Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Каким может быть социальное партнерство в России

ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО?

Чтобы ответить на вопрос, есть ли в России социальное партнерство, следует иметь в виду, что не любые взаимоотношения и не любое регулирование социальнотрудовых отношений, возникающих между наемными работниками и работодателями можно назвать социальным партнерством. Социальное партнерство - это особый и редкий тип взаимоотношений в капиталистическом обществе между наемными работниками и, с другой стороны, собственниками и работодателями, который формируется лишь при определенных условиях 1.

Во-первых, социальное партнерство немыслимо без существования организаций, представляющих и защищающих интересы каждой из сторон социальнотрудовых отношений. Причем создание организаций, представляющих интересы наемных работников, является тем фактором, который заставляет объединяться собственников и работодателей.

Во-вторых, социальное партнерство невозможно без правового государства и развития институтов гражданского общества, обеспечивающих формирование демократических процедур принятия решений как на уровне общества в целом, так и на уровне отдельных предприятий. Только в условиях гражданского общества создаются реальные предпосылки возникновения социального государства, которое берет на себя выполнение ряда социальных функций, одновременно выполняя и роль арбитра в отношениях между трудом и капиталом.

В-третьих, социальное партнерство как особый механизм регулирования социально-трудовых отношений возможно лишь в условиях относительно устойчивого экономического развития. В условиях спада производства в [1] условиях кризиса рабочим труднее отстаивать свои требования. Это, в частности, объясняет тот факт, почему расцвет социального партнерства приходится на 60-70-е гг. XX столетия, так называемый "золотой век" капитализма, и почему социального партнерства нет в слаборазвитых странах.

И, что самое главное, социальное партнерство возможно лишь в условиях относительного равенства сил наемных работников и работодателей. Понятие "равенство сил" не означает равенства социально-экономического положения наемных работников и работодателей. Достичь такого равенства в условиях капиталистического общества, основу которого составляет крупная частная собственность, невозможно.

Относительное равенство сил складывается при следующих обстоятельствах.

Во-первых, при наличии такой экономической или политической ситуации, которая вынуждает собственников и работодателей идти на сотрудничество с работниками, на учет их требований. .В противном случае они будут нести серьезные потери - например, когда усиливается конкуренция, когда возникает угроза банкротства или национализации, когда социально-политическая обстановка внутри страны крайне неустойчива.

Во-вторых, когда рабочий класс действует сплоченно и солидарно, четко осознает свои интересы, накопил достаточный опыт классовой борьбы, применяет эффективные способы давления, которые позволяют добиваться существенных уступок от собственников и работодателей. Словом, когда капитал не может не считаться с требованиями наемных работников, не может ими пренебрегать.

В-третьих, когда государство отказывается от позиции односторонней поддержки собственников и работодателей, когда оно готово проводить активную социальную политику в интересах всех слоев населения.

Таким образом, социальное партнерство - это действительно особый и, как показывает опыт других стран, редкий тип отношений между классами капиталистического общества, складывающийся лишь при определенных условиях.

А теперь посмотрим, какова ситуация в России.

Прежде всего нельзя сказать, что в современной России окончательно оформились реальные субъекты, представляющие и защищающие интересы наемных работников, с одной стороны, собственников и работодателей, с другой.

«Старые» профсоюзы (ФНПР) чаще всего занимают откровенно соглашательские позиции. Вернее, соглашательские позиции занимает руководство ФНПР, когда выступает в одной связке с работодателями (например, на выборах в Государственную Думу в 1995 г.) или с властями - в блоке "Отечество - Вся Россия" на выборах в Госдуму 1999 года. Выступая вместе с властями и работодателями, руководство ФНПР высказывает свою обеспокоенность спадом производства или тем, что иностранные инвесторы не желают вкладывать средства в развитие российской промышленности, а международные финансовые организации - предоставлять кредиты. То есть демонстрирует свою обеспокоенность чем угодно, кроме собственно интересов рабочего класса.

Правда, нельзя сказать, что руководство ФНПР во всем соглашается с правительством. Нет. Например, на заседании Генерального Совета ФНПР 14 февраля 2000 г., на котором присутствовал и.о. Президента РФ Путин В.В., Михаил Шмаков ещё раз подчеркнул несогласие ФНПР с политикой правительства в области заработной платы. ФНПР, например, считает недопустимым, когда соотношение уровня заработной платы и прожиточного минимума составляет в среднем 0,69, призывает правительство повысить заработную плату, пенсии, своевременно выплачивать и индексировать заработную плату[2]. Но такое несогласие руководство ФНПР высказывает уже не первый раз.

В течение многих лет говорится об одном и том же, но дальше разговоров дело не идет.

Руководство ФНПР не является сегодня той силой, которая способна объединить все профсоюзные организации, входящие в Федерацию, для действительно мощного давления на правительство и капитал. Напротив, очень часто руководство ФНПР отрывается от первичных организаций, которые самостоятельно и не рассчитывая уже на поддержку сверху, пытаются защитить и отстоять интересы трудящихся. При этом руководящие органы ФНПР мало чем помогают своим членам, оказавшимся без работы в результате конфликтов с администрацией, как это было, например, на Выборгском ЦБК.

Несколько иначе обстоит дело в «новых» профсоюзах - НПГ, профсоюз авиадиспетчеров, машинистов локомотивных бригад и др. Они, как правило, более боевые, более организованные. Они пытаются последовательно представлять и защищать интересы определенной профессиональной группы работников. На счету у новых профсоюзов - такие серьезные акции, как, например, пикет на Горбатом мосту и "рельсовые войны" 1998 года. Но у них ещё мало сил и недостаточно опыта для организации массового сопротивления социально-экономической политике властей, а сами акции носят чисто протестный характер, а не наступательный характер.[3]

Кроме того, новые профсоюзы еще не научились в достаточной мере противостоять обычной практике капитала и властей - практике подкупа профсоюзных лидеров, «переманивания» их на свою сторону высокими должностями и пр.

Таким образом, профсоюзы в России, конечно же, есть. Но рано говорить, что они сегодня - та сила, которая способна объединить всех трудящихся и организовать такое давление на власть и капитал, в результате которого требования трудящихся будут выполняться, их интересы учитываться. Как отмечает Б.В.Ракитский, сегодня "активность носит по преимуществу характер выступлений". Активность трудящихся ещё не доросла до "самостоятельного исторического наступления"[4]

Объединения работодателей в России тоже вроде бы существуют. Например, Российский союз промышленников и предпринимателей, ассоциации малого бизнеса и др. Но все эти объединения созданы не для переговоров с работниками, а для лоббирования интересов работодателей в органах исполнительной и законодательной власти. Как свидетельствует зарубежный опыт, такая ситуация закономерна. В Европе, например, возникновение объединений предпринимателей, участвующих в переговорах с рабочими, отстало от создания профсоюзов на 10-15 лет. Именно сильные профсоюзы, усиление их давления на работодателей заставили последних объединиться, а не наоборот. По этой же причине и в России до сих пор нет ответственных объединений работодателей. Нет сильных профсоюзов - нет объединений работодателей - нет социального партнерства.

• За годы реформ в России так и не возникли реальные социальные субъекты, хотя в 1991 году, когда был провозглашен курс на интенсивный переход к рыночной системе отношений, задача создания многосубъектного общества была выделена как приоритетная и основная.[5] Единственным реально действующим субъектом по-прежнему остается государство. Ещё не сложились организации, представляющие и последовательно отстаивающие интересы отдельных социальных групп. Сами эти группы, в том числе и рабочие, не научились еще четко формулировать свои требования. Часто люди просто не знают, каким образом, посредством каких процедур можно отстаивать свои интересы в обществе. То есть очень низкой является культура гражданского самосознания. Большинство по-прежнему надеется на кого-то, а не на самих себя. А это и означает, что гражданского общества в России до сих пор нет. А если нет гражданского общества, то нет и не может быть социального партнерства. Опыт развитых стран показывает, что развитие институтов гражданского общества и становление системы регулирования социально-трудовых отношений на основе социального партнерства - это процессы взаимосвязанные, и взаимодополняющие.

Социальное партнерство может стать реальностью в том случае, когда экономика на подъеме или хотя бы имеются предпосылки для её роста в ближайшее время. Но в России и этого нет. Падение производства хотя и замедлилось, но продолжается. Безработица растет, а реальная заработная плата снижается. В этих условиях наемным работникам трудно договариваться с работодателями. Работодателям коллективные договора просто не нужны. Работники же из-за боязни потерять работу, опасаются открыто заявлять о своих требованиях. Но даже если они и решатся на такой шаг, то вряд ли дождутся от работодателей каких-либо уступок. При постоянной угрозе массовой безработицы желающих работать на любых условиях, лишь бы получать хоть какую-то зарплату, более чем достаточно. Поэтому ни о каком реальном равновесии сил наемных работников и работодателей в современной России говорить не приходится, как не приходится говорить и о социальном партнерстве в том его виде, как оно существует в других странах.

В России нет ни одного из перечисленных выше условий для существования системы социального партнерства. Условий нет, но много разговоров о том, что социальное партнерство есть и развивается. Почему? Что это - непонимание существа проблемы или сознательная политика, преследующая определенные цели. Представляется, что и то, и другое. Но в большей степени всё же второе.

  • [1] См. подробнее Мысляева И. Н. Современная идеология и практика социального партнерства. 2-е издание, перераб. и дополненное.- М.: Институт перспектив и проблем страны. 1999.
  • [2] См.: Хроника рабочего движения. Еженедельный информационный бюллетень Агентства Социально-Трудовой Информации (АСТИ). №7. 2000,с. 5-6.
  • [3] Это очень хорошо описано Ракитским Б. В. е газете «Рабочая политика» от 5 мая 1999 г., № 9 (38) е статье «Перемены в политической повестке дня всей России». См. также: Б.В.Ракитский. Смысл событий. Репортажи о текущих моментах - «Перспективы и проблемы России». Выпуск 15. Январь-май 1999. С. 64-65
  • [4] См.: Ракитский Б. В. Смысл событий. Репортажи о текущих моментах. - «Перспективы и проблемы России». Выпуск № 15. - М.: Институт перспектив и проблем страны. Январь-май 1999. С. 64-65.
  • [5] Быть субъектом гражданского общества - это значит представлять определенную социальную группу, выражать, предъявлять и отстаивать ее интересы в отношениях с другими субъектами, в том числе и государством, опираясь на закон.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы