Социологический анализ монографии Ю. Геккера «Русская социология»

Интересом к социологии он обязан влиянию американского социолога Франклина Генри Гиддингса (Геккер является его учеником), представителя психологического направления в социологии. В Колумбийском университете Геккер получил ученую степень доктора философии за труд «Русская социология», который был впервые издан в Нью-Йорке и Лондоне в 1915 году. Рукописный вариант этого издания был отредактирован Гиддингсом. Следует отметить особый период жизни Геккера, который имел последствия для его мировоззренческих установок. Ученый в течение двенадцати лет жил и работал в Советском Союзе. Автор «Русской социологии» был очевидцем всех социальных преобразований, происходивших в это время в стране. Также Геккер активно работал в области образования. Результатом этих лет явилось второе издание «Русской социологии», вышедшее в Лондоне в 1934 г.,— более зрелый труд, включивший новые главы по русской и советской социологии и претерпевший эволюцию к марксизму. Третье издание книги вышло в свет в 1979 г. Ю. Геккер репрессирован и расстрелян в России в 1938 г.1

Наиболее ценным в книге Ю. Геккера является замечание о поверхностном знакомстве западных ученых с русской социологией и признание ее приоритетов в разработке ряда тем. Европейские и американские социологи, отмечает он, пришли в свое время к этим ценным идеям «несколько более систематическим путем, нежели более ранние и никому неведомые русские»[1] [2]. Имелась в виду, начатая русскими критика социал-дарвинизма и органицизма. Кроме того, именно русские, подчеркивает Геккер, первыми заговорили о необходимости развивать психологические аспекты науки об обществе и человеке и основали традицию социологического психологизма.

Геккер дает в своей книге очерк предыстории научной социологии, обращаясь к ранним этапам развития общественной мысли в России и связывая свой анализ с политикой, с событиями государственной жизни.

Так, американский социолог считает, что социология в России была в зените во время великого реформаторского движения в 60-х и 70-х гг. и в меньшей степени в период промышленного развития в 90-е гг. и во время революции в конце русско-японской войны.

Рассматривая теории русских социологов, он особое внимание обращает на те их черты, в которых проявляется ее особая специфика. Так, в творчестве П.А. Кропоткина он выделяет то, что придает концепции этого социолога типично русские черты — идею взаимопомощи и при этом считает главный труд этого ученого «МиШа1А1<1» важнейшим чисто научным приобретением социологии.

Интересен тот факт, что Ю. Геккер рассматривает П.А. Кропоткина как представителя российского анархизма, которому были близки социологические теории субъективной социологии. Эта идейная близость, по мнению американского социолога проявляется в определенных взглядах:

  • 1. Согласно П.А. Кропоткину, все социальные объединения, животных или человека, держатся вместе благодаря чувству взаимного единства с каждым индивидуумом и со всем обществом в целом. Человек, взаимодействуя с другими, руководствуется в своих действиях осознанием своего единства с каждым человеком.
  • 2. Основными факторами возникновения общества, согласно Кропоткину, являются: чувство единства или общности индивидуума со своим видом; групповое сотрудничество через взаимопомощь, а не борьба индивидов между собой.
  • 3. Свободная личностная инициатива и возможность каждого действовать; применение этой силы во время народных бунтов — делает революцию непобедимой.

В социально-философском наследии В. Соловьева проблема взаимоотношений личности и общества была одной из главных. Согласно Соловьеву, человеческий индивид обладает потенциалом для реализации неограниченных возможностей. Он является уникальной формой бесконечного содержания. Возможности человека, отделяющие его от других животных, это три психологические характеристики: религиозность, чувство жалости и чувство стыда. Таковы основы, на которых строится вся система этики и социологии Соловьева.

Вкладом В.М. Коркунова, как представителя юридической школы, в социальные науки, по мнению Ю. Геккера, является то, что он преуспел в развитии системы права на основе социологических предпосылок. В социологическом творчестве В.М. Коркунова свое осмысление получает тема личности и общества.

Человек является не только подконтрольной частью своей социальной среды, но и динамической силой изменения и направления социальной жизни. Условия, способствующие развитию психической жизни человека, также благоприятны для жизни сообщества. В обществах, где развитие индивидуальной мысли подавляется, рост социального идеала становится невозможным.

Н.М. Коркунова некоторые исследователи считали представителем юридической школы в истории российской социологии[3], а другие — к психологической[4]. Первые исходили из того, что одной из главных задач своего творчества Н.М. Коркунов считал применение обобщенного западноевропейского опыта к российской действительности. Это выражалось в основных проблемах, рассматриваемых им: специфика понятия «правовое государство»; главные гарантии правового государства; принципиальное различие понятий «закон» и «указ»; власть как система субъектно-объектных отношений господства; специфика государственной власти; структура публичной власти и государства; государство как комплексная система связей между индивидами и должностными лицами и др.

Вторые подчеркивали психологическую основу его социальноправовой теории: анализ общества как результата психического единения людей; психологическая преемственность поколений как залог эффективности развития общества; проблему соотношения общества и личности в контексте выяснения степени свободы личности.

Мы придерживаемся точки зрения второй группы исследователей и рассматриваем проблему общества и личности в творчестве Н.М. Коркунова как представителя психологической школы российской социологии[5].

Особенно высоко оценивает Геккер историко-сравнительное направление социологии Ковалевского, социолога, который, в отличие от других русских ученых, занимался своими исследованиями вне какого бы то ни было партийного движения.

Кроме того, американский исследователь отмечает ценность иллюстративных этнографических материалов, использованных М.М. Ковалевским при рассмотрении проблемы происхождения религии, которые позднее были заимствованы и по-новому истолкованы Дж. Гаррисоном в «Темис» и Э. Дюргеймом в «Элементарных формах религиозной жизни».

Среди всех российских социологов, Ю. Геккер отдельно выделяет Е.В. Де Роберти и Я.А. Новикова, как более или менее оторванных от социально-политических проблем своей родины, и внесших значительный вклад в развитие мировой социологии, распространение отечественной социологии в среде западных ученых.

Оба они, эмигрировав во Францию, писали свои работы на французском языке под влиянием французской мысли и жизни. Де Роберта издал свою первую работу по социологии (1881) одновременно на русском и на французском языках. Книга была намного более благоприятно встречена на берегу Сены, чем Невы.

С нашей точки зрения, Ю. Геккер подробно не анализирует методологическую проблему взаимоотношений социологии и психологии в творчестве Е.В. Де-Роберти. Она представлена посредством анализа следующих аспектов[6]: задачи и цели социолога как исследователя; специфика изучения надорганических явлений психологом; роль социологии в развитии психологических исследований; методологические основы психологии, предметное поле изучения действительности психологом и социологом.

Идеи Е.В. Де-Роберти о психическом развитии человека в группе, коллективном психологизме, солидарности, повлияли на формирование и развитие школы «человеческих отношений» Э. Мэйо в управленческой мысли. Также как Де-Роберти противопоставлял биологическому редукционизму Г. Спенсера свой социальный психизм, представители школы человеческих отношений выступали против авторитарных методов управления, единоначалия, преобладания формальной структуры управления над неформальной, которой придерживались сторонники классической школы управления[7].

Основы социально-психологического подхода в управлении были сформулированы Е. Де Роберти, так как в изучении неформальной структуры организации такие понятия как психологическое взаимодействие, коллективная психика являются ключевыми.

В социологической концепции Е.В. Де-Роберти много внимания было уделено проблеме социально-психологического общения и нормативно-этическим аспектам межличностного взаимодействия. Личность провозглашалась единственной целью прогресса и главным критерием общественного развития.

Психологическая школа Е.В. Де-Роберти способствовала появлению новых перспективных проблем в социологии и психологии управления и социальной психологии, в частности теории малых групп, способствовало разработке теории личности, заложило фундамент для развития школы человеческих отношений Э. Мэйо, дало импульс для появления различных концепций стилей управления.

Новиков как бескомпромиссный враг всех форм деспотизма часто в своем научном творчестве нападал на политические учреждения России, и это может быть основной причиной запрета на распространение его книг в родной стране. Тем не менее, Ю. Геккер считает, что как только свобода печати увеличится в России, его французские работы будут переведены на русский язык и повлияют на российскую социологическую мысль.

Ю. Геккер критикует Я.А. Новикова за то, что он использовал негарантированную биологическую аналогию, грубо относился к обществу.

Отдельное место в монографии Ю. Геккера занимает анализ направлений славянофильства и западничества. Ведущие направления западничества он классифицирует следующим образом: 1. Теократическая тенденция 30-х гг. с Чаадаевым в качестве своего главного представителя и теоретика; 2. Гуманитарная тенденция 40-х гг. с Белинским, как ведущим представителем; 3. Популистская философия 60-х, для которых Герцен и другие проложили путь в предыдущее десятилетие, но которое наиболее тесно связано с именем Чернышевского.

Важно отметить, что В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского и

А.И. Герцена американский социолог рассматривает как предшественников русской субъективной школы, анализ которой будет представлен позже. Так, В.Г. Белинский пытался найти решение проблемы истинных отношений между обществом и личностью, являющейся главной для субъективистов.

  • [1] (См. биографию Ю. Геккера на болгарском сайте: 1ЖЕ: , дата обращения 05.01.2012; в российских энциклопедических изданиях сведения о Геккере отсутствуют).
  • [2] Там же. С. 478.
  • [3] Волков В.Г., Добреньков В.И., Нечипуренко В.Н., Попов А.В. Социология: Учебник / Под ред. проф. Ю.Г. Волкова. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Гарда-рики, 2003. — 512 с.
  • [4] Новикова С.С. История развития социологии в России. М., 1996.
  • [5] Оганян К.К. Личность и общество в социально-правовой концепции Н.М. Коркунова // Международный научно-исследовательский журнал. Екатеринбург.: ООО «Имплекс», №6 (13), 2013. Ч. 3. С. 91-93.
  • [6] См.: Оганян К.К. История российской социологии. Саарбрюкен: Palmarium Academic Publishing, 2013. С. 156-164.
  • [7] ОганянК.К. ANALYSIS OF SOCIAL AND PSYCHOLOGICAL FACTORS OF MANAGEMENT IN «Е. DE ROBERTI’S «PSYCHOLOGICAL SOCIOLOGY» // Теория и практика современной науки: материалы X Международной научно-практической конференции, г. Москва, 27-28 июня 2013 г. / Науч.-инф. издат. центр «Институт стратегических исследований».— М.: Спецкнига, 2013.— 420 с. С. 390-392.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >