Анализ марксистской социологии в монографии Ю. Геккера

Второе место по объему страниц, в монографии американского исследователя, по сравнению с субъективной школой (64) занимает марксистская социология в России (28), которой посвящена первая и вторая глава третьей части — «Разносторонние школы и течения русской социологии».

Среди представителей легального марксизма Ю. Геккер анализирует социологические идеи Г.В. Плеханова, от нелегального направления — П.Б. Струве и М.И. Туган-Барановского. Рассмотрим некоторые особенности их социологических подходов.

Ю. Геккер структурирует анализ научного творчества Г.В. Плеханова следующим образом:

  • - Критика Г.В. Плехановым немарксистских субъективных социологов и русских народников;
  • - Философские и методологические предпосылки позиции Плеханова;

Краткий анализ его теории социальной эволюции.

Критикуя субъективных социологов, Г.В. Плеханов, главным образом, выступает против исключительной роли личности в истории как фактора прогресса. Он рассматривает эту позицию как устаревшее утопическое учение, которое не может успешно противостоять критике диалектического материализма.

В сущности, утверждает марксист, субъективисты никогда не умели не только решить, но даже и правильно поставить вопрос о роли личности в истории. Они противополагали деятельность «критически мыслящих личностей» влиянию законов общественно-исторического движения и таким образом создавали как бы новую разновидность теории факторов: критически мыслящие личности являлись одним из факторов названного движения, а другим фактором служили его же собственные законы.

В этом отношении, мы не поддерживаем точку зрения Г.В. Плеханова, поскольку субъективисты имели четко выстроенную концепцию личности, в которой не допускалось ее полное поглощение обществом. Личность и общество не были так жестко противопоставлены друг другу. В частности, П.Л. Лавров подчеркивал, что между ними происходит постоянное взаимодействие и предъявлял обществу такое требование: «здоровое общежитие и безопасное общежитие невозможны вне рационального экономического общежития (под которым у него подразумевался социализм)»[1]. Идеалом для П.Л. Лаврова было сочетание личного развития и общественной солидарности. Движение общества в сторону такого сочетания он называл прогрессом.

Анализируя природу и сущность великого человека, по Г.В. Плеханову, Ю. Геккер ограничивается этим, хотя тема личности у российского марксиста раскрыта более многогранно.

Личность в творчестве Г.В. Плеханова представлена посредством анализа таких аспектов как: проблема роли личности в истории; факторы, определяющие появление героя, его личностные особенности и влияние на общество; роль народных масс в истории[2].

В заключении, выражая свою оценку научного творчества Г.В. Плеханова, американский социолог отмечает критичность его мышления, поскольку он игнорирует почти всю, проделанную социологами работу со времен Конта, и ограничивает свою критику в социологическом подходе, которому предшествовал рост позитивистской социологии. Поэтому Г.В. Плеханов больше подчеркивает диалектику за счет многочисленных достижений науки в области биологии и психологии.

Рассматривая социологическое творчество П.Б. Струве, американский социолог делит его на три периода: ортодоксального марксизма, перехода от марксизма к ревизионизму, отрицания диалектического материализма Маркса и обращение к идеализму и социальному субъективизму. Это свидетельствует о глубоком знании Ю. Геккером специфики социологии российского социолога.

Обратимся к последнему этапу творчества П.Б. Струве, на котором более поздние сочинения показывают его как идеалиста. Ю. Геккер даже утверждает, что в этом отношении российский социолог принадлежит к субъективистской социологической школе. Это выражается в том, что П.Б. Струве подчеркивает важность личности в социальной эволюции, и считает, что политическое совершенствование общества зависит от образования личности. Тем не менее, Ю. Геккер не рассматривает личность как отдельный самостоятельный объект в творчестве П.Б. Струве. Личность представлена через рассмотрение таких аспектов как: проблема взаимодействия личности и общества; роль культуры в развитии личности и их взаимозависимость; идея «личной годности»; правовая автономность личности.[3]

Особый интерес вызывает идея «личной годности», предложенная П.Б. Струве. «Личная годность» — это совокупность некоторых духовных свойств личности: выдержки, самообладания, добросовестности, расчётливости, на основе которых создается и развивается более производительная общественно-экономическая система. Эта идея является неотъемлемой чертой либерализма, каким его хотел видеть П.Б. Струве: «Если в идее свободы был заключён вечный идеалистический момент либерализма, то в идее личной годности перед нами вечный реалистический момент либерального миросозерцания»[4]. Позже, П.Б. Струве писал, что личная годность — «определяющее всё моё мироощущение и центральное для моего нравственного, социального, и политического мировоззрения словосочетание»[5].

В результате проблема личной годности — это альтернатива эгалитаризму и иерархизму, это своеобразный мост между экономикой, моралью и религией, без которой невозможно экономическое выздоровление России. Идея «личной годности» П.Б. Струве — как религиозно-нравственно-экономическое обоснование идеала правовой личности — дополняла спектр «типов» личности, предложенных в истории русской социологии: «критически мыслящая личность» П.Л. Лаврова[6]; модель «идеального» типа личности Н.К. Михайловского[7]; «нравственная личность» В.М. Хвостова[8]; «идеал нравственной личности» как цель прогресса у П.И. Новгородцева; личность как «интегральная» система у П.А. Сорокина; личность как «интегральное» понятие у А.И. Стронина[9] и др.

Одной из ключевых проблем своего социально-философского творчества П.Б. Струве определял как роль культуры в развитии личности и их взаимозависимость.

Культура и личность, по П.Б. Струве, находятся в тесной внутренней связи между собой. Личность творит культуру, а задача культуры — утверждение свободной духовности, воспитание богатой и полной ценного содержания индивидуальности.

Особый интерес вызывает сопоставление идей П.Б. Струве со взглядами субъективиста С.Н. Южакова на проблему взаимоотношений личности и культуры. Рассматривая личность и культуру как два фактора общественного развития, С.Н. Южаков, в то же время видит в них антагонистов, поскольку рост культуры ведет к деградации личности.

В результате получается, что если С.Н. Южаков, подчеркивает противоречивый характер взаимоотношений личности и культуры, с преобладанием негативного последней на личность, то П.Б. Струве, в отличие от него, отмечает постоянство и необходимость такого противоречия для развития культурного прогресса. Из рассмотрения проблемы взаимоотношения личности и культуры, логически вытекает формула прогресса П.Б. Струве: всесторонне развитая личность выступает — как цель, а общественная организация — как средство. Взаимное уважение и солидарность между людьми — это принцип, на котором построено и держится современное человеческое общество.

В анализе социологии М.И. Туган-Барановского, Ю. Геккер делает акцент на выявлении особенностей, отличающих его от положений ордотоксального марксизма.

1. Признание наряду с экономическими потребностями и других в качестве важных социальных сил в непрерывном взаимодействии внутри социальных групп. Ю. Геккер отмечает некоторое сходство его теории потребностей с теориями социологов Даренндорфа, Лабриола и Смола. Возможно, он придерживался их предположений, но классифицировал по-своему.

Так, М.И. Туган-Барановский разделяет потребности на 5 групп: физиологические; сексуальные; симпатические; эго-альтруистические; основанные на практических интересах.

2. Непрерывное отклонение социальной деятельности от экономической основы и смещение центра тяжести от физиологических потребностей к духовным составляет суть социального развития. Когда человечество совершенствуется, социальная важность экономического аспекта уменьшается. В этом процессе индивид освобождается от контроля окружающей среды и, хотя общество всегда будет связано с экономическим детерминизмом, но все же оно направлено на социальную эволюцию. Ю. Геккер подчеркивает, что в таком аспекте своей теории общества М.И. Туган-Барановский больше близок к американским социологам, нежели к К. Марксу.

Подводя итоги анализу некоторых аспектов личности в представлениях русских марксистов, которым мы дополнили видение Ю. Геккера, можно сделать вывод, что именно в контексте легального направления марксизма, с нашей точки зрения, стала восстанавливаться парадигма субъективной школы в истории российской социологии: этическая доминанта социальной теории и социального действия. Поиск теоретических решений, по нашему мнению, продолжился в русле неокантианской школы (П.И. Новгородцев, В.М. Хвостов и др.) и христианской социологии (С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев), переходной ступенью к которым, оказался критический марксизм «легальных марксистов».

  • [1] Оганян К.К. Концепции личности в субъективной школе российской социологии: социологический анализ / К.К. Оганян; под науч. ред. К.М. Оганяна. — СПб.:СПбГИЭУ, 2012. С. 20.
  • [2] Оганян К.К. Анализ некоторых аспектов развития личности в творчестве Г.В. Плеханова как представителя ортодоксального направления марксисткой школы российской социологии//Научный журнал «Вестник КРСУ», Т. 14, №6, 2014. С.54-58.
  • [3] Оганян К.К. Анализ личности в социально-философской концепции П.Б. Струве как представителя легального направления марксистской школы российской социологии // Научный журнал «Вестник КРСУ», Т. 14, №6, 2014. С. 59-64.
  • [4] Струве П.Б. Интеллигенция и народное хозяйство. // Струве П. Б. Избранные сочинения. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. С. 81.
  • [5] Струве П. Б. Заметки писателя. 7. // Возрождение. №352. Париж, 20 мая 1926.
  • [6] См.: Оганян К.К. Формирование образа современного руководителя на основе критически мыслящей личности в концепции П.Л. Лаврова// Вестник ИНЖЭКОНА, серия: гуманитарная науки. №4 (55), 2012. С. 140-144. См.: Стронин А.И. Теория личности (по материалам рукописи): монография / авт.-сост. научного исследования К.К. Оганян. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М., 2013. (Серия: Научная мысль).— 188 с. С. 132-177; Оганян К.К. Социологический анализ личности в рукописи Стронина А.И. «Теория личности» и современность // Современные проблемы науки и образования. — 2011. — № 5. http://www.science-education.ru/99-4806.
  • [7] См.: Оганян К.К. Концепции личности в субъективной и органической школах российской социологии// Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. — СПб., 2012. —N 146. — С. 180-187.
  • [8] практической конференции 15-16 ноября 2013 года / Отв. редактор: Ю.В. Асо-чаков. СПб., 2013. — 1460 с. С. 605-607.
  • [9] См.: Стронин А.И. Теория личности (по материалам рукописи): монография / авт.-сост. научного исследования К.К. Оганян. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М., 2013. (Серия: Научная мысль).— 188 с. С. 132-177; Оганян К.К. Социологический анализ личности в рукописи Стронина А.И. «Теория личности» и современность // Современные проблемы науки и образования. — 2011. — № 5. http://www.science-education.ru/99-4806.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >