджете, формирование доходов и осуществление расходов бюджета, участие в межбюджетных отношениях, утверждение в составе бюджета целевых фондов (резервные фонды, фонды межбюджетных трансфертов, дорожные фонды);
  • в) «регулирующие» полномочия: нормативное правовое упорядочение бюджетных отношений, в том числе связанных с реализацией элементов бюджетного устройства (установление системы доходов и расходов бюджета, регулирование бюджетного процесса и бюджетного контроля И Т.Д.).

Имущественные права публично-правовые образования реализуют через органы казначейства (Федеральное казначейство, территориальные органы Федерального казначейства), ответственные за исполнение соответствующего бюджета - как на федеральном, так и территориальных уровнях (ст. 153, 168, 215 БК РФ). Нормативное регулирование осуществляется в лице органов законодательной (представительной) власти, реализующих полномочия рассмотрения и утверждения правового акта о бюджете, принятия иных актов по вопросам бюджетного устройства в пределах своей территориальной компетенции. Органы исполнительной власти также в пределах своей компетенции принимают нормативные правовые акты по отдельным вопросам бюджетного устройства[31]. Основная роль органов исполнительной власти в связи с реализацией элементов Ьюджетного устройства - составление проекта бюджета, исполнение бюджета, формирование единой финансовой, денежной политики.

Различаются также материальные и процессуальные бюджетные права (полномочия) публично-правовых образований. Материальные права реализуются в рамках материальных, процессуальные - в рамках процессуальных бюджетных правоотношений. К материальным бюджетным правам относятся право на бюджет как денежный фонд, право на получение доходов и др., к процессуальным - суверенное право на рассмотрение и утверждение бюджета как правового акта и др.

Охарактеризованные черты правового статуса субъектов бюджетного права России как субъектов, задействованных в реализации элементов бюджетного устройства, несут в себе черты российской модели бюджетного устройства государства, сочетающей в себе федеративные и унитарные черты.

  • [1] См., например: Воронова Л. К. Некоторые вопросы бюджетных прав союзных республик // Вопросы советского финансового права: Тр. ВЮЗИ. М., 1967. Т. 9. С. 99-120; Гурвич М. А. К вопросу о бюджетных правах союзных республик. С. 28-36; Пискотин М. И. Бюджетные права местных Советов депутатов трудящихся. М., 1961; Химичева Н. И. Субъекты советского бюджетного права. Саратов, 1979.
  • [2] См., например: Бобкова Л. Л. Государство как субъект бюджетного права. Воронеж, 2007. С. 5; Древаль Л. Н. Субъекты финансового права в дореволюционной русской, советской, постсоветской доктрине // История государства и права. 2007. № 17; Крохина Ю. А. Вопросы бюджетно-правового статуса Российской Федерации // Право и политика. 2001. № 6. С. 20-26; Пешкова Х.В. Концепция правового статуса субъектов бюджетного устройства // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14. Право. 2010. № 4. С. 3-13.
  • [3] См. также: Карасева М. В. Коллективные субъекты финансового права // Журнал российского права. 1997. № 9. С. 95.
  • [4] См.: Бесчеревных В. В. Развитие советского бюджетного права. М., 1960. С. 16; Карасева М. В. Финансовое правоотношение. М., 2001. С. 119, 126, 131; Пискотин М. И. Предмет и система советского бюджетного права // Реформы и право. 2007. № 1; Ровинский Е. А. Основные вопросы теории советского финансового права. М, 1960. С. 135, 140-141.
  • [5] Федер. закон от 26 апр. 2007 г. «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации».
  • [6] Статья 9.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ (ред. от 11 февраля 2013 г.) «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145; ст. 2 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ (ред. от 3 декабря 2012 г.) «Об автономных учреждениях»// СЗ РФ. 2006. № 45. Ст. 4626.
  • [7] См.: Бесчеревных В. В. Развитие советского бюджетного права. С. 16.
  • [8] См.: Бойцов В. Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972. С. 20.
  • [9] См.: Лебедев В. А. Финансовое право (в сер. «Золотые страницы финансового права России»): Учебник. М., 2000. С. 119.
  • [10] Внесен в БК РФ Федеральным законом № 63 -ФЗ от 26 апреля 2007 г. (ст. 1) (СЗ РФ. 2007. № 18. Ст. 2117).
  • [11] См.: Карасева М. В. Финансовое правоотношение. С. 99; Пауль А. Г. Процессуальные нормы бюджетного права. СПб., 2003. С. 136; Пешкова X. В. Правовое регулирование финансовой помощи общественно-территориальным образованиям. Теория и практика. Воронеж, 2005. С. 179; Химичева Н. И. Субъекты советского бюджетного права. С. 64.
  • [12] См.: Лебедев А. Н. Статус субъекта РФ (основы концепции, конституционная модель, практика). М., 1999. С. 7; Чиркин В. Е. Государственная власть субъекта РФ // Государство и право. 2000. № 10. С. 5.
  • [13] См.: Горбунова О. Н. Некоторые особенности финансовых правоотношений // Актуальные вопросы советского административного и финансового права: Сб. науч. тр. М., 1984. С. 109-110.
  • [14] См.: Химичева Н. И. Субъекты советского бюджетного права. Саратов, 1979. С. 56,58.
  • [15] См.: Ливеровский А. А. Исторические и правовые особенности субъектного состава Российской Федерации // Правоведение. 2001. № 1. С. 66.
  • [16] См.: Иванов В. В. Новые подходы к теории территориального устройства и федеративной системы государства// Правоведение. 2002. № 3. С. 66.
  • [17] См.: Карасева М. В. Финансовое правоотношение. С. 111. См. также: Древаль Л. Н. Субъекты российского финансового права. М., 2008. С. 133; Сат-тарова Н. А., Гараев И. Г. Особенности правового положения коллективных субъектов финансового права // Финансовое право. 2010. № 6. С. 17 .
  • [18] См.: Бесчеревных В. В. Компетенция Союза ССР в области бюджета. М., 1976. С. 44; Крохина Ю. А. Бюджетное право и российский федерализм. М, 2002. С. 244; Химичева Н. И. Указ. соч. С. 49, 58.
  • [19] См.: Карасева М. В. Бюджетная компетенция Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. М. В. Карасева. М., 2002. С. 213; Кутафин О. Е., Шеремет К. Ф. Компетенция местных Советов: Учебное пособие. М., 1986. С. 23; Шафир М. А. Компетенция СССР и союзной республики (конституционные вопросы). М., 1968. С. 47.
  • [20] См.: Азовкин И. А. Местные Советы в системе органов власти. М., 1971. С. 178; Игнатюк Н. А. Компетенция органов исполнительной власти субъекта РФ. М., 1999. С. 13; Лазарев Б. М. Компетенция органов управления. М., 1972. С. 26.
  • [21] См.: Шеремет К. Ф. Вопросы компетенции местных Советов // Советское государство и право. 1965. № 4. С. 21.
  • [22] См.: Горбунова О. Н. Некоторые особенности финансовых правоотношений // Актуальные проблемы советского административного и финансового права: Сборник научных трудов. М.: ВЮЗИ, 1984. С. 107; Крашенинников Е. А. Интерес и субъективное право // Правоведение. 2000. № 3. С. 133-141; Маль-ко А. В. Субъективное право и законный интерес // Правоведение. 2000. № 3. С. 30^48; Сабо И. Основы теории права. М., 1974. С. 76; Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 28-38.
  • [23] См.: Иеринг Р. Цель в праве. СПб., 1881. С. 95, 107.
  • [24] См.: Палкин Ю. И. Экономические потребности как условие возникновения экономических интересов // Интересы в системе экономических отношений социализма. Киев, 1974. С. 6.
  • [25] См.: Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 26.
  • [26] См.: Общая теория права и государства / Под ред. В. В. Лазарева. С. 185.
  • [27] См.: Бесчеревных В. В. Компетенция Союза ССР в области бюджета. С. 43; Карасева М. В. Финансовое право. Общая часть. М., 2000. С. 91.
  • [28] См.: Бесчеревных В. В. Компетенция Союза ССР в области бюджета. С. 44; Химичева Н. И. Указ. соч. С. 47.
  • [29] Например, п. 7 ст. 14, п. 3 ст. 15, п. 1 ст. 20, ст. 22, п. 4 ст. 25, ст. 27 Федер. закона от 24 июля 2007 г. «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов» // СЗ РФ. 2008. № 45. Ст. 5139.
  • [30] См., например: ст. 4 Закона Архангельской области от 23 сент. 2008 г. (ред. от 22 марта 2011 г.) «О бюджетном процессе Архангельской области» // Ведомости Архангельского областного Собрания депутатов четвертого созыва. 2008. № 29; ст. 4 Закона Ставропольского края от 19 нояб. 2007 г. (ред. от 24 дек. 2010 г.) «О бюджетном процессе в Ставропольском крае» // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 2007. № 33. Ст. 6856.
  • [31] Статьи 2, 3, 7-9 БК РФ. Например, постановления Правительства РФ: от 15 декабря 2004 г. № 791 (ред. от 22 февраля 2012 г.) «Об утверждении Правил финансирования за счет средств федерального бюджета расходов в области технического регулирования» // СЗ РФ. 2004. № 51. Ст. 5204; от 1 марта 2008 г. (ред. от 23 авг. 2010 г.) «Об утверждении Правил формирования и использования бюджетных ассигнований Инвестиционного фонда Российской Федерации»// СЗ РФ. 2008. № 10 (2 ч.). Ст. 932.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы