Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Регионы Восточной и Западной Сибири в контексте социокультурных трансформаций и модернизационных процессов в России

СОЦИАЛЬНОЕ И МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ДОВЕРИЕ ЖИТЕЛЕЙ РЕГИОНОВ СИБИРИ КАК ФАКТОР МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Реализация задач современной российской модернизации невозможна без развития социального доверия населения, как его институциональной составляющей, так и межличностного доверия. Наличие социального доверия выступает одним из важнейших факторов эффективной коммуникации в социуме, обеспечивающей не только его стабильность, но и поступательное развитие. Будучи одним из важнейших элементов социального капитала, доверие выражает настоящий и прошлый социальный опыт индивида, поскольку именно посредством эмоционального механизма доверия во многом осуществляется формирование социального капитала. Доверие воспроизводится социумом и протекающими в нем социально-экономическими, социально-политическими, социопсихологическими и социокультурными процессами. Важнейшая роль доверия в развитии и функционировании современного общества показана во многих исследованиях и публикациях, которые посвящены данной теме. Обратим внимания на известную работу Ф. Фукуямы1.

Особый интерес представляет тот факт, что Ф. Фукуяма ввел интегративное понятие «социальный капитал», основанное на доверии: «Доверие — это возникающее у членов сообщества ожидание того, что другие его члены будут вести себя более или менее предсказуемо, честно и с вниманием к нуждам окружающих, в согласии с некоторыми общими нормами... Социальный капитал — это определенный потенциал общества или его части, возникающий как результат наличия доверия между его членами. Он может быть воплощен и в мельчайшем базовом социальном коллективе — семье, и во всех коллективах, существующих в промежутке между ними. Социальный капитал отличается от других форм человеческого капитала тем, что обычно он создается и передается посредством культурных механизмов, таких как религия, традиция, обычай... Не принижая роли договора и эгоистического интереса как основ ассоциации, надо сказать, что наиболее действенные организации имеют под собой другую основу: коллектив, объединенный общими этическими ценностями. Членам таких коллективов не требуется подробная контрактно-правовая регламентация их отношений, потому что существующий между ними моральный консенсус является базисом их взаимного доверия»2.

Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию. — М.,

2004.

Там же. С. 27.

Наряду с термином «доверие», нам представляется эвристичным применять не только его антитезу — «недоверие», но и использованный П. Штомпкой термин «безверие» для характеристики нейтральных ситуаций, когда индивид не высказывает ни доверия, ни недоверия некоему социальному субъекту1. Поэтому можно говорить о том, что безверие — промежуточная фаза процесса формирования (разрушения) доверия, когда доверие или недоверие уже утрачено, но еще не сформировалось нового отношения к данному социальному субъекту.

Таким образом, мы можем представить «поле доверия» в массовом сознании (бессознательном) населения региона в качестве своеобразной матрицы социальных взаимодействий, основными характеристиками которого выступают доверие, недоверие и безверие2.

Именно доверие, недоверие и безверие как важные характеристики социального капитала населения (в данном случае — регионального социума) — важные показатели условий успешного протекания в нем модернизационных процессов. Не требует доказательств, что как личностное, так и институциональное недоверие и безверие являются серьезными препятствиями для эффективной реализации модернизационных процессов в социуме. Напротив, доверие — один из важнейших факторов поддержки данных процессов.

Сравним уровень институционального и межличностного доверия, который существовал в массовом сознании населения некоторых регионов Сибири и России в целом в 2010 г. Следует учитывать, что при исследованиях не во всех регионах использовался полный перечень индикаторов доверия. В частности, речь идет об опросах среди населения Омской и Новосибирской областей, Алтайского края, частично — Российской Федерации в целом (табл. 7.1).

Институциональное доверие населения (вариант ответа «полностью доверяю) к таким федеральным институтам власти, как Президент России и Правительство России, было несколько выше в Республике Хакасия, чем в Красноярском крае и России в целом (соответственно, 21, 17 и 17; 15, 12 и 11%). Госдуме РФ доверяют в этих регионах и стране одинаково, армии — несколько выше в России в целом. Весьма заметны различия в доверии Церкви и духовенству: население России в целом проявляет существенно большее доверие к ним, чем жители Красноярского края и Республики Хакасия: соответственно, 25, 19 и 15% опрошенных выбрали вариант ответа «полностью доверяю».

Sztompka Р. Trust: a Sociological Theory. Cambridge: Cambridge University Press,

1999.-P.214.

Немировский В.Г., Немировская А.В. Социальная структура и социальный

капитал населения Красноярского края: монография / В.Г. Немировский,

А.В. Немировская. — Красноярск: СФУ, 2011. — С. 32—33.

7. Полити

ческие партии (их регио

нальные отделения)

6. Прави

тельство региона

5. Полиция

4. Прокуратура

3. Профсоюз

2. Президент

республики,

губернатор

1. Суд

Региональные органы управления, организации

-

оо

оо

Оч

04

40

04

Красноярский край

Полностью доверяю

-р>

04

4^

04

04

•о

Республика Хакасия

4^

ОО

го

о

о

Оч

го

го

Омская область

ю

о

ОП

го

оо

4^

о

Алтайский край

чО

4^

04

40

4^

ос

Новосибирская область

ОО

04

Оч

40

Российская Федерация

40

го

Оч

5;

го

оо

го

го

оо

ос

оо

-Рь

Красноярский край

Пожалуй, доверяю в основном

О

N0

04

го

о

го

го

го

оо

оо

оо

Республика Хакасия

1

оо

О

го

4^

оо

го

ОО

го

ос

оо

Омская область

N0

-Р»

го

го

оо

го

го

го

го

ОО

40

Алтайский край

<-/Ч

оо

о

го

оо

го

оо

го

ОО

04

ОО

-Р*

Новосибирская область

ОО

оо

оо

го

4^

оо

о

го

ос

ОО

40

ОО

о

Российская Федерация

  • 00
  • 01

оо

оо

го

оо

оо

оо

04

го

40

го

04

Красноярский край

Трудно сказать точно

  • 00
  • 01

оо

Оо

го

оо

оо

о

оо

оо

го

ос

го

Республика Хакасия

оо

<-/Ч

ГО

ос

го

го

го

го

ОО

04

го

04

40

Омская область

оо

04

оо

ОП

го

04

го

оо

оо

4^

оо

го

го

-Р»

Алтайский край

г^

ю

04

оо

оо

оо

4^

го

оо

го

Новосибирская область

О^і

04

го

го

4^

го

С4

оо

о

го

го

Оч

Российская Федерация

г^

ю

ю

оо

оо

го

<Оч

ос

го

Оч

Красноярский край

Нс очень доверяю

го

-Р*

го

4^

оо

оо

го

04

го

о

го

го

04

Республика Хакасия

1^

ос

го

04

04

ос

Омская область

Г^

го

оо

го

о

го

оо

го

го

го

4^

оо

4^

Алтайский край

N0

04

го

4^

ОО

оо

го

ОО

го

Оч

04

го

оо

Новосибирская область

04

го

го

го

го

ос

го

Российская Федерация

ГО

ос

го

го

4^

04

40

Красноярский край

Совсем не доверяю

N0

1

го

о

о

Республика Хакасия

N0

N0

о

04

о

Оі

оо

Оч

Омская область

N0

С4

<04

40

04

•о

оо

Алтайский край

N0

О0

го

о

40

ос

Новосибирская область

N0

оо

го

о

<Оч

го

С/ч

Российская Федерация

00

Е

X

со ? "О "О Я)

"О X Л> X

і ф

I 00

  • 33
  • - тз
  • * й
  • 1 * го ч
  • 2 3 ? ° и" ^
  • ?3
  • 0 *х<
  • ?? 5
  • ш В
  • 1 п {у X
  • 2 * си
  • 3 о

^ 5<

а ^ оо 2 Ь ГО ГО "О

х го § та

® Із п °

3 и

X ^ X "О ы »

& 5 і л

а

г

•N1

N

13. Госдума

России

12. Прави

тельство

России

11. Президент

России

К). Муниц.,

местные ор

ганы управления

9. СМИ (пе

чать, радио, телевидение)

8. Законода

тельное собрание, Дума региона

Региональные органы управления, организации

о

Ю

Ю

го

Красноярский край

Полностью доверяю

оо

и*

ю

4^

ОО

оп

Республика Хакасия

1

1

1

1

4^

О

Омская область

1

1

1

40

04

чо

Алтайский край

1

1

1

1

Оі

-р-

Новосибирская область

о.

•"4

04

04

Российская Федерация

ю

и>

ОО

ОО

N0

О

го

го

04

Красноярский край

Пожалуй, доверяю в основном

ю

4^

оо

4^

оо

оо

КО

4^

го

04

Оч

Республика Хакасия

1

1

1

1

40

ГО

ос

Омская область

1

1

1

ю

го

го

04

го

Алтайский край

1

1

1

1

го

4^

го

о

Новосибирская область

ю

о

  • -р>
  • 4^

4^

оо

ю

40

ю

го

Оч

Российская Федерация

чО

о

оо

оо

го

04

оо

Оч

Красноярский край

Трудно сказать точно

4^

04

о

  • 00
  • 01

го

Оі

оо

04

Республика Хакасия

1

1

1

1

го

40

оо

Омская область

1

1

1

оо

ОО

го

40

Оо

Алтайский край

1

1

1

1

го

04

го

40

Новосибирская область

о

ю

о

1

ГО

ос

го

0^1

оо

го

Российская Федерация

ю

ю

4^

го

ос

оо

04

го

ос

Красноярский край

Не очень доверяю

ю

о

Оч

4^

го

Оі

оо

оо

го

04

Республика Хакасия

1

1

1

1

ю

ос

Омская область

1

1

1

го

го

4^

40

Алтайский край

1

1

1

1

ОО

о

оо

ОО

Новосибирская область

ю

ю

0^1

го

го

оо

го

Российская Федерация

о

40

ос

4^

40

Красноярский край

Совсем не доверяю

4^

40

ОО

го

оо

Республика Хакасия

1

1

1

1

го

о

д

Омская область

1

1

1

Оі

Оі

4^

Алтайский край

1

1

1

1

Оі

4^

Новосибирская область

?

о

1

04

ос

оч

Российская Федерация

Продолжение табл. 7.7

22. Я сам

21. Семья

и род

ственники

20. Соседи

19. Коллеги

18. Работода

тель (администрация, руководство)

17. Соотечест

венники

16. Бог

15. Церковь

и духовенство

14. Армия

Региональные органы управления, организации

о

оо

ГО

С/1

оо

4^

чО

оо

Красноярский край

Полностью доверяю

'-а

О'

О'

<^/1

чО

оо

оо

со

ос

с/1

40

Республика Хакасия

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Омская область

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Алтайский край

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Новосибирская область

1

1

1

1

1

1

1

го

с/1

го

Российская Федерация

ГО

<-/1

4^

С/ч

О

СО

СО

со

о

го

о

ю

40

го

С/1

Красноярский край

Пожалуй, доверяю в основном

і

го

1

СО

Оі

С/1

о

СО

го

со

со

го

о

го

го

о

Республика Хакасия

1

1

1

1

1

1

1

1

і

Омская область

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Алтайский край

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Новосибирская область

1

1

1

1

1

1

1

СО

40

СО

04

Российская Федерация

4^

<-к>

со

го

го

04

со

го

4^

о

го

со

го

го

Красноярский край

Трудно сказать точно

4^

<-/1

со

СО

го

ю

со

о

4^

го

го

го

40

го

оо

Республика Хакасия

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Омская область

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Алтайский край

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Новосибирская область

1

1

1

1

1

1

1

го

со

Российская Федерация

-*

-

4^

о

оо

4^

ос

го

Красноярский край

Не очень доверяю

го

-

ю

о

-

4^

4^

го

со

Республика Хакасия

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Омская область

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Алтайский край

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Новосибирская область

1

1

1

1

1

1

1

о

04

Российская Федерация

-

-

СЛ

го

го

с/1

ос

го

о

Красноярский край

Совсем не доверяю

-

ГО

с/1

о

с/1

го

о

Республика Хакасия

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Омская область

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Алтайский край

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Новосибирская область

1

1

1

1

1

1

1

40

со

Российская Федерация

Окончание табл. 7.7

Полное доверие к суду и прокуратуре выше, чем в других регионах или в России в целом среди опрошенных жителей Омской области (22 и 20%), минимальное демонстрируют жители Красноярского края и Республики Хакасия (6 и 7%). Вариант ответа, отражающий их полное доверие к полиции, наиболее часто выбирали жители Алтайского края (21%), наиболее редко — жители Красноярского края (3%), Республики Хакасия (4%) и россияне в целом (5%).

Главе региона (президенту республики, губернатору) полностью доверяют чаще других жители Новосибирской области (17%), реже — жители Красноярского края (9%). Правительство региона пользуется наибольшим доверием у жителей Алтайского края (15%), Новосибирской (14%) и Омской (14%) областей. Жители Алтайского края демонстрируют наиболее высокую степень доверия, а население соседнего с ним Красноярского края — минимальное доверие Законодательному собранию (Думерегиона) — соответственно, 19 и 2% опрошенных, политическим партиям (их региональным отделениям — 26 и 1%, СМИ (печать, радио, телевидение) — 16 и 2%, муниципальным, местным органам управления — 19 и 1% респондентов.

Как видим, по степени институционального доверия в 2010 г. своеобразным «лидером» выступало население Алтайского края, «аутсайдером» — Красноярского региона. Выявление причин такой ситуации требует специального анализа.

Институциональное недоверие социальным институтам охраны правопорядка наиболее высоко проявляется в массовом сознании населения России в целом (прокуратура — 15%, суд — 15%, полиция — 20%) и Красноярского края (прокуратура — 14%, полиция — 21 %, Республика Хакасия: полиция — 20%). Минимально не доверяют этим социальным институтам (прокуратуре) жители Алтайского края — 9%, Омской области — 10%, Республики Хакасия — 11%. Полиции: респонденты из Алтайского края — 5%. Максимальное недоверие губернатору, президенту республики выявлено как у населения России в целом (12%), так и у жителей Омской области (13%), минимальное — демонстрируют респонденты из Красноярского (6%) и Алтайского краев (7%), а также Республики Хакасия (7%).

Институциональное безверие суду минимально в Омской области (19%), в остальных регионах Сибири, как и в России в целом, заметно выше: 24—27% опрошенных. Президенту республики, губернатору — минимальное — в Российской Федерации (21%) и в Новосибирской области (23%), максимальное — в Алтайском крае (32%). Минимальное безверие профсоюзам проявляют жители РФ (30%), максимальное — Красноярский край (36%) и Омская область (36%). Прокуратура: минимальное — Омская область — 22%, максимальное — Красноярский край (33%) и Новосибирская область (33%). Полиция — максимальное: Красноярский край (27%) и Алтайский край (26%). Минимальное: Новосибирская область (16%). Правительству региона — минимальное — Новосибирская область (38%), максимальное — Красноярский край (21%). Политическим партиям (их региональным отделениям) — минимальное безверие проявляют респонденты из Новосибирской области (27%), максимальное — жители РФ (56%). Законодательному собранию, Думе региона максимальное безверие у жителей Алтайского края (37%), Республики Хакасия (36%), Красноярского края (35%), минимальное — Новосибирская область (29%) и Омская область (31%), РФ в целом (32%). Безверие населения по отношению к СМИ (печать, радио, телевидение) по сравнению с другими регионами Сибири и Россией в целом (где они слабо отличаются друг от друга) несколько выше в Омской области (29%) и в Алтайском крае (29%). Безверие по отношению к муниципальным, местным органам управления выше в Республике Хакасия (35%), ниже в Российской Федерации в целом (28%).

Таким образом, институциональное доверие, недоверие и безверие имеют заметные различия между регионами Сибири, а также между ними и показателями по России в целом. Во многих случаях бывает затруднительно без проведения специальных исследований объяснить природу этих различий. На наш взгляд, важно отметить, что Восточная и Западная Сибирь включают целый ряд регионов, которые относятся к различным социально-экономическим и социокультурным типам, имеют разный «стартовый капитал» и условия развития, демонстрируют различные темпы модернизации. Соответственно, повышение эффективности их инновационного развития, ускорение темпов модернизации во многом зависит от детального учета социокультурной специфики, а не только социально-экономической, как это зачастую принято сейчас. Федеральным властям давно пора уяснить простую вещь: регионы Сибири очень различны, не менее, чем другие регионы России. И для успешного их развития (а, следовательно, процветания всей нашей страны) необходим индивидуальный подход к каждому из них, учитывающий его социокультурные особенности.

Рассмотрим подробнее эти особенности на примере динамики социального доверия, а также некоторых других социокультурных показателей одного из наиболее крупных и развитых регионов Восточной Сибири — Красноярского края.

Институциональное доверие (рис. 7.1):

• Президенту России (варианты ответа «полностью доверяю» +

+ «пожалуй, доверяю в основном» = 34% — 2011 г. (33% — 2012 г.);

  • • Правительству России, соответственно, — 26 (27);
  • • армии — 30 (43);
  • • церкви и духовенству — 40 (43);
  • • суду — 22 (39);
  • • Губернатору — 21 (34);
  • • профсоюзам — 17 (31);
  • • прокуратуре — 19 (32 );
  • • полиции (милиция) — 12 (27);
  • • Правительству региона — 14 (24);
  • • Законодательному собранию — 10(19);
  • • СМИ-17 (23);
  • • муниципальным и местным органы самоуправления — 14 (24);
  • • Госдуме РФ — 16(19).

На основе представленных данных можно сделать вывод, согласно которому за истекший год наиболее значительно выросло институциональное доверие респондентов армии, суду, Губернатору края, профсоюзам, прокуратуре, полиции, Законодательному собранию, муниципальным и местным органы самоуправления, Правительству региона.

Межличностное доверие (рис. 7.2):

  • • семье и родственникам (варианты ответа «полностью доверяю» + «пожалуй, доверяю в основном» = 93% — 2011 г. (93% — 2012 г.);
  • • самому себе — 90 (93);
  • • людям, с которыми вы лично знакомы — 60 (64);
  • • коллегам — 59 (63);
  • • соседям — 41 (47);
  • • работодателю (администрации) — 32 (41);
  • • соотечественникам — 33 (41).
  • • людям, с которыми Вы встречаетесь в первый раз — 6 (8). Межличностное доверие населения Красноярского края также

несколько выросло, прежде всего работодателю (администрации), соотечественникам, соседям.

Следует отметить, что достаточно увеличился уровень доверия к такой надличностной инстанции, как Бог — 53% (58%).

При этом выделяется следующий рейтинг институционального недоверия респондентов (рис. 7.3):

  • • политическим партиям (варианты ответа «не очень доверяю» + + «совсем не доверяю» = 65% — 2011 г., (60% — 2012 г.);
  • • полиции (милиции) — 63 (46);
  • • СМИ-56 (51);
  • • муниципальным и местным органам самоуправления — 56 (44);
  • • Законодательному собранию — 52 (46);
  • • Правительству региона — 51 (40);
  • • Госдуме РФ — 50 (47);
  • • Правительству России — 42 (42);
  • • прокуратуре — 48 (40);
  • • суду — 48 (37);

Президенту России 11равительству России Армии

ОСЛОСЛОСЛОСЛОСЛО

'.О ч.О ' О ' О ч О ч.О чО О 4.0 чО

О4 О4- О4 О4 О' О4 О" О4 О4 О4 О

К)

о

ю

о

8

п

н

я

Я

Я

О

я

я

я

я

я

о

о

я

о

я

о

чз

я

о

Рис. 7.1. Институциональное недоверие населения Красноярского края в 2011-2012 гг.

Церкви и духовенству

Суду Губернатору Профсоюзам Прокуратуре Полиции (милиция) Правительству региона Законодательному собранию

СМИ

Муниципальным и местным органам самоуправления

Госдуме РФ

ю

“и

г

п

•ЧІ

ы

?

ч®

О-'

К)

о

  • ?
  • и)

о

  • ?

о

?

институциональное недоверие населения красноярского края

в 2011-2012 гг.

І Іолитическим партиям Полиции (милиции)

СМИ

Муниципальным и местным органам Законодательному собранию 1 Правительству региона Госдуме РФ Правительству России Прокуратуре

Суду

I 'убернатору 1 Профсоюзам Армии Президенту РФ Церкви и духовенству

'VI

о

?

Оч

о

?

о

?

л

ох

'VI

ч®

4*.

со

ч®

К

со

ч®

о4'

со

?

’00

*

Ю К)

о о

Ю И-

нституциональное недоверие

Рис. 7.2. Межличностное доверие населения Красноярского края

в 2011-2012 гг.

Семье и родственникам

Самому себе

Людям, с которыми вы лично знакомы

Коллегам

Соседям

Работод ател ю (ад м и н истра! ш и)

Соотечественникам

Людям, с которыми Вы встречаетесь в первый раз

Богу

?

ю о ?—*

К)

ооооооооооо

х© хо .о ч© .© ч© ч© ч© ? ч© ..© х®

о4 о4 ©'? ох ©ч ох о4 ©' ©ч ©ч ©ч

Межличностное доверие

  • • Губернатору — 47 (34);
  • • профсоюзам — 47 (35);
  • • армии — 38 (25);
  • • Президенту РФ — 36 (38);
  • • церкви и духовенству — 25 (24).

Как видим, с 2011 по 2012 гг. в целом заметно снизился уровень институционального недоверия жителей Красноярского края. Напротив, остается довольно высокой степень межличностного недоверия (рис. 7.4):

  • • людям, с которыми вы встречаетесь первый раз (варианты ответа «не очень доверяю» + «совсем не доверяю» = 60% — 2011 г., (56% -2012 г.);
  • • людям другой религии — 35 (35);
  • • людям другой национальности — 34 (35);
  • • работодателю (администрации) — 34 (30);
  • • соотечественникам — 20 (17);
  • • соседям — 21 (19);
  • • коллегам — 15(13);
  • • Богу — 13(14).

В отдельных случаях межличностное недоверие несколько снизилось, в частности по отношению к людям, с которыми встречаетесь первый раз, и к работодателю (администрации).

Межличностное недоверие

? 2011 ? 2012

Рис. 7.4. Межличностное недоверие населения Красноярского края

в 2011-2012 гг.

Можно составить следующий рейтинг институционального безверия (рис. 7.5) у опрошенных жителей Красноярского края (варианты ответа «трудно сказать точно» + «не знаю»):

  • • Законодательному собранию — 38% — 2011 г. (35% — 2012 г.);
  • • профсоюзу — 36 (34);
  • • правительству региона — 35 (36);
  • • церкви и духовенству — 35 (33)
  • • Госдуме России — 34 (34);
  • • прокуратуре — 33 (28);
  • • армии — 32 (32);
  • • Губернатору — 32 (32);
  • • Правительству России — 32 (31);
  • • суду — 30 (24);
  • • муниципальным и местным органам самоуправления — 30 (32);
  • • Президенту России — 28 (29);
  • • политическим партиям — 29 (31);
  • • СМИ- 27 (26);
  • • полиции (милиции) — 25 (27).

Как показывают данные, заметно снизилось институциональное безверие суду и прокуратуре.

А теперь обратимся к рейтингу межличностного безверия (рис. 7.6):

  • • людям другой религии — 54% — 2011 г. (53% — 2012 г.);
  • • людям другой национальности — 53 (51);
  • • соотечественникам — 47 (42);
  • • соседям — 38 (34);
  • • работодателю — 34 (29);
  • • Богу — 34(28);
  • • людям, с которыми Вы встречаетесь первый раз — 34 (36);
  • • людям, с которыми Вы лично знакомы — 31 (28);
  • • коллегам — 26 (24);
  • • самому себе — 7 (5 );
  • • семье и родственникам — 5 (4).

Заметно снизилось межличностное безверие по ряду аспектов: прежде всего, соотечественникам и работодателю, а также такой надличностной инстанции, как Бог.

Таким образом, в 2011—2012 гг. на уровне массового сознания резко выросло институциональное доверие респондентов практически всем социальным институтам. Аналогичная тенденция четко выявилась и в отношении межличностного доверия. Соответственно, существенно уменьшилось и институциональное недоверие, в то время как межличностное недоверие в большинстве аспектов уменьшилось незначительно. Институциональное безверие практически не изменилось, за исключением заметного уменьшения безверия суду и прокуратуре. Межличностное безверие также по большинству выделенных аспектов несколько уменьшилось.

из

Рис. 7.5. Институциональное безверие населения Красноярского края в 2011-2012 гг.

О

хО ч©

о'' о4

О ^

хО х0

О''

ю

О

в-

КЗ

ЧУі

ч©

о''

из

О

О-

Ч©

еУ

4^

О

Ч©

е>ч

_1_1_1_1_1_1_1_

из

чР

°из

*

Ї*

ч

о

  • 3
  • 4 из иі

ш хоиз 6 ? 04

%

  • 35 %
  • 1_

из

чо

чо

из

чО

з©4

КЗ

—о

Ш ч

с

о

ч

э

из

ч><

>3

чЗ

из <

чо * о4

?3

о

*

изК

ч®

и?4

ю

из

а

N

о

К

?

из

° из

ы

КЗ

Л/

о4

.

КЗ

ЧО

к

1

а-

$

и

.^1

Ю

?

ч®

к?4

Ч/І

к

г?

Законодательному собранию

Профсоюзу Правительству региона Церкви и духовенству Госдуме России Прокуратуре Армии Губернатору Правительству России

Суду

Муниципальным и местным органам самоуправления

Президенту России Политическим партиям

СМИ

Полиции (милиции)

Я

  • 0 н я
  • 1

м

м

о

я

СҐ

Я

о

ф ф

и>

Я

ф

ЧЭ

м

м

ф

N3 КЗ О О

кз ?—

Рис. 7.6. Межличностное безверие населения Красноярского края в 2011 -2012 гг.

Людям другой религии

Людям другой национальности

Соотечественникам

Соседям

Работодателю

Богу

Людям, с которыми Вы встречаетесь первый раз

Людям, с которыми Вы лично знакомы

Коллегам

Самому себе

Семье и родственникам

  • ?
  • К)

о

к>

^ к> и)

о о о о о о о

ч© хО ч© ч^Э

©ч ©ч ©ч ©ч ©ч ©ч ©ч

ю

о

Дальнейшее обращение к анализу латентных переменных, существующих в массовом бессознательном респондентов, позволит уточнить реальную ситуацию и сделать попытку объяснить выявленные тенденции.

Сравнение результатов факторного анализа доверия респондентов, как межличностного, так и институционального, полученных нами в 2011 и 2012 гг., показало следующую картину. В 2011 г. было выделено пять латентных переменных, описывающих структуру поля объектов доверия в массовом бессознательном населения региона. В 2012 г. выявлено шесть переменных, описывающих латентную структуру данного поля.

  • 2011 г. Ф-1 характеризует феномен институционального доверия таким социальным структурам, как суд, губернатор, профсоюз, прокуратура, полиция, правительство региона, политические партии, Законодательное собрание, СМИ, муниципальные и местные органы самоуправления, Президент России, Правительство России, Госдума РФ, армия. Описательная сила фактора — 32,5%.
  • 2012 г. Ф-1 описывает доверие суду, губернатору, профсоюзам, прокуратуре, полиции, ФСБ, Правительству региона, политическим партиям, ЗС края, муниципальным местным органам самоуправления. Описательная сила фактора — 20,0%.
  • 2011 г. Ф-2 описывает доверие жителей Красноярского края соотечественникам, работодателю (администрации), коллегам, соседям, семье и родственникам, знакомым людям и людям иной национальности (10,2%).
  • 2012 г. Ф-2 характеризует доверие респондентов СМИ, Президенту России, Госдуме России, Правительству России (13,9%).
  • 2011 г. Ф-3 выражает доверие респондентов Богу, церкви и духовенству (6,3%).
  • 2012 г. Ф-3 характеризует доверие опрошенных жителей региона соотечественникам, работодателю, коллегам по работе, соседям, знакомым людям (10,5%).
  • 2011 г. Ф-4 характеризует доверие опрошенных людям, с которыми они встречаются первый раз, людям другой религии, людям другой национальности (5,7%).
  • 2012 г. Ф-4 описывает доверие людям, с которыми встречаются первый раз, людям другой религии, людям другой национальности (8,3%).
  • 2011 г. Ф-5 объединяет доверие респондентов самому себе, а также своей семье и родственникам (4,4%).
  • 2012 г. Ф-5 выражает доверие опрошенных жителей региона Церкви и духовенству, Богу, армии (7,2%).
  • 2012 г. Ф-6 описывает доверие самому себе, семье и родственникам (6,7%).

Как видим, в 2012 г., по сравнению с предыдущим годом, с помощью факторного анализа выделилось на одну латентную переменную больше. В частности, фактор, характеризующий доверие социальным институтам власти, как на федеральном, так и на региональном, и муниципальном уровнях, существовавший в массовом сознании (бессознательном) жителей края в 2011 г., в 2012 г. трансформировался в две самостоятельных латентных переменных. Одна из них (Ф-1) выражает доверие населения верховным институтам власти в России: Президенту России, Госдуме России, Правительству России и, что весьма характерно, СМИ. Логично предположить, что именно последние (как «четвертая власть») и выступают в известной мере источником формирования этого доверия. Другой образовавшийся фактор объединяет доверие людей социальным институтам власти, непосредственно действующим на региональном и муниципальном уровнях.

Можно предположить, что в течение прошедшего года группа населения края, которая доверяла социальным институтам власти и их представителям в целом, разделились на две отдельные группы. Респонденты, относящиеся к одной из них (несколько большей), доверяют тем социальным институтам власти, с представителями которых и их деятельностью они сталкиваются, как правило, в своей повседневной жизни. Доверие представителей второй группы (несколько меньшей) Президенту России, Госдуме России, Правительству России сформировалось, главным образом, под влиянием СМИ, во многом в процессе избирательных кампаний.

Весьма примечательно, что если в 2011 г. существовала латентная переменная в поле доверия в массовом сознании (бессознательном) жителей края, которая описывала их доверие Богу, церкви и духовенству, то в следующем году к данным объектам «добавилась» армия. Это свидетельствует, что у некоторой части респондентов сформировалось представление о трех неким образом взаимосвязанных институтах, которые выступают своего рода основой существования российского общества.

Нельзя также не отметить некоторый рост доверия опрошенных самим себе, семье и родственникам (описательная сила фактора в 2011 г. — 4,4%, в 2012 — 6,7%). Это может свидетельствовать об усилении, с одной стороны, интернального локуса контроля у респондентов, с другой — об укреплении семейных связей на уровне отдельно взятого регионального социума.

Вышеназванные процессы, разумеется, нельзя назвать ключевыми социокультурными факторами, которые позитивно влияют на развитие модернизационных процессов в данном регионе Восточной Сибири. Вместе с тем рост институционального и некоторых аспектов межличностного доверия населения, безусловно, выступает весьма благоприятным обстоятельством для развития модернизационных процессов в регионе.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы