Влияние Э. Дюркгейма на русскую социологическую мысль

Влияние Э. Дюркгейма на социологические воззрения П.А. Сорокина

В условиях глобализации первостепенное значение получает анализ взаимных интеграционных процессов в теоретическом и практическом плане в социокультурном контексте разных социологических школ. Однако как и большинство европейских социальных ученых, Э. Дюркгейм, в частности, имел весьма туманное представление о российской социологии, которая, по-видимому, представлялась ему явлением в каком-то смысле экзотическим. Тем не менее, он был знаком с трудами Е.В. Де-Роберти, Я.А. Новикова, П.Ф. Лилиенфельда и М.М. Ковалевского. Все они подолгу жили в Европе, публиковали там свои труды и активно сотрудничали в «Международном Институте социологии» и журнале «Международное социологическое обозрение» в Париже. С Ковалевским М.М. Дюркгейм был знаком лично. Он состоял в переписке с молодым П.А. Сорокиным; во всяком случае, сохранилось одно его письмо Сорокину, датированное 4 июня 1914 г.[1]

Многие социологи в России оценили Дюркгейма как тонкого аналитика, стремящегося строить социологическое знание на эмпирическом фундаменте, но не как оригинального мыслителя, прокладывающего новые пути в социальной науке. Такой же первоначально была его оценка и в США, где он был воспринят как фигура второстепенная в сравнении с Г. Тар дом. Имя Дюркгейма фигурировало в различных статьях, обзорах, рецензиях, монографиях, учебниках, энциклопедиях как одно из примечательных имен в современной социологии наряду со многими другими.

Наиболее видным социологом, вдохновлявшимся идеями Э. Дюркгейма, был выдающийся русский и американский социолог — П.А. Сорокин (1889-1968). В своей «Системе социологии» он выдвигает в качестве основополагающих принципов разработки своей теоретической системы те же методологические постулаты, которые отстаивал Дюркгейм в своем «манифесте» — «Методе социологии». К ним относятся, в частности, следующие[2]: необходимость строить социологическое знание по образцу естественных наук; необходимость изгнания из социологии всякого «нормативизма» и отделения Истины от Добра, Справедливости и т.п.; социология должна быть объективной дисциплиной, не только в смысле отсутствия нормативно-оценочных суждений, не только в отношении методов исследования, но и в том, что из науки о «психических реальностях» она должна превратиться «в объективную дисциплину, изучающую явления «предметного» характера, доступные наблюдению, имеющие определенное внешнее бытие, допускающие «ощупывание» и «измерение»[3]; поскольку социология стремится быть точной и опытной наукой, она должна прекратить «философствование».

В этой же работе Сорокин отмечает «бессмысленность» и «бесплодность» споров между сторонниками социологического реализма (включая Дюркгейма) и номинализма[4]. Но в своем более раннем труде «Преступление и кара, подвиг и награда» он соглашается с дюркгеймов-ской оценкой роли подражания в социальной жизни, роли, которая, по его словам, была «страшно раздута Тар дом, не давшим точного определения этого понятия и подводившим под него самые разнородные и противоположные явления...»[5]. В ранний период своего творчества Сорокин одобрял антисубъективизм и антипсихологизм методологии Дюркгейма, но считал, что он, как и другие социологи, остановился на полдороги в этом направлении, продолжая «орудовать и психологическими терминами, и психологическими понятиями, и иметь дело с психическими явлениями»[6].

У раннего Сорокина мы встречаемся не просто с «рецепцией», а с прямым влиянием идей Дюркгейма (хотя и не только их)[7]. Важно подчеркнуть, что раннего Сорокина и Дюркгейма объединяли не только собственно социологические воззрения, но и общая этика науки, этика честного непредвзятого исследования. Позднее, эмигрировав в США, П.А. Сорокин стал одним из проводников дюркгеймовской социологии в этой стране. Но тогда же социологические воззрения Сорокина претерпели серьезную метаморфозу, и он отказался от теоретикометодологического «объективизма» Дюркгейма, вдохновлявшего его в молодости.

  • [1] Голосенко И.А. Социология Питирима Сорокина. Русский период деятельности. Письмо Э. Дюркгейма к П. Сорокину. Самара: Социол. центр «Социо», 1992. С.120-124.
  • [2] Сорокин П.А. Система социологии. ТТ. 1-2 / Под ред. А.В. Липского и В.В. Сапова. М.: Наука, 1993. (I изд. — 1920). Т. 1. С. 50-52.
  • [3] Сорокин П.А. Система социологии. ТТ. 1-2 / Под ред. А.В. Липского и В.В. Сапова. М.: Наука, 1993. (I изд. — 1920). Т. 1. С. 52.
  • [4] Там же. С. 579.
  • [5] Сорокин П.А. Преступление и кара, подвиг и награда. СПб., 1914. С. 243.
  • [6] Сорокин П.А. Система социологии. ТТ. 1-2 / Под ред. А.В. Липского и В.В. Сапова. М.: Наука, 1993. (I изд. — 1920). Т. 1. С. 120.
  • [7] Гофман А.Б. От классика к классику. Дюркгейм и ранний Сорокин // Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени. Материалы к Международному научному симпозиуму, посвященному 110-летию со дня рождения П.А.Сорокина. М., СПб., 4-6 февраля 1999 г. М„ СПб.: СПб ГУП, 1999. С. 238-240.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >