Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Анализ развития отечественной социальной мысли в работе Ю. Геккера «Русская социология. Вклад в историю социологической мысли и теории»

Теория борьбы за индивидуальность в ее отношении к идеям Спенсера и дарвиновской теории эволюции

Михайловский начал свое социологическое теоретизирование по критическому анализу теории эволюции применительно к социальным феноменам. Он отрицает справедливость закона эволюции Спенсера, особенно в применении к эволюции общества. Он говорит: «Недостаточно двух фундаментальных законов Спенсера (интеграции и дифференциации), чтобы объяснить эволюцию как переход от однородности к неоднородности. Поэтому обобщение Спенсера не работает в области опыта, он не сформулировал и не сопоставил общие и очевидные факты, которые могут быть взяты в качестве причины для эволюции». Опять же, он считает теорию Спенсера не соответствующей в отношении к отдельным индивидам и для общества. «Спенсера изучают для того, чтобы избежать телеологического смысла прогресса, но, тем не менее, признают, что в ходе его наблюдений выявилась необходимость оценки индивидом и группой». В теории Спенсера есть непрерывность изменений без учета человеческого счастья в качестве конечного. «Если общество как идеальное устройство, развивается как организм из однородного состояния в разнородное, от простого к сложному, что происходит одновременно с фактическим индивидом — членом общества? Может ли он развиваться также, как тип органического прогресса?» Михайловский указывает, что в соответствии с формулой дифференциации общества Спенсера— это возможно только за счет личности. В то время как общество развивается от гомогенности к гетерогенности, неделимые части составляющих социального организма изменились от неоднородности до однородности. Так, например, дикарь использует все свои способности, психические и физические, но это не так в обществе, которое основано на разделении труда. Первобытный человек как член однородного общества является полным физическим лицом, в котором отдельные психические и физические аспекты находятся во взаимном согласии. Михайловский заключает: Однородные массы первобытного общества неделимы, единицы общества были неоднородными, поскольку это было возможно с учетом состояния времени и места. Они были полными носителями своей культуры, но с переходом общества от однородного и сложного началось разрушение единства конкретных лиц и их переход от гетерогенных к однородному.

Идея социального организма невозможна в плане практической реализации. «В организме», говорит он, «целое, а не части, страдает или наслаждается, а в обществе, наоборот, только его части являются сознательными, поэтому нет никакого сходства между обществом и организмом. Следовательно, общество не есть организм, а координация неделимых организмов. Он состоит не из органов, специально заданных для той или иной функции, но неделимых, имеющих все органы и, следовательно, выполняет суммы функций. Считается, что, если общество могло бы быть снижено до организма, оно бы разрушилось. Если в борьбе за существование общество становится организмом, оно, как и все организмы, должно быть ограничено в отношении продолжительности его жизни. Его гибель неизбежна. Но если побеждает индивидуальность, общество не становится организмом, и, таким образом, становится практически бессмертным». Михайловский не отрицает, что общество меняется, как физический организм, но он утверждает, что неделимые части общества меняются в направлении, противоположном физическому организму. Дифференциация неделимых (т.е. люди) и дифферен-цировки органов в физическом организме были приведены Спенсером и его школой под общий знаменатель, а Михайловский, напротив, рассматривает их как взаимоисключающие явления, чтобы быть в вечном и неизбежном антагонизме (очерки «Дарвинизм и либерализм», Сочинения, т. I). Под термином «дарвинизм», он имел в виду перенос принципов естественного отбора в человеческую сферу. Он не обесценивает вклад Дарвина для объяснения происхождения видов. Это, по мнению Михайловского, главный фактор всей его теории борьбы за индивидуальность. Отвергая теории Спенсера об эволюции на основе этой критики, он приступает к другой формуле эволюции или прогресса.

Прогресс есть постепенное приближение к целостности неделимых, к возможно полному и всестороннему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми. Все, что замедляет это движение, является аморальным, или несправедливым, или вредным, или неразумным. Уменьшается неоднородность общества на основе противоположного. Как и многие другие русские мыслители он не любил дарвинизм из-за его антидемократических и плутократических интерпретаций буржуазии Западной Европы.

Принципы дифференциации, изменения посредством адаптации и конкуренции, или борьбы, часто переносятся из области биологии, как интерпретация Дарвина в область социологии. Михайловский недоволен этим, являясь противником произвольного использования биологических законов в социологии. Он пытается показать, что принцип адаптации не обязательно является прогрессивным явлением в рамках дифференциации, потому что «всегда помогает адаптации практического характера за счет идеального типа». Он иллюстрирует свою мысль, показывая, как виды могут изменяться в целях выживания.

Пусть формула (А + В + С + М), А, В, С, где М означает характеристику, свойственных видов, представляющих жизнь определенных видов. Если переход этого вида в некоторые новые типы отношения его органов и характеристик остается тот же, и они просто дифференцируются и станут более усложненной без изменения их отношений, то результат будет (А + В + ........т) N и бесчисленное множество других

изменений, возможно, в формуле жизни. Все они сводятся к тому, что виды адаптируются к новым условиям жизни, теряют некоторые прежние особенности своей организации и развивают другие, таким образом, возможно упрощение, вместо того чтобы стать более дифференцированными. Таким образом, формула (А + В + С + .... + М) может измениться на формулу — Л А + В + С + .... + Ма).

Это иллюстрирует утверждение Михайловского против принципов дарвинизма. Адаптация усиливает физиологическое разделение труда путем дифференциации органов для специального функционирования. Таким образом материи усложняются. Под их влиянием суммы сил и возможностей неделимых растут постоянно. Наследственность, в соответствии с дарвиновской социологией, является статическим фактором, инерцией общества, в то время как адаптация и выживание — динамические факторы общества.

Михайловский отвергает эту формулу, так как не хватает прогрессивных элементов, потому что в ней не рассматриваются лучшие как наиболее приспособленные. Он говорит: «Дарвинизм представляет собой последнее переработанное и дополненное издание утилитаризма». «При пересчете в социологическую доктрину дарвинизма», продолжает он, «только заменяет термин «виды общества», ибо термин «дифференциация характеристик разделения труда» является лозунгом борьбы за существование конкуренции. Хуже всего, что эта точка зрения не учитывает изменение интересов отдельных лиц. Михайловский говорит, что «в таком прогрессе ущемляются индивидуальные характеристики личности. Если мы рассматриваем только эту сторону, дела общества являются величайшими, ближайшими и злейшими врагами человека, против которого он постоянно должен быть на страже. Общество стремится превратить индивида в орган просто само по себе. Эта опасность, однако, не так велика, как думают некоторые. Человек не всегда подчиняется законам естественного отбора. Хотя он имеет свои естественные ограничения, тем не менее искусственный отбор стремится обогнать естественный отбор».

Он говорит, что естественное развитие вещей существует только тогда, когда и где нет человека, потому что человек на каждом шагу, даже простейшие операции жизни изменяют окружающую среду, и ту или иную существующую комбинацию сил. . . человек приносит с собой новую силу в мир, которая, как и все другие комплексы сил, представляет определенную координацию главных сил природы, а также, как и все другие силы, стремится контролировать все в природе.

Критика Михайловским эволюционных доктрин Спенсера и Дарвина и его формула социального прогресса раскрыла свою цель, чтобы спасти человека от расслоения посягательств социального контроля. Получение очень сложных и дифференцированных обществ без ущерба для него сложности человека и с повышением доступа человека к максимально возможной власти — это та проблема, которую Михайловский поставил перед собой.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы